Европа как второй СНГ?

После Беловежских соглашений хмурого декабря 1991 года могучий СССР умер и вместо него родился на свет ублюдочный СНГ. Европейский Союз, в который до сих пор стремятся некоторые государства (например, Сербия или Украина), нынче лихорадит от волны сепаратизма, которая, как полагают иные аналитики и экономисты, может привести к краху политической и экономической системы ЕС, разрушению наднационального правительства и «параду суверенитетов» — да-да, примерно такому, который вызвало некогда решение троих политиков в Беловежской пуще.

Европа как второй СНГ?



На слуху у европейской общественности в первую очередь Испания и Великобритания. От первой собирается отделиться Страна Басков, от второй в сентябре может отпасть Шотландия (вместе с нефтью).

Бильбао — административный центр испанской провинции Бискайя — на днях выдержал стотысячный марш баскской сепаратистской организации «ЭТА» (ЕТА, Euskadi Ta Askatasuna, «Страна басков и свобода»). Марширующие потребовали смягчения тюремного режима для своих сидящих по камерам активистов. Два с лишним годам тому назад «ЭТА» прекратила тактику систематических взрывов и убийств чиновников и полицейских, продолжавшуюся сорок лет («Euskadi Ta Askatasuna» была создана в 1959-1962 гг.). Эта организация, добивающаяся отделения Страны Басков от Испании и создания государства Эускади, ответственна за смерть более чем восьмисот человек, не говоря о материальном ущербе.

Несмотря на то, что со времён Франко, запретившего баскский язык, последний получил статус государственного, а провинция — статус автономии, местные радикалы требуют отделения от Испании.

Раздирают страну и каталонцы — у них тоже автономия, но этого им мало.

За независимость высказываются в Андалусии, Валенсии, Галисии, правда, не столь активно, как в Стране Басков или Каталонии.

Что останется от Испании, если местный парад суверенитетов состоится? Риторический вопрос. Мадрид очень боится, что первый министр Шотландии, Алекс Сэлмонд, выступающий за независимость своей родины, подаст дурной премьер баскам и каталонцам, а потому испанские власти официально заявили, что заблокируют независимой Шотландии путь в ЕС.

По кривой (или прямой, это кому как) дорожке к независимости в авангарде уверенно идёт именно Шотландия. Сэлмонда не напугаешь ни бюрократизмом при вступлении «заново» в ЕС и НАТО, ни угрозой мобильного роуминга от Британии, ни отказом почты Королевства обслуживать шотландцев, ни, наконец, трудностями с обеспечением безопасности и созданием собственной регулярной армии. У Шотландии есть шельфовая нефть, в случае сования палок в колёса Эдинбург легко простит британцам часть совместного государственного долга, а от базы атомных подводных лодок «Трайдент» попросту откажется: ну не агрессивные люди шотландцы, не нужно им ядерное оружие. В случае победы на референдуме Сэлмонд собирается убрать ядерные вооружения с независимой территории и запретить их конституционно. Шотландия будет объявлена безъядерной зоной.

Полгода тому назад первый министр доходчиво объяснил шотландцам, британцам и всему мировому сообществу, что при обретении независимости его стране отойдёт 95% от запасов нефти и газа Великобритании — при соблюдении ныне практикуемого принципа равноудалённости от средней линии (речь о шельфах Северного моря).

К тому же с точки зрения пропаганды Сэлмонд выбрал для проведения референдума подходящее время — сентябрь. Референдум пройдёт после празднования 700-летия битвы при Бэннокберне (состоялась 23-24 июня 1314 года и кончилась полным поражением Англии, причём силы сторон были неравны: шотландцев — 10000, англичан — 25000. Впрочем, численное превосходство англичан историками оспаривается). Несомненно, празднование 700-летия битвы при Бэннокберне породит мощную волну патриотического настроения, на фоне которой число сепаратистов может существенно увеличиться.

Подоплека выступлений шотландцев за независимость не только национальная, но и экономическая. В лондонскую казну каждый год вливается настоящий золотой поток — почти двадцать миллиардов фунтов стерлингов, и всё это только налоги от продажи шотландской нефти. Не Эдинбург, а Лондон решает, как потратить эти деньги. Поэтому Сэлмонд знает, чем пугать политиков-британцев. И те, да, боятся.

Дошло уже до того, что Д. Кэмерон стал искать помощи у… Путина. Что-то совершенно необыкновенное.

В статье «Кэмерон попросил Путина помочь ему обуздать Сэлмонда» («Herald Scotland», Великобритания; источник перевода — «ИноСМИ») Дэвид Лиск и Пол Хатчен рассказали о том, что правительство Дэвида Кэмерона надеется на поддержку президента России в споре с Шотландией о её выходе из состава Соединённого Королевства.

Авторы напоминают, что, по сведениям ИТАР-ТАСС, Британия «крайне заинтересована» в поддержке на референдуме о независимости Шотландии со стороны России: ведь Москва в текущем году заняла пост председателя «Большой восьмёрки».

В ответ на сообщения о желании Кэмерона заручиться поддержкой России первый министр Шотландии Алекс Сэлмонд заявил: «Эти сообщения из России поднимают серьёзные вопросы о закулисных играх британского правительства. Если эти сообщения соответствуют реальности, тогда получается, что Вестминстер был пойман с поличным, пытаясь разжечь враждебность по отношению к Шотландии, вместо того, чтобы представлять интересы шотландцев».

В последнее время, отмечают журналисты, Кэмерон, видимо, пытается наладить отношения с Путиным. Автор репортажа ИТАР-ТАСС сделал акцент именно на этом моменте. Лондон надеется наладить «особые отношения» с Москвой в преддверии саммита в Сочи. «Мы с нетерпением ждем консультаций России на саммите Большой восьмёрки», — цитирует ИТАР-ТАСС слова представителя кабинета Кэмерона.

В этом саммите примут участие лидеры Франции, США, Канады и России. Все они, пишут корреспонденты, негативно относятся к обретению Шотландией независимости.

Вот так.

И следом за Шотландией о независимости заговорят в Северной Ирландии и в Уэльсе. Впрочем, там давно об этом говорят.

Политические позиции былой «Великобритании» в мире серьёзно пошатнутся.

А что же другие государства ЕС? Ну, помощи у Путина пока никто, кроме Кэмерона, не просит, но ведь и референдумов, кроме как в Шотландии, больше нигде не назначено. Испанское правительство, аргументируя свою позицию Конституцией, на корню блокирует вопросы о независимости басков, каталонцев и кого бы то ни было. (Кстати, на последних выборах в Стране Басков большинство голосов получила Баскская националистическая партия).

Но вот в Бельгии фламандские националисты после победы на выборах в местные органы власти во Фландрии (осень 2012 г.) выдвинули правительству натуральный ультиматум, потребовав превращения страны в конфедерацию. Лидер партии «Новый фламандский альянс» Барт де Вевер, который получил 38% голосов в Антверпене и фактически взял под контроль второй по величине экономический центр страны, заявил, что партия «стала крупнейшей партией Фландрии после Второй мировой войны», которая «получила вотум доверия фламандцев для выхода из экономического и политического кризиса». Фламандский политик подчеркнул, что с франкоязычной Валлонией в составе Бельгии ему не по пути: «У нас две культуры и две демократии… Наш национализм — это не цель, а средство движения к собственной демократии во Фландрии».

Во Франции в Бретани живут бретонцы, а вовсе не французы. В Эльзасе партия тамошних «регионалов» под названием «Прежде всего Эльзас» выступает за здоровый национализм, от которого рукой подать до сепаратизма. Даже на относительно бедной Корсике — и то сепаратизм.

Но настоящий французский удар по ЕС нанесёт, конечно, не Корсика. Нож уже занесла Марин Ле Пен — та, что выступает против существования Евросоюза, но идёт с этим лозунгом… в Европарламент.

Её партии — «Национальному фронту» — прочат победу на выборах в Европарламент в текущем году. Рейтинг националистов выше, чем у французских социалистов. На фоне низкого рейтинга Олланда и его непопулярных решений, а также на фоне экономического кризиса партия «Национальный фронт» уверенно идёт к политической победе.

В довесок можно добавить, что в Италии север традиционно недоволен югом: там, дескать, рождаются и промышляют рэкетом, бандитизмом и наркоторговлей новые Корлеоне (кстати, своего персонажа Марио Пьюзо выдумал), а потому Италии лучше разделиться примерно напополам. Сицилия может вообще сделаться независимым островком, где мафия просто станет правительством, причём куда более эффективным, чем нынешнее в Риме.

Есть национально-сепаратистские движения и в других европейских государствах. Да что говорить: недовольные водятся даже в Гренландии.

Уже и термин появился: балканизация Европы. Указывающий некоторым горе-политикам на исторический пример раскола Югославии. «Балканизация» эта, по прогнозам некоторых аналитиков, может стартовать вслед за распадом на удельные княжества Британии.

Из всего этого ясно, что ЕС может распасться не на те страны, из которых сложился, как паззл, изначально. Спустя несколько лет националистическое ускорение, приданное процессам распада, например, Шотландией и испанскими провинциями, может привести к удивительной перекройке карты Западной Европы. Вспоминается и недавний прогноз Патрика Бьюкенена, о котором мы уже писали на «ВО»: европейской цивилизации жить осталось едва ли до конца нынешнего столетия. И действительно: если даже забыть про парад суверенитетов, то толерантность плюс исламизация плюс гомосексуализм плюс старение населения грозят неминуемо превратить Евросоюз и его государства в пшик. Поэтому-то и популярны в ЕС ультраправые партии, выступающие против всего вышеперечисленного.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Использованы фотографии:
http://rus.ruvr.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти