Яков Тряпицын: Памяти оклеветанного красного партизана (часть 1)

Написать об этом человеке я решил после прочтения статьи Елены Гордеевой о выдающемся красном командире Сергее Лазо, которая была опубликована «Военным обозрением» почти 2 года назад.

Сразу уточню,что натолкнулся на неё (статью) пару дней назад совершенно случайно. Это чтобы избежать глупых вопросов в духе, мол, что ж ты два года ждал.

В целом, работа Гордеевой мне понравилась, но бросилась в глаза одна неточность. И, к сожалению, неточность вопиющая. Вот она:
- В 1920 году после занятия отрядами Красной армии Владивостока, в дела Лазо активно вмешиваются его бывшие союзники анархисты Нина Лебедева и Яков Тряпицын. Этих деятелей очень ярко описывают современники. Нина Лебедева отличалась дурным нравом, грубыми привычками с криминальным уклоном, а также хамством и выраженной глупостью. Вопреки мнению молодого командира они объявляют Владивосток Советской республикой и начинают терроризировать местное население. Криминализация распавшихся частей Забайкальской армии достигает своего апогея. Большая часть красноармейцев представляет собой бандитов, откровенно занимающихся грабежом, убийствами и насилием, - пишет Горелова.



И далее:
- Сергей Георгиевич совершил главную ошибку – позволил анархистам руководить обезумевшей толпой, в которую превратились некогда доблестные бойцы Красной армии. Кроме того, сыграло роль недальновидное поведение его накануне ареста. В Николаевске был вырезан целый полк японских солдат. Лазо, вероятнее всего, понимал, что в ближайшее время местное население, либо базирующиеся в городе интервенты, значительно превосходившие большевиков по численности, будут вынуждены предпринять ответные действия. Однако он не позаботился о своей элементарной безопасности, и это определило ход дальнейших событий.


Меж тем, надо чётко понимать, что Лазо в этот момент находился во Владивостоке, а Тряпицын с верной боевой подругой Ниной Лебедевой-Кияшко в Николаевске-на-Амуре. Иными словами, «бывшие союзники-анархисты», как именует их автор, уж никак не могли насолить Лазо, хотя бы потому, что находились за 1732 км от него.

Впрочем, извините, забегаю вперёд. Моей целью ни в коей мере не является заклеймить Елену Гордееву, потому больше статью её трогать не стану. Но, раз уж в ней зашла речь о таком человеке, как Яков Тряпицын, и представлен он, прямо скажем в не лучшем виде, то посчитал своим долгом написать об истинной его роли в партизанском движении на Дальнем Востоке.

Зачем? Во-первых, чтобы не сложилось у читателей искажённого понимания нашей великой истории. Во-вторых, дабы просто очистить от клеветы светлое имя славного партизана.

Здесь очень важно отметить, что грязью Тряпицына поливали на протяжении нескольких десятков лет. В советское время ярлык «тряпицынец» на Дальнем Востоке означал примерно то же, что «махновец».

Ранние годы

О ранних годах (строго говоря, до «поздних» Тряпицын и не дожил, в день расстрела ему было всего 23 года) становлении нашего героя известно исключительно мало. Более того, сведения, содержащиеся в разных источниках, часто противоречивы.

Вот что, например, пишет о нём известный и, к сожалению, уже покойный (умер в 2008 г.) историк и писатель Виктор Григорьевич Смоляк в книге «Междоусобица. По следам нижнеамурской трагедии»:

- Яков Иванович Тряпицын. Родился в апреле 1897 года в семье зажиточного крестьянина в селе Севостейка Муромского уезда Владимирской области. Окончил четырёхгодичную сельскую школу с похвальным листом. До 1915 года занимался крестьянским трудом. В этом же году поступил работать на судоверфь «Мордовщик» помощником машиниста в паровозном депо внутризаводского транспорта.


В 1916 году ушёл добровольцем на воинскую службу. Служил в лейб-гвардии Кексгольмского полка в Петербурге. Принимал участие в боевых действиях Первой мировой войны. За личную храбрость награждён Георгиевским крестом. В составе полка принимал участие в штурме Зимнего дворца.

Весной 1918 года после демобилизации уехал на Дальний Восток во Владивосток, где жила его сестра. Работал грузчиком в порту. Участвовал в захвате японского вагона с оружием, после чего попал к партизанам на Сучан (название реки). Из-за конфликта с С. Лазо ушёл в партизанский отряд под Гродеково. В одном из боёв отряд был разбит японскими карателями, и Тряпицын с несколькими партизанами в июле 1919 года отбыл под Хабаровск. Командовал небольшим партизанским отрядом в районе станции Корфовская.

Несколько отличается то, что о ранних годах партизана пишет в А.Н. Фуфыгин в статье «Яков Тряпицын и Иван Андреев – жертва и палач?»:

- Родился Яков Иванович Тряпицын в апреле 1897 года в селе Севостейка Муромского уезда Владимирской губернии в семье крестьянина Ивана Степановича Сидорова-Тряпицына. Кроме него в селе были две сестры, он был третьим ребёнком. Учился в 4-годичной сельской школе, окончил её с похвальным листом. В 1915 году поступил работать на судоверфь «Мордовщик», находившуюся в 12 вёрстах от села. Работал помощником машиниста на паровозе в паровозном депо внутризаводского транспорта. Латом 1916 года был призван на службу в армию и зачислен в лейб-гвардию в столичный Кексгольмский полк. Яков переписывался со старшей сестрой, переехавшей в Москву. Брат ей сообщил, что полк перешёл на сторону революционных рабочих. Вскоре он написал из действующей армии, а весной 1918 года заехал к сестре в Москву, а затем – в деревню к родителям. Был награждён Георгиевским крестом, но своими заслугами не хвастался. Крест и ленту оставил сестре, которая долго хранила ленту, а крест кому-то отдала. Всё лето провёл в Севостейке, помогая отцу на сенокосе, Сельская жизнь его не удовлетворяла, он как-то сказал отцу: «Нет, ты, отец, поездил, и у тебя семья, теперь я поеду...» Вместе с соседом уехал в Сибирь. Зимой 1918 года заехал в Омск к односельчанину и, уезжая, сказал: «Поеду биться за Советскую власть» (так написал односельчанин в письме его сестре).


Был арестован в Иркутске белыми, бежал из тюрьмы. Прибыл в Приморье и непродолжительное время был простым бойцом в отряде Г.М. Шевченко. Из-за разногласий в вопросах партизанского движения во главе небольшого отряда сначала перебрался в район Имана, а затем в Хабаровский уезд.
Вот так вот негусто. При этом, надо сказать, что Смоляк и Фуфыгин ещё достаточно подробно пишут о ранних годах жизни Тряпицына. У остальных – и того меньше.

Примечательно, что в газете «Хабаровский экспресс» и на сайте города Александровск-Сахалинский годом рождения нашего героя и вовсе называют 1898-й. Из сына крестьянина Владимирской губернии он почему-то становится сыном «ремесленника-кожевника из Великого Устюга», т.е. города, расположенного в совсем другой губернии – Вологодской.

В отличие от Фуфыгина, периодические издания склонны соглашаться со Смоляком, подчёркивая, что на службу Тряпицын поступил добровольно, а не «был призван». Кроме того, они пишут не об одном, а о двух Георгиевских крестах и о том, что будущий красный партизан был произведён в прапорщики. Т.е., получил первый офицерский чин, соответствующий званию младшего лейтенанта в современной русской армии (здесь и впредь буду называть нашу армию именно РУССКОЙ, а не «российской»).

Есть упоминание, что уже вступив в ряды Красной гвардии (тогде ещё не армии) после Октябрьской революции, Тряпицын принимал участие в подавлении контрреволюционного мятежа в Самаре.

Такой скудности сведений о нём, откровенно говоря, не стоит удивляться, кого мог интересовать скромный сын крестьянина из Владимирской губернии? А если учесть ещё и то, что позже наш герой будет оклеветан и так и не признан Советской властью, за которую проливал кровь, то всё становится на свои места.

Но даже судя по этим скудным данным, можно сделать вывод, что перед нами человек мужественный, решительный, не боящийся ответственности и не лишённый организаторских способностей, что подтверждает дальнейший его жизненный путь.

Яков Тряпицын: Памяти оклеветанного красного партизана (часть 1)
Яков Тряпицын (в белом, в центре снимка), по правую руку от него — Нина Лебедева


Поход на Николаевск

О деятельности Тряпицына на посту партизанского командира известно, к счастью, уже больше.

Фуфыгин так описывает этот короткий, но славный период его жизни:

- В ноябре 1919 года на совещании представителей партизанских отрядов в селе Анастасьевка Хабаровского уезда было принято решение об усилении партизанского движения на Нижнем Амуре. 10 ноября от села Вятского начался известный поход отряда Тряпицына в количестве 35 человек на Николаевск. Во время этого рейда отряд вырос в партизанскую армию в составе 5 полков. Они заняли Николаевск. 19 января (уже 1920 года) в селе Личи на совете комендиров было принято решение о преобразовании партизанской повстанческой армии в регулярную Красную Армию.


В целом, это совпадает с другими источниками. Тут нелишним будет остановиться на некоторых подробностях похода отряда Тряпицына на Николаевск, которые, как мне кажется, весьма примечательны.

Итак, летом 1919 г. около тридцати человек под командованием Тряпицына участвовали в боях возле железнодорожных станций Кругликово и Верино.
В 2 часа ночи 10 ноября 1919 года отряд Тряпицына выступил из села Вятского. Так начался поход вниз по Амуру, с конечной целью – освобождением Николаевска-на-Амуре. В селе Малмыж произошла встреча с отрядом Мизина. Отряд хотя и назывался «мизинским», но на тот момент, им командовал Оцевилли-Павлуцкий. После того, как каратели сожгли село Синда, партизаны переизбрали Мизина, и, тем не менее, после объединения отрядов, он стал заместителем Тряпицына.

При приближении партизан к населённым пунктам, колчаковская милиция обычно разбегалась. Вот в станице Киселёвка было около сотни казаков и, чтобы избежать кровопролития (согласитесь, несколько странно для «кровавого диктатора»), Тряпицын лично отправился на переговоры с атаманом, предложив ему сдать станицу без боя, гарантируя жизнь и безопасность всем сдавшим оружие. Но казаки предпочли бежать. Вслед им был отправлен отряд лыжников, который нагнал отступающих казаков.

23 ноября 1919 года партизаны заняли Сухановку и Циммермановку. Но 26 ноября конная группа партизан в районе почтового станка Пульса попала в засаду. Разведкой было установлено, что отряд белых достигает 120 штыков, у партизан же к тому времени было уже около 160 человек. Стали готовить оборону Циммермановки: отрыли снежные окопы, в стенах амбаров и сараев проделали бойницы. Удача была на стороне красных. Метким огнём стрелки вывели из строя пулемётные расчёты белых.

Теперь партизаны продвинулись до Калиновки. Узнав о разгроме белых, начальник Николаевского гарнизона Медведев мобилизовал у населения подводы, посадил в них солдат и добровольцев из числа местной буржуазии, выслал отряд во главе с полковником Вицем в помощь белым. Виц решил закрепиться в селе Мариинском, избрав его местом сосредоточения всех белогвардейских сил.

Вновь, чтобы избежать кровопролития, Тряпицын отправился в распоряжение белых для переговоров. Появление командующего партизанского движения оказало на солдат сильное психологическое воздействие. Тряпицын передал им письма и рождественские подарки от родственников. На предложение сдаться, Виц ответил отказом, но, понимая, что располагает меньшими силами, отдал приказ отступать в бухту Де-Кастри, поскольку путь на Николаевск был отрезан. Однако приказ выполнили лишь немногие, основная масса восстала и перешла на сторону партизан(!).

Таким образом, силы партизан достигли почти полторы тысячи бойцов. Отдельные отряды даже свели в два полка. Одним стал командовать Бузин-Бич, другим Наумов-Медведь. Кроме того, были созданы вспомогательные части: связи, снабжения, медико-санитарная и транспортная. В частях вводилась жёсткая воинская дисциплина (прошу обратить особое внимание на эти слова всем тем, кто пытается изобразить Тряпицына этаким «неуправляемым анархистом»). Всюду, где прошли партизаны, восстанавливалась Советская власть.

В Николаевске среди белогвардейцев царила растерянность и паника. Начальнику гарнизона Медведеву удалось сколотить отряд лишь в 250 человек. Вся надежда местной буржуазии была на японцев. Майор Исикава, командовавший японскими войсками в городе, решил встретить партизан на подступах, но просчитался. Уже к 20 января 1920 года партизаны окружили Николаевск. Стремясь избежать напрасного боя, командование решило послать в город парламентёров… Они не вернулись (ещё раз прошу обратить особое внимание всем, кто «зверства и непорядочность» приписывает красным), этим японцы и белогвардейцы поставили себя вне закона.

Яков Тряпицын: Памяти оклеветанного красного партизана (часть 1)
Это пепелище было русским городом Николаевском-на-Амуре


Убедившись, что город не будет сдан без боя, партизаны для начала овладели крепостью Чныррах, прикрывавшую Николаевск с моря, а 29 февраля 1920 года вошли в город. Под давлением представителей различных консульств японцы вспомнили о декларации генерал-лейтенанта Сирамидзу о соблюдении японской армии нейтралитета (иными словами, после убийства парламентёров умудрились объявить себя «нейтральными», и ведь не тронули подонков «кровавые» красные партизаны). Власть перешла к Советам.

Что тут ещё скажешь? – Блестящая военная операция с перерастанием маленького отряда размером в один взвод в настоящее соединение. Не будь Тряпицын оклеветан, а потому – предан забвению, мог бы занять достойное место среди красных военачальников Гражданской войны. А если говорить о способности побеждать «малой кровью», так большинство их он и вовсе превосходит. Мало того, из описанного выше мы видим, что при малейшей возможности Тряпицын заботился о том, чтобы русский не убивал русского.

«Кровавая резня», учинённая партизанами Тряпицына в Николаевске

А сейчас мы подошли к самому волнующему вопросу, о так называемой «кровавой резне». Так с чего же она началась. А вот с чего:

В ночь с 11 на 12 марта 1920 года японцы предательски напали (это те самые, которые раньше объявили себя «нейтральными») на части Красной Армии. Окружив штаб, они подожгли ракетами здание и открыли по нему ружейно-пулемётную стрельбу. По всему городу вели огонь по казармам. Тряпицын был дважды ранен (!) и просил товарищей пристрелить себя, но его спасли.

Бои в городе продолжались три дня и закончились, когда в одном из домов квартала японского миллионера Симады сгорела группа японцев вместе с майором Исикавой.

После победы над японцами жизнь в Николаевске пошла своим чередом. Тряпицын был назначен командующим Охотским фронтом… Приказ о назначении (№ 66 от 22 апреля 1920 г.) на такую высокую должность подписал главнокомандующий Народно-Революционной армией (НРА) Эйхе (Генрих Христофорович Эйхе - с марта 1920 по апрель 1921 главнокомандующий Народно-революционной армией Дальневосточной республики).

В целях наведения порядка в городе действительно начались расстрелы... японцев и их приспешников (последних многие авторы называют «мирным населением»)! А что с ними ещё прикажете делать после предательского-то нападения, равносильного выстрелу в спину?! Может, ещё по головке их погладить?! И какое право мы имеем обвинять в этом Тряпицына?! Он и так имел полное право уничтожить их, лишь войдя в город. Так ведь нет же, пожалел... Как оказалось, на своё горе.

Опять-таки, надо отметить, что, в отличие от Лазо, чьи части Владивосток не удержали, бойцы Тряпицына, преодолев замешательство, Николаевск удержать смогли. И это, несмотря на неожиданное нападение вероломного врага (напомню, что профессиональные военные неожиданный удар вообще считают половиной победы)! Да честь им (и их командиру) и хвала!!!

Позволю себе немного уйти от темы статьи, дабы внести некоторую ясность. Мы говорим о событиях 1920 года. В конце того года Гражданская война в европейской части России уже закончится, после чего на Дальнем Востоке кровь, как известно, будет литься ещё два года. Но, строго говоря, война там уже не будет Гражданской. Ведь основные враги там – японцы, которых в истории принято именовать «интервентами».

Однако, 16 января 1920 года Верховный совет Антанты принял решение о снятии блокады с Советской России и выводе войск из Сибири (и войска европейских стран оттуда ушли!). 24 февраля 1920 года советское правительство предлагает японской стороне начать мирные переговоры. Но японцы уходить с русских земель не хотели. Более того, наиболее решительно настроенные офицеры мечтали о Байкале, Ангаре и Иркутске. Токио отказал Москве под весьма смехотворным предлогом: японцы заявили, что «опасаются за жизнь и имущество своих подданных».

Т.е. после февраля 1920 года японцы, отказавшись уйти с Дальнего Востока, из разряда «интервентов» перешли в разряд самых настоящих иноземных ЗАХВАТЧИКОВ! Кроме того, в отличие от своих западных «коллег», подданные Страны Восходящего Солнца изначально готовы были воевать не только штыками и саблями колчаковцев и семёновцев, которых поддерживали, но и сами, чувствуя явную выгоду.

Писатель Николай Стариков, называющий себя «историком», в своих книгах об Октябрьской революции откровенно хвалит японцев за такую готовность. Мол, они выполняли «союзнический долг» перед белыми и сражались с Советами по-настоящему.

Большого бреда и представить себе сложно! Во-первых, плевать им было на «союзнический долг», воевали они за свои интересы (проще говоря, за захват новых земель). Во-вторых, тот же Семёнов был не «союзником», а самым настоящим холуем японцев, целовавшим им зад!

Этак можно снова договориться до того, что поганый предатель и ничтожнейший слизняк генерал Власов хотел «освобождения России от сталинизма», а честный русский офицер полковник Юрий Буданов, сохранивший сотни солдатских жизней, убил «невинную» такую девочку Эльзу Кунгаеву (снайперша, одному богу известно, скольких русских ребят положила эта тварь!).

Уж молчу о зверствах японцев и семёновских казаков. По сравнению с ними обычные расстрелы (без пыток!) в Николаевске – детская шалость. В общем, простите за такое пространное отступление, но оно было необходимо, чтобы понять, что поступил Тряпицын правильно. Иначе и не мог!

Увы, красный «островок» в Николаевске не мог просуществовать долго, когда ему противостояла регулярная японская армия и флот. Японцы, разгромив революционные вооружённые силы в Приморье и Хабаровске, готовились с началом навигации направить канонерские лодки и крейсеры для занятия Николаевска. Кроме того, десант был высажен на Сахалине и в Де-Кастри. Город начал готовиться к обороне.

На северном фарватере лимана, красные затопили баржи, груженные камнями, около с. Софийского поставили подводные мины, а в устье Амгуни около Тырского утеса – батареи. Но, поняв, что город не удержать, 10 апреля 1920 года решили произвести эвакуацию в посёлок Керби (ныне посёлок им Полины Осипенко) за полтысячи километров от Николаевска, в глубь тайги. 30 мая 1920 г. эвакуация города была завершена и в ночь на 1 июня Николаевск запылал.

И тут снова начинаются обвинения Тряпицына. Мол, город-то зачем спалил? А что, лучше было врагу оставить?! Обвиняют красного военачальника и в том, что расстрелу были преданы все арестованные, находившиеся в тюрьмах Николаевска. Уточняю, арестованные за то ,что написали петицию на имя императора Японии с просьбой ввести войска на Нижний Амур для его «освобождения» от Советской власти (и, соответственно, предания власти японской). Т.е. надо было оставить их в покое, чтобы японцы освободили своих холуёв, а те бы пополнили и без того многочисленные силы контрреволюции, так, что ли?!

Гражданское население и раненые были доставлены в Керби пароходами. Бойцы Красной Армии весь путь проделали пешком. Измотанные до предела люди только на 21-й день вышли к реке Амгуни в районе Красного Яра, у Херпучинских приисков. Тряпицын с кавалеристами отправился в Благовещенск за продовольствием, предварительно организовав оборону, расположив войска заградительными отрядами.

В общем, с организацией отступления Тряпицын тоже справился. Думаю, люди военные не дадут мне соврать, провести отступление, сохранив при этом дисциплину, так, чтобы оно не переросло в беспорядочное бегство, задача не из лёгких. Потяжелее иного наступления будет! Не оставил наш герой и мирных людей на расправу озверевшим японцам.

Увы, отступление это стало последней его операцией. В войсках Тряпицына зрел мятеж.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 21
  1. Karpv 20 января 2014 10:01
    Спасибо, познавательно. Никогда не читал про этого человека.
  2. user 20 января 2014 10:36
    В принципе познавательно, если не считать что автор мимоходом извините всех других действующих лиц обгадил как бы между делом. После таких "Историков" остаются много вопросов типа Тухачевский невинно пострадавший или маленький Наполеон готовивший захват власти.
    1. дмб 20 января 2014 15:17
      А у Вас есть готовый, аргументированный ответ на этот вопрос? Счастливец, видимо вы из тех глубоких аналитиков, которые "по капле воды, могут сделать вывод о существовании океана". Авторов цитаты не привожу, т.к. исходя из вышеизложенного сами должны догадаться. Но нам, менее искушенным согражданам, хотелось бы более весомых аргументов. Ну там: план захвата Кремля, список должностей с указаниями фамилий в новом правительстве, программу действий после захвата власти и.т.д. Программы, я не читал, даже в показаниях "заговорщиков". Судя по ним, она не сильно допрашивавших и интересовала.
      1. ranger 20 января 2014 15:30
        Она их не интересовала потому, вероятно, что знали как в действительности обстояли дела с этой программой и в недрах какой структуры ее могли сочинить... Большие затейники были по этой части с богатой фантазией...
  3. Чёный 20 января 2014 15:20
    Ну прям былинный герой!!!!!!
    А наведение «социальной справедливости» вкупе с «террором против буржуазии и ее агентов» , грабежи , изнасилования – по декрету о «социализации», ликвидация «гадов и паразитов» – не таясь, расстрел всех арестованных(само -собой безо всякого суда)- это то как???? Террор устроен был по полной программе!!! Пол города- это враги России, или власти??? Сожженый город....Автор нас спрашивает- а что??- надо было оставить его японцам?? Уважаемый, Вы родились слишком поздно. Вам бы туда!!!
    ЖУТЬ!!!!
  4. Чёный 20 января 2014 15:27
    На мой взгляд, самым правдивые свидетельства того, что случилось в далеком 1920 году можно найти в
    Эчъ В. Исчезнувший город (Трагедия Николаевска на Амуре). Владивосток, 1920.
  5. Чёный 20 января 2014 15:32
    Жителей охватил сплошной ужас. У всех была только одна мысль – покинуть, во что бы то ни стало город.
    24 мая было произведено убийство штыками и топорами заключённых японцев. Не боявшиеся смерти солдаты просили их расстрелять, а не колоть, им было отказано. Трупы их были брошены в Амур.
    В тот же вечер были перебиты и заключённые в тюрьму русские. Стоны, вопли раненных, заглушаемые выстрелами, переплетаясь со зверскими выкриками партизан, опьянённых кровью доносились из застенка. Люди, живущие рядом, в ужасе бежали от тюремного двора.
    28 мая началось поголовное истребление оставшихся жителей. Арестованных приводили в следкомиссию, там связывали руки и оставляли ожидать «составление партии». По-сле того как партия достигала 20-30 человек, её увозили на катере, который доставлял связанных на середину Амура и тут, ударив колотушкой по голове, в бессознательном состоянии арестованных сбрасывали в реку. Этот способ убийства изобрёл партизан Силин.
    28 мая красные приступили к истреблению огнём рыбачьих посёлков напротив Нико-лаевска, а 29 мая и городской недвижимости.
    31 мая весь город представлял море огня. Треск горящего дерева был слышен за 8 км, а дымовой мрак висел в районе города 3 дня.
    Не успевшие бежать жители, спасаясь от огня, столпились на пристанях, не подозревая, что они заминированы большим количеством взрывчатки. Партизаны придумали это изуверство, чтобы насладиться результатом взрыва.
    Теперь палачи, не связанные никакими формальностями ходили по улицам, среди пожарищ, и убивали всех, кто ещё оставался в живых.
    1 июня партизаны, груженные награбленным, покинули то, что осталось от города.


    ..... так то....
    1. alicante11 21 января 2014 08:23
      Уважаемый, а вы не подумали, что, судя по выходным данным. Владивосток 1920 - книга была написана белогвардейцами и что там могла быть просто пропаганда? Я еще не составил мнения о данной ситуации. К своему стыду, не в курсе подробно деятельности этого человека, хотя родился в Николаевске.
      Кроме того, есть у меня сомнения в том, что Николаевск был полностью сожжен. Поскольку сам своими глазами видел здания, построенные до революции. Например - горбольница или, что попалось первым в Сети - детский дом №25 (1-ый этаж). Конечно, они кирпичные, но если уж на то пошло, то их и взорвать могли.
      В общем, я подожду делать выводы...
      1. Malofeeva 8 августа 2014 11:51
        Кроме Эйча об этом написали ещё в это же время Матвеев-Амурский (известный дальневосточный публицист, дед советской поэтессы Новеллы Матвеевой), Куприн, Гутман, Лович. Лович издал также показания судебного следователя из Николаевска Константина Емельянова под заголовком "Люди в аду".

        А это у современного автора:

        "Войдя в Николаевск вслед за японцами, представители миссии российского Красного креста обнаружили свыше 6000 незахороненных трупов. \\\\\ Славинский Д. Николаевские дни: ["Красный террор" в Николаевске-на-Амуре в годы Гражданской войны 1917-1922 гг. и японской интервенции] / Д. Славинский // Новое время. - 2003-№ 25. - С. 36-40.
        То есть официальная организация официально же зафиксировала количество незахороненных трупов (те, что унесла река, в подсчёт не попали)


        Детский дом - бывшее здание реального училища - одно из немногих сохранившихся зданий. Вот как оно выглядело после оставления Тряпицыным города. И как выглядел город.
        Malofeeva
  6. Сергей 163 20 января 2014 18:11
    Наша Гражданская война вообще представляет зверства со всех сторон. И оценить психологию людей того времени(красных,белых,зеленых и интервентов), нам не дано. Социальный раскол был огромен и люди расправлялись с противниками с огромным ожесточением. Читайте "Железный поток" и попробуйте оценить действия красных и белых. Кто там хороший, а кто плохой? Не было в то время таких!
    Сергей 163
  7. Чёный 20 января 2014 22:41
    Цитата: Сергей 163
    И оценить психологию людей того времени(красных,белых,зеленых и интервентов), нам не дано.


    Крови было много и подлости было немерено.
    Но с годами из подлости и зверства "необходимость революционную", или впротив - "противореволюционную" мастырить не след.
  8. nightingale 23 января 2014 02:20
    Из всего отряда красных было от силы человек 50 остальные бывшие белогвардейцы переходящие на ту или иную сторону в зависимости от обстоятельств . растрелами руководили красные а сброд с черезмерным усердием исполнял и " себя не забывал" и с таким же усердием учавствовали в карательных операциях белых. им лиш бы пограбить а воевать они не хотели и вынудили своего командира отступить. в гражданку красные и белые усилено использовали декласированый элемент в своих целях но победителями вышли большевики растрелявшие не меньше своих бойцов чем погибло в боях.
  9. dudalma 5 июля 2014 18:53
    Бандитов стали возвеличивать, ну ну давайте, думаете никто ничего уже не помнит и не знает, только на архвивы опираетесь, ну ну. А Лебедева не просто хамка была а тронутая умом, ни в чем не повинной беременной женщине приказала голову отрубить. Ничего Вы господа не знаете.
    dudalma
  10. Malofeeva 8 августа 2014 12:01
    Цитата: alicante11
    К своему стыду, не в курсе подробно деятельности этого человека, хотя родился в Николаевске.
    Кроме того, есть у меня сомнения в том, что Николаевск был полностью сожжен. Поскольку сам своими глазами видел здания, построенные до революции. Например - горбольница или, что попалось первым в Сети - детский дом №25 (1-ый этаж). Конечно, они кирпичные, но если уж на то пошло, то их и взорвать могли.
    В общем, я подожду делать выводы...


    Просто перечень того, что потерял город у устья Амура в результате тряпицынской акции - список составлен и опубликован директором Николаевского краеведческого музея Юзефовым в книге "Годы и друзья Николаевска-на-Амуре"
    В этот перечень не включены военные объекты, так же уничтоженные 30 мая — 3 июня 1920 г., — Николаевская крепость, военный порт, военная телефонная и телеграфная станции, штаб крепости, интендантство, казармы, офицерское собрание и многое другое. Кроме того, в этот список не вошло 35 зданий (по одним данным эта цифра равнялась 22, по другим — 33) жилых и служебных, сожженных с обеих сторон во время ликвидации японского выступления 12—17 марта 1920 г. (дом Небеля, квартал Симадьи, японское консульство и т. д.).

    В нем фигурируют только те здания и объекты, которые сохранились до момента уничтожения города, — производственные, служебные и учебные постройки, жилые дома и т. д.
    В приведенном перечне объединены уничтоженные строения и объекты по их назначению, а не принадлежности — например, портовская больница отнесена к разделу «Медицинские учреждения», а портовская телефонная станция — к разделу «Связь» и т. д. Те же учреждения, которые не имели своих зданий, а арендовали или располагались в административных или общественных зданиях города (учебные и медицинские учреждения, различные общества, комитеты, кружки, присутствия, участки, агентства, бюро и т. п.), не включены в перечень уничтоженных зданий, хотя сами эти учреждения и общества так же исчезли с уничтожением города.
    Не включены в этот список представительства и конторы в Николаевске рыбо- и золотопромышленников и их компаний, т. к. они располагались или в арендуемых зданиях, или в тех же домах, где жили эти промышленники.
    Итак, начинаем...

    Список административных, служебных, промышленных и жилых зданий г. Николаевска-на-Амуре, сожженных и взорванных по приказу Тряпицынского военревштаба 30 мая —3 июня 1920 г.

    I. Правительственные, административные, правоохранительные, кооперативные и другие служебные постройки

    1. Резиденция и канцелярия сахалинского губернатора — сожжены.

    2. Городская дума и городская управа (двухэтажное деревянное здание) — сожжено.

    3. Окружной суд и прокуратура (двухэтажное кирпичное здание) — взорвано.

    4. Городское уездное управление полиции — сожжено.

    5. Уездное воинское присутствие — сожжено.

    6. Управление Приморского горного округа — сожжено.

    7. Управление переселенческой организации — сожжено.

    8. Управление Союза Усть-Амурских кооперативов — сожжено.

    9. Контора Центросоюза — сожжена.

    10. Контора «Закупсбыта» — сожжена.

    11. Управление Сахалинской областной земской управы — сожжено.

    12. Лесничество — сожжено.

    13. Рыбнадзор — сожжен.

    14. Таможня — сожжена.

    15. Ветеринарный пункт - сожжен.

    16. Китайское консульство — сожжено.
    Malofeeva
  11. Malofeeva 8 августа 2014 12:04
    продолжение списка уничтоженных зданий Николаевска-на-Амуре:

    II. Кредитно-финансовые учреждения

    1. Государственное казначейство (первое в городе кирпичное здание) — взорвано.

    2. Городской банк — сожжен.

    3. Управление Общества взаимного кредита — сожжено.

    4. Отделение Государственного банка — сожжено.

    5. Отделение Сибирского банка — сожжено.

    6. Отделение Русско-азиатского банка — сожжено.

    7. Отделение Московского народного банка — сожжено.

    Государственные сберкассы (2 единицы) — сожжены.

    9. Государственная золотосплавочная лаборатория — сожжена.

    10. Золотосплавочная лаборатория Русско-азиатского банка — взорвана.


    III. Учреждения народного образования

    1. Реальное училище - взорвано.

    2. Женская гимназия - сожжена.

    3. Вышеначальное училище — сожжено.

    4. Городское женское училище — сожжено.

    5. Начальное училище имени Н.В. Гоголя — сожжено.

    6. Пьянковское народное училище — сожжено.

    7. Церковно-приходская школа — сожжена.

    8. Детский приют — сожжен.

    IV. Учреждения культуры

    1. Кинотеатр «Модерн» — сожжен.

    2. Кинотеатр «Прогресс» — сожжен.

    З. Книжный магазин Кузнецова — сожжен.

    4. Типография и редакция газеты «Восточное Поморье» — сожжена.

    5. Типография Штыхмана сожжена.

    6. Общественное собрание — сожжено.

    7. Народный дом — сожжен.

    8. Городская публичная библиотека — сожжена.

    9. Бесплатная библиотека-читальня при Обществе содействия народному образованию — сожжена.

    10. Общества по интересам, имеющие свои отдельные здания (6 единиц) — сожжены.

    11. Фотографии (З единицы) — сожжены.

    V. Медицинские учреждения

    1. Городская больница - сожжена.

    2. Гражданская (уездная) больница — сожжена.

    З. Лечебница противотуберкулезной лиги — сожжена.

    4. Аптека городская — сожжена.

    5. Аптека «ТД Кунст и Альберс» — сожжена.

    6. Аптека Демьяненко — сожжена.

    7. Больница морпорта (двухэтажное деревянное здание) — сожжена.

    8. Городская богадельня (дом престарелых) — сожжена.


    VI. Служба быта

    1. Гостиница Кузнецовых — сожжена.

    2. «Номера» Кузнецовых — сожжены.

    З. Постоялые дворы (З единицы) — сожжены.

    4. Бани (7 единиц) — сожжены

    5. Парикмахерские (4 единицы) - сожжены.

    6. Прачечные (16 единиц) - сожжены.

    VII. Предприятия общественного питания

    1. Ресторан — сожжен

    2. Кафе «Модерн» - сожжено.

    З. Кафе — сожжено.

    4. Трактиры (2 единицы) — сожжены.

    5. Пивные лавки (15 единиц) — сожжены.

    6. Столовая Общества трезвости — сожжена.

    VIII. Торговля

    Магазины универсальные, промышленные и продовольственные (среди них двухэтажные универмаги торговых домов «Кунст и Альберс», «П. Симада» и другие. Всего 40 единиц) - сожжены.

    IХ. Культовые сооружения

    1. Недостроенный Градо-Приморский собор - взорван.

    2. Церковь при кладбище - сожжена.

    З. Еврейская синагога - сожжена.

    4. Молитвенный дом евангельских христиан — сожжен.

    5. Старообрядческие часовни (2 единицы) — сожжены.

    6. Буддийская кумирня - сожжена.
    Malofeeva
  12. Malofeeva 8 августа 2014 12:10
    продолжение списка сожжённых зданий Николаевска-на-Амуре:

    Х. Жилой фонд г. Николаевска

    На первое января 1920 г. из 2107 построек в городе 1200 зданий были жилыми (1179 — деревянные, 17 — каменные и 4 полукаменные), принадлежавшими отдельным государственным ведомствам (морпорт, золотосплавка, радиостанция и т. д.), торговым и промышленным фирмам и, в основном, частным лицам.

    На момент разрушения города (30 мая 1920 г.) в нем насчитывалось 1165 жилых домов. Конечно, не все дома в этом списке были равнозначными. Достаточно сравнить двухэтажный жилой дом рыбопромышленника Люри со своей котельной, водяным отоплением и водопроводом с какой-нибудь полуразвалившейся хижиной жителя «китайской слободки», чтобы увидеть огромную разницу между ними. Однако и тот и другой дома являлись среднестатистическими единицами и входили в общий реестр городского жилищного фонда. Хотя надо отметить, что подавляющая часть жилых построек в Николаевске тех лет состояла из добротных одноэтажных деревянных рубленых домов с печным отоплением, рассчитанных на семью от 5 до 10 человек.

    Из 1165 жилых построек разных типов 21 здание (каменные и полукаменные) было взорвано, сожжено 1109 деревянных, т. е. всего было уничтожено 1130 жилых домов, это почти 97% всего жилого фонда Николаевска.

    ХI. Хозяйственные объекты г. Николаевска

    А. По обработке металлов:

    1. Механические мастерские морпорта с цехами — механическим, слесарным, токарным, литейным, кузнечным и т. д. (кирпичное здание общей площадью 911 м — взорваны.

    2. Механическая мастерская (по документам числится как механический завод) П.Н. Симады с цехами — механическим, токарным, литейным, кузнечным и т. д. — взорвана.

    3. Механическая мастерская (завод) Суходольского и Федулина, аналогичная заводу Симады, взорвана.

    4. Паровая кузница Огиенко — взорвана.

    5. Кустарные и ремесленные мастерские (механические, кузнечные, слесарные, оружейные, жестяные и т. п. Всего 27 единиц) сожжены.


    Б. По обработке дерева:

    1. Лесопильно-бочарный и деревообделочный завод Рубинштейна — взорван и сожжен.

    2. Паровой лесопильный завод Филиппова — взорван и сожжен.

    3. Паровой лесопильный завод бр. Бермант — взорван и сожжен.

    4. Бондарная мастерская Дельнова — сожжена.

    5. Бондарная мастерская Ширяева - сожжена.

    6. Столярная мастерская морпорта — сожжена.

    7. Плотницкая мастерская морпорта - сожжена.

    8. Мелкие бондарные мастерские (13 единиц) — сожжены.

    9. Столярно-лодочные мастерские (14 единиц) — сожжены.


    В. По изготовлению кирпича:

    1. Кирпичный завод Григоренко — взорван и сожжен.

    2. Кирпичный завод Вавилова — взорван и сожжен.

    3. Кирпичный завод «Ильина и К — взорван и сожжен.


    Г. Пивоваренные и мыловаренные заводы (4 единицы) сожжены.
    Malofeeva
  13. Malofeeva 8 августа 2014 12:15
    продолжение списка уничтоженных зданий Николаевска-на-Амуре:

    Д. Транспорт:

    1. Морской порт:

    а) служебные постройки (среди них 2 деревянных двухэтажных здания управления порта и работами порта. Всего 10 единиц) — сожжены;

    б) гидротехнические сооружения (3 единицы — морская пристань на молу, свайные пристани на молу и м. Кошка общей площадью 550 м2 — взорваны и сожжены;

    в) складские помещения (4 единицы) — сожжены

    г) плавсредства (среди них буксирные катера «Лангр» и «Лазарев», 2 плавучих крана в 35 и 80 тонн и др. Всего 30 единиц) — взорваны и затоплены

    д) водолазная станция со своим помещением, имуществом и водолазным моторным ботом взорвана и сожжена;

    е) лоцмейстерская часть с метеостанцией — взорвана и сожжена.


    2. Амурское пароходство:

    а) контора Амурского пароходства — сожжена.

    3. Речные пристани и складские помещения, принадлежащие ведомствам, торговым фирмам и частным лицам:

    а) 9 пакгаузов частных лиц — сожжены;

    б) пристань Амурского общества пароходства и торговли с 5 пакгаузами — взорвана и сожжена;

    в) пристань Алексеева с 2 пакгаузами взорвана и сожжена;

    г) городская пристань — сожжена;

    д) пристань Чурина с одним пакгаузом — взорвана;

    е) пристань морского ведомства — взорвана;

    ж) пристань «ТД Кунст и Альберс» — сожжена.


    4. Агентства и конторы дальневосточных и заграничных пароходств, имеющих свои здания (4 единицы) — сожжены.


    Е. Энергетика Николаевска:

    1. Городская электростанция (кирпичное 1 ,5-этажное здание) — взорвано.

    2. Электростанция морпорта (кирпичное здание) — взорвано.

    3. Электросеть (несколько сот столбов) — сожжены.

    Ж. Связь:

    1. Главпочтамт (почта и телеграф) — сожжен.

    2. Телеграфная станция — сожжена.

    3. Городская телефонная станция — сожжена.

    4. Телефонная станция морского порта — сожжена.

    5. Радиотелеграфная станция (радиостанция) — взорвана и сожжена.

    6. Телефонные и телеграфные линии (городские и морпорта) — сожжены.

    З. Городское хозяйство:

    1. Тротуары, мосты, переезды, заборы (несколько сот километров) - сожжены

    2. Уличное освещение (примерно 300 столбов) — сожжены.

    3. Городской ассенизационный обоз (лошади) реквизирован: ассенизационные летние и зимние повозки — сожжены.

    И. Противопожарная охрана:

    1. Здание городской пожарной охраны с каланчой — сожжено.

    2. Пожарный обоз (лошади) реквизирован; пожарные летние и зимние повозки, пожарные котлы, насосы, шланги и т. д. — сожжены

    3. Грузовой пожарный автомобиль — сожжен.

    4. Здание пожарной охраны морского порта — сожжено.

    5. Пожарный обоз морпорта (лошади) — реквизирован; обоз и имущество — сожжены.

    6. Грузовой пожарный автомобиль морпорта — сожжен.

    7. Моторный баркас морпорта с пожарными принадлежностями (моторными насосами, гидропультом и пр.) — взорван и затоплен.
    Malofeeva
  14. Malofeeva 8 августа 2014 12:18
    продолжение списка уничтоженного в Николаевске и окрестностях:


    Список селений, приисков, рыбных промыслов, промышленных объектов, прилегающих к Николаевску и уничтоженных полностью или частично по приказу Николаевского военревштаба

    1. Селения: Сергеевское, Каменское, Половинка, Красное, Малый Амурчик, Власьево, Зубаревская Падь, Константиновка, Сахаровка, Иннокентьевка, Кахтинская бухта, Рождественское, Покровское.

    2. Городские рыболовецкие и засольные участки (около 50).

    З. Рыбные промыслы: мыс Малый Чхиль, мыс Большой Чхиль, Чардбах, Тнейвах, Оремиф, Озерпах, Петах, Пуир, Вассе.

    4. Золотые прииски: Александровский, Благодатный, Покровский, Сретенский.

    5. Резиденция Чля. Сожжена электростанция и взорваны две драги — паровая и электрическая.



    Вот и подошел к концу этот скорбный список зданий и объектов, что были когда-то в этом городе и районе.

    После трёх месяцев господства красных партизан (с марта 1920 г) от города остались лишь «сплошная груда камня, железа, бревен и проволоки».

    «Я оставлю вместо города лужи крови и груду пепла» — заявлял гордо глава действовавших на Амуре красных партизан, «тов. Тряпицын», и полностью осуществил свою угрозу.

    В деревянные дома, как жилые, так и служебные, завозились бидоны и банки с керосином. Причем под страхом расстрела жильцы должны были хранить их как зеницу ока.
    В те же дни (20—27 мая 1920 г.) в каменные здания города для их подрыва были доставлены артиллерийский порох, снаряды и фугасы, которые должны были ждать своего часа — своеобразного «часа ИКС».

    К моменту ухода из города (29 мая) Военрев штабом были созданы своего рода «зондеркоманды» — группы поджигателей и взрывников, которые 30 мая приступили к своему черному делу. Тряпицын не скрывал факт уничтожения старого города, и перед уходом в тайгу в своей радиограмме, посланной в полдень 1 июня, он оповестил об этом весь мир:

    "Оставляем город и крепость, взрываем радиостанцию и уходим в тайгу. Все население города и района эвакуировано. Деревни по всему побережью моря и в низовье Амура сожжены. Город и крепость разрушены до основания, крупные здания взорваны. Все, что нельзя было эвакуировать и что могло быть использовано японцами, нами уничтожено и сожжено. На месте города и крепости остались одни дымящиеся развалины, и враг наш, придя сюда, найдет только груды пепла…"
    Malofeeva
  15. Malofeeva 8 августа 2014 12:26
    Цитата: alicante11

    Кроме того, есть у меня сомнения в том, что Николаевск был полностью сожжен. Поскольку сам своими глазами видел здания, построенные до революции. Например - горбольница или, что попалось первым в Сети - детский дом №25 (1-ый этаж). Конечно, они кирпичные, но если уж на то пошло, то их и взорвать могли.
    В общем, я подожду делать выводы...

    фото реального училища (после его восстановления в этом здании разместился детский дом №25) каким он сохранился, после оставления города тряпицынцыми:
    Malofeeva
  16. Malofeeva 8 августа 2014 12:52
    автор статьи пишет:
    В целях наведения порядка в городе действительно начались расстрелы... японцев и их приспешников (последних многие авторы называют «мирным населением»)! А что с ними ещё прикажете делать после предательского-то нападения, равносильного выстрелу в спину?! Может, ещё по головке их погладить?! И какое право мы имеем обвинять в этом Тряпицына?! Он и так имел полное право уничтожить их, лишь войдя в город. Так ведь нет же, пожалел..


    Какое право он имел уничтожать население, если при входе в город он обещал НИКОГО (ни белых, ни богатых, ни японцев НЕ ТРОГАТЬ - см. переговоры) Ведь речь шла о создании буферной республике (т.е. буржуазной) и на этом основании японцы пустили тряпицынцев в город.
    И почему при этом надо было уничтожать японских женщин, стариков и детей?

    в сборнике ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 34 Депутатской группы по связям с парламентом Японии была помещена статья Дмитрия Славинского "Николаевские дни: ["Красный террор" в Николаевске-на-Амуре в годы Гражданской войны 1917-1922 гг. и японской интервенции]" / Д. Славинский // Новое время. - 2003-№ 25. - С. 36-40.

    хочу её процитировать:
    "С первых же дней пребывания партизан в городе начались грабежи, массовые аресты белогвардейцев, состоятельных граждан и интеллигенции. Тюрьма города оказалась переполненной. При этом среди арестованных было очень много обыкновенных обывателей и мелких рыбаков. Все белые солдаты и офицеры поголовно объявлены врагами народа: Тряпицын начал выводить их из тюрьмы и расстреливать. В результате очень многие мирные жители, а не только белогвардейцы, вынуждены были укрываться под защитой японских штыков.

    Тряпицын понимал, что только японцы могут помешать ему стать абсолютным хозяином в городе. Поэтому 10 марта предъявил им ультиматум, в котором предписывалось японскому гарнизону добровольно разоружиться и сдать оружие партизанскому штабу. На исполнение ультиматума красные дали японцам двухдневный срок, оканчивающийся в 12 часов ночи 12 марта.

    11 марта несколько японских офицеров во главе с майором Исикава отправились к Тряпицыну, чтобы попытаться уладить возникший конфликт мирным путем. Однако Тряпицын повторил майору свое требование о сдаче оружия. Исикава категорически заявил, что о принятии предложения о разоружении не может быть и речи, ибо подобный образ действий несовместим с высоким званием солдата и офицера японской армии. Японскому командованию оставалось одно:
    сделать последнюю попытку спасти свое положение, а если это не удастся, то умереть с честью."

    Вот только после этого японцы напали.
    Malofeeva
  17. Malofeeva 8 августа 2014 12:55
    автор статьи пишет:
    В целях наведения порядка в городе действительно начались расстрелы... японцев и их приспешников (последних многие авторы называют «мирным населением»)! А что с ними ещё прикажете делать после предательского-то нападения, равносильного выстрелу в спину?! Может, ещё по головке их погладить?! И какое право мы имеем обвинять в этом Тряпицына?! Он и так имел полное право уничтожить их, лишь войдя в город. Так ведь нет же, пожалел..



    А теперь о казнях среди "приспешников":
    В ночь на 13 марта японских женщин с детьми, заключенных утром 12 марта в тюрьму, вывели на берег Амура и там зверски убили. Как впоследствии рассказывали очевидцы этой трагедии, трупы их были брошены в снежную яму. Часть детей, особенно младшего возраста, до 3 лет, была брошена в яму живыми. Покончив с консульством, партизаны 15 марта переключились на казарму, где находились оставшиеся японские солдаты. Однако на следующий день из японского генштаба в Хабаровске пришло по радиотелеграфу в адрес местного японского командования распоряжение: «Никому не нужный бой прекратите. Между японскими и русскими войсками установлены мирные отношения.
    Подпись: командующий японскими войсками Ямада, командующий русскими войсками Булгаков, японский консул Х.Сугино, комиссар иностранных дел И.Гейцман
    ».
    Подчиняясь приказу своего командования, оставшиеся в живых обезоруженные японские солдаты в количестве 110 человек в 12 часов дня 16 марта с белым флагом вышли из казармы,ведя за собой еще 17 раненых японцев.

    Тряпицын, докладывая в Хабаровский штаб об уничтожении японского отряда и японского консульства, с целью замести свои кровавые следы скрыл от советских военных властей об ультиматуме о сдаче оружия, который он выдвинул японцам.
    На основе версии Тряпицына была составлена и нота Наркоминдела РСФСР правительству Японии от 22 марта 1920 г." (из статьи Дмитрия Славинского "Николаевские дни: ["Красный террор" в Николаевске-на-Амуре в годы Гражданской войны 1917-1922 гг. и японской интервенции]" / Д. Славинский // Новое время. - 2003-№ 25. - С. 36-40.)
    Malofeeva

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня