Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны. Часть 4. Крах плана «Барбаросса», «Кантокуэн» и Директивы № 32

Советское стратегическое планирование накануне Великой Отечественной войны. Часть 4. Крах плана «Барбаросса», «Кантокуэн» и Директивы №  32


«Всё для фронта! Всё для победы!», лозунг Коммунистической партии, сформулированный в Директиве СНК СССР от 29 июня 1941 ... и провозглашённый 3 июля 1941 по радио в речи председателя ГКО И.В. Сталина. Выражал сущность программы, которая была разработана ЦК ВКП(б) и Советским правительством для превращения страны в единый боевой лагерь.
Великая Отечественная война 1941 – 1945. Энциклопедия


По воспоминаниям А.И. Микояна 30 июня 1941 года соратники И.В. Сталина по партии – Вознесенский, Микоян, Молотов, Маленков, Ворошилов и Берия, безо всякого его участия решили создать Государственный Комитет Обороны (ГКО), отдать ему всю полноту власти в стране, передать ему функции Правительства, Верховного Совета и ЦК партии. Посчитав, «что в имени Сталина настолько большая сила в сознании, чувствах и вере народа», что это облегчит им мобилизацию и руководство всеми военными действиями они договорились поставить бывшего все это время на своей ближней даче И.В. Сталина во главе Государственного Комитета Обороны. И только после всего этого И.В. Сталин вновь вернулся к управлению страной и его вооруженными силами. Советский Союз во всю свою полную мощь вовлекался в войну с Германией. Но только уже не ради разгрома нацистов на территории Германии, а для предотвращения их дальнейшего прорыва вглубь Советского Союза.


1 июля К.А. Уманский «вновь встретился с Уэллесом и передал ему заявку на необходимые военные поставки из США, состоявшую из 8 пунктов и включающую истребители, бомбардировщики, зенитные орудия, а также некоторое оборудование для авиационных и других заводов». В Москве В. Молотов заявил главе английской миссии Макфарлану, что «именно настоящий момент и является наиболее подходящим» для усиления активности британской авиации в Западной Германии, на оккупированной территории Франции и высадке десанта в упомянутом Бивербруком городах. «Если, заявил Молотов, генерал Макфарлан не может рассмотреть этого вопроса, то, возможно, будет целесообразным передать его на рассмотрение в Англию, в военный кабинет».

«Одним из важных актов Советского правительства, давшим в известной степени направление изменениям в государственном аппарате, было постановление от 1 июля 1941 года «О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени». При СНК СССР были образованы Комитет продовольственного и вещевого снабжения Советской Армии и главные управления по снабжению отраслей народного хозяйства углем, нефтью, лесом. В процессе реорганизации государственного аппарата происходило резкое сокращение штатов наркоматов, учреждений и управленческих звеньев. Специалисты из учреждений направлялись на заводы и фабрики, на производство. Перестраивались работа Госплана СССР, система планирования и снабжения хозяйства. В Госплане были созданы отделы вооружения, боеприпасов, судостроения, авиастроения и танкостроения. На основе заданий ЦК партии и ГКО они разрабатывали планы выпуска боевой техники, вооружения, боеприпасов предприятиями независимо от их ведомственной подчиненности, контролировали состояние материально-технического обеспечения, контролировали состояние материально-технического обеспечения военного производства».

30 июня 1941 года ЦК ВКП (б) утвердил разработанный Госпланом СССР на основании указаний ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 23 июня мобилизационный народнохозяйственный план на III квартал 1941 года – «первый плановый документ, направленный на перевод народного хозяйства СССР на военные рельсы». Как мы помним 24 июня 1941 года, на случай провала основного варианта плана В.Д. Соколовского были приняты решения о создании танковой промышленности в Поволжье и на Урале, а так же совета по эвакуации. С началом реализации запасного варианта плана В.Д. Соколовского эти решения начали воплощаться. 1 июля ГКО постановил перевести завод «Красное Сормово» на выпуск танков Т-34, а Челябинский тракторный завод – на выпуск КВ-1. «Таким образом, была создана комплексная база танкостроительной промышленности». «4 июля Государственный Комитет Обороны поручил комиссии во главе с председателем Госплана СССР Н.А. Вознесенским «выработать военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, существующих на Волге, в Западной Сибири и на Урале, а также ресурсов и предприятий, вывозимых в указанные районы в порядке эвакуации». 16 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны переподчинил себе совет по эвакуации.

3 июля 1941 года И.В. Сталин лично обратился к народам СССР, однако уже не с призывом бить врага как на советской, так и на его собственной территории, а с призывом сплотиться в затяжной борьбе с врагом и бить его везде, где бы он не появился. Советские войска оставили, ставший в одночасье ненужным, Львовский выступ и в стране началась организация длительного сопротивления врагу на оккупированной им территории. И.В. Сталин был назначен Народным Комиссаром обороны СССР, Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования, были созданы промежуточные органы стратегического руководства – главные командования войсками Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений. 16 июля 1941 года вышел приказ Государственного Комитета Обороны о расстреле бывшего командующего Западным фронтом генерала армии Павлова, бывшего начальника штаба Западного фронта генерал-майора Климовских, бывшего начальника связи Западного фронта генерал-майора Григорьева и бывшего командующего 4-й армией Западного фронта генерал-майора Коробкова.

В начале июля 1941 года советское руководство пошло навстречу предложениям разрешить «полякам, чехам и югославам создать в СССР национальные комитеты и сформировать национальные части для совместной с СССР борьбы против германского фашизма … и … восстановлении национальных государств Польши, Чехословакии и Югославии». В частности «5 июля в Лондоне при посредничестве Англии начались переговоры между» советским и польским правительством в изгнании. «30 июля, после многих ожесточенных споров, между польским и русским правительствами было достигнуто соглашение. Дипломатические отношения были восстановлены, и на русской территории должна была быть создана польская армия, подчиненная советскому Верховному Командованию. О границах не было упомянуто, если не считать общего заявления о том, что советско-германские договоры от 1939 года относительно территориальных изменений в Польше «утратили свою силу» (Черчилль У. Вторая мировая война).

Восстановление Красной Армией рубежа обороны на Западном направлении предопределило крах плана «Барбаросса» (часть 3, схема 2). «К 1 июля (т.е. в первые 8 дней войны) в результате напряженной работы партийных и государственных органов было призвано 5,3 млн. человек» (Куницкий П.Т. Восстановление прорванного стратегического фронта обороны в 1941 году). 14 июля 1941 года, в полном соответствии с майским предложением 1941 года Г.К. Жукова о строительстве новых укрепрайонов на тыловом рубеже Осташков – Почеп (часть 2, схема 2), «вместе с войсками 24-й и 28-й армий, выдвинутых сюда несколько ранее», вновь созданные 29-я, 30-я, 31-я и 32-я армии объединялись «во фронт резервных армий с задачей занять рубеж Старая Русса, Осташков, Белый, Истомино, Ельня, Брянск и подготовиться к упорной обороне. Здесь, восточнее главного оборонительного рубежа, проходившего по рекам Западная Двина и Днепр и уже прорванного противником, создавалась вторая линия обороны. 18 июля Ставка приняла решение развернуть на дальних подступах к Москве еще один фронт – Можайскую линию обороны – с включением в его состав 32, 33 и 34-й армий» (Дорогами испытаний и побед. Боевой путь 31-й армии).

На занятой противником территории организовывались партизанское движение и диверсионная борьба. Началось формирование дивизий народного ополчения. «27 июня Ленинский горком партии [г. Ленинграда – прим. автора] обратился к Главному Командованию Красной Армии с просьбой разрешить формирование из трудящихся города семи добровольческих дивизий. Такое разрешение было получено. На этом основании все районы Ленинграда 30 июня начали формирование дивизий, которые вскоре стали именоваться ополченческими».

«На совещании секретарей Московского областного, городского и районных комитетов партии столицы, созванном ЦК ВКП(б) в Кремле в ночь с 1 на 2 июля, партийным организациям было предложено возглавить создание на добровольческих началах дивизий народного ополчения Москвы. 3 июля 1941 года постановление о создании народного ополчения принял ЦК Компартии Молдавии, 6 июля – ЦК Компартии Белоруссии, 7 июля – ЦК Компартии, Совнарком и Президиум Верховного Совета Украинской ССР. В те же дни вынесли соответствующие решения краевые, областные, городские и районные комитеты партии Российской Федерации».

«29 июня СНК СССР и ЦК ВКП (б) направили руководителям партийных и советских организаций прифронтовых областей директиву, в которой наряду с общими задачами советского народа в борьбе против немецко-фашистских захватчиков определили задачи и обязанности местных партийных, советских, профсоюзных и комсомольских организаций по развертыванию всенародной партизанской борьбы в тылу немецко-фашистской армии. … 30 июня ЦК КП (б) Украины сформировали оперативную группу для развертывания партизанской борьбы», а ЦК КП (б) Белоруссии принял и разослал на места директиву № 1 «о переходе на подпольную работу парторганизаций районов, занятых врагом».

1 июля 1941 года ЦК КП (б) Белоруссии утвердил директиву № 2 по развертыванию партизанской войны в тылу врага, 4 июля ЦК КП (б) Карело-Финской ССР вынесено решение аналогичное директиве № 1 ЦК КП (б) Белоруссии, а 5–6 июля ЦК КП (б) Украины «принял специальное решение о создании вооруженных отрядов и организаций партийного подполья в районах, которым угрожала фашистская оккупация». 18 июля ЦК ВКП (б) внес специальное решение «об организации борьбы в тылу германских войск», которое дополняло и конкретизировало директиву от 29 июня. В нем ЦК ВКП (б) потребовал от центральных комитетов коммунистических партий союзных республик, от областных и районных комитетов партии улучшить руководство борьбой советского народа в тылу врага, придать ей «самый широкий размах и боевую активность».

«В июле 1941 года Военный Совет Северо-Западного фронта принял постановление о создании при политуправлении отдела, на который возлагалась работа по организации партизанских отрядов и руководству их боевой деятельностью. Он получил наименование 10-го отдела политуправления – по дате принятия постановления. … в последующем по решению ЦК ВКП(б) такие отделы были созданы во всей действующей армии». Начальнику 10-го отдела политуправления Северо-Западного фронта А.Н. Асмолову была поставлена задача: «помочь ускорить создание партизанских сил в полосе фронта, заняться подбором и военной подготовкой командного состава, наладить связь с теми, кто уже ведет борьбу в тылу врага. Одним словом … взять в свои руки оперативное руководство партизанскими действиями» на участке Северо-Западного фронта. Его «разговор с начальником политуправления дивизионным комиссаром К. Г. Рябчим … закончился так: «Идите к кадровикам, товарищ Асмолов, отбирайте людей в отдел, а если нужно, и в партизанские отряды».

«20 июля 1941 года Военный Совет [Северо-Западного – прим. автора] фронта одобрил Инструкцию по организации и действиям партизанских отрядов и групп. Она начиналась словами: «Партизанское движение в тылу врага является всенародным движением. Оно призвано сыграть огромную роль в нашей Отечественной войне». … Отпечатанная в 500 экземплярах, инструкция была разослана в комитеты партии прифронтовых районов, входивших в полосу Северо-Западного фронта. Несколько десятков экземпляров было направлено в Главное политическое управление РККА, откуда они были пересланы на другие фронты. Как свидетельствуют советские исследования, это была первая инструкция по организации партизанских действий в Великой Отечественной войне. Она, безусловно, сыграла свою роль в обобщении накопленного опыта партизанской борьбы с фашистскими захватчиками.

В связи с постановлением ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года «Об организации борьбы в тылу германских войск» и для решения назревавших вопросов в организации и руководстве партизанскими силами Военный Совет фронта провел во второй половине июля расширенное совещание, в котором приняли участие многие командиры и политработники, а также партийный актив прифронтовых горкомов и райкомов. … на совещании был решен очень важный вопрос об объединении партизанских отрядов в более крупные единицы – партизанские бригады. … Спустя несколько дней Военный Совет фронта утвердил план формирования первых партизанских бригад. … Впервые в истории Великой Отечественной войны была найдена наиболее целесообразная форма объединения вооруженных партизанских сил, которая позволяла успешно действовать в тылу врага в современной войне. …

Напряженные июльские дни 1941 года, связанные с созданием партизанских бригад и отрядов, закончились формированием значительных партизанских сил в прифронтовой полосе. Можно было доложить Военному Совету фронта и Ленинградскому обкому партии, что на территории юго-восточных районов Ленинградской области создано 43 партизанских отряда, насчитывающих около 4 тысяч бойцов и объединенных в шесть партизанских бригад. Часть партизан уже была переброшена через линию фронта и развернула партизанские действия в тылу 16-й немецкой армии из группы армий «Север», действовавшие против войск Северо-Западного фронта».

По воспоминаниям начальника Ленинградского штаба партизанского движения секретаря обкома партии М.Н. Никитина «в июле-августе 1941 года перешли на нелегальное положение 32 района районных комитета партии Ленинградской области. Уже в оккупации был создан Псковский межрайонный партийный орган. Нелегальные комитеты возглавляли 86 секретарей райкомов и горкомов, руководивших ими до войны. В районы ушли 68 уполномоченных обкома». Почти во всех оккупированных фашистами районах Калининской области а августе и сентябре 1941 года были созданы партизанские отряды и диверсионные группы» (Псковщина партизанская. Сборник).

В Белоруссии 13 июля 1941 года по инициативе И. Старикова и П.К, Пономаренко, первого секретаря ЦК партии Белоруссии, была создана партизанская школа – Оперативно-учебный центр Западного фронта. Уже в июле-августе 1941 года приступили к вооруженным действиям первые партизанские отряды …, а … первые подпольные райкомы начинают руководство борьбой в тылу врага».

«В западных областях Украины не удалось до захвата их фашистскими войсками закончить всю работу по формированию партизанских отрядов и партийного подполья. … Во второй половине июля было начато формирование партизанских отрядов, диверсионных групп и партийного подполья во всех областях Левобережной Украины. Здесь заблаговременно создавались базы оружия и продовольствия». В частности после выступления И. Сталина 3 июля 1941 года С.А. Ковпак начал в районе Путивля создание партизанских баз. Помимо партизанских отрядов на Украине была развернута деятельность партийных и комсомольских организаций.

«7 июля 1941 года в обкоме КП(б)У т. Бурмистенко и секретарь Киевского обкома КП(б)У т. Сердюк провели совещание секретарей горкомов и райкомов КП(б)У, на котором были даны исчерпывающие указания об эвакуации материальных ценностей, людей и создания подпольных большевистских организаций и партизанских отрядов для борьбы в тылу врага. В результате этого в большинстве городов и районов области в течении июля и августа 1941 года были созданы подпольные райкомы КП(б)У, подпольные диверсионный группы и партизанские отряды с сетью конспиративных квартир и материальной базой. В городе Киеве был оставлен подпольный горком КП(б)У. … В районах города было создано 9 подпольных райкомов КП(б)У и 3 партийных, комсомольских организаций и диверсионных групп. … В районах области всего было создано 21 подпольный горком и райком КП(б)У». «Всего на Украине в 1941 году приступили к работе 13 областных и более 110 окружных, городских, районных и других подпольных партийных органов. Они повседневно руководили самоотверженной борьбой советских патриотов против оккупантов».

Тем не менее, летом 1941 года партизанская борьба на оккупированной территории еще только зарождалось. Лишь «к весне 1942 года она охватила огромную территорию – от лесов Карелии до Крыма и Молдавии. К концу 1943 года насчитывалось свыше миллиона вооруженных партизан и подпольщиков». Всего этого советскому политическому и военному руководству удалось достичь в результате, по сути, блестящей импровизации, с нуля, практически с чистого листа.

По воспоминанию И. Старинова «верные ленинским указаниям, Михаил Васильевич Фрунзе и другие советские полководцы немало сделали для изучения объективных законов партизанских действий и для подготовки к партизанской войне в случае нападения на СССР какого-либо агрессора. Деятельное участие приняли в этой подготовке с 1925 года по 1936-й и тогдашний нарком обороны К.Е. Ворошилов. В период репрессий против военных подготовку партизан прекратили. Все заблаговременно подготовленные партизанские базы ликвидировали, из тайных складов извлекли и передали армии большое количество минновзрывных средств, а имевшееся на этих складах несколько десятков тысяч иностранных винтовок и карабинов, сотни иностранных пулеметов и миллионы патронов к ним попросту уничтожили.

Самое же страшное было в том, что в 1937-1938 годах репрессировали хорошо подготовленные партизанские кадры, кого расстреляли, кого сослали, и уцелели из «партизан» только те, кто случайно переменил место жительства или, по счастью, оказался в далекой Испании, принял участие в схватке с фашистом. Сама мысль о возможности ведения нами партизанской войны была похоронена. Новая военная доктрина исключала для Красной Армии длительную стратегическую оборону, предписывая в кратчайший срок ответить на удар врага более мощным, перенести боевые действия на территорию агрессора. Естественно, что в кадровых войсках ни командный, ни тем более рядовой состав уже не получали знаний, которые дали бы им возможность уверенно действовать в тылу врага».

Между тем противники СССР чрезвычайно серьезно восприняли военные неудачи Советского Союза. В Германии 30 июня 1941 года был принят окончательный вариант директивы № 32. Как уже указывалось выше гитлеровские стратеги рассчитывали уже с осени 1941 года, после разгрома СССР сократить вермахт с 209 дивизий до 175, выделить в качестве оккупационных войск в России 65 дивизий (из них 12 танковых и 6 моторизированных), увеличить число тропических дивизий, авиацию и флот для последующего противостояния Великобритании и Соединенным Штатам Америки. Планировалось приступить к завоеванию Египта, района Суэцкого канала, Палестины, Ирака и Ирана. В дальнейшем немецко-фашистское руководство надеялось, присоединив к Германии Испанию и Португалию, быстро захватить Гибралтар, отрезать Англию от ее сырьевых источников и предпринять осаду острова.

3 июля 1941 года в Ставке главного командования сухопутных войск Германии обсуждались дальнейшие планы: оккупация после форсирования Западной Двины и Днепра промышленных районов СССР и наступление вермахта на Ближнем Востоке. 15 июля 1941 года требования оккупации и охраны русской территории были детализированы. Предполагалось, что «как только русские войска, находящиеся восточнее линии Днепр – Двина, будут в своей массе разбиты, операции надо будет продолжать по возможности только моторизованными соединениями, а также теми пехотными соединениями, которые окончательно останутся на русской территории. Основная часть пехотных соединений должна в начале августа после достижения линии Крым–Москва–Ленинград приступить к обратному маршу». Вооруженные силы Германии должны были сократиться с 209 дивизий до 175 соединений.

Европейская часть России делилась на четыре государственных образований – Прибалтику, Россию, Украину и Кавказ, на оккупацию которых выделялось две группы армий в составе 65 немецких соединений, а также по одному итальянскому и испанскому корпусу, финскому, словацкому, румынскому и венгерскому соединению:
Прибалтика – 1 охранная дивизия, 8 пд;
Западная Россия (Центральная русская промышленная область и северное Поволжье) – 2 охранные дивизии, 7 пд, 3 тд, 1 мд, один итальянский корпус;
Восточная Россия (Северный и Южный Урал) – 1 охранная дивизия, 2 пд, 4 тд, 2 мд, одно финское соединение;
Западная Украина – 1 охранная дивизия, 7 пд; одно словацкое и румынское соединение;
Восточная Украина (Донско–Донецкая промышленная область и Южное Поволжье) – 2 охранные дивизии, 6 пд, 3 тд, 2 мд, 1 кд, одно венгерское соединение;
Кавказ, Закавказье, группа «Кавказ – Иран» – 2 охранные дивизии, 4 пд, 3 гсд, 2 тд, 1 мд, один испанский корпус.

2 июля в Японии на императорском совещании была принята «Программа национальной политики Империи в соответствии с изменениями обстановки», которая предусматривала «продолжение войны в Китае и одновременное завершение подготовки к войне как против США и Великобритании, так и против Советского Союза. Из стенограммы имперского совещания (Годзен кайги) 2 июля 1941 года: … Наше отношение к германо-советской войне будет определяться в соответствии с духом Тройственного пакта. Однако пока мы не будем вмешиваться в этот конфликт. Мы будем скрытно усиливать нашу военную подготовку против Советского Союза, придерживаясь независимой позиции. В это время мы будем вести дипломатические переговоры с большими предосторожностями. Если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для нашей империи, мы, прибегнув в вооруженной силе, разрешим северную проблему и обеспечим безопасность северных границ. …

Решением императорского совещания вооруженное нападение на СССР было утверждено в качестве одной из основных военных и политических целей империи. Приняв это решение, японское правительство по сути дела разорвало подписанный лишь два с половиной месяца назад советско-японский Пакт о нейтралитете. В принятом документе Пакт о нейтралитете даже не упоминался». Несмотря на давление и угрозы со стороны Германии «Япония готовилась обрушиться на СССР при условии явного поражения советских войск в войне с Германией. Военный министр Тодзио подчеркивал, что нападение должно произойти тогда, когда Советский Союз «уподобится спелой хурме, готовой упасть на землю». …

В соответствии с решением императорского совещания от 2 июля 1941 года генеральный штаб армии и военное министерство Японии разработали комплекс широких мероприятий, направленный на форсирование подготовки к проведению наступательных операций против советских вооруженных сил на Дальнем Востоке и в Сибири. В японских секретных документах он получил шифрованное наименование «Кантогун токусю энсю» («Особые маневры Квантунской армии») – сокращенно «Кантокуэн». 11 июля 1941 года императорская ставка направила в Квантунскую армию и японские армии в Северном Китае специальную директиву № 506, в которой подтверждалось, что целью «маневров» является усиление готовности к выступлению против Советского Союза». «Кантокуэн» основался сперва на оперативно-стратегическом плане войны против СССР, разработанном генеральным штабом на 1940 год, а с первой половине июля 1941 года – на «Проекте операций в нынешних условиях» (Кошкин А.А. «Кантокуэн» – «Барбаросса» по-японски).

В соответствии с графиком завершения подготовки и проведения войны 5 июля 1941 года верховным командованием вооруженных сил Японии «была издана директива … о проведении первой очереди мобилизации… После проведения второй очереди мобилизации по приказу №102 от 16 июля 1941 года на территории Манчжурии и Кореи было сосредоточено 850 тыс. солдат и офицеров японской армии» (Кошкин А.А. «Кантокуэн» – «Барбаросса» по-японски). 16 июля Мацуока ушел в отставку.

«25 июля президент Рузвельт ответил на акт Виши замораживанием японских фондов в США, включением филиппинской армии во главе с ее главнокомандующим генералом Дугласом Макартуром в состав армии США и предупреждением Петэна о том, что США могут счесть необходимым в целях самообороны оккупировать французские владения в Карибском море. По мнению многих, это был именно тот момент, когда США должны были захватить французскую Вест-Индию. Однако президент, по совету государственного секретаря США, решил воздержаться от такого совета. Его решение было оправдано последующими событиями, хотя в то время в морском министерстве оно вызвало сожаление, а среди некоторой части общественности это решение, оцененное как «умиротворение» держав Оси, подвергалось жестокой критике» (Морисон С.Э. Американский ВМФ во Второй мировой войне: Битва за Атлантику).

Пожалуй, можно предположить, что вопреки распространенному мнению в случае прихода к власти консервативных кругов в Англии и Америке конфронтация с Германией и Японией могла быстро трансформироваться в раздел мира на сферы влияния. Во всяком случае, как отмечает в своем дневнике Франц Гальдер, 30 июня 1941 года Гитлер обсуждал вопросы единения Европы в результате совместной войны против России и возможность свержения Черчилля в Англии консервативными кругами. «Уверенность Гитлера в том, что решение вопроса в отношении России будет достигнуто в сентябре 1941 года, определила его осторожную стратегию в войне на Атлантическом океане. «До середины октября не должно быть никаких инцидентов с США». Однако Россия упорно держалась» (Морисон С.Э. Американский ВМФ во Второй мировой войне: Битва за Атлантику).

27 июля 1941 года, в связи с затягиванием военных действий на Востоке в Германии был рассмотрен план операции против промышленной области Урала, который предусматривал уже не столько оккупацию, сколько проведение экспедиции для уничтожения уральского промышленного района. Операция должна была «проводится моторизованными войсками силою восьми танковых и четырех моторизованных дивизий. В зависимости от обстановки к ней привлекаются отдельные пехотные дивизии (для охраны тыловых коммуникаций). … Операцию провести с полным соблюдением внезапности при одновременном выступлении всех четырех групп. Ее цель – по возможности быстрее достигнуть уральской промышленной области и либо удерживать, если позволит обстановка, захваченное, либо снова отойти после разрушения жизненно важных сооружений специально укомплектованными и обученными для этого отрядами».

«Летом 1941 года Квантунская армия развернула против СССР боевые порядки шести армий и отдельной группы войск, не считая резерва. В соответствии с планом «Кантокуэн» для ведения боевых действий было сформировано три фронта: восточный в составе 4 армий и резерва, северный в составе 2 армий и резерва и западный в составе 2 армий. К началу августа выделенная для вторжения в Советский Союз группировка была в основном подготовлена. Приближался установленный графиком срок принятия решения о начале войны – 10 августа. Однако правящие круги Японии проявляли нерешительность, ожидая поражения Советского Союза на Западе» (Кошкин А.А. «Кантокуэн» – «Барбаросса» по-японски). 6 сентября 1941 года на имперском совещании вследствие провала германского плана «Барбаросса», а также ввода советских и английских войск в Иран 25 августа 1941 года, реализация плана «Кантокуэн» в 1941 году отменялась, что впрочем «не означало отказа от плана «Кантокуэн», а лишь отодвигало срок его осуществления» (Кошкин А.А. «Кантокуэн» – «Барбаросса» по-японски).

«В начале июля 1941 года Советское правительство предложило Англии заключить соглашение о союзе в борьбе против фашистской Германии и ее сообщников. По этому поводу велись переговоры в Москве с английским послом С. Криппсом». Вручив 8 июля 1941 года И.В. Сталину «текст личного послания Черчилля Криппс отметил, что самой важной частью британского послания он считает решение британского Адмиралтейства предпринять действия в Арктике». В свою очередь И.В. Сталин затронул вопрос об Иране, указав на угрозу как советским нефтепромыслам в Баку, так и английской колонии в Индии в связи с большим скоплением немцев в Иране и Афганистане.

«10 июля советский лидер вновь принял С. Криппса. Британский посол завил, что он телеграфировал в Лондон и просил рассмотреть вопрос об Иране немедленно. Обещав проконсультироваться с Р. Буллардом, С. Криппс высказал предположение, «что, может быть, придется дипломатические меры поддержать военными». В тот же день английский главнокомандующий в Индии генерал А. Уэйвелл предупредил свое правительство о немецкой опасности в Иране и о необходимости «протянуть вместе с русскими руки через Иран». … 11 июля 1941 года кабинет поручил начальникам штабов рассмотреть вопрос о желательности действий в Персии совместно с русскими в случае, если персидское правительство откажется выслать германскую колонию, подвизавшуюся в этой стране» (Оришев А.Б. Схватка разведок. 1936–1945 гг.)

В результате переговоров И.В. Сталина с С. Криппсом 12 июля 1941 года было подписано советско-английское соглашение «О совместных действиях в войне против Германии». Соглашение обязывало стороны оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в войне против гитлеровской Германии, а также не вести переговоры и не заключать перемирие или мирный договор, кроме как с обоюдного согласия. … Несмотря на то, что соглашение носило общий характер и в нем не указывались конкретные взаимные обязательства, оно свидетельствовало о заинтересованности сторон в установлении и развитии союзнических отношений». Подняв иранский вопрос И.В. Сталин хотел, также как и в марте 1941 года, увязать обеспечение безопасности Индии от немецкого вторжения со стороны Ирана с открытием второго фронта в Европе против гитлеровской Германии. Предложив помощь Англии в обеспечении безопасности Индии, И.В. Сталин призвал английское правительство 18 июля 1941 года создать фронт против Гитлера на Западе в Северной Франции и на Севере в Арктике.

Однако плачевное состояние дел на советско-германском фронте предопределило провал попытки И.В. Сталина увязать ввод английских и советских войск в Иран с открытием второго фронта против нацистской Германии в Европе. Предложив 19 июля 1941 года Москве осуществить ввод войск в Иран У. Черчилль, вместе с тем «в послании Сталину, полученном 21 июля 1941 года … писал, что начальники английских штабов «не видят возможности сделать что-либо в таких размерах», чтобы это могло принести советскому фронту «хотя бы самую малую пользу» (Оришев А.Б. Схватка разведок. 1936–1945 гг.). В итоге И.В. Сталину пришлось смириться с тем, ввод советских и английских войск в Иран 25 августа 1941 года был увязан Англией с военно-технической помощью СССР. Заключения договора о союзе против Германии между Советским Союзом и Англией ему пришлось ждать год – до мая 1942 года, а открытия второго фронта в Северной Франции три года – до мая 1944 года.

Что касается американской помощи, то связанные с ней вопросы решались в США долгое время либо крайне медленно, либо не решались вовсе, а дело подменялось бесконечными словопрениями. В противоположность США Военный Кабинет Великобритании 26 июля 1941 года «единодушно принял решение послать в возможно короткий срок в Россию 200 истребителей «Томагавк». Не стоит удивляться поэтому, что «первые грузы союзников, поступившие в Архангельск 31 августа 1941 года с конвоем «Дервиш» (7 транспортов и 6 кораблей охранения), были английскими. … Небезынтересно, что хотя военные поставки в нашу страну из США начались через несколько месяцев после начала войны, но шли они за нормальную плату, а официально закон о ленд-лизе для СССР президент США Франклин Рузвельт подписал только 11 июня 1942 года» (Краснов В., Артемьев А. О ленд-лизовских поставках флоту).

Подведем итог. С началом реализации запасного варианта плана В.Д. Соколовского Советский Союз немедленно начал превращаться в единый боевой лагерь для отражения вторжения нацистской Германии. Был создан аккумулирующий всю полноту власти в стране, функции Правительства, Верховного Совета и ЦК партии Государственный Комитет Обороны во главе с И.В. Сталиным. Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования. 3 июля 1941 года И.В. Сталин лично обращается к народам СССР с призывом сплотиться в затяжной борьбе с врагом и бить его везде, где бы он не появился.

Права народных комиссаров СССР в условиях военного времени расширялись. При СНК СССР были образованы Комитет продовольственного и вещевого снабжения Советской Армии и главные управления по снабжению отраслей народного хозяйства углем, нефтью, лесом. Перестраивались работа Госплана СССР, система планирования и снабжения хозяйства. В Поволжье и на Урале была создана комплексная база танкостроительной промышленности. Государственный Комитет Обороны переподчинил себе совет по эвакуации и поручил специальной комиссии «выработать военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, существующих на Волге, в Западной Сибири и на Урале, а также ресурсов и предприятий, вывозимых в указанные районы в порядке эвакуации».

Вновь сформированные части создали тыловой рубеж Осташков – Почеп и Можайскую линию обороны. На занятой противником территории началась организация партизанского движения, подпольной деятельности и диверсионной борьбы. Началось формирование дивизий народного ополчения. После первых неудач Красной Армии Германия и Япония начали проводить мероприятия для реализации планов совместной оккупации Советского Союза. Однако восстановление Красной Армией рубежа обороны на Западном направлении предопределило крах плана «Барбаросса», после чего и Директива № 32 и план «Кантокуэн» реализованы не были.

Попытка И.В. Сталина увязать ввод советских и английских войск в Иран с открытием второго фронта в Европе потерпела неудачу. Войска вошли в Иран, но Советский Союз в ответ получил лишь военно-техническую помощь. Второй фронт был открыт войсками союзников в 1944 году – после последовательного провала советского и германского блицкригов война приняла крайне тяжелый и затяжной характер.

У Советского Союза еще только были впереди его великие победы под Сталинградом и Курском, в Белоруссии и на Украине, в Берлине. Однако все они стали возможными благодаря первой незаметной и незнаменитой победе жарким летом 1941 года – срыве плана «Барбаросса» и предотвращении совместной оккупации Советского Союза Германией и Японией. И победа эта неразрывно связанна с планом В.Д. Соколовского, который очевидно сначала в силу своей секретности, а затем из нежелания подымать неприятную для советского политического и военного руководства тему катастрофы Западного фронта и кризиса Красной Армии летом 1941 года, остался неизвестным.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. avt 20 января 2014 09:52
    ,,По воспоминаниям А.И. Микояна 30 июня 1941 года соратники И.В. Сталина по партии – Вознесенский, Микоян, Молотов, Маленков, Ворошилов и Берия, безо всякого его участия решили создать Государственный Комитет Обороны (ГКО), отдать ему всю полноту власти в стране, передать ему функции Правительства, Верховного Совета и ЦК партии. Посчитав, «что в имени Сталина настолько большая сила в сознании, чувствах и вере народа», что это облегчит им мобилизацию и руководство всеми военными действиями они договорились поставить бывшего все это время на своей ближней даче И.В. Сталина во главе Государственного Комитета Обороны. И только после всего этого И.В. Сталин вновь вернулся к управлению страной и его вооруженными силами. "------ Похоже перед ,,воспоминаниями" Микоян Пушкина перечитывал - ,,Бориса Годунова" ,вот новое прочтение венчания на царство и появилось . laughing Странно что позже Радзинский ,взяв это за основу,не развил и не добавил сцену с народом и плачущим младенцем .Ну да это не главное ,главное вдолбить в мозг опровергнутый документально художественный сюжет . Создать новый ,,Турецкий гамбит" ,зря что ли ,,отягощенный злом "- Акунин уже в ,,историки "подался . Этот тоже напишет похлеще Миллера и Карамзин отдохнет ,заткнет даже Радзинского .И ведь будут на него ссылаться как на авторитетного исследователя !
    avt
    1. vladimirZ 20 января 2014 17:11
      На воспоминания Микояна автор зря ссылается, его "информация" такая же как и хрущевская. Их цель очернить Сталина И.В., представив его недалеким политиком и слабаком, что не соответствует действительности.
      Микоян и Хрущев политические лжецы.
  2. smersh70 20 января 2014 14:01
    опередили))))Микоян врет-пусть посмотрит на книгу посетителей Сталина.там все расписано по минутам и по секундам.в течении недели Сталин находился у себя и никуда не отлучался.все знают ,что существуют у начальников позади кабинета комната отдыха.даже там они принимал Жукова ,когда у него был грипп(это есть и унего в книге и в фильмах)отлучился Сталин на день только лишь после выступления.воистину-а мы между ручейками дождя(как в анекдоте)
    smersh70
    1. avt 20 января 2014 17:59
      Цитата: smersh70
      Микоян врет-пусть посмотрит на книгу посетителей Сталина.там все расписано по минутам и по секундам.в течении недели Сталин находился у себя и никуда не отлучался.все знают ,что существуют у начальников позади кабинета комната отдыха.даже там они принимал Жукова

      На ,,Ближней" даже бомбоубежища не было ,а в Москве КП подземное оборудовали рядом с со станцией ,,Кировская" ,сейчас ,,Чистые пруды" , рядом нынешний особняк старый -дом приемов МО , вот там наземный вход был . Это уже потом , когда протянули ветку метро в Измайлово , еще одно КП сделали , Аккурат где Черкизон размещался , там еще под землей стоянка на 200 машино мест бронетехники на танковую дивизию.
      avt
  3. саруман 20 января 2014 14:33
    Я всегда удивлялся. Как? Не имея планов (поскольку СССР, якобы готовился разбить противника на его территории в молниеносной войне) по эвакуации промышленных предприятий, эта самая эвакуация была проведена? Аналогов в мировой истории, такой масштабной и организованной переброске промышленного потенциала на большие расстояния, в условиях жесточайшего противодействия врага, не было и вероятно не будет! Таки были же детальные планы эвакуации! Так что, СССР во главе со Сталиным, предусматривал и худшие варианты войны!
  4. Лигниц 20 января 2014 18:34
    Как только прочитал про "воспоминания Микояна", сразу перестал дальше читать, думаю материал статьи очнь плохой, одна ересь.
    Лигниц
  5. Урус 20 января 2014 22:12
    Богатыри не мы...Низкии поклон!!!
    Урус

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня