Венгрия хочет дружить с Россией



Исключительно прагматическое сотрудничество неизменно приводит к сближению взглядов, появлению общих ценностей и готовности поддержать друг друга. Этот тезис находит подтверждение не только области мировой истории, но и в сфере современной политики. Одним из таких примеров является стремительное развитие отношений между Россией и Венгрией: в Будапеште все чаще звучат призывы наладить стратегический союз с Москвой.


Немного о российско-венгерском сотрудничестве

Недавний визит в Москву Виктора Орбана – премьер-министра Венгрии – стал знаковым. На встрече Виктор Орбан и Владимир Путин подписали ряд важных документов, которые касаются российского инвестирования в венгерскую экономику.

Российским специалистам была доверена постройка двух новых блоков на атомной станции «Пакш», возведенной еще Советским Союзом. В результате в Венгрии, которая сейчас страдает от высокой безработицы, будут созданы новые рабочие места. Кроме того, повысится уровень энергетической безопасности страны: венгерские города не будут зависимы от поставок электроэнергии из-за рубежа. По словам Сергея Кириенко, главы «Росатома», для строительства двух новых энергоблоков Россия выделит Венгрии кредит в размере около 10 миллиардов евро. Предполагается, что общая стоимость строительства составит примерно 18 миллиардов евро.

Кстати, «Росатому» в конкурентной борьбе за проект удалось победить французскую компанию Areva и американо-японскую Westinghouse. Помимо строительства энергоблоков, наши специалисты займутся еще и сервисным обслуживанием всей АЭС, включая поставки топлива.

Вторым значимым проектом, который обсуждался на встрече глав государств, стал «Южный поток». Стороны договорились о том, что уже через три года российский газ по этому газопроводу будет поступать в Венгрию: в настоящее время Будапешт покупает голубое топливо преимущественно у Москвы, и заинтересован в его бесперебойных поставках.

Евролибералы против венгерских патриотов

Деловое сближение Венгрии и России в будущем может привести к более глубоким сдвигам в политике Будапешта. Сейчас многие страны Восточной Европы недовольны политикой Брюсселя, который пытается навязать свою волю новым членам ЕС, забывая о пресловутых «либерализме» и самоопределении. Это выражается в многочисленных акциях протеста: чего только стоят Болгария и Румыния!

Но почти все политики глухи. Они не хотят менять курс, они поддерживают Брюссель и Вашингтон. Особенно Вашингтон: в погоне за грантами из США восточноевропейские политиканы часто предают даже интересы Старого Света, из-за чего на них злы Франция и Германия.

Виктор Орбан на фоне остальных политиков кажется редким исключением. Он пытается осуществлять независимое управление своей страной, за что его критикуют западные СМИ, обвиняя в национализме, а то и фашизме (!), и призывая венгров не голосовать за Орбана и партию «Фидес». Среди союзников Орбана – и партия «Йоббик», тоже попавшая в немилость к либералам. На последних выборах она получила 17% голосов, что свидетельствует о недоверии венгров к партиям, желающим наладить более тесное сотрудничество с Брюсселем.

Лидер партии «Йоббик» Габор Вона считает, что Европа – лакей США, и выполняет приказы из Вашингтона. По мнению политика, Венгрия не должна уподобляться Франции, Англии и Германии, которые, несмотря на свою силу, откровенно прогибаются под Америкой. Мнение Воны разделяет и Орбан, но дипломатический этикет не позволяет ему в лицо заявлять об этом европейским политикам.

Габор Вона считает, что Западная Европа отказалась от своих интересов в пользу США и потеряла европейский облик. По словам Воны, из всех европейских стран только Россия сохранила свои традиции, близкие духу жителям Восточной Европы, отчего ее не приемлют ни западноевропейцы, ни американцы. Политик хочет заручиться российской поддержкой для того, чтобы противостоять американизации Венгрии. Кажется, Орбан с ним солидарен: по крайней мере, об этом свидетельствует рост объемов сотрудничества между Москвой и Будапештом.

Венгрия – чей союзник?


Венгрия не является евроатлантистской страной: выхода к морю она не имеет и располагается в европейской глубинке. На восток, за Карпатскими горами – только бескрайняя степь, откуда венгры и пришли. Таким образом, Венгрия – государство континентальное, однако в силу исторических обстоятельств вовлеченное в союз с атлантистами.

Габор Вона предлагает Венгрии дружить с Россией, Турцией и Германией – другими странами, которые к евроатлантизму отношения не имеют. Фактически, Габор хочет восстановить военно-политический союз, существовавший в годы Первой мировой войны, дополненный Россией. Вообще, Первая мировая обернулась для Венгрии национальной трагедией, последствия которой не удалось преодолеть до конца и сегодня. Страна потеряла 2/3 своих территорий, которые сегодня входят в состав Румынии, Сербии, Хорватии, Австрии, Словении и Украины. При желании, Будапешт мог бы выдвинуть территориальные претензии ко всем своим соседям без исключения.

Особенно крупные венгерские общины проживают в Словении и Румынии. В конце «нулевых» между Словенией и Венгрией даже велась «культурная» война: Братислава возмутилась намерением Венгрии усилить поддержку словенских венгров. Собственно, Венгрия и вступила в Европейский союз только ради того, чтобы снова собрать всех мадьяр в одном государстве, уничтожив границы, установленные еще Антантой.

Сейчас же наибольшие проблемы у Будапешта возникли с Бухарестом: карпатские венгры-секеи выступают за создание секейской автономии. Такая автономия уже существовала в годы, когда Румынией правил Георгиу-Деж, но Николае Чаушеску упразднил ее. Именно благодаря этому поступку он настроил против себя миллионную венгерскую общину. Таким образом, венгерский фактор в странах Восточной Европы ни в коем случае нельзя недооценивать. Да, Венгрия сейчас имеет небольшие размеры, но венгерский язык получил широкое распространение далеко за ее пределами, а венгерское культурное влияние оставило неизгладимый отпечаток на менталитете многих народов.

Получить венгерскую поддержку для нас важно. Исторически Венгрия является мостом между восточной степью и Западной Европой, странами балтийского побережья и Балканским полуостровом. Мадьяры сдерживали немецкий натиск на восток и турецкий – на запад. Сделать Австро-Венгрию слабой было одной из важнейших задач для Британии и Франции в начале 20 века: тогда колониальные державы смогли бы проникнуть на Балканский полуостров, а оттуда – в Малую Азию и на Ближний Восток. В годы Первой мировой эта задача была успешно решена, однако Западу не удалось разобщить венгров: сейчас венгерские общины во многих странах считаются одними из наиболее сплоченных и политически активных.

Виктор Орбан и Габор Вона не хотят повторить ошибку Габсбургов, которые ввязались в войну с Россией и погубили свою мощную континентальную державу, чьи осколки попали под власть атлантистов. А современный потенциальный русско-немецко-венгерский союз, даже если и не будет дополнен Турцией, вызывает уважение.
Автор:
Артем Вит
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

76 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти