«Война сильнее всяких проповедей учит нас патриотизму». Первая мировая и российская провинция, год 1914-й

«Война сильнее всяких проповедей учит нас патриотизму». Первая мировая и российская провинция, год 1914-йЗалог успешного ведения войны - наличие национального согласия в обществе. Война выявляет прочность морально-психологического духа народа.

Народные стихийные манифестации в поддержку Сербии сразу же начались в российских городах в ответ на введение в России 13 июля 1914 г. Положения о подготовительном к войне периоде в связи с объявлением Австро-Венгрией войны Сербскому государству и бомбардировкой Белграда. Например, калужане массово выражали свою солидарность сербскому народу два дня подряд, 16 и 17 июля (здесь и далее даты приведены по ст. стилю). Пожелание победы сербскому народу продемонстрировала 10-тысячная манифестация, состоявшаяся в эти же дни в Туле.

О важнейших событиях в мире и внутри страны оперативно информировала российская пресса. Газеты также не замедлили сообщить о выступлениях российских граждан, показавших свою солидарность с властью по поводу агрессивных действий Австро-Венгрии, и объявили о сборе средств на нужды сербов. Надо отметить, что и раньше международные события, особенно такие, которые так или иначе затрагивали интересы России, например, Боснийский кризис 1908 г., конфликт из-за миссии Лимана фон Сандерса в 1913 –1914 гг., благодаря российской периодической печати не оставались без внимания граждан.


Массовые патриотические акции продолжились после обнародования царских Манифестов от 20 и 26 июля о состоянии войны России с Германией и Австро-Венгрией, в которых народ призывался на защиту Отечества и союзной Сербии, а также в связи с сообщением Министерства иностранных дел от 20 июля «О событиях последних дней», где говорилось о германском ультиматуме, предъявленном России, и последовавшем затем объявлении нам войны. Царские манифесты, сообщение МИД печатали все газеты, они распространялись и в виде объявлений. Святейший Синод, в свою очередь, обратился к чадам своим с призывом защитить братьев по вере и «постоять за славу Царя, за честь Родины», а также к единению и мужеству в годину испытаний. Архипастыри и пастыри призывались поддерживать в народе любовь к Отечеству. Монастыри, церкви и православная паства призывались к пожертвованиям в пользу раненых и больных воинов, семейств призванных на войну, к отводу помещений под госпитали, а также к подготовке лиц для ухода за ранеными и больными воинами. Во всех церквах предписывалось установить особые кружки в пользу Красного Креста.

С началом войны был учреждён Комитет народных изданий, который бесплатно через имевшуюся в стране сеть народных домов и университетов, рабочих клубов, культурно-просветительных обществ, воскресных школ рассылал печатные издания по военно-патриотической тематике, к примеру, такие как «Великая война», «Русский солдат», «Попечение о солдатских семьях» и множество других. Уездные предводители дворянства, земские начальники, духовенство и другие должностные лица участвовали в распространении этой литературы. Святейший Синод выпускал большими тиражами популярные очерки и рассказы о начавшейся войне «Не в силе Бог, а в правде», адресованные для школ и народа.

Как видим, граждане России были оповещены об оборонительном характере войны, о том, кто напал на Россию и за что воевать. Пресса фиксировала в этот период небывалый всесословный подъём патриотических настроений.

Протестные настроения рабочих по всей стране уступили место настрою на борьбу с врагом внешним. Например, в рабочем Брянске 21 июля 15 тысяч рабочих участвовали в патриотической манифестации. Очевидец происходивших событий русский общественный и политический деятель, историк, публицист и философ П.Б. Струве отметил в ноябре 1914 г.: «Война сильнее всяких проповедей учит нас патриотизму. Мы ощутили себя в войне нацией и государством, русскими и Россией».

С объявлением всеобщей мобилизации на призывные пункты прибывали чины запаса и ратники I разряда, перечисленные в ополчение из запаса, в количестве, как правило, больше запланированного. Готовились помещения для их приёма, расквартирования, места для приёма пищи. Полным ходом шла поставка в войска лошадей, повозок и упряжи. До конца 1914 г. успешно прошло ещё три призыва воинов. Это были ратники ополчения I разряда, не проходившие военную службу, кроме того в октябре в установленные сроки был проведен ежегодный призыв новобранцев.

Жёнам, детям и другим нетрудоспособным членам семей мобилизованных запасных и ратников I разряда выплачивались продовольственные пособия (пайки) от казны. За государственными и земскими служащими сохранялась заработная плата, которая выплачивалась семьям. Размер пособия с начала войны до 1 декабря 1914 г. составлял 2 руб. 82 коп. (и 1 руб. 41 коп. на каждого ребенка до 5 лет) в месяц.

В сентябре 1914 г. был разработан порядок награждения лиц, «действительно оказавших заслуги делу блистательного в сем году выполнения мобилизации», в начале 1915 г. была учреждена медаль «За труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 года». Награждения последней военной медалью имперского периода стало массовым, награждались как непосредственные участники работ по мобилизации на местах, так и разработчики планов в рамках этого крупномасштабного мероприятия.

Местная кустарная промышленность уже в 1914 г. выполняла военные заказы. В результате до конца года были изготовлены и отправлены в действующую армию овчинные полушубки, тёплые суконные пиджаки, сапоги и другое вещевое и обозно-хозяйственное имущество. Для обеспечения надежного снабжения армии, численность которой значительно возросла, с 1914 – 1915 сельскохозяйственного года хлебопроизводящие губернии стали поставлять хлеб государству по установленным ценам, в отличие от довоенного периода, когда государство не занималось этим вопросом.

Проводы в армию в губернских и уездных центрах сопровождались шествиями и митингами, вначале стихийными, а затем и организованными. Люди несли флаги, портреты императора.

Участниками шествий многократно исполнялся гимн «Боже, царя храни!», играл оркестр. На многолюдных организованных торжественных проводах присутствовали представители военной и гражданской властей, духовенства. Мероприятия сопровождались молебном о здравии императора и даровании победы русскому оружию.

С началом войны к воинским начальникам стали обращаться добровольцы, желавшие пополнить ряды действующей армии. В связи с этим учебным заведениям Министерства народного просвещения в октябре 1914 г. разрешили «производить испытания» по программе для вольноопределяющихся II разряда, желавших поступить на военную службу. И такая работа была незамедлительно развёрнута. Газеты писали о юных гражданах России, желавших быть причастными к событиям, развернувшимся на фронтах Великой войны.

Действенной формой патриотизма, помимо добровольчества, стало участие широких народных масс в благотворительной деятельности в пользу призванных в действующую армию, их семей, раненых и больных воинов при непосредственном участии губернаторов и других должностных лиц. Все сословные общества, включая крестьянские, собирали пожертвования. В воинские части, выступавшие на фронт, следом отправлялась тёплая одежда, лекарства, холст, мыло, табак, чай, сахар, продукты питания и множество других вещей. К празднику Рождества 1914 г. дополнительно отсылались подарки. При этом не были забыты и воины, находившиеся на лечении в местных госпиталях и лазаретах. Для них устраивались чаепития, организовывались концерты, спектакли, киносеансы, встреча Нового года. После Рождества начался сбор пожертвований и проведение массовых благотворительных мероприятий с целью приобретения подарков к следующему большому празднику – Пасхе.

Император Николай II до конца 1914 г. объехал губернии Европейской России и Кавказский регион с целью сбора средств на военные нужды. Курское земство пожертвовало 1 млн рублей, дворянство – 75 тысяч, крестьянство – 60 тысяч. В Туле дворянство вручило императору 40 тысяч рублей.

В Орле крестьянская депутация заверила царя о готовности отдать хлеб армии из своих запасов и, если потребуется, то всё, до последнего зерна.

В Воронеже земство и дворянство пожертвовало по 25 тысяч рублей, город – 10 тысяч рублей, купечество – 17 тысяч. В Рязани земство и дворянство передали государю по 10 тысяч рублей, а также мёд, холст и прочие продукты.

Когда первые раненые в августе 1914 г. стали прибывать в тыловые губернии в количестве, которое имевшаяся лечебная сеть не в состоянии была разместить, срочно потребовалась помощь населения. Люди с большим энтузиазмом принимали участие в разгрузке, переноске и перевозке раненых, они предоставили для раненых помещения в своих домах, собирали перевязочный материал и лекарства, бельё, денежные средства, безвозмездно дежурили при больных, занимались оборудованием лазаретов под руководством специалистов. Так, в Орловской губернии крестьяне Лавровской волости Орловского уезда, собрали к ноябрю 1914 г. 6 тыс. руб. на лечение раненых в открытом ими лазарете имени своей волости на 40 коек. Орловское губернское земство внесло 100 тыс. руб. на оборудование госпиталя при губернской земской больнице. В с. Мятлеве Медынского уезда Калужской губернии был открыт лазарет на 20 коек, на содержание которого по подписке среди жителей Мятлева были собраны необходимые средства. Помещение для лазарета безвозмездно предоставил купец М.В. Арефьев. Только при действенной помощи граждан, к которым губернаторы обратились за содействием, в оптимальные сроки была создана надежная система помощи раненым и больным воинам. Фронтовики, эвакуированные в тыл, с первых дней почувствовали всеобщую заботу и внимание к своим нуждам.

Часть созданных лечебных учреждений в дальнейшем содержалась исключительно или частично на благотворительные средства. В госпиталях и лазаретах именные койки содержали частные лица, сословные и акционерные общества, учреждения.

К примеру, в Калуге одним из первых заявил о готовности содержать койки для раненых купец II гильдии, личный почётный гражданин М.М. Фишер. Супруга губернатора кн. А.Е. Горчакова высказала то же пожелание в память её сына, корнета В.С. Горчакова, погибшего в первые дни войны.
В городском первом госпитале Калуги содержали по 1 койке заключённые губернской тюрьмы, чины калужской контрольной палаты, воспитанницы женской учительской семинарии, частное реальное училище Ф.М. Шахмагонова, Н.В. Теренин. В земском госпитале № 1 именных коек было 6, из них 3 – Перемышльского уездного земства, одна – памяти кн. В.С. Горчакова, по одной койке содержали служащие Калужского реального училища и депутат IV Государственной думы от Калужской губернии Н.Н. Яновский. В уездах именные койки содержали и представители высшей знати, такие как граф С.Л. Пален и кн. З.Н. Юсупова, и сельские попечительства, и учащиеся, и крестьяне, и различные общества и объединения.

Повсеместно для подготовки вспомогательного медицинского персонала местные комитеты Всероссийского Земского союза при содействии обществ врачей объявили наборы на бесплатные курсы по уходу за больными и ранеными воинами и по подготовке санитаров-дезинфекторов. Причём количество желающих посещать курсы было гораздо больше официально объявленного набора.

Русская православная церковь также внесла свой вклад в дело попечения о раненых. Московской Епархией к 10 октября 1914 г. было открыто 90 лазаретов на 1200 мест. В российских губерниях в августе 1914 г. при Духовных консисториях были образованы «Временные комитеты для оказания помощи раненым и больным воинам и семействам лиц, призванных на войну». Комитеты осуществляли идею организации на личные средства епархиального духовенства лазаретов в губернских и уездных городах. Епархии по всей стране из своих доходов стали делать отчисления: 1 и 2 % от доходности церквей, причтов и жалованья духовенства. Кроме того, каждая церковь в 1914 г. пожертвовала по 50 рублей на нужды, связанные с войной. Церковноприходские школы собирали пожертвования деньгами, вещами и продуктами. Так, Ильинская церковноприходская школа Козельского уезда Калужской губернии отправила в ноябре 1914 г. на фронт два тюка теплых вещей, белья, табачных изделий и письмо следующего содержания: «Славные, могучие и быстрокрылые наши орлы – отцы и братья! Шлём Вам с милой родины разного белья для укрепления новых, непоколебимых сил, на сокрушение векового русского врага – проклятого немца. Вперед, наши отцы и братья. За Вами стоят твёрдой стеной – Ваши дети! Смелее вперёд! Ура!».

Надо отметить, что в деле благотворительности принимали активное участие представители всех религиозных конфессий и течений многонациональной Российской Империи: мусульмане, католики и протестанты, буддисты, иудеи, старообрядцы и т.д.

С началом войны губернаторы возглавили все местные общественные комитеты, созданные для помощи армии и всем жертвам войны, в т.ч. местные управления Российского общества Красного Креста (РОКК), губернские попечительные комитеты о больных и раненых воинах. Наряду с губернаторами, в эти комитеты вошли представители земских и городских управ. Благотворительность являлась неотъемлемой частью деятельности РОКК со дня его основания в 1867 г., она стала также неотъемлемой частью деятельности всех комитетов, созданных в провинции в связи с войной. Распоряжением губернаторов в сентябре 1914 г. в пределах губерний и областей был проведён сбор пожертвований «деньгами и вещами» в пользу общества Красного Креста на помощь раненым и больным воинам, кроме того, население призывалось и впредь участвовать в пополнении израсходованных запасов белья и перевязочных средств общества Красного Креста. Обществу Красного Креста стали перечислять доходы от тиражирования и продажи сообщений Российского телеграфного агентства о ходе военных действий. Супруги губернаторов, как правило, возглавляли Дамские комитеты для оказания помощи раненым и больным воинам, куда поступали ежемесячные отчисления от заработной платы и другие пожертвования.

С началом Первой мировой войны возникли Всероссийские благотворительные организации, которые наряду с РОКК, взяли на себя помощь пострадавшим от военных бедствий. Верховный совет по призрению семейств воинских чинов, призванных на войну, возглавила императрица Александра Фёдоровна. Император Николай II покровительствовал Обществу помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям.

За всё время войны царская семья затратила на благотворительность 20 млн фунтов стерлингов собственных средств, хранившихся в Лондонском банке.
Практически все представители Дома Романовых возглавили благотворительные организации военного времени: Комитет по оказанию временной помощи пострадавшим от военных бедствий – вел. княжна Татьяна Николаевна; Комитет по оказанию помощи семьям лиц, призванных на военную службу – сестра императрицы вел. кн. Елизавета Фёдоровна; Комитет по снабжению одеждой солдат, отправляемых из лечебных учреждений на родину – вел. кн. Мария Павловна и т.д.

Всероссийские благотворительные организации, созданные в связи с войной открывали в провинции свои отделения, кроме того, по инициативе самоуправлений и частных лиц возникли благотворительные организации местного уровня. С предложением о расширении благотворительной деятельности в провинции обратился в 1914 г. к губернаторам Скобелевский комитет для выдачи пособий потерявшим на войне способность к труду воинам при Николаевской академии Генерального штаба в Санкт-Петербурге. Комитет стал инициатором денежных отчислений из месячного содержания служащих. Добровольно отчисляли проценты от своей заработной платы служащие различных учреждений, предприятий, фабрик, заводов, земских и городских управ, преподаватели учебных заведений и мн. др. Отчисления зависели от размера их жалованья. Если годовой доход не превышал 600 руб., отчислялось 2 %, 1800 руб. – 3 %, свыше 1800 – 4 %.К примеру, служащие Калужского губернского по воинской повинности присутствия с августа 1914 г. по март 1917 г. отчисляли 2% из получаемого содержания на поддержку семей призванных в армию. Средства направлялись в Верховный совет по призрению семейств воинских чинов, призванных на войну, под председательством императрицы Александры Фёдоровны. Все благотворительные организации занимались сборами пожертвований деньгами, вещами, продуктами, которые облекались в разнообразные формы: кружечные сборы, подписные листы, лотереи и базары, многочисленные культурные мероприятия. Даты проведения всероссийских благотворительных сборов сообщались губернаторам заранее, а они сами давали разрешения на проведение благотворительных мероприятий местного уровня.

Местная печать информировала жителей о датах проведения массовых благотворительных акций, сообщала об их итогах, разъясняла, на что будут потрачены собранные денежные средства, помещала на своих страницах благодарности получивших материальную и моральную поддержку.
Редакции, кроме того, выступали в роли посредников, собирая пожертвования граждан для передачи их благотворительным организациям. На «нужды войны» собирали пожертвования все сословные общества: купеческие, дворянские, мещанские, крестьянские волостные сходы. Сельские общества составляли приговоры о пожертвованиях хлеба действующей армии из своих запасов. В годы войны претерпела изменения организационная сторона благотворительности, что выразилось, прежде всего, в массовом приближении «обывателя» к участию в благотворительной деятельности, ставшей важной составляющей общественной жизни военного периода.

Частью повседневной жизни граждан России в военный период были молебны и крестные ходы во славу русского оружия, поминовения погибших воинов. Так, по поводу взятия русской армией австрийских городов Львова и Галича в августе 1914 г. в губерниях совершались крестные ходы с «благодарственным молебствием о даровании победы русскому оружию и здоровья Государю, Верховному Главнокомандующему, всему царствующему дому и всероссийскому победоносному воинству».

Массовым выражением сопричастности тыла к происходящим событиям на фронте являлись поздравительные послания императору, членам императорской фамилии, Верховному Главнокомандующему, воинам действующей армии, депутатам Государственной думы с выражением верноподданнических чувств, поздравлениями по поводу одержанных побед. Их направляли как отдельные лица, так и организации, учреждения, сельские и волостные сходы, прихожане церквей, группы ремесленников, рабочих и т.д.

Исполнением национального гимна сопровождались киносеансы, концерты и театральные спектакли. Типичным примером может служить спектакль в пользу семей призванных на войну, организованный 24 августа 1914 г. артистами-любителями одного из уездных городков Российской Империи – Мосальска Калужской губернии. Перед началом местный исправник обратился к публике с речью, в которой рассказал «о последних победах доблестных наших войск в Галиции». «Ура государю императору!» было подхвачено присутствующими. Затем соединенными хорами певчих Мосальска и села Ивонина несколько раз был исполнен гимн, причём публика каждый раз в конце провозглашала «Ура!». Зал украшали национальные флаги союзных держав, Японии и «героической» Бельгии. Была устроена продажа цветов, флажков и значков за право курения. Популярным стало присвоение имён прославленных военачальников различным учреждениям, деятельность которых была связана с нуждами обороны.

События на фронтах волновали всех в России. Пресса, ориентируясь на существующие настроения, старалась предоставлять интересующую население информацию с максимальной оперативностью.
Периодическая печать имела решающее значение в формировании общественного мнения. С 90-х гг. XIX в. среди газет доминировали ежедневные, издававшиеся на частные средства, в которых затрагивались вопросы, имевшие значение для миллионов «новых читателей» из рабочей и крестьянской среды. Кроме того, в каждой губернии выходило как минимум по 2 официальных периодических издания – это губернские и епархиальные ведомости. Газеты выписывали не только горожане, но и сельские, и волостные правления, сельское духовенство и отдельные крестьяне. По числу и тиражам газет и журналов Россия не уступала таким европейским державам, как Англия, Франция и Германия. С началом Первой мировой войны тиражи почти всех газет выросли в 2–3 раза. Газеты раскупались за 1–2 часа. Текущие события войны, названной в прессе Второй Отечественной, сразу стали её главной темой. «Губернские ведомости» регулярно печатали списки убитых, раненых и без вести пропавших местных уроженцев.

С началом войны властью было признано целесообразным выселить из прифронтовых районов в тыловые губернии вражеских подданных и немцев русского подданства. Значительная часть населения считала, что этнические немцы хотят поражения России. Так, в тыловых губерниях рабочие не хотели видеть их на промышленных предприятиях, а служащие – в торговых заведениях, и со стороны крестьян наблюдалось такое же отношение к немцам-управляющим имениями.

В 1914 г. по стране прокатилась волна переименований городов, улиц, торговых заведений и замены немецких фамилий на русские.

Выгодной немцам, т.е. враждебной, население считало антивоенную агитацию леворадикальных элементов, а агитаторов – германскими шпионами. По этой причине не имели успеха попытки провоцирования нарушений общественного порядка во время воинских призывов в 1914 г. со стороны местных представителей партии большевиков, в чьи планы входило развязывание в России Гражданской войны. С началом войны социалисты попытались применять также тактику ведения пропаганды революционных идей так называемым «легальным» способом, т.е. используя трибуну разрешенных неполитических организаций. Однако первое же их выступление там обычно становилось последним, не находя отклика у членов этих организаций. В тот период люди откликались совершенно на другие инициативы, связанные со сбором средств на военные нужды, с организацией лазаретов для больных и раненых воинов.

Таким образом, большинство российского населения с самого начала войны, осознавая колоссальный размах вооружённой борьбы и откликаясь на призыв властей, посчитало своим долгом участвовать в общем деле одоления врага. Провинция стала главным источником пополнения людских, продовольственных и материальных ресурсов армии. Кроме того, патриотизм населения нашёл своё выражение в массовой благотворительной деятельности в пользу защитников отечества, находившихся в рядах войск, их семей, раненых и больных воинов.
Автор: Ирина Белова
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. Trapper7 23 января 2014 08:48
    Великий народ! Великая война! Великое время! Великая страна БЫЛА, ЕСТЬ И БУДЕТ ТАКОЙ!!! Не зависимо ни от чего.
    Единственное, что вызывает сожаление, что долгое время замалчивалось о героях той войны. А ведь люди сражались за Россию!!!
  2. shelva 23 января 2014 10:15
    Согласен с закавыченной частью в названии статьи. Войны, коснувшиеся Россию напрямую, сплачивали общество и тому пример 1812 года, когда закрепощённый народ поддержал своих "угнетателей" против эападных "освободителей". Доказательство - партизанская война, которую вело в основном крестьянство.
    Спустя сто лет российское общество несколько изменилось не в лучшую сторону - на место средневековой масонской ереси пришли ядовитые революционные идеи (опять же западных образцов), которыми заморочились отнюдь не низы общества, а интеллигенция, часть дворянства. Среди купечества находилось не мало сочувствующих, помогающих материально продвигать революционные бредни в народ. Наконец "революция" 1905 года.
    И тут 1-ая Мировая. Российский народ как бы пробудился, объединился и вновь подавляющее большинство стали патриотами своей страны.
    1. smile 23 января 2014 16:12
      shelva
      Вы вдумайтесь в то, что пишете,...ну как можно побыть патриотом, потом перестать...а потом, когда война началась-взять, и опять перекраситься в патриота.? Просто подумайте.

      По статье. Статья не такая уж и плохая, но, крайне однобокая....с нехорошими намеками в отношении большевиков....к сожалению, автор не пожелала упомянуть, что русские промышленники проявили себя далеко не лучшим образом - цены на военную продукцию, поставляемую государству меньше не стали, а они и так были задраны до такой степени, что дешевле было ВВТ покупать за рубежом.
      Еще хуже себя проявило кулачество - в отличие от немецких крестьян, которые даже курицу без разрешения властей не резали и дисциплинированно выполняли поставки государству продовольствия по низким установленным ценам, сдавали почти все, что производили. Наши же кулаки предпочитали гноить зерно, лишь бы не сдавать государству. В результате к 16 году все крупные города испытывали недостаток продовольствия (которого производилось достаточно), над страной нависла опасность голода. Именно поэтому царское правительство ввело в 16 году продразверстку. Не помогло. Кулак есть кулак, психология у них такая - патриотизм они понимали лишь как патриотические песнопения под хорунгвями, а как дело коснулось личного вклада - он куда-то испарялся. Не зря потом большевикам пришлось с ними разбираться.
  3. Standard Oil 23 января 2014 12:08
    Так опять коммунисты во всем виноваты,"все было хорошо,но только коммунисты все испортили",конечно одно дело браво прогуляться до Берлина и обратно за один-два месяца,а другое дело гнить в окопах где-нибудь в Польше,тут-то видать энтузиазму-то поубавилось,конечно то,что на орудие было 2-3 выстрела в день виноваты коммунисты,в бездарном руководстве войсками виноваты коммунисты во главе с пламенным коммунистом великим князем Николаем Николаевичем и его товарищем по партии генералом Алексеевым тоже ярым коммунистом,воевать мешали коммунисты,руководить мешали коммунисты,даже клопы кусающие солдат в траншеях были партийными.А почему бы царю в 1914 году перед объявлением войны не выступить перед народом и сказать правду?"Я русский самодержец и прочая прочая прочая Николай Второй,отправляю вас сынки,сражаться и умирать не за Россию,а за интересы Франции и Англии,за капиталы их магнатов,которым я сдал Россию,идите и умрите с честью".Примерно так,наверное, энтузиазму было бы намного меньше.,а то навешали лапши про эфемерное "Единство славян" и прочую чушь и отправили на убой.А энтузиазм он сейчас есть,а через пять минут нет,такие дела.
    1. optimist 23 января 2014 14:15
      Цитата: Standard Oil
      А энтузиазм он сейчас есть,а через пять минут нет,такие дела.

      Вот именно! К концу этой войны самый тупой крестьянин уже понимал, что проливает кровь за буржуйское добро. Не помню, кто это сказал, но он прав на 100%:"Патриотизм,-последнее прибежище негодяев!" О нравственности, как правило, больше всего рассуждают проститутки. Так и о патриотизме больше всего говорят предатели. Настоящие патриоты молча исполняют свой долг. И нынешняя псевдо-"патриотическая" истерия, нагнетаемая российскими СМИ наводит на грустные размышления: приближаются события 100-летней давности...
      optimist
      1. дмб 23 января 2014 15:40
        Писавшая статью "девушка" размышлениями себя особо явно не утруждала, кропала в рамках заказа. По крайней мере, если ей задать вопрос, почему "массовый патриотический подъем сменился революцией, она вряд ли скажет что либо вразумительное. Во интересно, а наживавшиеся на военных поставках подрядчики, тоже яркий пример патриотизма?
    2. smile 23 января 2014 16:17
      Standard Oil
      Шикарный комментарий! Ценнее, чем вся статья :))) Спасибо.
  4. одинокий 23 января 2014 20:02
    Если честно признатся,не понял чего же хочет Автор(крайне был удивлен что Автор девушка).Если судить по ее логике,чтобы понять патриотический настрой населения-нужна война.С кем воевать то собрались ,барышня?Вы хоть знаете что из себя представляет война? неужели чтобы поднять патриотических дух населения страны,обьязательно нужно начинать войну?
  5. Бакланов 27 января 2014 07:08
    Цитата: Trapper7
    Великий народ! Великая война! Великое время! Великая страна БЫЛА, ЕСТЬ И БУДЕТ ТАКОЙ!!! Не зависимо ни от чего.
    Единственное, что вызывает сожаление, что долгое время замалчивалось о героях той войны. А ведь люди сражались за Россию!!!

    Согласен, достаточно вспомнить "Атаку мертвецов"

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня