Шойгу назвал новые военные угрозы для России

В минувший вторник состоялось первое в наступившем году заседание Коллегии министерства обороны, которое, по словам министра Сергея Шойгу, было посвящено обсуждению послания президента Владимира Путина Федеральному собранию (применительно, естественно, к оборонному сегменту). Были подведены итоги и определены дальнейшие направления развития системы безопасности страны, развития оборонной отрасли, армии в целом.

Шойгу назвал новые военные угрозы для России



По сути, многие темы для обсуждения, вряд ли можно назвать новыми. К примеру, речь снова зашла о необходимости планового комплектования российской армии военнослужащими-контрактниками и необходимости своевременного выполнения государственного оборонного заказа, нацеленной на масштабную модернизацию армии и флота. Похоже, без такой многократности повторения текста поставленной задачи сегодня сам факт её решения неочевиден... Но всё же лучше лишний раз повториться и в конечном итоге добиться достижения целей, нежели тихой сапой (как было ещё совсем недавно) просто спускать все директивы на тормозах.

В своём выступлении министр обороны коснулся темпов и объёмов выполнения ГОЗ в минувшем году. При этом Сергей Шойгу сам представил цифры, полученные в результате подведения итогов выполнения ГОЗ-2013. Оказалось, что закупки вооружений и военной техники остановились на отметке 93%, часть НИОКР выполнена на 96%, ремонт и обслуживание военной техники завершены на 91%. При этом общий объём заключённых контрактов, если верить данным, представленным на Коллегии, составил 99,9% (из речи самого Шойгу).

Глава военного ведомства Российской Федерации отметил, что были и те направления, где все без исключения контракты были выполнены и поставки военной техники в войска прошли без срывов. Речь идёт о поставках ракет стратегического назначения, средств ПВО и БПЛА (беспилотные летательные аппараты). Особо выделил министр обороны первое заключение контрактов жизненного цикла – контракты на создание и полного цикла последующего обслуживания той или иной техники вплоть до её конечной утилизации. Общая сумма контрактов упомянутого типа – 120 млрд. рублей.

В ходе выступления министр говорил о выполнении планов по предоставлению военнослужащим жилья, по проведению ремонтных и восстановительных работ, связанных с техникой. Одна из частей, вызвавшей наибольшие последующие обсуждения – часть, посвящённая тематике новых угроз безопасности России. Шойгу сделал на представлении таких угроз особый акцент. По его словам, новыми угрозами для России являются, цитата:

развертывание глобальной системы ПРО и размещение её компонентов близ российских границ, создание новых эффективных средств высокоточного оружия в обычном оснащении, милитаризацию космического пространства.


При этом министр обороны тут же отметил, что Россия вынуждена принимать ответные меры, выполняя задачи по дальнейшему укреплению ядерной триады, по формированию глобальной системы разведки (в том числе и с использованием космической группировки), по развитию авиации, флота и Сухопутных войск.

Итак, если вернуться к тем угрозам, которые в своём выступлении обозначил Сергей Шойгу, то можно увидеть, что на первое место российский министр поставил именно развёртывание американской системы противоракетной обороны. Случайно ли так вышло? С большой долей вероятности можно сказать, что совсем не случайно.

В каком бы состоянии ни находилась российская экономика, есть, по меньшей мере, один фактор, который является сдерживающим для наших «партнёров». И фактор этот – наличие у России ядерного оружия. Если на секунду допустить, что российская ядерная триада вдруг прекращает существование или же создаются внешние или внутренние условия, при которых эффективность этой триады приравнивается к нулю, то руки у «партнёров» фактически развязываются сами собой. Что может в таком случае ожидать Россию? Сценариев, честно говоря, не так уж и много: ливийский, как один из конкретных примеров. После исполнения этого сценария – переход к процессу реального раздробления, который на том же ливийском примере хорошо просматривается сегодня.

Однажды наша страна уже испытала на себе то, когда внутренние политические «элиты» разыгрывали написанный за пределами государства сценарий, по которому вся военная мощь страны оказалась просто не у дел. Речь, конечно же, о процессе распада СССР. Да – у Страны Советов была мощнейшая армия, страна обладала эффективным оружием (ядерным в том числе), советский флот присутствовал в мировом океане, советская авиация покоряла просторы океанов воздушных, но всё это было фактически блокировано внутренними разборками – костью, которую из-за забора бросили упомянутым «элитам» внешние силы, выбрав главного проводника идей раскола. И раскол, как мы все прекрасно знаем, состоялся.

Говорит это о том, что противодействия развёртыванию американской системы ПРО должно вестись не только без какой бы то ни было оглядки на реакцию «партнёров» (после того, как США заявили о продолжении реализации программы ПРО даже после смены иранского политического руководства, России всякая внешняя реакция – реакция на ответные действия - должна быть просто неинтересной), но и при полном понимании того, что такое противодействие должно реально работать. Работать – уже даже не столько в военном, сколько в политическом контексте. Другими словами, если контрмеры, позиционируемые как ответ развёртыванию всё той же систему ПРО в Европе, будут приниматься, то нужна гарантия, что эти меры снова не окажутся «купированными» при политических разборках внутри страны. В качестве примера: в США президент демократ сменил президента республиканца, но это почти никак не повлияло на продолжение расставлять радары и противоракеты в условленных частях мировой территории (и акватории – с помощью военных кораблей особого характера). То есть, система безопасности Соединённых Штатов – она как бы надполитическая и будет развиваться несмотря ни на что – ни на партийность президента, ни на его цвет кожи, ни на покрой костюма.

Это именно тот американский опыт, который Россия должна взять на вооружение. Хотя найдутся и те граждане, которые заявят, что у нас и здесь должен быть свой собственный путь. Если он есть, то в чём тогда он заключается – неужели в зависимости эффективности системы национальной обороны и безопасности от настроений того или иного представителя высшей государственной власти? Если так, то такой путь очень уж напоминает классическую русскую рулетку, которая уже однажды принесла свои ужасающие плоды в 1991 году.

В общем, угрозы названы, пути их нейтрализации определены, осталось добиться того, чтобы курс на безопасность (не только на основе ядерного оружия, естественно) был приоритетным при любых условиях (при любом правительстве, при любом президенте). В противном случае повторится сценарий, который наша страна уже переживала, и после реализации которого до сих пор не может окончательно прийти в себя.
Автор:
Володин Алексей
Использованы фотографии:
http://stat.mil.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

50 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти