Сербия стала «надёжным партнёром» Запада

Начались переговоры между ЕС и Белградом о вступлении Сербии в Евросоюз. Чиновники из Еврокомиссии уверены, что план по выполнению первых условий для вступления в ЕС сербы подготовят уже к концу текущего года. Еврокомиссар по расширению и политике соседства Штефан Фюле в Брюсселе накануне объяснил, что основной акцент в 2014 году будет сделан на подготовке к открытию глав 23 и 24 договора о присоединении к ЕС. Названные главы касаются реформ в области правосудия, прав, свобод и безопасности. В действительности всё это не более чем демократическая «говорильня». Истинной целью, по которой Сербия втягивается в ЕС (и вовсе не обязательно, что итогом «переговоров» станет её принятие в союз), является окончательный «развод» частей бывшей Югославии. Важнейший пункт для Брюсселя — не какие-то там «права» (вон в Латвии живут неграждане), а судьба Косово.




Мало ли что там предварительно сказал еврокомиссар! Вот что заявил сербский вице-премьер Вучич: «Мы закончим всё, что зависит от нас, к 2018 году, а дальше мы не вольны решать, примут ли нас в ЕС к 2020 году». И добавил, что основное внимание на переговорах «будет уделено главе 35, посвящённой Косову». И уточнил, что «никто не знает, как точно будет выглядеть глава 35, некоторые вещи могут возникнуть внезапно, и не всё будет легко». Это, пишет Анна Филимонова («Фонд стратегической культуры»), чем-то напоминает формулу, имевшую хождение на Западе в конце 1990-х гг.: «Не столь важны конкретные условия, сербы просто должны перестать существовать».

Премьер-министр Сербии И. Дачич тоже был довольно откровенен. По его словам, Брюссель пошёл на переговоры с Сербией «не из-за того, что Сербия провела какие-то фантастические реформы, а из-за прогресса в отношениях с Приштиной». Дачич предупреждает, что «если бы Сербия не достигла соглашения с Приштиной, переговоров с ЕС не было бы, и стоит нам только споткнуться на этом пути, как переговоры будут прекращены — мы должны ясно это понимать».

Ну вот, господин Фюле, а вы говорите — права и свободы… Собственно, позднее в тот же день, видимо, чтобы не показаться демагогом, Фюле сказал: «Ключевым фактором стала готовность сербских властей нормализовать отношения с Приштиной». Его слова растиражировали многие СМИ. Запад, похоже, нынче играет открыто. Откровенно ведут себя и государственные мужи Сербии. Ивица Дачич вообще заявил на пресс-конференции в Брюсселе: «Я считаю, что сегодня — самый важный для Сербии день со времени окончания Второй мировой войны».

Анна Филимонова пишет:

«Откровенность сербского премьера не оставляет места для интерпретаций: передача края Косово и Метохия «Республике Косова», согласие на интеграцию населённого сербами севера края в систему власти приштинского режима, установление государственной границы, отрезающей Космет от центральной Сербии — вот цена, которая уплачивается за возможность бесконечно вести переговоры с Брюсселем, выполняя одно за другим унизительные, разорительные для страны требования ЕС. Переговоры, итогом которых, скорее всего, будет то, что Сербия никогда в Евросоюз не вступит, поскольку у Евросоюза просто-напросто нет требуемых для этого финансовых средств. Тем не менее Запад бросает сербам кость, начиная с ними переговоры, а в обмен требует жертвы — согласия на полный, окончательный, юридически закреплённый отказ от части сербской территории. Вряд ли можно сомневаться в том, что западные поборники демократии и прав человека, получив возможность распоряжаться судьбой сербского народа, милосердия по отношению к этому чуждому Западу славянскому народу знать не будут».


Печальный опыт стран Восточной Европы показывает: плюсов от вступления в ЕС нет, а минусы трудно сосчитать, резюмирует аналитик.

Что же предлагает Евросоюз Сербии, какими пряниками заманивает? И как в отношении этого вопроса настроен сербский народ? А депутаты? Давайте полистаем СМИ.

Алексей Корнилов, собственный корреспондент «Парламентской газеты» в Белграде, приводит слова Вучича, сказанные тем в Брюсселе. Г-н Вучич назвал результаты межправительственной конференции Сербия — ЕС «хорошим моментом» на пути Белграда к Евросоюзу и сказал: «Сербию теперь рассматривают как надёжного партнёра, и мы должны использовать эту ситуацию для обеспечения лучшей жизни для своих граждан».

Далеко не все сербские политики согласились с этим «хорошим моментом». Участь «надёжного партнёра» не по душе, например, председателю оппозиционной Демократической партии Сербии Воиславу Коштунице.

Он заявил, что решение о начале переговоров с ЕС является «иррациональным» и предложил провести референдум по этому вопросу. По его мнению, Сербия получит от евроинтеграции только экономические потери. Не существует ни одной логической причины, по которой Белград должен продолжать сближение с Брюсселем. Лидер ДПС особо подчеркнул, что Сербию ждут «неприятные» условия ЕС в отношении края Косово и очередные шаги, направленные на «стирание» национальной самобытности сербов.

Правительство же ждёт от ЕС помощи — разумеется, экономической. Проще говоря, денег. А ещё ждёт рабочих мест для сербов. Для страны характерна массовая безработица — по разным данным, она достигла 30%. Есть удручающие данные по молодёжи — половина трудоспособных молодых людей не может найти работу. Эти сведения вряд ли точны, потому что многие безработные не встают на учёт. То есть на самом деле всё ещё хуже. Наконец, в Сербии крайне низкие зарплаты — на них трудно прожить. Средняя з/п не достигает и 400 евро в месяц. Разумеется, страны ЕС (западные) выглядят для сербов привлекательно и притягивают. Ну, и прочие проблемы макроэкономики Сербии: высокие темпы инфляции (более восьми процентов в год, что в ЕС не приветствуют, но ведь Сербия в ЕС окажется не завтра — ладно, если лет через шесть), рост государственного долга, а также сопровождающая всё это тотальная коррупция: разбухший сербский чиновный аппарат, который нещадно критикуется в Брюсселе, погряз в воровстве. Тяжёлая ситуация сопровождается наследием социализма — госпредприятиями. У них нет денег ни на развитие производства, ни на модернизацию. Не приходится говорить и о приемлемой рентабельности. В СМИ пишут о том, что Брюссель готов выделить Белграду (в случае вступления в ЕС, конечно) около 180 млн. евро в виде средств на евроинтеграцию. Столь небольшая сумма вряд ли решит вопрос кризиса. К тому же коррупция, коррупция…

Однако иных идей о «светлом европейском будущем», помимо вступления в ЕС, у сербского правительства нет. Трудно рассуждать о том, плохо или хорошо — двигаться в сторону Брюсселя, когда страна утонула в кризисном болоте и хватается за любую соломинку, лишь бы за что-то уцепиться, остаться на поверхности. Косово тут уже не жалко — ведь сам тонешь. Поэтому вступление в ЕС стало для сербского народа своего рода «американской мечтой».

Да, сербы вовсе не против дороги в Брюссель, как это подают иные СМИ, перепечатывающие заявления некоторых политиков о чуть ли не вступлении Сербии в Таможенный союз. Ну, что за Таможенный союз, коли нет общей границы с Россией? Надо всё же судить объективно и иногда поглядывать на карту. К тому же и Сербия, и Черногория сегодня имеют зону свободной торговли с Таможенным союзом.

С 2009 года сербы пользуются правом въезжать в Шенгенскую зону ЕС без визы. И это большой плюс для тех, кто хочет работать в Европе. Многие только по этой причине поддерживают идею о вступлении Сербии в ЕС.

На днях сербский журнал «Нова српска политичка мисао» («Новая сербская политическая мысль») опубликовал итоги опроса населения, проведённого с 24 декабря 2013 по 5 января 2014 года. Правда, автор журнала Джордже Вукадинович назвал эти итоги «шизоидными», отмечает ИА «REX».

54,4% жителей Сербии поддерживают проект вступления Сербии в ЕС. Стало быть, больше половины. Но в то же время 66,2% поддерживают «союз с Россией». Имелся в опросных листах и уточняющий прямой вопрос о выборе между ЕС и Россией. На него сербы ответили так: 30,0% — за Россию, 17,4% — за ЕС, за «одинаково хорошие отношения с ЕС и с Россией» — 44,2%. Последнее чем-то немного напоминает Украину, не находите?

Ну, и про Косово. Отвергают принятое властями Сербии весной 2013 года признание независимости края как условие начала процесса вступления Сербии в ЕС 67,7%, согласны с этим условием лишь 22,4%.

К этому надо добавить, что в ЕС сейчас вовсе не утверждают, что Сербия должна немедленно признать независимость Косово. Так что тут воля сербского народа вроде бы не нарушается. И всё же все прекрасно понимают, куда клонит Запад…

Что касается мнения сербского народа, то новый опрос лишь подтвердил желание довольно значительной части сербского народа (большинства) интегрироваться с ЕС. Осенью прошлого года тот же журнал проводил опрос, результаты которого практически сошлись с итогами опроса зимнего.

22 ноября на РИА «Новости» была опубликована заметка корреспондента Николая Соколова, в которой приводились результаты социологического опроса, проведённого политологическим журналом «Новая сербская политическая мысль».

За союз с Россией выступили 67,5% респондентов, против — 18,2%, затруднились ответить 14,3%. Вступление в ЕC поддержали 53,7% опрошенных граждан Сербии, против высказались 31,1%. Ещё 15,2% затруднились с ответом. В ходе исследования, проводившегося с 1 по 15 октября, было опрошено 1,1 тыс. человек в различных областях Сербии, кроме Косово.

Известны, впрочем, и другие опросы, участники которых высказались за присоединение Сербии к ЕС более явно. На один из таких опросов указывает сербский ресурс «Сербия.info».

Более 67% граждан Сербии одобряют возможное вступление страны в Евросоюз — об этом свидетельствуют результаты опроса, проведённого влиятельным социологическим агентством «Скан» из города Нови Сад в период с 24 ноября по 3 декабря (всего было опрошено 1700 совершеннолетних граждан).

Также исследование показало, что НАТО имеет негативный образ в сознании 75% опрошенных, и всего 4% участников опроса высказываются о Североатлантическом союзе положительно.

При этом выяснилось, что наибольшей степенью доверия среди различных институтов общества пользуется Сербская православная церковь, а наименьшей — парламент и правительство страны. Законодательную и исполнительную власть сербы критикуют за медлительность в принятии решений, неорганизованность, неэффективность.

Надо предположить, что активизировавшееся на переговорах с ЕС осенью и зимой правительство Сербии делает всё возможное, чтобы о нём не думали как о медлительном и неэффективном. Госчиновники действительно торопятся.

Как сообщил 21 января корр. РИА «Новости» Николай Соколов, сербский премьер-министр Ивица Дачич выступил с заявлением, где сказал, что Сербия просит европейских партнёров не выставлять «ложных препятствий» для затруднения переговорного процесса.

«Мы готовы к сложным переговорам и даже удивимся, если нам будет легко. Мы не ожидаем никаких привилегий или льгот. Но мы надеемся, что перед нами не будет выставлено ложных препятствий и каких-то подвижных целей или условий, которые будут меняться каждый год», — сказал Дачич в Брюсселе.

Дачич также отметил, что Сербия готова продолжать процесс нормализации отношений с Косово. По его словам, на переговорах в Брюсселе никто не просил сербские власти признавать Косово: эта тема вообще не обсуждалась.

Как передаёт «Euronews», Ивица Дачич выразил надежду, что переговорный процесс, обычно занимающий для страны-кандидата до 10 лет, завершится к 2020 году.

Что касается «подвижных целей или условий», то таковые, конечно, будут. «Подвижной целью» за шесть ближайших лет станет как раз Косово. Там что-нибудь этакое произойдёт, в итоге чего Брюссель порекомендует Белграду признать независимость края. Кто-то, а уж Дачич-то про Косово понимать должен. Он ведь, собственно, косовский уроженец…

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти