Союзная граница. За киргизо-таджикскими «столкновениями в анклаве» — цена героина в Москве

Союзная граница. За киргизо-таджикскими «столкновениями в анклаве» — цена героина в МосквеНовый политический год по традиции начался с вооружённого обострения в Средней Азии. Если в прошлом году внимание было приковано к узбекскому анклаву, то в этом году к таджикскому.

Ферганский узел


То, что столкновения произошли вокруг анклавов, — самая главная подробность этого политического события в Евразии. Ведь на самом деле это конфликт не между Киргизией и Таджикистаном. Политическая география не даёт понимания сути конфликта, а наоборот, его усугубляет. Особенно для гражданина, не знакомого с реалиями Средней Азии хотя бы на уровне чтения местных СМИ.

Какая-то Киргизия с каким-то Таджикистаном. Опять чего-то не поделили. Перед глазами у простого, и особенно, у простого московского обывателя проплывёт таджик, который штукатурил стены в обывательской квартире. И киргиз, который работает курьером-нелегалом на обывательской фирме. Штукатур и водитель зачем-то взяли автоматы Калашникова и начали друг в друга стрелять. В общем, какой-то горячечный бред или сценарий для третьесортного голливудского боевика про «Кирзакстан».

Поэтому вот вторая главная подробность: все эти конфликты происходят в Ферганской долине. А значит, бессмысленно рассматривать Узбекистан, Таджикистан и Киргизию по отдельности, просто бессмысленно. Единственный формат, при котором возможна мирная жизнь в городах, сёлах, махаллях и анклавах Ферганской долины, — это отсутствие внутренних границ и внешняя безопасность самой долины.

Проблематика Ферганской долины аналогична проблематике Закавказья: до тех пор, пока Грузия, Армения и Азербайджан не входят в один военный союз, взрывоопасность региона крайне высока. По большому счёту, события в Ферганской долине в любой момент могут начать развиваться по сценарию августа 2008 г. в Южной Осетии. В обоих регионах проживает сопоставимое количество населения, которое расселено крайне дисперсно.

До тех пор, пока Ферганская долина не будет находиться в рамках единого экономического района с безопасными границами, мира в этом регионе не будет. Потому что когда крупный экономический район разорван между разными республиканскими юрисдикциями, регион переходит на контрабандную форму экономики. И легальная экономическая деятельность в рамках трёхчастной Ферганской долины невозможна в принципе: все республики имеют собственные малообеспеченные и невостребованные валюты, неинтегрированные экономики, разный доступ к ресурсам, взаимные претензии друг к другу и т. д.

Соответственно, Ферганская долина находится внутри зоны политического конфликта национальных республик, из-за чего деградирует. Есть свидетельства, что в некоторых таджикских и киргизских районах Ферганской долины государство фактически разложилось до кланово-родовых отношений. Понять, что происходит в узбекской юрисдикции Ферганской долины, в принципе невозможно. Но если вспомнить про андижанский конфликт 2005 года, когда дело дошло до расстрела толпы из автоматического оружия, то, вероятно, в узбекской части Ферганской долины дела тоже не в порядке.

Почему квази-экономика конфликта азиатских республик касается нас напрямую

Задача-максимум, которая стоит перед Россией и Союзом, — это безопасность Ферганской долины в целом. И не потому, что кто-то сильно любит узбеков или таджиков. Хаос в этом регионе облегчает наркотрафик на Север (в сторону Казахстана, Урала и Сибири). Одно следует из другого. Без безопасности и согласованной экономической политики легальная деятельность становится небезопасной и неприбыльной, а нелегальная, напротив, — сверхприбыльной. Обеднение основной массы населения в республиках ведёт к политической напряжённости и конфликтам. Которые, в свою очередь, только увеличивают трафик оружия, наркотиков и контрабанды. То есть стрельба между таджикскими и киргизскими пограничниками на самом деле определяет, сколько будет стоить шприц с героином в Астане, Екатеринбурге или Новосибирске. И чем чаще стреляют, тем ниже цена.

Однако на данный момент Узбекистан вышел из ОДКБ и никак не собирается участвовать в евразийской интеграции. Так как Ташкент контролирует большую часть Ферганской долины, то гарантировать безопасность всего экономического района невозможно. Следовательно, на повестке дня стоит вопрос физической безопасности как минимум трёх экономических регионов — Казахстана, Западной Сибири и Южного Урала.

При этом мы должны помнить, что сами киргизы с таджиками договариваться не особо склонны. Потому что и та, и другая сторона руководствуются национальной логикой: им важнее показать свою воинственность и готовность отстаивать национальные интересы, нежели обеспечить безопасность региона. Также важно, что обе национальные столицы — что Бишкек, что Душанбе — находятся за пределами Ферганской долины. А значит, перестрелка на границе для бишкекского или душанбинского политика — скорее, повод для хорошего пиара, нежели структурный вопрос региональной безопасности в Евразии.

Поэтому хотим мы этого или нет, но вопрос безопасности в Ферганской долине — это проблема России и Союза. Особенно России, у которой есть военные базы и в Киргизии, и в Таджикистане. Сохранив и усилив военные базы в Канте, Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе, мы фактически дали гарантии безопасности этому участку Евразии. Причём Россия, как это часто случается в истории, взяла на себя гарантии безопасности и за Казахстан, и за Белоруссию. Ведь Астана и Минск не отправляют своих солдат и офицеров на таджикско-афганский участок союзной границы.

Если перед Союзом действительно стоит задача безопасности в «нашей» части Ферганской долины, то решить её возможно только союзными методами.


Похоже, мы подошли к историческому моменту, когда Союзу необходимы передовые армейские отряды для решения особых миротворческих задач. Фактически нам необходимо формировать евразийский миротворческий контингент на профессиональной основе. Которому предстоит решать тактические задачи союзной безопасности в разных уголках Евразии.

Создание такого миротворческого контингента будет отличным интеграционным проектом для вооружённых сил России, Белоруссии и Казахстана. Потому что только в союзной деятельности возможен союзный результат.

Ведь на повестке дня стоит не таджик-штукатур и киргиз-водитель, стреляющие друг в друга где-то там далеко в анклавах Ферганской долины. На повестке дня — террористы-взрывники в Волгограде, а также цена и доступность дозы героина в Москве, Астане и Минске.
Автор:
Алексей Беляев
Первоисточник:
http://www.odnako.org/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти