Франция XIX века: страна дикарей

Франция XIX века: страна дикарейПросоветские и либеральные авторы любят расписывать ужасы жизни в русской деревне, при этом по умолчанию считается, что в сельской местности других стран жили иначе. «В то время, как русские баре заставляли крепостных крестьянок кормить щенков борзых своим молоком, французские крестьяне переводили Овидия в перерывах между работами и ездили на шоппинг в Милан». Чтобы ликвидировать эту фигуру умолчания («Понятно же, что там Европа! Цивилизация! Без ужасов кровавого царизма!»), мы специально перевели главу из известного труда с говорящим названием Peasants into Frenchmen: The Modernization of Rural France, 1870-1914, который вы целиком можете приобрести в английской версии на Амазоне. Итак…

«Нет нужды ехать в Америку для того, чтобы увидеть дикарей», — размышлял парижанин в 1840-х, проезжая по сельской местности Бургундии. «Вот они, краснокожие Фенимора Купера», — сообщает нам Бальзак в своём романе «Крестьяне» 1844 года. В действительности существует достаточно свидетельств, говорящих о том, что обширные территории Франции XIX века были заселены дикарями. Луи Шевалье (Louis Chevalier) показал нам, как подобный ярлык, рабочий класс — опасный класс (classe laborieuse, classe dangereuse), прикрепился к городской бедноте где-то в середине века. Однако его легко можно было применить, причём на более продолжительном временном отрезке, к части сельского населения — такого же странного и малознакомого и так же много работавшего, хотя и представлявшего меньшую опасность в силу своей высокого рассредоточения.

Не слишком углубляясь в прошлое: в 1831 году префект департамента Арьеж описывал живших в пиренейских долинах людей дикими и «жестокими, как водящиеся здесь медведи». В 1840 году офицер штаба сухопутных войск обнаружил Морвана из Фура, «издающего настолько дикие вопли, что они походили на звуки, издаваемые животными». Чиновники и солдаты — кто ещё осмелился бы податься в дикие части сельской местности, особенно в затерянные земли к югу от Луары? В 1843 году пехотный батальон, пересекавший болотистый департамент Ланды к северо-востоку от города Дакс, обнаружил ещё больше бедных, отсталых, буйных дикарей. Весь регион был диким: пустоши, болота, трясины, вересковые заросли. В 1832 году, когда Жорж Эже́н Осма́н (Georges-Eugène Haussmann), позднее ставший бароном, посетил муниципалитет Уёль на юго-западе департамента Ло и Гаронна, то не обнаружил там дорог и каких-либо ориентиров, а сопровождавший его дорожно-строительный инспектор был вынужден ориентироваться по компасу. Вокруг были лишь неглубокие болота (petites landes); на территории департамента Ланды, как говорилось в одной поговорке, пересекающей болото птице приходилось нести свою еду с собой. До 1857 года, когда высадка сосновых насаждений возвестила о наступлении новой эпохи (но пока что лишь только о её проблесках), имеющиеся ссылки на изобиловавшую дикость могли подразумевать описание не только ландшафта, но и условий для жизни, и самого населения. Пилигримы, совершавшие паломничество в Сантьяго-де-Компостела (Santiago de Compostela — город, в котором расположен Сантьягский собор — крупнейший центр паломничества — прим. пер.) боялись пересекать эти земли, так как там не было «ни хлеба, ни вина, ни рыбы, ни питья». Воистину, даже Тэн (Hippolyte Taine) объявил, что этим землям он предпочёл бы пустыню. Когда Эдуард Фере (Édouard Féret) опубликовал свои массивные «Общие статистические данные по департаменту Жиронд» (Statistique generale du departement de la Gironde) в 1874 году, осушение болот региона Медок было ещё свежо в памяти, а многие жители Бордо помнили лихорадки и стоячие водоёмы, давшие региону его оригинальное название — in medio aquae (посреди воды — лат., прим. пер.). Что касается огромных торфяников к югу от Бордо, то они до сих пор оставались такими же дикими, распространявшими пеллагру и лихорадку среди населения, такого же дикого, как и его окружение.


Пространство от Бордо до Байонны представляло собой дикую местность. Нетронутость природы сохранялась и на землях от острова Йе, находящегося недалеко от Атлантического побережья, до департамента Дром на востоке, где в 1857 году один полковник выразил надежду, что строительство железной дороги здесь будет способствовать улучшению доли «тех, кто, в отличие от своих собратьев, живёт укладом двух- или трёхвековой давности» и уничтожит «дикие инстинкты, порождённые изоляцией и отчаянием». Горожане города Тюль называли крестьян порочными (peccata), а священник департамента Коррез, выходец из простолюдинов этой же префектуры, но сосланный в сельский приход, с сожалением отмечал: «Крестьянин являет собой порок, чистый порок, до сих пор не ослабевающий, который можно наблюдать во всей его природной жестокости». Это наблюдение, записанное Жозефом Ру (Joseph Roux), скорее всего было сделано в начале времён Третьей Республики, но оно отражает бывшее единым на протяжении трёх четвертей XIX века мнение. «Сельский житель каждой своей чертой выражает страдание и горе: взгляд его неуверен и робок, выражение лица его безучастно, походка медленна и неуклюжа, а длинные спадающие на плечи волосы делают его угрюмым» (департамент Верхняя Вьенна, 1822). «Ужасное невежество, предрассудки, брань» (департамент Морбиан, 1822). «Ленивый, жадный, скупой и подозрительный» (департамент Ланды, 1843). «Грязь, лохмотья, ужасная дикость» (департамент Внутренняя Луара, 1850). «Вульгарные, едва цивилизованные, безропотные, но буйные» (департамент Луара, 1862). Неудивительно, что в 1865 году землевладелец из региона Лимузен обращался к терминологии, мало чем отличавшейся от использованной Лабрюйером за 200 лет до него: «Двуногие животные, мало напоминающие человека. Одежда [крестьянина] грязная; а под его толстой кожей не увидеть кровотока. Дикий, тупой взгляд не выдает ни проблеска мысли в мозге этого существа, морально и физически атрофированного».

Народные бунты декабря 1851 года дали свой урожай характеристик: дикая орда, земля дикарей, варваров. Важно понимать, что брошенное кому-то оскорбительное выражение дикарь (sauvage) считалось клеветой и, если дело дошло до суда, могло привести к штрафу или даже тюремному заключению. Перечень можно продолжить: в начале 1860-х дикость идёт на убыль в департаменте Ньевр, но сохраняется в 1870-х годах в департаменте Сарта, где «дикие» болотные люди живут как «троглодиты» и спят у костров в своих хижинах «на вересковых стеблях подобно кошкам на древесных опилках». Это продолжает существовать и в Бретани, где поступающие в школу дети «похожи на детей из стран, куда не проникла цивилизация: дикие, грязные, не понимающие ни слова на [французском] языке» (1880г.). Собиратель музыкального фольклора, странствовавший по западу от департамента Вандея до Пиренейских гор, сравнивал местное население с детьми и дикарями, которые охотно, как и все первобытные народы, выказывали ярко выраженное чувство ритма. Даже в 1903 году тема сельской дикости появлялась у автора путевых очерков, который во время своего визита в регион Лимузен, к северу от города Брив-ла-Гайард, был поражён дикостью региона и «хижинами индейцев» («Huttes de Sauvages»), в которых жили люди. Какое облегчение после дикости бесконечных каштановых рощ попасть в городок, каким бы маленьким он ни был. Цивилизация (civilization), так же как и воспитанность, есть явление городское (далее в качестве подкрепления своей мысли автор приводит перечень понятий, производных от слова civil — прим. пер.): гражданский (civic), цивилизованный (civil), гражданский чиновник (civilian), воспитанный (civilized); аналогичным образом, понятия государственное устройство (polity), воспитанность (politeness), политика (politics), полиция (police) происходят от слова polis, также обозначающего город.
Цивилизация — вот то, чего не хватало крестьянам. Принятие в 1850 году закона Грамона, сделавшее правонарушением плохое обращение с животными, являлось стремлением «цивилизовать людей» и детей. Более того, в 1850-е это сделалось обязательным. Священник из региона Бьюс считал, что важнейшее, в чём нуждались его прихожане, было воспитание. В департаменте Верхняя Луара лодочники на реке Алье обладали на удивление высоким «уровнем культуры благодаря их общению с представителями «более культурных наций», которые встречались им по пути в Париж. То же самое относится к комунне Сен-Дидье, которая начала превращаться в «более культурное место» благодаря торговым отношениям с городом Сент-Этьен. В путеводителе 1857 года выпуска, напротив, отмечалось, что «цивилизация едва ли коснулась» деревень на плоскогорье Морван. Военные инспекционные проверки указывали на то же состояние дел в департаментах Ло и Аверон.

В докладах инспекторов начальной школы в период между 1860-ми и 1880-ми можно обнаружить повторяющиеся ссылки о культурном росте населения и роли местных школ в этом процессе. Что значили подобные отчёты для современников? Этот вопрос будет подробно освещён позднее. Сейчас предположим, что они отражали преобладавшее убеждение, что определённые районы и группы не являлись цивилизованными, то есть, не были ассимилированы, интегрированы в французскую цивилизацию: бедные, отсталые, невежественные, невоспитанные, грубые, буйные, относящиеся друг к другу как к зверям. Требовалось обучить их нравам, морали, грамоте, знанию французского языка, дать им знания о Франции, привить им чувство правовой и институциональной структуры за пределами их непосредственного места жительства. Леон Гамбетта (Leon Gambetta) резюмировал в 1871 году: крестьяне были «интеллектуально на несколько веков позади просвещенной части страны», существовало «огромное расстояние между ними и нами … между теми, кто говорит на нашем языке, и многими нашими соотечественниками, [которые], как ни жестоко об этом говорить, могут не более чем невнятно бормотать на нём»; материальные блага должны были «стать средством их морального роста», иными словами, их приобщения к культуре. Крестьянин должен был быть интегрирован в национальное общество, экономику и культуру — культуру городов, и, по преимуществу, одного города — Парижа.
Доклады о достигнутом прогрессе знаменуют соответствующую кампанию: по состоянию на 1880 год цивилизации пока не удалось проникнуть в глухие районы департамента Морбиан, чтобы сделать его похожим на остальную Францию, однако, в департаменте Ардеш «грубые, вульгарные и дикие нравы становятся более мягкими и культурными», а на Атлантическом Западе старые обычаи «сметаются цивилизацией». До успешного окончания кампании сельский люд будет оставаться, как выразились два наблюдателя с юго-запада, грубым и незавершенным наброском по-настоящему цивилизованного человека.

Конечно, он был незавершенным наброском с точки зрения той модели, которой он не соответствовал, и на то имелись основания: об этой модели он [крестьянин] не имел представления. Культурный и политический абориген, чуть ли не животное или ребёнок, которого даже симпатизировавшие ему наблюдатели находили несомненно диким. В 1830 году Стендаль говорил об ужасном треугольнике между городами Бордо, Байонна и Валанс, где «люди верили в ведьм, не умели читать и не говорили по-французски». Флобер же, прогуливаясь по ярмарке в комунне Распорден в 1846 году, как по экзотическому базару, так описывал типичного попадавшегося ему на пути крестьянина: «…подозрительный, беспокойный, ошарашенный любым непонятным ему явлением, он сильно торопится покинуть город». Однако несмотря на свою проницательность, Флобер совершил большую ошибку, когда пытался судить о крестьянине по тому, как тот вёл себя в городе, месте, куда он приходил только в случае необходимости. «Из-за того что там он сталкивается только с людьми, которые смотрят на него свысока и насмехаются над ним», — объяснял наблюдатель в бывшем герцогстве Бурбон. Находясь в городе, крестьянин всегда чувствовал себя стеснённым, не в своей тарелке, что поверхностный наблюдатель считал проявлениям «дикости и притворства». В сущности, дикость и была притворством, дополнявшимся угрюмостью. Дела обстояли хуже в регионах наподобие Бретани, где крестьянин не мог быть уверен, кто среди горожан (помимо мелких торговцев и городских низов) говорил на его языке. Как будет показано далее, здесь и в местах, подобных этому, говорящим на французском требовались переводчики, что не способствовало удобству общения или взаимопониманию.

Крестьянин, находясь в городской обстановке, чувствовал себя «не в своей тарелке», в результате он смущал жителей города, а их мнение о крестьянине было зеркальным отражением его недоверия к ним. В 1860-х годах один автор, наблюдавший за юго-западными крестьянами, которые, как он был уверен, ненавидели и боялись его, не мог скрыть ни своего страха, ни своего презрения к ним. И местный помещик около Нанта не мог не заметить, как крестьяне смотрели на него взглядом, «полным ненависти и подозрительности». «Невежественные, полные предрассудков», — пишет один офицер, имея в виду население возле Ле-Мана, — «они не испытывают угрызений совести, когда пытаются схитрить или обмануть». Невежество, апатия, вялость, лень, инерция, а также жестокая, хваткая, лукавая и лицемерная натура под разными формулировками приписывались злобе, бедности и недоеданию. Больше об этом мы услышим позже. В любом случае, чего другого можно было ожидать? Крестьянин не рассуждал логически, он был эгоистичным и суеверным. Он был невосприимчив к красоте, равнодушен к окружавшей его местности. Он завидовал и ненавидел любого, кто пытался стать лучше. Городские жители, которые часто (как в колониальных городах Бретани) не понимали сельского языка, презирали крестьян, преувеличивали их дикость, настаивали на более живописных, а значит, и более отсталых аспектах их деятельности, а иногда делали сравнения не в их пользу с другими колонизируемыми народами в Северной Африке и Новом Свете. В Бресте в XIX веке легко можно было услышать сравнение его окрестностей с «кустами»: чаща (brousse) или деревня (cambrousse). Но параллели с колониями и не требовались, когда арсенал оскорбительной терминологии и так был заполнен до отказа: «Картофель — для свиней, кожура — для бретонцев».

В середине XVIII века знаменитая Энциклопедия выразила общепринятую точку зрения: «Многие люди не видят разницы между подобными людьми и животными, которых они используют при возделывании нашей земли; подобное мнение довольно старо и, скорее всего, будет актуально в течение долгого времени». Так и произошло. Во время Революции, пишет Анри́ Антуа́н Жюль-Буа́ (Jules Bois), члены подразделения национальной гвардии в графстве Мэн испытывали глубочайшее презрение к сельским варварам в своём регионе и даже возвращались с ожерельями из ушей и носов после рейдов в мятежные деревни. Историки XIX века в департаменте Вандея, в свою очередь, отрицают наличие у деревенских жителей каких-либо целей или идей кроме тех, которые были получены ими из внешних источников. Это тема, которая повторялась снова и снова в дискуссиях о культуре масс, увековечила понятие бессмысленного болвана, чьё мышление было непоследовательным, если оное, конечно, вообще наличествовало.

Собирателей фольклора в начале XIX века критиковали за то, что оные выказывали интерес к «низшим классам населения» или за запись местного говора, недостойного внимания, не говоря уже о почтительном отношении. В 1871 году Республиканцы, явно желая унизить большинство Национальной ассамблеи, назвали их «сельскими жителями». Сельские жители и сами были согласны: быть сельским было унизительным. Ходить или есть как крестьянин было грехом, поэтому небольшие сборники правил этикета, которые продавали коробейники, разлетались «на ура». Другие смотрели на это, как на существование разных видов. В Лангедоке непривилегированные классы считались да и сами считали себя низшим видом: сельские девушки, маленькие, смуглые и худые были «другой расой» в сравнении с их городскими сверстницами. Одним из результатов веры в подобное различие было то, что деревенские повивальные бабки сминали черепа новорожденных детей, дабы, в попытке «более символичной, нежели реальной», придать маленьким круглым черепам крестьянских детей вытянутую форму, которая ассоциировалась с более умными городскими жителями. И так же как превосходство, напускаемое на себя чужаками, стало превосходством, которое крестьяне начали им приписывать, так и уничижительные суждения чужаков стали частью языка, а оттуда неизбежно перебрались в крестьянские головы.

В Нижней Бретани (западная часть Бретани, где местные традиции были наиболее сильны — прим. пер.) слово pemor (изначально использовавшееся для обозначения мужлана) стало обозначать местных крестьян, а потом перекочевало в бретонский язык. Такие слова как pem и beda проделали похожий путь, поначалу обозначая увальня, потом рекрута, а затем просто любого крестьянина в Нижней Бретани. Похожим образом в регионе Франш-Конте термин, использовавшийся для обозначения коровьего навоза, bouz, превратился в bouzon, относившийся к крестьянину. Грызун (Croquants), мужлан, увалень, мужик (culs-terreux) — список, начатый нами несколькими страницами ранее, далёк от окончания. Но, будто этого было мало, само выражение «крестьянин» стало оскорбительным: оно отвергалось или смиренно принималось, но в любом случае его меняли на более достойный ярлык при первой же возможности. И действительно, в 1890 году английский путешественник обнаружил, что слово выходит из употребления: «Как только появляется возможность, крестьянин становится земледельцем (cultivateur)!»

Быть крестьянином было стыдно; крестьянина стыдили за бескультурье; он соглашался с осуждавшими его в том, что ему недоставало чего-то ценного и значительно его превосходящего; он соглашался с тем, что французская цивилизация, особенно всё парижское, несомненно было превосходным и желанным: отсюда и мода на статьи из Парижа (articles de Paris). Бретонцы упрекали людей, пытавшихся подражать изысканному тону, в использовании «немного похожего на парижский говора». Однако они с восхищением говорили о тех, кто держал себя благородно, легко, непринуждённо, как о находящихся «на французской ноге». Двойственность была налицо и являлась повторяющимся феноменом. Мы столкнёмся с ним и далее. Но чтобы осознать свою неотёсанность, крестьянин должен был получить представление об обратном. И мы обнаружим, что во многих местах для этого требовалось время. Париж и, более того, Франция, тем временем, для слишком многих продолжали быть лишь смутными и далёкими местами; например, крестьяне департамента Арьеж в 1850-х считали Лувр фантастическим дворцом из сказок, а членов королевской семьи своего рода героями этих сказок. Однако тут они не отличались от городских жителей, для которых крестьянин казался «таким же загадочным существом, как краснокожий индеец казался таковым туристу в дилижансе на пути между Нью-Йорком и Бостоном».
Первоисточник: http://sputnikipogrom.com/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 43
  1. просто экспл 31 января 2014 08:49
    да европейцы вообще по сути сброд , они мыться начали и гадить на толчок чуть более века назад начали , а до этого мылись только если под дождь попадали или реку переходили и гадили в горшки которые из окна на прохожих выплескивали .
    вся "цивилизация" запада основана на грабеже , и поэтому я соглашусь с либералами , мы "нецивилизованные" , потому что их "цивилизация"=грабеж более слабых .
    а вот чего чего у них с избытком , так это самомнения , подлости и двуличия .
    1. Canep 31 января 2014 10:36
      Выдержки из немытой Европы:
      Многие с тоской представляют себе старую Европу с благородными рыцарями (ха-ха), готовыми на подвиги во имя прекрасных дам (хо-хо), с прекрасными дворцами и галантными мушкетерами (ну-ну), с пышными королевскими приемами и благоухающими садами Версаля. Многие думают: ну почему я не родился (родилась) в те красивые времена? Почему мне приходится жить в эти скучные годы, когда о чести и красоте забыли?

      Поверьте - вам очень повезло.

      До 19 века в Европе царила ужасающая дикость. Забудьте о том, что вам показывали в фильмах и фэнтезийных романах. Правда - она гораздо менее... хм... благоуханна. Причем это относится не только к мрачному Средневековью. В воспеваемых эпохах Возрождения и Ренессанса принципиально ничего не изменилось.

      Кстати, как ни прискорбно, но почти за все отрицательные стороны жизни в той Европе ответственна христианская церковь. Католическая, в первую очередь.

      Античный мир возвел гигиенические процедуры в одно из главных удовольствий, достаточно вспомнить знаменитые римские термы. До победы христианства только в одном Риме действовало более тысячи бань. Христиане первым делом, придя к власти, закрыли все бани.

      К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота - грех, да и холодно - простудиться можно. (На самом деле - не совсем так. "Сдвиг" на наготе произошел где-то в 18-19 вв, но действительно не мылись- П.Краснов). Горячая же ванна нереальна - дровишки стоили уж очень дорого, основному потребителю - Святой Инквизиции - и то с трудом хватало, иногда любимое сожжение приходилось заменять четвертованием, а позже - колесованием.
      1. Canep 31 января 2014 10:37
        Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза - при рождении и в день свадьбы.
        Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии, а Папа Климент VII мучительно умирает от чесотки (как и король Филипп II). Герцог Норфолк отказывался мыться из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.
        Русские послы при дворе французского короля Людовика XIV писали, что их величество "смердит аки дикий зверь".
        Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц и более - безобразно часто...
        Если в ХV - ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII - ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться - но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни - и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.
        В те смутные христианские времена уход за телом считался грехом.
        Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения.
        Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя "святую" воду, к которой прикоснулся при крещении.
        В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. (Не все, а только некоторых орденов - П.Краснов)
        На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли "Божьими жемчужинами" и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. (Тоже не все, а только некоторых орденов - П.Краснов)
        Люди настолько отвыкли от водных процедур, что доктору Ф.Е. Бильцу в популярном учебнике медицины конца XIX(!) века приходилось уговаривать народ мыться. "Есть люди, которые, по правде говоря, не отваживаются купаться в реке или в ванне, ибо с самого детства никогда не входили в воду. Боязнь эта безосновательна, - писал Бильц в книге "Новое природное лечение", - После пятой или шестой ванны к этому можно привыкнуть...". Доктору мало кто верил...
        Духи - важное европейское изобретение - появились на свет именно как реакция на отсутствие бань. Первоначальная задача знаменитой французской парфюмерии была одна - маскировать страшный смрад годами немытого тела резкими и стойкими духами.
        Французский Король-Солнце, проснувшись однажды утром в плохом настроении (а это было его обычное состояние по утрам, ибо, как известно, Людовик XIV страдал бессонницей из-за клопов), повелел всем придворным душиться. Речь идет об эдикте Людовика XIV, в котором говорилось, что при посещении двора следует не жалеть крепких духов, чтобы их аромат заглушал зловоние от тел и одежд.
        Первоначально эти "пахучие смеси" были вполне естественными. Дамы европейского средневековья, зная о возбуждающем действии естественного запаха тела, смазывали своими соками, как духами, участки кожи за ушами и на шее, чтобы привлечь внимание желанного объекта.
        1. Canep 31 января 2014 10:41
          Туалет в "продвинутом" Европейском замке - все вываливается под окна
          С приходом христианства будущие поколения европейцев забыли о туалетах со смывом на полторы тысячи лет, повернувшись лицом к ночным вазам. Роль забытой канализации выполняли канавки на улицах, где струились зловонные ручьи помоев.

          Забывшие об античных благах цивилизации люди справляли теперь нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Ночные горшки стояли под кроватями дни и ночи напролет.

          После того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: "Берегись!" Примерно в 17 веке для защиты голов от фекалий были придуманы широкополые шляпы.

          Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать обоную вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы.
          В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При "нужде" гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили "ночные вазы", содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца.

          То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

          Французский Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля и других замков. Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла ...диарея /понос/.

          Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным. Опубликовано на ruslife.org.ua

          Эта же причина прослеживается в моде тех лет на мужские штаны-панталоны, состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.
          Парижская мода на большие широкие юбки, очевидно, вызвана теми же причинами. Хотя юбки использовались также и с другой целью - чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох.

          Естественно, набожные люди предпочитали испражняться лишь с Божией помощью - венгерский историк Иштван Рат-Вег в "Комедии книги" приводит виды молитв из молитвенника под названием:
          "Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый день и по разным случаям",
          в число которых входит "Молитва при отправлении естественных потребностей".


          Остальное http://ruslife.org.ua/post163622113/
          1. Святославович 31 января 2014 11:21
            Мода, родоначальницей и меккой которой является Франция, обязана своему появлению отсутствию таких элементарных бытовых навыков как стирка одежды. Одежду не стирали, её после окончательного засаливания меняли на другую. Вспомните, в европейских книгах вы встретите выражение чистить одежду, но ни когда не найдёте выражения постирать. Это в России "дикой и не умытой", вовсю использовали для стирки щёлок и золу, в просвещённой европе меняли платья на новые. Именно благодаря этому сформировались такие важнейшие торгово экономические формации, как "Великий шёлковый путь", в шёлке не заводятся вши.
            Святославович
    2. Неофит 31 января 2014 11:26
      Русские путешественники в 19 в.,с ужасом писали в путевых заметках,что в Италии к
      Колизею невозможно подойти из-за испражнений человека.А в якобы,прекрасном Париже,нечистоты выливали из окон прямо на улицу.Некий король Франции горделиво
      сказал,что мылся только при рождении.А что говорить о других,более низкого сословия.Поэтому,в Европе обильно использовали духи,а на куртуазах дамы носили
      на руках собачек,чтобы посторонние блохи и вши притягивались на бедное животное!
      Кстати,в западной прессе писалось,что среди нынешней дворцовой гвардии королевы
      Лизки английской,была отмечена эпидемия лобковой вши.А все эти - медвежьи шапки!
    3. Комментарий был удален.
    4. olegff68 31 января 2014 14:18
      Цитата: просто экспл
      да европейцы вообще по сути сброд , они мыться начали и гадить на толчок чуть более века назад начали , а до этого мылись только если под дождь попадали или реку переходили ....

      По сей день мало что изменилось - заходить в жильё в грязной обуви , спать в одежде ...и в этой же обуви , умываться всей семьёй из раковины одной и той же водой ...и т.д.
  2. Riperbahn 31 января 2014 09:19
    Срали за гобеленами в Лувре эти цивилизованные французы. Одеколон и духи придумали, что бы забивать смрад от немытых тел.
    1. Андрей78 31 января 2014 10:32
      А специальные блохоловки, ловить вшей
      1. sinukvl 31 января 2014 16:49
        Шелк ценился в Европе только по одной причине, в нем платяные вши не заводились! А мыться по чаще не пробовали? Вот вам и миф о чистоте европейцев развеян.
  3. predator.3 31 января 2014 09:23
    Это как в том анекдоте, После поездки в Париж одна наша дворяночка, скорее всего еще и блондинка, воскликнула: " До чего же культурный город Париж, там даже извозчики говорят на французском языке !"
    predator.3
  4. Асан Ата 31 января 2014 09:52
    Что характерно, речь идет об очень известных районах виноделия Медок и Бордо. Вполне возможно, что "красота по-французски" есть продукт литературный, в которой не принято немытое тело француженок выдавать за шарм французской любви. drinks
    Асан Ата
    1. Неофит 31 января 2014 11:37
      Поэтому,нынешние европейцы с охотой принимают женщин-мусульманок в хиджабах и пр.,а в условиях теплого климата,сами понимаете?
    2. Неофит 31 января 2014 11:37
      Поэтому,нынешние европейцы с охотой принимают женщин-мусульманок в хиджабах и пр.,а в условиях теплого климата,сами понимаете?
  5. kartalovkolya 31 января 2014 09:57
    Чистота телесная вместе с чистотой душевной исстари были отличительной чертой русского народа! Так что господа "западники" прежде чем охаивать наш народ посмотритесь в зеркало,как предлагал дедушка Крылов:"...неча на зеркало пенять коль рожа крива..."!
  6. Садыкоff 31 января 2014 10:05
    Побольше таких материалов бы да на международном уровне.
    Садыкоff
  7. Djozz 31 января 2014 10:14
    Наполеон за две недели до своего приезда, предупреждал Жозефину не принимать ванну.
    1. SarS 31 января 2014 10:45
      Если быть более точным, Наполеон требовал, чтобы она не подмывалась!
    2. SarS 31 января 2014 10:45
      Если быть более точным, Наполеон требовал, чтобы она не подмывалась!
      1. Djozz 31 января 2014 13:13
        Я, это знал хотел сказать чуть корректней.
  8. Пехмор 31 января 2014 10:27
    Да знают они про то что отсталые в плане как чистоты тела и души.Но у них очень развита информация,и они её очень умело пользуются.Кто то сказал что мы варвары,и пошло и поехало,а кто хочет быть отсталым, не кто.И тот наш народ который не знает историю,с пеной у рта доказывает про ценности не своей Родины,а про то как хорошо на Западе.Им у нас надо учится ,хотя бы ходить в баню,что бы мы их сами туда не послали
    Пехмор
  9. Rashid 31 января 2014 10:32
    Буквально вчера спорил с одним человеком насчёт дурацкого выражения наших либералов "Россия - часть Европы". Доказывал, что мы - это другая цивилизация (назовите её русской или евразийской) и причислять нас к этой бандитской, дикой Европе - просто оскорбление.
    1. Святославович 1 февраля 2014 00:41
      Мы не можем являться частью Европы, хотя бы просто по размерам, как огород может быть частью грядки? Как материк может быть частью полуострова находящегося на его краю. Так и Россия не может быть частью европы, это европа если будет себя хорошо вести может стать нашей частью, но мы сперва подумаем)))
      Святославович
  10. Alexandr73 31 января 2014 10:46
    На Руси до эпохи Романовых не было рабов. (это открытая информация просто о ней говорить не принято. Московия, дикари, Петр 1 прорубил окно в европу и приобщил нас к цивилизации)
    Да, общество было разделено на классы: князья, бояре, холопы,смерды. А теперь, кто есть кто. Смерд - крестьянин, который работает на земле принадлежащей князю или боярину. В своем роде арендатор. Он берет в аренду землю, зерно(семена), инвентарь. За это платит "тягло" - налог. и выплачивает долг. До тех пор пока он не выплатит долг, он не имеет права покинуть хозяина. Но! даже если он весь будет в долгах, как в шелках, его дети рождаются и считаются свободными и имеют право уехать куда угодно до тех пор, пока сами не наберут долгов.
    Холопы - по положению как бы выше, по свободе действий - ниже. Слуги боярина (князя) - записываясь в холопы человек получал Гривну серебром (мог отдать родным, пропить и пр.) переходил на полное обеспечение к хозяину (без з/п)и в его полное подчинение. В холопы брали в основном молодых парней, для обучения ратному делу. Потому что каждый боярин (князь) был обязан при сборе войска прибыть со своими воинами оружно на конях и пр.
    Бояре - писать особо ничего не буду. - Их обязанности. Содержать обученных и вооруженных холопов (количество варьировалось от количества деревень и пр.) Содержать в порядке крепости (города). Защищать земли от набегов и т.п. В принципе - войско которое надо кормить, обувать, одевать, обучать. С каких таких доходов? С налогов со смердов.
    Иоанн 4 Грозный (прозванный за жестокость Васильевичем) начал реформы в стране, против которых выступали знатные рода. Он лишил бояр и князей "оружных холопов" перевел их на "Гособеспечение", а бояр и князей заставил платить подати в казну. Ввел обязательное обучение при монастырях крестьянский детей. Уровнял в правах смердов и князей. Понятно что до демократии далеко. Но просто так убить смерда князь или боярин права не имел. Поэтому ему и пришлось вводить опричнину,войско которое подчинялось лично ему, потому что до этого войска были подчинены каждый своему князю или боярину. И они очень сильно противились таким реформам. Князья и бояре хотели жить как в Европе - где барон или граф Царь и бог для своих крестьян. Может их продать, купить,убить и съесть. Поэтому после смерти Иоанна пошли восстания, "СМУТА" и в итоге к Власти пришли Романовы, которые сделали все так как в просвещенной европе. Превратили всех жителей огромной страны в рабов.
    1. Святославович 1 февраля 2014 00:48
      Что то вы увлеклись, что значит
      (прозванный за жестокость Васильевичем)
      , он какбы между прочим старший сын великого князя Московского Василия III и Елены Глинской.

      Да и про крепостничество вы не правы, если вам интересно, то кратко хронологию закрепощения крестьян в России можно представить так:

      1497 год — Введение ограничения права перехода от одного помещика к другому — Юрьев день.
      1581 год — Отмена Юрьева дня — «заповедные лета».
      1597 год — Право помещика на розыск беглого крестьянина в течение 5 лет и на его возвращение владельцу — «урочные лета».
      1637 год — Срок сыска беглых крестьян увеличен до 9 лет.
      1641 год — Срок сыска беглых крестьян увеличен до 10 лет.
      1649 год — Соборное уложение 1649 года отменило урочные лета, закрепив таким образом бессрочный сыск беглых крестьян.
      1718—1724 гг. — податная реформа, окончательно прикрепившая крестьян к земле.
      1747 год — помещику предоставлялось право продавать своих крепостных в рекруты любому лицу.
      1760 год — помещик получил право ссылать крестьян в Сибирь.
      1765 год — помещик получил право ссылать крестьян не только в Сибирь, но и на каторжные работы.
      1767 год — крестьянам было строго запрещено подавать челобитные (жалобы) на своих помещиков лично императрице или императору.
      1783 год — распространение крепостного права на Левобережную Украину и т.д.
      Учите мат часть дорогой.
      Святославович
  11. SarS 31 января 2014 10:47
    У немцев - если еда очень вкусная - можно за столом испортить воздух - хозяйка будет довольна.
  12. дмб 31 января 2014 11:16
    А можно было подготовить эту вполне интересную статью без первого предложения. Ведь его глупость нивелирует все последующее исследование. А что, "просоветские и либеральные историки" писали неправду о положении крестьян в России,; брехуны они все эти Радищевы, Некрасовы и Достоевские, а бунты оные крестьяне учиняли потому что с жиру бесились?
  13. igordok 31 января 2014 11:20
    Ходить по малому на улице, у них до сих пор, в привычке.

    1. Александр романов 31 января 2014 11:44
      Цитата: igordok
      Ходить по малому на улице, у них до сих пор, в привычке.

      Пардон,а фоточек женских,таких же "туалетов" у вас есть.Хотелось бы глянуть на это wassat
      1. igordok 31 января 2014 13:25
        Цитата: Александр романов
        Пардон,а фоточек женских,таких же "туалетов" у вас есть.Хотелось бы глянуть на это


        Увы нет. Вот почему, не возмущаются борцы за равноправие, мужикам - можно, а бабам - нет. Где равноправие?
    2. просто экспл 31 января 2014 12:46
      а по большому есть такие фото ?
      это ж уржаться можно.
  14. EvilLion 31 января 2014 12:50
    Ага, а в России в эти же годы крестьян просто продавали, как скот. Да и с/х никто в общем-то не развивал, что потом аукнулось постоянным голодом и революциями.
  15. Stinger 31 января 2014 13:36
    Пусть спасибо скажут, что русские научили их мыться бане. А то так и ловили бы вшей до сих пор на одежде от Кристиа Диора.
  16. попандопуло 31 января 2014 14:05
    статя-редкое гов..но, как и сайт, с которого ее перепостили.
  17. PLATOV 31 января 2014 14:11
    Я как-то не понимаю как это можно два раза не в месяц не в год, а за всю жизнь мыться. Не давече Иранца показывали который 60 лет не мылся, милашка бронтозавр. Милашка Саркози за помощь в трудную минуту Ливию разорил а главу бандитам на растерзание отдал. Такая у них цивилизация бандитская не мытая.
    PLATOV
  18. вася 31 января 2014 15:41
    А что изменилось? После того как наши дошли до Парижа и трижды взяли Берлин Мы их научили мыться.
    Все остальное осталось.
    Одно дело с деньгами на экскурсию, а совсем другое в провинцию на заработки.
    Убогие, но были объеденены католичеством. Теперь и этого нет.
    И чего взял Петр 1 христопродавец, убивец и т.д. от Европы хорошего, чего не было при его отце?
    Гомосексуализм, пъянство, крепостничество, перешедшее в рабство, уничьтожение населения Руси?
  19. sinukvl 31 января 2014 16:43
    Все эти слова о просвещенной Европе, которая является светочем и носителем всего передового, на самом деле придуманы именно в Европе, для того что бы пустить пыль в глаза всему остальному миру, ну и для самоудовлетворения. На самом деле Европа ни когда не была просвещенной ни раньше, ни сейчас.
  20. kaktus 31 января 2014 17:14
    Не только Бальзак, но и Э. Золя "Земля" - это конец 19 века, а нравы чудовищные. negative
    kaktus
  21. parus2nik 31 января 2014 18:55
    Чем отличается Европа от России?В Европе не хлопают себя ушами по щекам..Незначительное деяние пиарят,мама не горюй, те же французы- да мы..во вторую мировую войну..мы с де Голлем..Сопротивление, макки..Нормандия-Неман..А про дивизию СС молчат, о том что французские заводы, верфи пахали с удовольствием на Германию молчат..Это так простенький примерчик..А у нас в России,хлопать себя ушами по щекам,ну просто национальная забава..Опять же..,ну теперь Англия, у них все национальные герои..О.Кромвель- чё говорят о нём англичане..он заложил основы того государства в котором живём сейчас..О Нельсоне..да,он не джентльмен,но сделал Британию владычицей морей..А у нас..сегодня герой, а завтра террорист..
    parus2nik
  22. mabuta 1 февраля 2014 00:21
    Побольше таких статей.А то всё нас сиротинушек поучают. laughing laughing
  23. Волхов 1 февраля 2014 06:20
    Статья сама грязная.
    Наполеон был в России в 19 веке, он француз, при нём была ванна, он купался каждый день, даже принимал в ней срочные бумаги и посетителей. Но за каждым французом ванну не тащили - не было возможности.
    В России бани только потому, что низкая плотность населения, много леса и воды. В Сахаре плотность населения низкая, но нет воды - не моются часто. И чукчи не моются - нет дров в тундре, только на готовку хватает. Если бы все французы начали мыться - не осталось бы леса в средние века, а он нужен на корабли, дома, мебель, телеги и лафеты.
    Как только в 19 веке развилась добыча угля в Европе наладилась сантехника с ваннами и сейчас Россия банная покупает импортные толчки и джакузи. В Древнем Риме полно было бань - но только потому, что он был столицей империи, мог использовать ресурсы большой территории и тепло там.
    В РФ наиболее одураченный и угнетённый народ и ему рассказывают байки то про трудности жизни негров в Америке на фоне Гулага, то про немытую Европу на фоне роста тарифов ЖКХ - чёрный и грязный пиар в статье.
    Волхов
    1. кайман Гена 1 февраля 2014 11:37
      правильно Волхов. это в Европе в глупых агитках изображают русских поголовно пьяными с балалайками в обнимку с медведями, но нормальные люди не должны опускаться до примитивной полемики с дурачками по их дурацким правилам.
    2. pRofF 1 февраля 2014 13:02
      В РФ наиболее одураченный и угнетённый

      Ага. А вы, стало быть, милейший, великий просветитель и освободитель? Ню-ню.
      Но давайте по существу. То. что Европа Просвещенная по факту не совсем таковой являлась - достаточно давно известно. Об этом, к слову, еще Анна Ярославовна, которую выдали замуж за короля Франции, писала. Собственно, даже сами европейцы об этом знают и иногда над этим острят - был в свое время такой замечательный фильм "Пришельцы" с Жаном Рено - когда двух бедолаг перекинуло из Средневековья в современную Францию. Так вот там когда им предложили помыться - те на полном серьезе заявили, что, мол мылись месяц назад. Нет, конечно, это фильм, но - просто как сами французы представляют себе жизнь своих предков wink
      Что касается Рима... Вы, батенька, что-нибудь бы почитали по древнеримской истории smile В любом мало-мальском городишке с населением более 2-3 тысяч жителей - были термы, то бишь бани) Я уже умолчу о различных поместьях и участках, которые принадлежали зажиточным колонистам (в сельской местности). Баня - была неотъемлемым атрибутом Империи - как легионы, "тестудо" и дороги. Так что дело далеко не в крупности Вечного Города.
      Далее. В чем-то ваш тезис относительно скудости ресурсов Европы верен. Да, в целом, низкие сословия типа тех же крестьян вряд ли могли позволить себе постоянно топить баню - впрочем, опять-таки не факт: тогдашнее население Европы было не настолько большим, чтобы вырубить все деревья. Взрывной рост начался как раз тогда, когда в понимание европейцев вернулась слово "гигиена". Но вот люди более высокого сословного происхождения - те-то могли себе позволить водные процедуры - причем часто - их-то было не так много - относительно общей массы населения. Но вот что-то никак не хотели они мыться. А мы,значит, после этого варвары, дикари, угнетенное в ГУЛАГ... (ну про ГУЛАГ я даже и разбирать не хочу- это тема уже всем оскомину набила. Скажу только одном - читайте вы меньше Солженицына, толку больше будет).
      Поэтому с вами не согласен - статья хорошая, жаль только язык хромает - но, как никак автор книги = француз.

      С уважением, Егор.
      1. паниковский 1 февраля 2014 18:16
        а вы, ваше умнейщество Егор, о чем сказать хотите? господин Волхов понятен, ваши рассусоливания-систематезированый бред, что изучается в психиатрии. без уважения, но с сочуствием-врач Михаил Юрьевич.
        1. pRofF 1 февраля 2014 22:53
          Хм. Хотелось бы узнать, что же так непонятно вам в "моем систематизированном бреде"? И почему именно "бред", причем - "систематизированный"? what
          На мой взгляд, я достаточно четко изложил те мысли, по которым я меня возникло несогласие с г-м Волховом.

          P.s. А элементарное уважение проявлять все же стоит - вы же воспитанный человек. Тем более - врач. hi

          С уважением, Егор.
  24. Сахар Мёдович 10 февраля 2014 09:46
    Приезжающие в 18 в. во Францию иностранцы сравнивали местных крестьян со скотиной не только по материальному и культурному уровню, но и по их пресмыкательству перед дворянами. Это к слову о "русском холопстве".
    Сахар Мёдович

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня