Китай: старики, дети и национальная мечта

В ноябре прошлого года в КНР прошёл третий пленум ЦК Компартии. На пленуме было принято решение об изменении политики ограничения рождаемости. Смягчённые «правила» по ограничению рождаемости ещё не вступили в силу. Решение пленума пока под вопросом и будет повторно рассмотрено в феврале. Если его примут, то оно вступит в силу в марте. В этом случае китайским семейным парам можно будет заводить не одного, а двоих детей, — при условии, что хотя бы один из супругов был единственным ребёнком у родителей.

Китай: старики, дети и национальная мечта



Резолюция ноябрьского пленума провозгласила, по сути, новую политику государственного планирования семьи. Правда, с оговоркой о том, что эта самая политика будет уточняться и совершенствоваться. Февральское заседание партии, вероятно, и даст некоторые уточнения.

В любом случае, заявления лидеров китайских коммунистов об уточнении и совершенствовании, как и о долгосрочном сбалансированном развитии, — не пустые слова. Новая политика частично уже опробована.

Несколько лет тому назад власти КНР разрешили гражданам заводить второго ребёнка — тем семьям, в которых оба родителя были единственными детьми. Разрешение на двоих детей было дано и семьям, живущим в сельской местности, при условии, если первый их ребёнок — девочка.

Кстати, последнее понять легко: в Китае девочек рожать не любят, основной кормилец семьи — мужчина. Поэтому многие китаянки предпочитают делать аборты до тех пор, пока не забеременеют мальчиком. Итог этих абортов породил диспропорцию: китайская перепись населения 2011 года показала, что мальчиков в Поднебесной рождается примерно на 20% больше, чем девочек.

Али Алиев («Голос России») отмечает, что мужчин в КНР стало на 34 млн. больше, чем женщин.

«Стоять в сторонке, теребя в руках платочек, китайским женщинам явно не грозит. За минувший год численность населения континентального Китая выросла на 7 млн. человек и достигла значения 1 млрд. 360 млн. При этом количество мужчин в стране перевалило за 697 млн., а женщин всего лишь более 663 млн. Более чем 34-миллионная разница может оказаться больше, поскольку статистика не учитывает данные по Гонконгу и Макао, а также население Тайваня.

Тренду на возрастание «китайской мужиковатости» уже не один десяток лет. Начиная с 80-х годов прошлого века, мальчиков в Китае становилось всё больше и больше. К 2005 году на 100 девочек приходилось 120 мальчиков, а через два года — уже 124. И это средние цифры по стране, хотя в некоторых провинциях преобладание мальчиков доходит до 140 на сотню. Демографы считают это следствием долголетней политики властей, направленной на сокращение темпов роста населения Китая».


Автор напоминает, что при этом численность китайцев, которым перевалило за шестьдесят, то есть стариков, — 202 млн. (почти 15% населения). Сегодня каждый десятый китаец (132 млн., или 9,7%) — старше 65 лет.

Добавим к этому данные прогнозов, опубликованные в СМИ. К 2020 году число пожилых людей в Поднебесной будет равняться 243 миллионам, а к 2050 году перевалит за 280, а то и за 300 миллионов.

Поэтому меры по снятию ограничений по рождаемости весьма своевременны.

Два месяца назад представитель Государственного комитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР Мао Цюньань заявил, что за четыре десятилетия политика планового деторождения в Китае сократила население Китая примерно на 400 млн. человек. По его словам, которые процитировало агентство «Синьхуа», уровень рождаемости в КНР снизился с 33,4 промилле в 1970 году до 12,1 промилле в 2012 г., а естественный прирост населения — с 25,8 промилле в 1970 г. до 4,95 промилле в 2012 г.

Снижение темпов роста численности населения ослабило влияние человека на окружающую среду и несколько разрешило проблему нехватки ресурсов, что способствовало экономическому развитию, отметил товарищ Мао Цюньань.

Надо отметить ещё вот что. Правительство КНР стремится увеличить внутреннее потребление в стране, дабы снизить экономическую зависимость от трендов и кризисов мировой экономики. На рост внутреннего потребления обратили внимание на упомянутом пленуме ЦК КПК.

«Фактическая легитимизация второго ребёнка в молодых городских семьях может привести к появлению ещё 15 миллионов детей в Китае только в 2014 году. Помимо позитивного долгосрочного эффекта, это станет ещё одним стимулом к росту внутреннего потребления», — объясняет профессор Гонконгского университета Стэнли Чанг.

После ноябрьского пленума в западной прессе появились аналитические статьи с прогнозами в отношении новой демографической политики. Агентство «Синьхуа» сделало специальный обзор СМИ на эту тему.

«Франс-Пресс» назвало новую политику планирования семьи официального Пекина «ключевым» преобразованием, которое поможет замедлить темпы старения китайской нации. Правда, в связи с тем, что послабления коснутся примерно 1 млн. семейных пар, они приведут к довольно ограниченному росту рождаемости.

По мнению «Нью-Йорк Таймс», намерения китайского правительства свидетельствуют о смягчении политики планирования рождаемости по всей стране. Ученые-демографы говорят, что после внедрения новых послаблений прирост населения увеличится на 1-2 млн. человек в год.

Финская газета «Хельсингин саномат» пишет, что смягчение демографической политики поможет КНР решить проблему старения населения и дисбаланса в соотношении между мужчинами и женщинами.

А вот мнение «Ассошиэйтед Пресс»: огромные расходы, сопряжённые с рождением ребенка, негативно влияют на желание китайской молодёжи заводить детей, поэтому новая демографическая политика не грозит обернуться «бэби-бумом».

Это мнение, увы, недалеко от истины. Вместе с тем надо смотреть на вопрос объективно: ведь не только дороговизна жизни определяет желание мужа и жены завести ребёнка.

«У нас один ребёнок, второго не будет. Двое детей, конечно, хорошо, но для этого нужны условия, а мы не настолько богаты. Тут бы одного обеспечить всем необходимым», — заявляет молодая китаянка.

А вот статистика службы знакомств. По сведениям еженедельника «Наньфан Чжоумо», лишь около четверти желающих найти мужа или жену рассчитывают встретить такого партнёра, который не имел бы братьев и сестёр, то есть того человека, с которым теперь можно завести двух детей.

Поставить на ноги и образовать единственного ребенка в Пекине обойдётся родителям в сумму более двух миллионов юаней. Чтобы накопить столько средств, китайской семье со средним доходом придётся не есть и не пить двадцать три года, говорит корреспондент «Вестей» Дмитрий Собиев.

Это, в общем-то, не удивляет. С ростом благосостояния общества неуклонно снижается рождаемость. Так это обстоит в США, странах Западной Европы и в постреформенные годы в России, которая в буме безудержного потребления подражает тому же Западу.

На «Военном обозрении» уже не раз говорилось о том, что европейцы (западные) считают «инвестиции» в детей делом невыгодным. Поэтому многие пары либо заводят единственного ребёнка, либо вовсе не рожают детей. Причина снижения рождаемости — не только в экономическом кризисе, который в западных странах затронул далеко не всё общество, а в нарастании эгоизма и крайнего индивидуализма. Человек предпочитает тратить деньги на себя, на свои удовольствия, а не на детей.

То же самое — и в России, в потребительском смысле уже четверть века равняющейся на Запад. Развитию негативной тенденции способствует к тому же отсутствие в стране идеологии. Её просто нет, и её нельзя «разработать». Если СССР шёл от строительства социализма к коммунизму и имел соответствующих богов — Маркса с Энгельсом и Ленина (в список не всегда включался Сталин), — то олигархическая Российская Федерация не имеет ни «богов» (поклоняться Горбачёву и Ельцину принято лишь в среде так называемой творческой интеллигенции, которую Ульянов-Ленин назвал бы подходящим словом), ни веры в светлое будущее, ни энтузиазма народных масс по поводу «демократии». Западным же идолам люди перестали молиться ещё в первые годы «рыночной экономики». Именем Чубайса родители даже начали пугать детей. Демократического строя государства, о котором иной раз пишут в СМИ, попросту не существует. Есть социализм, и есть капитализм. Социализма как такового давно нет, а в капиталистический рай россияне давно не верят. Этот рай существует лишь на Рублёвке, в Кремле и распространён ограниченно по заповедным дворцам-дачам наших правителей. Это — словно иная планета.

А вот в Китае государственная идеология существует. В Поднебесной — социалистический строй при однопартийной системе правления. При этом там ведётся активная борьба с коррупцией и роскошным образом жизни госчиновников. На Западе критикуют официальный Пекин за чрезмерную роль государства в экономике, за административные перекосы в управлении, за отсутствие демократических преобразований там и сям — но ведь по сути это критика капиталистами противной им социалистической системы, в которую власти КНР довольно успешно внедрили рыночные элементы. Быстрый рост экономики Китая — отличное подтверждение успеха. За тридцать лет КНР вырвалась в первые экономики мира, а через несколько лет сравняется с США. Стратегия китайских правительств оказалась точной, хитрой, расчётливой и насквозь материалистичной — как вся современная наука. Бытие определяет сознание, и точка. Корпорации Запада стали переводить производства в регионы с более дешёвой рабочей силой — и Поднебесная использовала это с чрезвычайной выгодой для себя. С 90-х годов прошлого века она превратилась в мировую фабрику. Одновременно американцы и европейцы теряли массу рабочих мест, заводы и офисы закрывались. К капиталистическому фиаско Запад привела банальная погоня хозяев корпораций за наживой. Один ненасытный буржуй соревновался с другим, и в итоге почти все производства благополучно переехали в Китай. Одновременно Китай привлёк иностранные инвестиции хуацяо — китайцев, живущих за границей. Поэтому становится смешно, когда слышишь западную критику китайской экономики. Если раньше все равнялись на капиталистический Запад, то теперь головы поворачиваются к социалистическому Востоку.

Если правительству Поднебесной благодаря новой политике рождаемости и прочим мерам удастся усилить внутреннее потребление и решить проблему старения трудоспособного населения, то переменится и негативное отношение многих молодых мужчин и женщин к рождению детей. Успех государственной политики внутри страны приведёт к подъёму рождаемости.

Кстати, в Поднебесной есть даже самая настоящая китайская мечта. Да, конечно, национальная. Это возрождение великой китайской нации. Да, великой, и да — китайской. И в эпоху экономической глобализации, когда «мировая фабрика» стала практически незаменимой, эта самая мечта, заметьте, влияет на весь земной шар. И такое положение не может не вдохновлять китайцев.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти