Южная Корея тренируется нападать на Северную. К судьбе российских мега-проектов на полуострове

Южная Корея тренируется нападать на Северную. К судьбе российских мега-проектов на полуострове

Начиная с новогодней речи северокорейского лидера Ким Чен Ына, КНДР посылает Сеулу сигнал за сигналом, призывая вернуться к былой политике «солнечного тепла» (1998 — 2008 годов). Сам Ким заявил о том, что «необходимо создать атмосферу для оздоровления отношений между Севером и Югом», поскольку «больно нашей нации жить в разлуке по вине внешних сил». Спустя две недели последовали предложения Государственного комитета обороны КНДР «прекратить враждебные акции» и «не прибегать к бездумным действиям по размещению в Южной Корее и вокруг нее опаснейших ядерных установок США».

Спасение мира в последнюю минуту?


Еще через неделю информационное агентство Северной Кореи ЦТАК опубликовало открытое письмо ГКО КНДР южнокорейскому правительству, в котором снова предлагалось прекратить различные провокации, включая клевету. Подчеркивалось, что Пхеньян в одностороннем порядке отказался от действий, которые могут «вызвать раздражение у властей Южной Кореи».

«Мы не клевещем на Северную Корею, так что нам нечего прекращать», — заявил в ответ представитель южнокорейского министерства по делам объединения. «Ранее Северная Корея занимала примирительную позицию, когда ей необходимо было справиться с внутренними проблемами… После того, как проблемы были преодолены, Северная Корея начинала провокации», — вторил ему пресс-секретарь минобороны Ким Мин Сок. Напомним: законодательство Южной Кореи предусматривает тюремное заключение за положительные отзывы о КНДР. Последний случай осуждения по этой статье (гражданин РК получил 10 месяцев) произошёл около недели назад.

Агентство ЦТАК отреагировало мгновенно: «Нынешние правители Южной Кореи вынашивают несбыточную мечту о каких-то «чрезвычайных ситуациях», ссылаясь на внутренние обстоятельства в КНДР, в которых мало что понимают». Перепалка знаковая. Тем не менее, как признают сеульские СМИ, через разделяющую две Кореи демилитаризованную зону с севера действительно больше не летят «привычные» воздушные шары с пропагандистскими листовками. А, главное, северокорейцы провозгласили: «КНДР не призывает власти Южной Кореи остановить обычные военные учения. Пхеньян призывает лишь к прекращению агрессивных военных учений, которые проводятся против своих же соотечественников в сговоре с внешними силами».

Вслед за этим постпред КНДР при ООН Си Сон Хо объявил, что его страна готова возобновить шестисторонние переговоры (с участием обеих Корей, США, Китая, России и Японии) по своей ядерной программе. «Мы напоминаем вновь, что даже незначительный и случайный конфликт может незамедлительно привести к полномасштабной войне. Если «координация» и «сотрудничество» с Америкой так ценятся, не лучше ли было бы провести учения на нейтральной территории или в Соединенных Штатах, подальше от наземного, морского и воздушного пространства Корейского полуострова»«, — добавил постпред Си. Иными словами, Пхеньян заговорил по известной формуле «спасения мира в последнюю минуту». Так что в этой затянувшейся игре мяч, пожалуй, теперь на стороне Сеула.

Никакого разоружения

Зима — лучшее время для пропагандистского наступления Северной Кореи, ведь в конце февраля начинаются ежегодные совместные американо-южнокорейские военные маневры Key Resolve и Foal Eagle. Ситуация — весьма серьёзна. В ходе масштабных десантных операций, которые запланированы в рамках этих учений, будут отрабатываться в том числе и потенциальные удары по Пхеньяну.

Северокорейцы не могут не нервничать при известии о том, что Сеул согласился на увеличение воинского контингента США и размещение его на границе демилитаризованной зоны. Ведь речь идет о наступательных вооружениях, в частности о 40 танках М1А2 «Абрамс». Это как-то не очень коррелирует с «исключительно оборонительными» целями усиления американской группировки (всего в Южной Корее на сегодня размещено 28 тысяч военнослужащих США). Более того, Сеул планирует развернуть вдоль южных рубежей КНДР шесть разведывательных радаров.

В Вашингтоне утверждают, что Северная Корея расширяет свой испытательный полигон Сохэ. По мнению американских военных экспертов, на этом полигоне планируется испытывать более мощные баллистические ракеты, которые смогут атаковать цели не только в Восточной Азии, но и на территории Америки (!) Модернизация полигона позволит запускать более длинные и тяжелые ракеты, чем «Унха-3», которая недавно вывела северокорейский спутник на околоземную орбиту. Об этом же должны свидетельствовать недавние испытания нового двигателя для буксируемой ракеты KN-08.

Как сообщает гонконгская South China Morning Post, южнокорейское правительство согласилось выделить 866 млн долларов на содержание американского военного контингента на территории страны в 2014 году. Эта сумма на 5,8% превышает ту, что выделялась на подобные цели в прошлом году. То есть Сеул и Вашингтон откровенно пытаются дожать Северную Корею, ссылаясь на ее «ракетно-ядерные приготовления». Так выглядит провозглашенный Бараком Обамой «поворот к Азии» применительно к Корейскому полуострову. Год назад подобный нажим закончился большим международным кризисом. История, похоже, повторяется.

Одной из ниточек, связывавших две Кореи во времена эпохи «солнечного тепла», зачинателем которой был ныне покойный южнокорейский президент Ким Дэ Чжун, были гуманитарные контакты, в частности, встречи родственников, разделенных гражданской войной 1950-1953 годов. Во время обострения отношений в 2010 году они были прерваны. Их возобновление, намечавшееся на сентябрь 2013-го, также отложили. Теперь достигнута договоренность о проведении таких встреч в феврале. Получается, разделенные родственники встретятся накануне больших военных маневров на юге Корейского полуострова? Что ж, каждая из сторон может трактовать это по-своему, у каждой свои пропагандистские козыри.

Российские ставки на Корейском полуострове

Россия неоднократно подчеркивала, что для нее важны отношения с обеими Кореями. Тем более, что у нашей страны в этом регионе весьма серьезные экономические планы, прежде всего энергетические. О прокладке газовой трубы в Республику Корея через территорию КНДР разговор шел еще в 2011 году. «Газпром» и южнокорейская Kogas даже успели подписать «дорожную карту» по ее прокладке. Предполагалось строительство газопровода протяженностью 1,1 тыс. км (начальная точка — Владивосток) и мощностью 10 млрд кубометров газа в год. Стоимость проекта, по предварительным оценкам, составляла около 10 млрд долларов.


«Газопровод обсуждается уже лет двадцать. Рассматривались разные маршруты, разные газодобывающие центры. Сначала якутский, потом иркутский, теперь сахалинский, — рассказывает «Однако» заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов. — Свою готовность участвовать в проекте подтвердили все стороны, и Южная Корея в том числе (во время президентства Ли Мён Бака)». При всем своем неприятии КНДР Ли Мён Бак, как бизнесмен, от идеи трубопровода никогда не отказывался, говорят, был даже увлечен ей. У нынешнего президента Пак Кын Хе свои приоритеты, и за год ее правления прогресса на этом направлении не наблюдалось. Тем не менее, переговоры по «трубе» уже перешли на уровень хозяйствующих субъектов — с нашей стороны «Газпром», со стороны Южной Кореи — Kogas, со стороны КНДР — Министерство нефти. Сейчас дело застопорилось.

«Противники сухопутного маршрута, недоброжелатели КНДР вспоминали даже Украину — дескать, вдруг Пхеньян будет перекрывать газ, как это делал Киев. Предлагали тянуть трубу по дну Японского моря, вдоль Корейского полуострова. Однако это сложно и небезопасно, — продолжает Александр Воронцов. По его словам, глубины в этих местах большие, и существует целый ряд неблагоприятных технических факторов.

Заведующий сектором газовых рынков Института энергетики и финансов Владимир Ревенков, со своей стороны, напомнил, что строительство подводного газопровода традиционно дороже, чем прокладка «трубы» по суше. Да и район это сейсмоопасный. «Но, главное, строить пришлось бы все равно в территориальных водах КНДР, так что без разрешения Северной Кореи не обойдешься. В итоге от морского варианта отказались, — отмечает Воронцов. — Все риски «Газпром» взял на себя: если КНДР что-то перекроет, газ будет поставлен другим путём».

«Вообще Южная Корея — второй в мире импортёр газа после Японии. Но доля газопровода, протянутого из России, в случае реализации проекта составит максимум 12-15 процентов от потребляемого южанами «голубого топлива». Это некритично, и перекрытие «трубы» северянами Южной Корее осязаемого ущерба не нанесет. Ущерб северные корейцы скорее нанесут себе. А они люди прагматичные», — резюмировал наш собеседник.

Кроме того, есть еще один энергетический проект, который предусматривает поставки в Южную Корею электроэнергии, а не углеводородов. Никто не отменял и проект транскорейской железной дороги, тем более, что ее пилотная часть — из приморского Хасана в северокорейский Раджин — уже реконструирована. Сама же Транскорейская магистраль мыслится как часть нового железнодорожного коридора, который соединит Европу и Азию по кратчайшему маршруту. Иными словами, существуют крайне заманчивые проекты, осуществлению которых мешают политика и гонка вооружений. Впрочем, в этом регионе вооружаются, похоже, все.

Китайский фактор

«Невозможно представить, чтобы США и Китай согласились на договоренность между Россией и двумя Кореями, которая будет действовать в ущерб их интересам. Даже если эти стороны вплотную подойдут к выгодному для них в финансовом плане соглашению по трубопроводу», — предрекал год назад профессор Американо-корейского института в Университете Джорджа Хопкинса Брэд Бэбсон. За Китай ручаться сложно, что же касается США, то с Бэбсоном, наверное, можно согласиться.

Китай ведёт на Корейском полуострове свою игру. Как заявил недавно представитель китайского МИДа Хуа Чуньин, Пекин надеется, что «КНДР и Республика Корея смогут воспользоваться шансом и откликнутся на добрые намерения друг друга, приложив практические усилия для улучшения отношений». Агентство Синьхуа поясняет: под добрыми намерениями подразумеваются предложение Сеула организовать с 17 по 22 февраля в Кымгансане (Северная Корея) встречи членов разделенных семей, а также «важный проект» улучшения отношений между двумя сторонами, выдвинутый Пхеньяном (то есть постновогодние предложения по взаимному прекращению враждебных действий).

Правда, самих китайцев западные, прежде всего американские СМИ, все чаще обвиняют в игре мускулами, в том числе в связи с межкорейским противостоянием. «Китай — главный союзник КНДР. Без сотрудничества с ним, без китайских инвестиций Северной Корее грозил бы экономический коллапс, — утверждает Александр Воронцов. — То, что Китай модернизирует свои вооруженные силы по всей стране, в том числе в районах, прилегающих к Корейскому полуострову — это часть общей оборонной стратегии КНР. Ведь если Северная Корея рухнет, американские войска сразу окажутся на корейско-китайской границе».
Автор:
Алексей Андреев
Первоисточник:
http://www.odnako.org/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти