Вечная "Руина". От Древней Руси до Майдана

«Гомонiла Україна,
Довго гомонiла,
Довго, довго кров степами
Текла-червонiла.

Текла, текла та й висохла.
Степи зеленiють;
Дiди лежать, а над ними
Могили синiють.
Та що з того, що високi?...»

Т.Г. Шевченко, отрывок из поэмы «Гайдамаки».



Сегодняшние события на Украине волнуют широкие массы не только в России и в близлежащих странах, но и во всем мире. Чем же вызван такой повышенный интерес, учитывая, что подобные революционные процессы уже происходили и в других странах СНГ, таких, как Киргизия? На этот вопрос существует множество ответов, но наиболее рациональным тому объяснением является цивилизационное и значимое геополитическое положение Украины. Эти факторы определяют распределение политического и культурного влияний среди основных игроков международной арены в Восточноевропейском регионе. Между тем, одной из главных особенностей всей общественно-политической жизни Украины является ее культурная и цивилизационная раздробленность, которая проходит трещиной через всю ее историю, начиная с распада Древнерусского Государства и монголо-татарского нашествия, которое фактически положило конец единому политическому и культурному пространству, заканчивая нынешней национальной революцией. Разбирая этот сложный вопрос, нам придется окунуться в самую глубь веков, ведь именно там кроются причины вечного раскола Украины, а также присутствуют сюжеты, трактовки которых будут иметь колоссальные последствия.

Первым государством, проложившим дорогу к соединению восточных славян с западноевропейской католической цивилизацией, можно считать Галицко-Волынское княжество, основанное Романом Мстиславовичем в 1199 году после объединения Галиции и Волыни, к которым чуть позже был присоединен и Киев. Князь мечтал объединить под своей властью также и юго-восточные княжества, на тот момент находившиеся в состоянии жестоких феодальных войн. После смерти Романа Мстиславовича Галицко-Волынское княжество распалось, но его сыну Даниилу Галицкому удалось его возродить и продолжить консолидацию русских земель под его властью. Однако монголо-татарское нашествие положило конец его планам и поставило перед ним жестокий выбор цивилизационного масштаба. Ухудшение отношений с Золотой Ордой и желание независимости подтолкнули его к поиску поддержки со стороны католического мира. Папа Иннокентий VI предложил ему королевский титул и объявление крестового похода на Орду в обмен на обращение в католичество Галицко-Волынской Руси. Однако, крестовый поход оказался не более чем декларацией, и князь Даниил разорвал отношения с папским престолом, при этом сохранив королевский титул, который передавался по наследству его потомкам. Далее Галицко-Волынская Русь из-за противоречий между боярами и князьями, а также внутреннего экономического кризиса была расчленена между Польшей и Литвой в середине XIV века, а также Венгрией и Молдавией. Канувшее в небытие княжество станет для украинских националистов чем-то вроде разрушенного Иерусалима для иудеев, что подтверждает наличие мифологического мышления, «тоски по потерянному раю», у людей вне зависимости от эпохи, в которую они живут. Так, бойцы дивизия SS «Галичина» носили на своих рукавах и воротниках герб Галицкой Руси.

В ходе противостояния Литвы с Московией и Швецией вынудили литовцев заключить Кревскую Унию с Польшей (1385), тем самым образовав мощное и обширное государство Княжество Польское и Литовское. В рамках этой формации происходила борьба между литовскими и польскими дворянскими родами, в ходе которого польское влияние стало преобладающим. Это коренным образом изменило положение дел в русинских землях, прежде всего по отношению к крестьянству и в религиозной сфере. В период литовского владычества крестьяне оставались свободными, а литовцы-язычники были терпимы по отношению к православию, и, более того, они многое переняли из наследия Древнерусского государства, включая законодательство и государственный язык, ведь именно на древнерусском языке в Литве издавались указы и велась иная административная деятельность. Поляки же стали вести жесткую языковую и религиозную экспансию, а после Люблинской Унии (1569) они и вовсе закрепостили крестьян. С этого момента русинский язык и культура начинают испытывать на себе сильное польское влияние, а русинские земли теряют автономию. В обществе назревают социальные и культурные противоречия, в том числе среди русинской знати, сдавшей свои политические позиции. Вскоре стали вспыхивать разрозненные восстания, которые не отличались особым масштабом и высокой организацией, а потому быстро были подавлены. Потерпев неудачу в своей борьбе, русины знатного происхождения отказались от дальнейших попыток освободить свой народ и стали перенимать культуру и религию завоевателей, сформировав так называемую «украинскую шляхту».

Крестьяне, в отличие от знати, в меньшей степени были подвержены ассимиляции, а потому сохранили культурную самобытность и самосознание. Жестокая эксплуатация вынуждала некоторых из них бежать от своих помещиков вниз по Днепру к самой границе Дикого Поля, где они и оседали в селениях местных охотников и рыбаков. Им приходилось отражать постоянные набеги крымских татар и турок, а вскоре они и сами стали ходить в грабительские походы на своих противников. Такое положение дел было выгодно польско-украинским магнатам, так как местные жители фактически стерегли их владения от набегов мусульман. Именно так появилась Запорожская Сечь и сформировалось запорожское казачество, чье культурное наследие легло в основу концепции украинской нации. Казаки стали выразителями воли не-полонизированной части русинских земель, а потому их численность продолжала неуклонно расти. Окрепнув в походах против татар и турок, казаки в конце XVI века начали борьбу против польской власти, в ходе чего достигли улучшения своего правового и политического положения. Отношения запорожцев с Россией отличались своей неоднозначностью, ведь именно они участвовали в Польской интервенции 1609-1618 гг. в Московию, во время которой отличились особой склонностью к разбою, мародерству и жестоким обращением с местным населением. Однако, к середине XVII века укрепляются военно-политические связи с Россией, о чем свидетельствует Азовское Сидение, во время которого донские и запорожские казаки совместно обороняли Азовскую крепость от турецкой осады.

Интересно то, что среди казачьих старшин мнения по поводу международной политики сильно рознились: помимо сторонников польского и русского направлений были даже те, кто считал приемлемым подданство турецкому султану. Такое колебание в международных отношениях будет характерно для украинцев всю их последующую историю вплоть до нынешних событий. Восстание Богдана Хмельницкого, поддержанное Россией, помимо того, что освободило большую часть Украины от поляков, создало автономное, но подчиненное царю полугосударственное формирование. Однако, все проходило не так гладко. Виленское перемирие Московии и Польши часть казачьих старшин и сам гетман восприняли как предательство борьбы за освобождение «руських» земель, которые все еще находились в составе Польши. Из-за этого после смерти Б. Хмельницкого на славных землях Киевской Руси происходит очередной раскол: Гетманство раскололось на Правобережное и Левобережное (преданное царю), и этот раскол сопровождался гражданской войной. Вскоре Правобережное Гетманство пало после отречения от власти гетмана П. Дорошенко, а Польша вновь захватила Правобережную Украину, принудив казаков служить королю. Этот период украинской истории получил название «Руина». Но в скором времени по Андрусовскому перемирию после очередной русско-польской войны украинские земли были почти полностью воссоединены. Предательство гетмана Мазепы (1709), являвшимся по происхождению православным польским дворянином, по своей сути было последней попыткой вырваться из-под влияния России, однако, большая часть казаков сделала свой цивилизационный выбор не в его пользу. Со своей стороны русские цари сделали максимально невозможным откол украинцев от образовавшейся восточнославянской целостности: Петр I фактически лишил Сечь автономии, а Екатерина II и вовсе ее уничтожила, а казаков переселила на Кубань. Эти меры надолго воспрепятствовали появлению украинской государственности, рождавшейся в горниле войн с Османами и Польшей. Меры по подчинению, а затем и по развалу Запорожской Сечи носили чисто политический и управленческий характер, ведь казаки при всей своей верности русскому престолу все равно оставались элементом крайне нестабильным, склонным менять свои политические предпочтения в зависимости от ситуации. Роспуск Сечи стал прекрасным поводом для украинских националистов-историков говорить чуть ли о геноциде украинского народа «клятыми москалями», пытаясь придать этим событиям национальный окрас.

Незначительные части Древнерусского государства продолжали оставаться в составе Польши (Галиция, Волынь) и Венгрии (Ужгород), которые затем перешли под власть Австрии после разделов Польши конца XVIII века. Получается, что до XX века эти части Украины были оторваны от остальных, чем и объясняется их культурное своеобразие. Галиция и Волынь отличаются особой европеизированностью. Большая часть жителей этих регионов исповедует униатство. Униатство - это признание власти Папы Римского при сохранении православного обряда, эта форма христианства содержит в себе ту же двойственность и синтетичность, которая присуща Украине. Достаточно взглянуть на архитектуру исторической части Львова или Ивано-Франковска, чтобы почувствовать сильнейшее польское и германское влияния на местную культуру. Однако, при всем этом влиянии украинцы сохранили свою обособленность и самосознание. Этому способствовал жесткий феодальный гнет со стороны поляков, который лег на плечи крестьян и вызвала рост самосознания, вылившись в массовые восстания гайдамаков в XVIII веке. Эти события будут воспеваться в украинской литературе XIX и также лягут в фундамент украинской идентичности. Стоит отметить, что Российская Империя во время этих восстаний повела себя совсем «не по-братски», оказав помощь полякам в его подавлении.

В конце XVIII века впервые появляется литературное произведение «Энеида» с использованием народного украинского языка в качестве литературного, написанное И. Котляревским, жившим на территории Российской Империи. Его дело продолжили многие другие представители формировавшейся интеллигенции украинского происхождения. Генезис украинского национализма, что кому-то может показаться странным, развивался по вполне классической схеме: сначала проявление интереса к народной культуре и формирование литературного языка на основе народного (творчество Т.Шевченко тому пример), затем на этой основе создается концепт нации-появление тайного Кирилло-Мефодиевского общества в Киеве, политическая программа которой требовала освобождения Украины из-под власти России. А далее следует практика- часть украинской интеллигенции и крестьянства поддерживали польские восстания, в ходе которых они надеялись обрести независимость и свергнуть крепостной гнет. Заметьте, что все это происходило именно на российской территории. На Западной Украины, находившейся под властью Австро-Венгрии, в это же время проходили похожие процессы. Западноукраинский национализм имеет одну примечательную черту, неизменную вплоть до 20-го века: значительная часть его идеологов были детьми греко-католических священников. Национальное движение украинцев Австро-Венгерской империи делилось на два основных противоборствующих направлений- «народовцы», выступавшие за независимую Украину, и «москвофилы», которые не признавали существования украинского языка и мечтали о «единой русской народности от Карпат до Камчатки». Эти русофилы активно поддерживались Российской Империей и преследовались австрийскими властями. Во время Первой Мировой войны они почти все были уничтожены в концлагерях, тогда как на стороне германцев против русской армии сражались так называемые «усусы», или «украинские сечевые стрельцы».

Автором гимна Украины, который сегодня является государственным и под который провожали в последний путь убитого на Майдане бойца УНА-УНСО, был, что характерно, священник-униат. Интересен куплет, который присутствует в первоначальном варианте гимна:

«Ой Богдане, Богдане
Славний нашъ гетьмане!
На-що віддавъ Украіну
Москалям поганимъ?!
Щобъ вернути іі честь,
Ляжемъ головами,
Назовемся Украіни
Вірними синами!»


Как мы видим, украинская идентичность австро-венгерского образца основывается на противопоставлении себя «москалям». Сегодня же это один из главных постулатов украинского национализма, для того, чтобы в этом убедиться, достаточно послушать недавние майданские речи Ирины Фарион, бывшего парторга КПСС, внезапно ставшей радикальной сторонницей «незалежности» и депутатом Верховной Рады от партии «Свобода». В одной из них она открыто заявляет, что «Московия» - это враг украинцев «номер один». Западные регионы традиционно более политически активны, чем восточные, а потому президентам Украины приходится прислушиваться именно к ним. Значительная часть первых участников столкновений с «Беркутом» были именно жители Западной Украины.

Как и в XVII веке, Украина является олигархическим государством, правда, центр силы с точки зрения экономики смещен на Восток. Весь крупный бизнес из-за промышленного развития Юго-Востока находится именно там, в то время как в западных регионах развит лишь аграрный сектор. Во время встречи с новоявленными представителя крупного бизнеса, президент страны Леонид Кравчук задал им вопрос: «Какую Украину вы хотите строить?», но внятного ответа не получил. При всей экономической мощи Востока он остается политически пассивным. Однако эти идеи не имеют существенной поддержки среди представителей восточноукраинских регионов, а порой встречают и сопротивление. На сегодняшний день это объясняется не только тем, что среди них больше русских и традиционно сильным русским культурно-языковым влиянием, но и их сильной советизированностью. Если они вообще принимают участие в антиправительственных выступлениях, то обычно исключительно из-за недовольства коррумпированной властью, а не обостренного национального самосознания. По сути, «украинство» на Украине-вопрос исключительно самосознания, ведь среди даже самых радикальных украинских националистов можно встретить много людей с русскими именами и фамилиями, при этом говорящих исключительно на украинском и даже скандирующих «москалей на ножи!», при этом не испытывая никакого когнитивного диссонанса от очевидного противоречия. Короче говоря, граница между русскими и украинцами существует лишь в голове. Еще М.А. Булгаков в «Белой Гвардии» высмеивал приспособленцев, менявших русские фамилии на украинские и внезапно становившихся «щiримi украiнцами», чтобы угодить петлюровской власти.

Наблюдая за происходящим в Киеве, русские разделились во мнениях и заняли разные стороны: с одной стороны, сейчас происходит национальная революция, о которой так мечтают националисты, с другой стороны- это ее участники, исповедующие порой совершенно русофобские идеи. Мы должны отдавать себе беспристрастный отчет, что пока существует украинская идентичность, среди части ее носителей неприятие русских и России будет непременно. Украина всегда будет вмещать в себя элементы западноевропейской цивилизации, которые вечно дают трещину в ее территориальной и гражданской целостности. Возможно, мы присутствуем при кончине соседнего государства, созданного из культурно разнородных элементов, и в скором времени после его распада его части притянут почти неизменные полюса восточноевропейской политики. Для нас самое главное извлечь ценный опыт из происходящего и не спешить с выводами.
Автор:
Артемий Степанов
Первоисточник:
http://zavtra.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти