Спецназ спецобъекта

Спецназ спецобъекта

О том, что в составе воинских частей и соединений внутренних войск МВД России, несущих службу по охране ядерно опасных объектов, существуют подразделения специального назначения, даже в самих войсках правопорядка знают немногие.

Для всех остальных это хоть и не тайна за семью печатями, но все же факт малоизвестный. Оно и понятно: особенности службы в частях по охране ВГО во многом засекречены, а уж специфика задач, решаемых входящим в их состав спецназом, — тем более.


С журналистами эти люди вообще предпочитают не общаться, делая исключение лишь в редких случаях…

Рать воеводе под стать

О командире взвода специального назначения старшем лейтенанте Викторе Рыкове у командования полка, охраняющего Ленинградскую АЭС, мнение однозначное: «прирожденный спецназовец, самозабвенно влюбленный в свое дело», «у него есть чему поучиться коллегам из других подобных рот и взводов».

Увы, накануне приезда журналистов в воинскую часть Виктор Сергеевич убыл в плановую командировку, так что лично познакомиться не удалось. Но заместитель командира полка подполковник Андрей Пастернак ободряюще улыбнулся:

— Не расстраивайтесь, пообщаетесь с его подчиненными и заместителем. Старший сержант Роман Сенчуков не менее фанатичный служака и «пробит» на спецназе так же, как его взводный. И все тактические наработки спецвзвода — плод их совместного творчества.

…В казарме, где располагался отдельный взвод специального назначения, царили оживление и деловая суета: личный состав как раз вернулся с учебного разведвыхода. Оставшийся за командира старший сержант контрактной службы Роман Сенчуков, невысокий крепыш лет тридцати в лихо заломленном зеленом берете, проводил детальный «разбор полетов», анализируя как успехи, так и просчеты каждого: выслушивал варианты действий, предложения по маскировке, соображения о том, как лучше повести себя в той или иной ситуации.

— А чему вы удивляетесь? Так принято в спецподразделениях: до принятия решения командиром каждый имеет право голоса, — с удовольствием пояснил замкомвзвода, когда начался наш разговор. — Помнится, еще в роте разведки лебяжьевской бригады оперативного назначения, где я начинал службу, командиры популярно объясняли каждому из нас: разведчик и спецназовец — не придаток к бронежилету и автомату, а мыслящая боевая единица. Отменная физическая форма, умение метко стрелять, мастерски владеть приемами рукопашного боя — все это, безусловно, необходимо. Но если ты не умеешь мыслить, тебе не место в спецподразделении. Вот по такому принципу мы отбираем ребят во взвод. Главное, чтобы умели думать, поскольку наша задача — предотвращение диверсий на охраняемом объекте еще на стадии их подготовки. Для этого мы постоянно проводим разведывательно-поисковые мероприятия на местности, прилегающей к АЭС. И нередко возвращаемся с «уловом» — нарушителей запретной зоны задерживем регулярно.


Например, в закрытую акваторию со стороны Финского залива нередко заплывают рыбаки или браконьеры. Случается, в город, где проживает персонал станции, пытаются нелегально проникнуть мигранты из ближнего зарубежья. А как сюда попадешь? На трассе выставлены полицейские и войсковые КПП, где досконально проверяют каждого. Поезда и электрички тоже под контролем. Со стороны залива подступы прикрывает отдельный дивизион сторожевых катеров нашего полка. Остается единственный уязвимый путь — неприметными лесными тропинками. Вот на них-то мы и отлавливаем нарушителей, передаем их сотрудникам органов внутренних дел, а в особых случаях — Федеральной службы безопасности.

Не так давно наша поисковая группа наткнулась в лесу недалеко от АЭС на подозрительного мужчину. Завидев военных, он бросился бежать. Бойцы без труда настигли его, задержали, передали в полицию. Оказалось, что гражданин незаконно пересек границу Российской Федерации и находился в розыске, поскольку за непродолжительное время своего нелегального вояжа успел несколько раз нарушить закон.

Еще одна интересная ситуация случилась месяцем раньше. Разведгруппой нашего взвода рядом с водосбросом станции был замечен молодой парень со спортивной сумкой. На вопрос, что он здесь делает, неизвестный объяснил, что вчера вечером здесь с компанией отмечал день рождения приятеля, ну и по пьяной лавочке потерял сотовый телефон и портмоне с документами. Рассказывал правдиво, но было видно, что незнакомец явно не с похмелья. Кроме того, мы точно знали, что накануне вечером не было там никакой компании: все это время эта территория находилась под скрытым наблюдением наших групп. Короче говоря, задержали мы его, передали куда следует. А потом выяснилось, что это коллеги из службы безопасности объекта решили таким образом проверить нашу бдительность. И остались довольны…

Таинственные «кочки»


Продолжая разговор, мы остановились около причудливой формы сооружения из арматурных прутов и толстой проволоки, с которого двое спецназовцев усердно счищали налипшую землю и траву.

— Это «кочка разведчика», — пояснил старший сержант Сенчуков. — Кстати, инструкцию по ее изготовлению и применению мы обнаружили в наставлениях по разведке, изданных еще в 1949 году. Представьте: разведгруппа получает задачу оборудовать скрытную наблюдательную позицию в определенном квадрате. Тогда берется этот каркас, обкладывается дерном, а внутрь помещается боец. Со стороны все выглядит как обычный неприметный бугорок, который не вызывает ни малейшего подозрения. Сколько раз во время учений и тренировок поисковые группы нашего же полка проходили мимо таких «кочек», чуть ли не наступая на них. И никому в голову не приходило, что внутри нее сидит наш наблюдатель. Не верите? Так у нас есть видеоподтверждение: на прошлогодних учениях подразделения полка прочесывали лес, прошли мимо нашей «кочки», замаскирванной в тот раз под муравейник. После чего наш боец-разведчик незаметно выбрался из своего укрытия и «уничтожил» всю поисковую группу, которая на него охотилась. И все это было скрытно заснято на видеокамеру другим наблюдателем, который притаился неподалеку под второй «кочкой».


Эти скрытые укрытия мы используем не только, когда проверяем бдительность поисковых групп нашей части. Не так давно на антитеррористических учениях ситуация была максимально приближена к реальной: несколько условных террористов проникли на объект для совершения диверсии. Изначально ни мы, ни военнослужащие других подразделений полка не знали ни планов, ни численности «диверсантов», которых, по условиям учений, нельзя было нейтрализовать на подступах к АЭС. «Террористы» начали действовать уже после проникновения на охраняемую территорию, и у нас было минимум времени на их обнаружение и уничтожение.

Тогда пришлось в пожарном порядке собирать «совет старейшин» из самых опытных прапорщиков и контрактников, устраивать мозговой штурм — ставить себя на место противника, вычислять наиболее удобные пути его подхода к жизненно важным объектам станции. И там уже выставить засады.

Не буду раскрывать все детали той операции, скажу лишь, что наши предположения оказались верными: те, кто изображал диверсантов, двинули именно тем путем, который мы просчитали как самый вероятный. Правда, сами им в этом помогли: когда группы блокирования начали окружать пришельцев, мы оставили брешь в своих боевых порядках, и «диверсанты» рванули именно туда. Ну а там их уже поджидал спецназ…

Спецы из спецов

Нередко среди людей, незнакомых со спецификой службы частей по охране ВГО и входящих в их состав подразделений спецназа, бытует мнение, что эти военнослужащие уступают по уровню боевой подготовки коллегам из отрядов специального назначения. Однако факты говорят об обратном.

Например, на ежегодных соревнованиях подразделений специального назначения внутренних войск, которые проходили в Уфе, команды из частей по охране важных государственных объектов на каждом из этапов состязаний стабильно держались в первой пятерке. А одним из лучших в общем зачете стал взвод саровской дивизии Приволжского регионального командования ВВ МВД России. Примечательно и то, что в большинстве своем он состоял из солдат-срочников, на тот момент отслуживших не более полугода.


И все же, как считают сами «спецы из спецов», в таких подразделениях должны служить исключительно профессионалы-контрактники. Ведь на изучение особенностей прилегающей к объекту местности уходят месяцы. Кроме того, они постоянно меняются, влияя на организацию системы безопасности АЭС: то в ограждении где-то брешь появится, то подступы к периметру станут зарастать кустарником… Вдобавок ко всему военнослужащие объектовых спецподразделений должны быть готовы полноценно выполнить обязанности контролеров на КПП, поскольку в определенных обстоятельствах полк регулярно усиливает контрольно-пропускные посты бойцами спецназа. Не говоря уже о том, что периодически несколько человек из взвода отправляются в составе отрядов специального назначения на беспокойный Северный Кавказ, чтобы приобрести там боевой опыт, который, как известно, ничем не заменишь.

Так что вопрос комплектования подразделений квалифицированными кадрами во взводе спецназа стоит довольно остро. К счастью, в последнее время здесь наметилась положительная тенденция: после значительного повышения денежного довольствия военнослужащим и строительства жилья для людей в погонах возросло число тех, кто решает связать свою судьбу с войсками правопорядка. Соответственно у командования части появился широкий выбор и кандидатов в спецназовцы, хотя зарплата контрактника в отдельном взводе спецназе ненамного больше, чем в других подразделениях полка, а служба — куда напряженней и беспокойней.

Но, значит, что-то влечет сюда молодых людей помимо денег…
Автор:
Игорь Софронов
Первоисточник:
http://www.bratishka.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

10 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти