«Республика Зуева» на территории оккупированной Белоруссии в 1941-1944 гг.

«Республика Зуева» на территории оккупированной Белоруссии в 1941-1944 гг.


Вопреки устоявшемуся мнению, оккупационный режим на захваченных гитлеровцами территориях не был всюду одинаковым. Существовали районы, обладавшие разной степенью самостоятельности. Наиболее известна т. н. Локотская республика, на территории которой проживало почти 600 тыс. человек. «Республика Зуева» менее известна (ввиду меньших масштабов), но не менее интересна.

Дранг нах Остен


Белоруссия конца лета — начала осени 1941 года. Немецкие солдаты бодро шагают по русским дорогам. Еще несколько недель — и война закончится. Месяц, от силы два. Солдаты верят в военный гений обожаемого ими фюрера. В победе не сомневаются и генералы, хотя многих из них уже терзает червь сомнений: и войска продвигаются не так быстро, как хотелось бы, и потери выше запланированных. Видимо, победа будет не столь быстрой и не столь легкой.

Откуда брались старосты

Захватывая огромные территории, вермахт двигался вперед, оставляя в населенных пунктах, имеющих стратегическое значение (мост, дорога, склады, железнодорожный узел) небольшие гарнизоны, возглавляемые ортс-комендантами. Приехав в какое-нибудь дальнее село, комендант назначал старосту из числа изъявивших желание сотрудничать с новой властью, а то и просто первого попавшегося ему на глаза старика с военной выправкой. Уехав восвояси, комендант предпочитал впоследствии совершать такие вояжи как можно реже ввиду их опасности. Во многих затерянных в глуши деревнях немцев видели за всю войну 1-2 раза, а то и ни разу. Часто крестьяне сами выдвигали кандидатом на пост старосты пользующегося уважением односельчанина.

Поэтому когда в Полоцке появился Михаил Зуев и представился как избранный староста деревни Заскорки, комендант не увидел в этом ничего необычного и утвердил его в должности. Очень скоро заскоркский староста обратил на себя внимание коменданта, и фамилия Зуев стала часто мелькать в документах полоцкой комендатуры.

Старовер Зуев

Деревня Заскорки была населена староверами. Община, сплоченная общей верой и многолетними гонениями со стороны светских и церковных властей, в условиях вакуума власти быстро самоорганизовалась и выдвинула из своей среды лидера, обладающего необходимыми способностями и готового принять «бремя власти». Михаил Евсеевич Зуев был истово верующим, за что и пострадал дважды от советской власти. За «антисоветскую агитацию» (а фактически за религиозную пропаганду) Зуев отсидел в общей сложности 8 лет, вернулся в родную деревню в 1940 году. Два его сына также были арестованы и осуждены, но домой не вернулись — сгинули в лагерях. Так что нет ничего удивительного, что на сельском сходе община выбрала его своей главой и вручила всю полноту власти в деревне.

Обладавший практической сметкой и решительный Зуев роздал колхозную землю на паи, восстановил старообрядческую церковь. Крестьяне были довольны и мечтали жить тихой спокойной жизнью в условиях максимальной самоизоляции от внешнего мира. Но Зуев понимал, что даже в медвежьем углу не получится отсидеться от страшной войны и ждал, когда война придет в Заскорки, когда это случится. И это случилось.

Первая кровь

В ноябре 1941 года в Заскорки пришли 7 вооруженных человек, объявившие себя партизанами. Кто были эти люди, сказать невозможно. Сколько источников, столько и версий:

1. Красноармейцы-окруженцы, не изменившие присяге.
2. Убежденные коммунисты и комсомольцы, сражающиеся за советскую власть.
3. Русские патриоты, сражавшиеся против оккупантов.
4. Не успевшие эвакуироваться сотрудники репрессивных органов, которым нечего было «ловить» при новой власти.
5. Дезертиры и уголовники, промышлявшие грабежом под маской партизан.

Кто бы ни были эти люди, им нужны были продукты. Более того, они собирались сделать Заскорки своей базой. Зуев накрыл стол, выставил бутыль самогона, а сам тайком послал дочь собирать стариков. Пока гости ели и пили, собравшиеся советовались, как поступить. Порешили: пришельцев убить, оружие спрятать.

1941. Война с партизанами

Вскоре снова пришли вооруженные люди, и снова просили хлеба, мяса. Зуев дал просимое и попросил больше не приходить. Но они пришли. В этот раз партизан, кроме Зуева, встретили деревенские мужики, вооруженные трофейным оружием. Гостям пришлось уйти ни с чем. Вечером Зуев роздал оружие молодым парням, выставил дозоры. Пришедших ночью партизан встретил оружейный огонь.

Понимая, что деревню вряд ли оставят в покое, Зуев приступил к организации отряда самообороны и еще несколько раз отгонял от деревни партизан. Вскоре в Заскорки прибыли ходоки из двух близлежащих деревень, также населенных староверами, и попросили взять их под защиту. Население «республики Зуева» перевалило за 3 тысячи человек. Было создано постоянно действующее боевое ядро, разработана система наблюдения и оповещения. Вокруг каждой деревни выставлялись секреты.

К декабрю число отбитых нападений достигло 15. Стали кончаться патроны. Взять их можно было только у оккупантов. В 20-х числах декабря Зуев отправился в Полоцк — просить боеприпасов у немцев.

В союзе с немцами

Итак, к полоцкому коменданту пришел староста затерянной в лесах деревни и попросил оружие и боеприпасы для борьбы с партизанами. Понятно, что комендант просьбу встретил настороженно: еще неизвестно, в кого будут стрелять русские мужики из выданных им винтовок. Но с другой стороны, есть прекрасная возможность очистить район от партизан силами самих же русских!

После долгих колебаний и нескольких встреч, вопреки всем запретам, комендант Полоцка полковник фон Никиш выдал Зуеву 50 винтовок и несколько ящиков патронов. Зуев в свою очередь пообещал наладить регулярные поставки провианта оккупационным властям и обеспечить отсутствие партизан на подведомственной ему территории.

Получив оружие, зуевцы почувствовали себя значительно увереннее. У стоявших в Полоцке венгров оборотистый староста выменял за продукты 4 советских пулемета. «Силы самообороны» стали именоваться «армией». Дисциплина в «армии» была суровой. Наказывали за малейший проступок — сажали на хлеб и воду в холодный погреб, пороли. За серьезные проступки судило собрание из выбранных уважаемых стариков, которое выносило и смертные приговоры.

1942. Между немцами и партизанами

Еще несколько деревень попросились в «республику Зуева», обратились и представители деревень, находившихся под контролем партизан. В начале 1942 года Зуев со своей «армией» совершил рейд по отдаленным деревням, изгнав из них обосновавшихся там партизан. Территория республики расширилась. По описаниям побывавшего в «республике» офицера абвера Карова, каждая деревня была окружена колючей проволокой, у ведших в деревню ворот стоял бункер, где постоянно дежурил боец с автоматом. Вокруг деревни располагались секреты, связь с которыми поддерживали мальчишки-посыльные. После нескольких крупных боев партизанские отряды перестали тревожить «республику». Зуев в ответ демонстративно не замечал действующих в соседнем районе партизан, отказывался выделять своих людей для участия в антипартизанских акциях, избегал контактов с СД и гестапо.

Между Полоцком и Заскорками также установилось определенное равновесие: Зуев регулярно снабжал власти хлебом, мясом, молоком, шерстью, сеном, дровами, обеспечивал в своем районе спокойствие и порядок. Комендант же не вмешивался во внутренние дела «республики», полностью предоставив их в ведение Зуева. Единственным пунктом договора, который Зуев регулярно не выполнял, было обязательство о выдаче пленных партизан. Ни одного человека заскоркский староста не выдал, предпочитая решать их судьбу сам. Кого расстреливали, кого отпускали, а кто и переходил в «республиканскую армию».

События мая 1942 года показали, насколько хрупким было это установившееся равновесие.

Инцидент с полицейским батальоном СС

В мае 1942 года к деревне подошел эстонский полицейский батальон СС, целью которого были поиск и уничтожение партизан. Встретивший батальон Зуев заявил офицеру, что партизан на контролируемой им территории нет и батальону тут делать нечего. Если же эсэсовцы попытаются войти в какую-нибудь из «зуевских» деревень, им будет оказано вооруженное сопротивление силами отрядов самообороны. Полицаям пришлось уйти. Утром Зуев отправился в Полоцк, где поставил коменданта в известность о происшедшем и попросил защиты. Полковник тут же связался с командованием полицейского батальона, чтобы происшествие не имело продолжения. Но это, как оказалось, был не самый страшный инцидент.

Как «республика» чуть было не восстала

Летом 1942 года в Полоцке поменялось руководство. Новый комендант собрал старост и потребовал увеличения объемов поставок продовольствия и беспощадной борьбы с партизанами. В случае малейшего неповиновения грозился деревни сжигать, а жителей угонять в Германию. Хотя Зуев никогда не срывал поставок, уверенности в своей безопасности он не чувствовал. В конце августа в Заскорки на лошади прискакал посыльный, доложив, что по дороге двигается немецкий отряд с большим количеством пустых подвод. Зуев объявил тревогу. В назначенное место встречи стягивались все имеющиеся у него силы, 4 пулемета и ротный миномет. Бойцы заняли позиции, Зуев вышел навстречу и вступил с офицером в переговоры. Предъявил квитанции полоцкой комендатуры о выполнении поставок. Одновременно Зуев продемонстрировал мощь своей «армии», а миномет дал показательный залп. Офицер внимательно изучил документы и согласился, что, видимо, произошла какая-то ошибка. Обоз повернул обратно в Полоцк.

В течение двух дней зуевцы укрепляли свои позиции в ожидании карательной «акции возмездия», а сам Зуев искал выход: ехать к немцам утрясать конфликт или обратиться за помощью к партизанам? Выбирать не пришлось: к исходу второго дня из Полоцка прибыл зондерферер, который от имени коменданта предложил восстановить статус-кво: Зуев продолжает осуществлять поставки продовольствия в прежних объемах, обеспечивает безопасность дорог и не допускает в свой район партизан. Взамен комендант не посылает в район никаких команд. Зуев условия принял, попутно попросив пополнить его «армию» боеприпасами.

Резкое смягчение комендантом своей политики объяснялось просто. Не знавшему местной специфики коменданту объяснили, что в случае проведения карательного похода в районе появится еще один партизанский отряд, возглавляемый деятельным талантливым командиром.

1943. Давление со всех сторон усиливается

В 1943 году натиск оккупационных властей на «республику» усилился. Тысячелетний рейх требовал еще большего количества хлеба, мяса, масла, и впервые потребовал «живой дани» — людей на работу в Германию. Неизвестно, какие меры предпринимал Зуев, и по какому принципу составлял списки, но несколько десятков староверов были отправлены.
Усилилось давление партизан. Мелкие отряды численностью в несколько десятков бойцов выросли в огромные соединения. Самолеты с «Большой земли» снабжали их оружием, боеприпасами, медикаментами. Теперь Зуев был вынужден вести с ними переговоры, оказывать мелкие услуги, снабжать продовольствием мелкие отряды и одновременно удерживать от проведения акций на «его» территории.

1944. Куда деваться?

Весной 1944 года Зуева вызвали в Полоцк, где в торжественной обстановке ему вручили орден. К трем ранее полученным от немцев наградам прибавилась четвертая. Затем в приватной обстановке комендант предложил Зуеву взять под свое начало более обширный район. Вместе с чрезвычайными полномочиями он получит стрелковое оружие, пулеметы и даже легкую артиллерию. Его люди будут экипированы в немецкую форму с русскими погонами. Зуева это предложение нисколько не обрадовало. Он вовсе не собирался начинать войну с партизанами (а ведь именно это подразумевала его новая должность). Поблагодарив за оказанное доверие, Зуев отклонил предложение. В том, что Красная Армия вернется, он не сомневался.

Но и с советской властью ему тоже было не по пути. Сотрудничество с оккупантами, бои с партизанами… Груз грехов был слишком тяжел. Не рассчитывая на прощение или снисхождение, Зуев стал готовиться к уходу — заготавливал повозки, продовольствие, лошадей, оружие. Летом он ушел, вместе с ним ушли около 2 тысяч человек. В пути к ним присоединился полоцкий комендант со своим отрядом. Выдержав несколько боев с партизанами, группа пробилась в Польшу, а затем в Восточную Пруссию. Там отряд распался.

Как сложились судьбы?

Ответ на этот вопрос дать тяжело, данных мало, они противоречивы. Около 200 зуевцев попали в советскую зону оккупации, были судимы и получили от 5 до 25 лет. Большая часть, по слухам, уехала в Южную Америку. До сих пор в Боливии в районе Санта-Круз компактно живут старообрядцы. Может быть, это зуевцы.

Сам Зуев примкнул к власовцам, вступил в РОА, где получил погоны подпоручика. В разговорах о будущем говорил, что планирует вернуться в Россию и жить по подложным документам. Исполнил ли он свое намерение, сказать невозможно.

Но:
Среди осужденных и умерших в Обском ИТЛ значится Михаил Евсеевич Зуев, 1884 г. р., Витебская обл., Полоцкий р-н. Он?


Республика без будущего

Судьба «зуевской республики» интересна, но если кто-то думает, что именно такой должна была стать модель жизни русского крестьянства под оккупантами, то он глубоко ошибается. Только расположение в труднодоступном районе позволяло «республиканцам-зуевцам» сохранять столь любопытный статус-кво. Деревни и села, расположенные в степной части СССР (а потому вполне доступные), в полной мере познали на себе все «прелести» гитлеровского режима. Малейшее сопротивление наказывалось властями очень сурово, никакая самостоятельность не допускалось. Душилась прямо на корню. Никакого равноправного партнерства, только беспрекословное подчинение.

«Республика Зуева» существовала лишь потому, что у немцев до нее просто руки не доходили. В перспективе после уничтожения СССР гитлеровцы занялись бы партизанами, задействовав всю свою военную мощь. А потом пришла бы очередь и мирных «вольных республик», спрятанных в чащах и лесах Белоруссии. Существование таких вот «вольных анклавов» планами нацистов не предусматривалось.

Источники:
http://ru.wikipedia.org
http://hasid.livejournal.com/913053.html
http://reibert.info/threads
http://forum.dpni.org/archive/index.php
http://traditio-ru.org/wiki
http://apologetika.eu/modules.php
Автор: Klim Podkova


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 35
  1. kaktus 11 февраля 2014 07:06
    Интересная информация и верные выводы + статье
    kaktus
    1. Николай С. 11 февраля 2014 10:10
      По крайней мере, подход к изложению у автора верный. Многое определяют предлагаемые обстоятельства. Глухомань.

      К сожалению, когда пишут про мой родной край и локотское самоуправление, многие авторы втупую переписывают ранние опусы черт знает кого. Мало кто, как к.и.н. Ермолов И.Г., приехал на место, пошёл в местные архивы, поговорил с очевидцами и участниками с обеих сторон. И изложил аргументированную, пусть не всякому приемлемую, точку зрения.

      А то читаешь всякие бредни, типа "Хозяин брянских лесов", или как локотская полиция самоуправления играла какую-то, типа, стратегическую роль в борьбе с брянскими партизанами и даже в охране железных дорог.

      Ребята, там где было это самоуправление - ТАМ ЛЕСОСТЕПЬ. Да и то само его существование было результатом некоего компромисса. Т.к. не в меру ретивого Воскобойника грохнули сразу, хотя ехать было до него километров сорок-пятьдесят по полям по снежной колее и в мороз - не свернёшь и не спасёшься от засады. А Каминского больше пытались пристрелить подчинённые - значит, партизан устраивал. Антипартизанские действия сводились больше к тому, когда СД прессовала и зачастую ещё и вместе с мадьярскими оккупантам гнала жечь неконтроллируемые ПРИЛЕСНЫЕ деревни. Или те в лесостепи, где появлялась смута против оккупационных властей.

      Хотя всякое бывало. Например, в соседней с моей деревне подростки сделали какую-то большую рогатку, заложили в неё четверть кирпича, и сумели попасть и убить немца. Немцы деревню сожгли всю вместе с жителями. Евроцивилизация.

      В апреле 1943 года по Севску прошла линия обороны фашистов - сформировался фронт курской дуги. Хинельский лес оказался в прифронтовой полосе. Крупные соединения местных партизан (Ковпак, Наумов, Сабуров) к тому времени уже ушли на запад. Остались мелкие под общим руководством Хохлова. Но и те представляли угрозу для немецкого фронта. В результате немцы сняли с фронта достаточно большое количество дивизий, в т.ч. танковых, но всё что смогли - заблокировать лес. Отряд, в котором воевал мой отец, разве что перебазировался из сухого Хинельского леса в болота под Суземку.

      Так что надо сначала изучить местность, где воевали, и уже потом извергать поток своих стратегических мыслей.

      По факту, что локотское самоуправление, что эта "республика (о как!, ну да в посёлке Локоть аж целое государство было и армия) Зуева" были для местного населения более благоприятными, чем если бы вместо них был напрямую оккупационных гитлеровский режим.

      Цитата: Автор Klim Podkova
      т. н. Локотская республика, на территории которой проживало почти 600 тыс. человек.

      Подобные формулировки - это зомбоформулы антирусской пропаганды. Кем окружное самоуправление стало называться "республикой", "государством", "армией" и т.п.? Зачем шулерское жонглирование цифрами. Да, в довоенных восьми сельских районах (всего два города численностью менее 10 тыс. чел.) жило примерно столько народа. Только в войну многие были призваны в армию, ушли в эвакуацию с колхозами и т.п. А сколько ушли в партизаны, только в одном севском районе хинельский лес с заходом в сумщину (Ковпак, Наумов, Сабуров, Хохлов) - подумали сколько это? А брянский лес он намного больше.
      А ещё были и подпольщики, как мой дед, как бы служивший старостой, но встретивший фронт в гестаповской тюрьме. Сидело там подпольщиков много, но никто никого не выдал, даже подростки. Писателя Фадеева на них не нашлось.

      Считаю, что размусоливание малозначимых событий в ущерб памяти героической борьбы Белоруссии, Брянщины, не только русофобское по сути, но ещё и служит обелению, например, бандеровщины, где Гитлеру добровольно служили почти поголовно, и не в какой-то деревенской самообороне, а в военных карателях, в СС, в концлагерных палачах.
  2. Анатоль Клим 11 февраля 2014 07:34
    Когда служил в Белоруссии слышал подобную историю, рассказывал старик у которого отца немцы назначили старостой, пересчитали жителей и установили налог продовольствием и провиантом. Потом пришли партизаны и им он тоже помогал, так всю войну и крутился. После войны получил 10 лет за сотрудничество с оккупантами, отсидел и вернулся, но никогда на Советскую власть не обижался, говорил время такое досталось.
    1. smersh70 11 февраля 2014 15:44
      Цитата: Анатоль Клим
      установили налог продовольствием и провиантом

      у нас препод в универе рассказывала-что за 41 год немцы налог не ввели,сказали-развивайтесь,возьмем в след году.Так и сделали-забрали всего 10% от хозяйства. Она сказала,что впервые у них появилась корова,птицы,молоко.Жили неплохо.в 42 и в последующих годах забирали всего 10% и все. Наслушав в школе про немцев ,я ей не поверил.Потом начал расспрашивать других,оказалось,что во многих местах,где партизаны не действовали,было такое...
      smersh70
      1. Анатоль Клим 11 февраля 2014 16:38
        Цитата: smersh70
        Наслушав в школе про немцев

        smersh70! Вы прекрасно знаете какие планы были у Гитлера по отношению к народам СССР, сохранились архивные документы (я на работе, нет времени искать), но по памяти - 75% славянского населения подлежало депортации в Сибирь, лучшие земли Украины, Белоруссии, России подлежало заселить немецкими колонистами, где бы работали оставшиеся 25% в положении крепостных, полностью уничтожалось еврейское население, азиатское и кавказкое население также приравнивалось к недочеловекам, с соответствующем отношением и истреблением. Пока шла война, вполне возможно немцы, где-то могли не зверствовать, но нацистская верхушка знала, что будет дальше в случае их победы. Я Вам твёрдо скажу, мы не родились бы на свет, если бы победил фашизм.
        1. smersh70 11 февраля 2014 17:12
          Цитата: Анатоль Клим
          Я Вам твёрдо скажу, мы не родились бы на свет, если бы победил фашизм.

          Ну само собой....
          Цитата: Анатоль Клим
          Пока шла война, вполне возможно немцы, где-то могли не зверствовать

          Ну так мы об этом.
          smersh70
  3. waisson 11 февраля 2014 07:36
    Спасибо за статью hi
    waisson
  4. Den 11 11 февраля 2014 08:07
    Мужики,вы спецом за мной следите что-ли?Нет,похвально конечно.Но всё-же.Давайте завтра про фольксштурм и гитлерюгент
    1. невидимка 11 февраля 2014 08:26
      Цитата: Den 11
      Мужики,вы спецом за мной следите что-ли?Нет,похвально конечно.Но всё-же.Давайте завтра про фольксштурм и гитлерюгент

      Ага. И еще с придыханием! Время, мол такое было.
      Не понял я смыла этой статьи! Тяжело было обиженным Советской властью?
      Цитата: Den 11
      «Республика Зуева» существовала лишь потому, что у немцев до нее просто руки не доходили

      А до того Зуева это не доходило? Или надеялся на поражение свое Родины?
    2. Комментарий был удален.
    3. smersh70 11 февраля 2014 15:49
      Цитата: Den 11
      ?Нет,похвально конечно.Но всё-же.Давайте завтра про фольксштурм и гитлерюгент

      Молодцы,что отслеживают неразведанное и неразгаданное.Лично про республику Зуева слышу впервые и получил массу интересной информации. Истинный был лидер и мужик своей общины. Так нужно поступать всегда лидерам,которые несут ответсвенность за жизнь своих подчиненных(граждан). Вообще староверы классно сохраняют свои традиции,у них истинно русский дух!!!!!
      smersh70
  5. павел72 11 февраля 2014 08:15
    прочитаешь - и задаешься вопросами - кто прав, как бы сам поступил в ситуации между двух огней. как бы там ни было итог зуева закономерный - погоны поручика у власовцев. и этим всё сказано
    1. smersh70 11 февраля 2014 15:50
      Цитата: павел72
      погоны поручика у власовцев. и этим всё сказано

      насколько я знаю,в армии Власова не было поручиков.Или же я не прав....
      smersh70
      1. Кислый 11 февраля 2014 18:49
        Цитата: smersh70
        Или же я не прав....

        Не правы.
        Вот перечень чинов в РОА.
        Нижние чины: солдат, ефрейтор, унтер-офицер, фельдфебель (унтеры не делились на старших и младших, как царские унтеры или сержанты в РККА)
        Офицеры: подпоручик, поручик, капитан, майор, подполковник, полковник, генерал-майор, генерал-лейтенант, генерал. Звания, аналогичного советскому младшему лейтенанту, в РОА не было. Впрочем, его не было и в Вермахте, и в СС.
  6. parus2nik 11 февраля 2014 08:23
    На двух стульях не усидишь..К тому же староверы,вечно гонимые при любой власти..
    parus2nik
  7. Den 11 11 февраля 2014 08:28
    "РЕСПУБЛИКА" ЗУЕВА

    Мы приводим рассказ русского эмигранта, служившего офицером в немецкой армии на Восточном фронте. Он являлся непосредственным свидетелем и участником описываемых событий. От авторов.
    Район Полоцк-Витебск-Смоленск немецкие войска заняли ранней осенью 1941 года, и фронт сразу отошел более чем на 200 км. на восток. Немецкая армия в это время мало занималась местностями его занятыми или, вернее, уже пройденными. В районы, имеющие более или менее серьёзное значение, назначался «ортс-комендант» с небольшим гарнизоном, который фактически контролировал только очень небольшой участок вокруг населенного пункта, в котором поселялся. Обычно, такие коменданты назначались в места, через которые проходили хоть какие-нибудь сносные дороги. На карте, в штабе, обозначался крупный район и теоретически предполагалось, что этим районом назначенный комендант будет управлять. Но так как войск в его распоряжении не было и практически, после снятия урожая, делать коменданту в его обширном царстве было нечего, то он благоразумно в район и не выезжал. Даже в 1943 году в оккупированных областях оставались еще деревни, куда, за всё время войны, не заходил ни один немецкий солдат.
  8. Den 11 11 февраля 2014 08:29
    В сельских местностях, после занятия той или иной территории, немцы обычно назначали, так называемых, «бургомистров», руководствуясь, главным образом, бравым видом и военной выправкой кандидата. Позднее население стало само выбирать своих бургомистров из людей, которым доверяло. За редким исключением, немцы смещали ранее назначенных ими бургомистров и утверждали выбранных населением. Нужно сказать, что в большинстве это были честные и умные люди, которые прекрасно защищали перед немцами интересы крестьян. Довольно часто выбирались бургомистрами и женщины.
    Морально крестьяне чувствовали себя спокойно: немцы никак себя не проявляли, а коммунисты, которых они ненавидели, ушли. Многие крестьяне были уверены, что немцы, убрав Сталина и коммунистов, и сами скоро уберутся к себе в Германию, забрав с собой за «оказанную услугу» из страны то, что им захочется. Но это казалось крестьянам даже справедливым, они охотно соглашались на «уплату» подобного долга. Я сам слышал как об этом толковали в деревнях (дер. Котлы, дер. Ямы — Кингисепского района, сентябрь 1941 г.): — «Никаких денег для Гитлера не пожалеем, 10 лет ему платить будем, если он Сталина и всю его сволочь перестреляет». В дальнейшем, они смутно представляли себе созыв Учредительного Собрания, главным образом, из крестьян и установление режима, «как при НЭПе было». Я говорю, конечно, о массовом мнении, ибо среди крестьян были люди, сильно задумывавшиеся над вопросом всё ли будет так просто и удастся ли так легко разделаться с немцами.
  9. Den 11 11 февраля 2014 08:30
    Но вот, глубокой осенью 1941 года, стали появляться первые партизаны. Ядро их составили парашютно-десантные группы, сброшенные НКВД в немецком тылу. Почти одновременно появились и первые беглецы из лагерей военнопленных, которые рассказывали об ужасах, творимых немцами в лагерях. Крестьяне стали задумываться: с одной стороны — немцы их освободили от коммунистов, с другой — немцы уничтожают русское население.

    К тому же, появление партизан, хотя и в самом незначительном количестве, заставило немцев посылать в леса и глухие деревни карательные отряды, состоявшие, главным образом, из финнов, эстонцев и латышей — отличавшихся невероятной жестокостью.
    Благодаря всему этому, в глухих местах и стали возникать подобия крестьянских «республик», под лозунгом — «ни немцев, ни Сталина». С двумя такими «республиками» мне пришлось столкнуться.

    В январе 1944 года часть, в которой я служил, была переведена в Полоцк. Знакомясь в штабе с положением в данной местности, я несколько раз натолкнулся на дела, носящие заглавия: «бецирк 3.», «район 3.», «запросить мнение 3.», «ответ 3.» и т п. И я крайне удивился, узнав, что «3.» — это русский, по фамилии Зуев. Я знал, что районы и округа всегда, хотя бы номинально, управлялись немцами и запрос русского Зуева казался мне чрезвычайно странным. Я выразил желание его увидеть, но адъютант коменданта города (и местности) еще более удивил меня своим ответом:
    — Это совсем не так просто, как вы думаете. Надо сначала запросить 3., захочет ли он вас принять, а если захочет, то когда именно.
    — Как же это сделать?
    Адъютант сказал, что в Полоцке живет представитель 3. — профессор П., через которого я могу связаться с 3.
  10. Den 11 11 февраля 2014 08:30
    Узнав адрес профессора П., я вечером отправился к нему. Профессор занимал небольшой домик на окраине города, окруженный маленьким садом, вокруг которого тянулся высокий забор. Когда мой автомобиль подъехал к воротам, со двора вышел человек сильного телосложения, вооруженный советским автоматом и весьма нелюбезно спросил меня, что мне нужно. Молча выслушав меня, он ушел, старательно заперев за собой калитку. Вернулся он быстро и попросил меня следовать за ним. На мой вопрос, нельзя ли завести автомобиль во двор, а шоферу зайти на кухню, чтобы погреться, он коротко ответил: «Нельзя, это у нас запрещается».

    Меня ввели в домик. Из сеней я прошел в небольшую приемную, а из нее в большой кабинет. Навстречу мне из-за стола поднялся человек лет тридцати пяти, высокий, одетый в поношеный штатский костюм и высокие сапоги. Меня сразу поразили его проницательные серые глаза и спокойно-самоуверенная манера себя держать. Он назвал свою фамилию и вопросительно посмотрел на меня. В свою очередь, я представился и назвал часть, в которой служил. Не подавая руки, он предложил мне сесть. Я стал ему объяснять мое желание увидеться с Зуевым.

    — Если вам нужно что-либо по вопросам вашей службы, — перебил он меня, — я могу ответить на ваши вопросы.

    Я ответил, что нахожусь в Полоцке недавно и знакомлюсь с положением, но, так как несколько раз в штабе, в делах встречал имя Зуева, то хотел бы повидать человека, имеющего такой вес у немцев. Далее я объяснил, что так как имя 3. не упоминается в списках агентов Абвера и, насколько я выяснил, не связано ни с СД , ни с ГФП , где русские обыкновенно пользуются влиянием только в том случае, когда они мерзавцы, то 3. особо меня заинтересовал и мне бы очень хотелось узнать этого человека.
  11. Den 11 11 февраля 2014 08:32
    Профессор на меня удивленно взглянул:
    — Но ведь вы сами являетесь офицером немецкого Абвера, т. е. разведки и контр-разведки, — сказал он мне весьма холодно.
    Я ответил ему, что было бы слишком долго рассказывать почему именно я попал на эту службу.

    — Уверяю вас, — добавил я, — что служу только потому, что убедился в возможности таким образом помочь русскому населению освободиться от власти Сталина. Судьба немцев меня интересует мало. Может быть, вы поверите мне скорее, если я предложу вам мою помощь, например, в освобождении напрасно арестованных людей, которых вы считали бы нужным освободить, насколько, конечно, это будет в моих силах.
    Профессор задумался.
    — Я не думал, что в эмиграции есть люди, здраво смотрящие на положение у нас, — сказал он, наконец. — Кто вы, я более или менее уже знаю, у меня тоже есть осведомители, — добавил он.
    Мы поговорили еще немного, а затем П. обещал, что уведомит меня, когда я могу посетить Зуева, и мы расстались.

    Я уехал от него в бодром настроении: таких людей в оккупированных областях СССР мне приходилось встречать не часто.
  12. Den 11 11 февраля 2014 08:36
    Интересно?Продолжить?
    1. parus2nik 11 февраля 2014 11:32
      рассказ русского, эмигранта,да ещё служившего офицером в немецкой армии, да ещё и на Восточном фронте....продолжать не надо...
      parus2nik
    2. smersh70 11 февраля 2014 15:55
      Цитата: Den 11
      Интересно?Продолжить?

      для многих да!Но тебя заклюют тута laughing обьявят предателем,послужником США,Гитлера и вообще сторонником Януковича bully
      инфо классная-человек свободно владеет автоматом в центре города,Профессор 100 процентный резидент в стане у немцев,есть своя агентура. Значит контрразведовательный режим у немцев был не таким уж сильным.
      smersh70
  13. Владимирец 11 февраля 2014 08:38
    "Зуев в свою очередь пообещал наладить регулярные поставки провианта оккупационным властям и обеспечить отсутствие партизан на подведомственной ему территории."

    В принципе, жалко людей, попавших в такую мясорубку. Однако, Зуев, все-таки, охотно сотрудничал с немцами, а партизан расстреливал, хотя и те и другие просили одного - припасы. Как только запахло жареным, сразу и про партизан вспомнил.
    1. Ангро Маньо 11 февраля 2014 23:10
      Иуда-двурушник.
  14. Den 11 11 февраля 2014 09:21
    На другой день я стал собирать о профессоре все возможные сведения. СД и ГФП относились к профессору очень враждебно, во-первых, потому, что он наотрез отказался иметь с ними какие-либо дела и отослал обратно все их подарки, которыми они старались привлечь его симпатии, а, во-вторых, потому, что считали его слишком большим патриотом, надеяться на которого, именно из-за его патриотизма, было невозможно. Зато в комендатуре г. Полоцка я нашел зондерфюрера из балтийцев, который с восторгом говорил о Зуеве и о профессоре. Отзыв этот, отчасти, конечно, объяснялся тем продовольствием (дичь, мясо, масло, мед, кожи и шерсть), которое зондерфюрер регулярно получал от 3. и профессора, но, помимо этого, зондерфюрер, не глупый человек и не немец в душе, — чувствовал неподдельную симпатию к обоим. Зондерфюрер подтвердил мне, что оба интересующие меня лица отказались наотрез стать осведомителями-агентами немцев. От него же я узнал, что профессор появился в городе, как только туда вошли немцы и, благодаря хорошему знанию немецкого языка и местного населения, оказал им большие услуги и тем самым завоевал крупное влияние среди них. Профессором какой науки был П. и носит ли он настоящую фамилию— зондерфюрер сказать мне не мог.
  15. Den 11 11 февраля 2014 09:22
    В городе профессора знали мало, жил он замкнуто, водки совершенно не пил, любовницы в городе не имел и взяток не брал, хотя мог бы брать их в большом количестве. Ходили слухи, что он сидел в советском концлагере по статье 58 и не то бежал, не то был выпущен оттуда перед самой войной. В Полоцк он попал случайно.

    Через три дня после моего визита к профессору П., тот же человек, который встретил меня у его дома, пришел ко мне и сказал, что на другой день, в два часа дня, Зуев будет рад меня видеть и пришлет за мной свои сани и лошадей. На мой вопрос, сколько будет саней, посланный ответил, что сани будут одни.
    — А как же конвой? — спросил я.
    — А вам туда с конвоем и ехать нельзя, — был ответ, — всё равно Зуев никого, кроме вас, к себе не пустит. А за себя вы не беспокойтесь, раз Зуев вас зовет к себе в гости.
    На другой день, как только мне доложили, что сани от Зуева приехали, я оделся, позвал Н. и вышел на крыльцо, у которого стояли сани. На облучке сидел солидный бородач, любезно со мной поздоровавшийся.
    — Ты что же, один нас и повезешь? — спросил я его. Он с улыбкой ответил, что раз Зуев меня пригласил, то бояться нечего и предложил садиться. Лошади оказались очень хорошими, сани быстро покатились и очень скоро мы были уже за городом. Сначала дорога шла среди мелкого кустарника, но вскоре мы въехали в довольно густой лес. Я мигнул Н. и мы взяли автоматы в руки. Мы ехали уже больше часа, как вдруг из-за поворота дороги нам навстречу вынырнули четыре всадника, вооруженные карабинами. Мы насторожились, и уже хотели было стрелять, но возница наш обернулся и сказал, что это люди Зуева. Всадники окружили наши сани и мы поехали дальше. Проехав километров 15, мы увидели, стоявшую на большой лесной поляне, небольшую деревню, но только подъехав ближе мы заметили, что деревня эта была окружена колючей проволокой, а у ворот, ведших в деревню, стоял небольшой бункер. При приближении нашего кортежа, из бункера вышла молодая женщина с автоматом в руке. Она кивнула нам и открыла ворота, сделанные в проволочных заграждениях. Сопровождавшие нас всадник повернули в переулок, мы же, проехав немного по главной улице, въехали в обширный двор, среди которого стояла большая хорошая изба, построенная из толстых бревен. О нашем приезде хозяин, очевидно, был предупрежден, так как не успели сани остановиться, как к нам подбежали две здоровые девки и помогли мне выйти. Передав автомат К, я, в сопровождении одной из них, направился в избу. Большая комната, в которую меня ввели, была уставлена зелеными растениями в кадках, передний угол в ней был сплошь увешан старинными, староверческими иконами, перед ними горели лампадки, на столах лежали старинные церковные книги.
  16. Den 11 11 февраля 2014 09:23
    Попросив меня подождать, девица ушла. Я остался один. Сняв фуражку и пояс с пистолетом, я стал смотреть книги, лежавшие на столе.
    — Здравствуй, здравствуй, — вдруг услышал я голос за собой.
    В комнату совершенно бесшумно вошел Зуев. Это был человек лет 50-55, среднего роста, очень широкий в плечах, крепко стоящий на ногах, обутых в мягкие сапоги. Он был почти лыс и носил огромную бороду и усы рыже-седого цвета закрывавшие его лицо. Его маленькие какого-то неопределенного цвета глаза смотрели на меня из-под густых бровей, притворно-ласково улыбаясь. Поверх рубахи навыпуск, на нем был одет городской черный пиджак, на левой стороне которого были прикреплены два бронзовых ордена на зеленых лентах — «За храбрость» — и один серебряный на полосатой ленте. Ордена были без мечей, такие, как немцы выдавали невоенным. Я первый подошел к Зуеву, поблагодарил его за присланные сани и подал ему руку, которую, Зуев пожал очень крепко, с явным намерением показать свою силу. Я сделал вид, что очень удивлен его силой и крепостью, чем явно доставил ему удовольствие.
    — Садись, садись, — сказал он мне, указывая на стул, и первый сел в кресло около стола. — Курить у меня нельзя, — сказал он и замолчал, пристально рассматривая меня. В комнате было очень жарко, я попросил разрешения снять шинель. Он крикнул что-то, в комнату вбежала девица, которая меня встретила. Она быстро и ловко помогла мне раздеться и, взяв шинель, фуражку и пояс с пистолетом, пошла к двери. Зуев выждал, чтобы убедиться, что я не буду возражать, а затем, указывая глазами на кобуру с пистолетом, спросил:
    — Не боишься?
    Я молча вынул из кармана брюк пистолет, который переложил туда, снимая пояс.
    — Ага... — протянул Зуев,
    Я опять сел и завел разговор о староверах. В 1941-42 гг. мне часто приходилось иметь с ними дело на северном участке фронта. Некоторые из названных Зуевым имен были мне хорошо знакомы, чему он чрезвычайно обрадовался. Потом я стал говорить о Никоне, которого Зуев ненавидел, как будто это был его современник. Я обругал Никона, назвав его антихристом. Так мы беседовали до той поры, пока в комнаты не вошла всё та же девица, шепнувшая на этот раз что-то Зуеву на ухо. Последний тотчас же встал, сказав, что пора закусить и повел меня в другую комнату. Но мне хотелось осмотреть более подробно жилище Зуева и увидеть кого-либо из его персонала, поэтому я предупредил хозяина, что мне нужно пройти в уборную и покурить.
  17. Den 11 11 февраля 2014 09:25
    Зуев тотчас же крикнул какого-то Ваньку или Ваську и на зов его в сени вбежал мальчишка лет пятнадцати, которому Зуев поручил проводить меня. Покурив во дворе и тщетно стараясь вызвать на разговор моего спутника, я вернулся. Зуев ждал меня, сидя за хорошо накрытым столом. Обедали мы только вдвоем, прислуживала всё та же девица. За обедом мы выпили довольно много прекрасного самогона. Зуев почти не говорил, я тоже молчал. После обеда хозяин предложил мне отдохнуть, сказав, что он тоже любит поспать часок.

    После отдыха мы выпили чаю, продолжая разговор на религиозные темы, а когда стало темнеть, я попросил Зуева отправить меня домой.
    — Переночуй у меня, — предложил он вдруг. Я вежливо отказался, объяснив, что начальство, мол, будет беспокоиться, если я не приеду.
    — Пошлю курьера, — коротко сказал Зуев.
    Всё же я решил ехать. Провожая меня к саням, Зуев просил приезжать.
    — С тобой можно интересно поговорить, ты не , — сказал он мне, — и о политике проклятой не говоришь, не расспрашиваешь ни о чем.
    Н. ждал меня у саней и имел очень недовольный вид. Когда мы тронулись, он рассказал, что его посадили в избу, правда, хорошо накормили, но водки не дали и курить не позволили. При выезде из деревни нас вновь нагнали четыре всадника и на этот раз проводили почти до въезда в Полоцк.

    Я много раз после этого бывал у Зуева, но ко мне он ни разу не захотел приезжать, резонно указывая, что ему, при его положении, зазорно ездить в немецкий штаб, хотя бы и в гости. Девицы, встретившие меня в первый раз, оказались его дочерьми, жена Зуева давно умерла, а два сына погибли где-то в кадетах Сибири.
    За те три месяца, которые я провел в Полоцке и его окрестностях, я хорошо сошелся с Зуевым. Старик мне понравился. Взгляды его на будущее России были трезвы и здоровы. Он никогда не корил меня за мою, подчас невыносимую, службу и у него я, действительно, мог хорошо отдохнуть, когда это позволяли обстоятельства.
  18. Den 11 11 февраля 2014 09:26
    Весной 1944 года одна из моих ран открылась и меня отправили в Ригу, в лазарет. С Зуевым мы расстались очень сердечно.

    В апреле 1945 года я, наконец, смог добиться перевода в части РОА и был послан в Хойберг. По приезде я явился в командный отдел Штаба Вооруженных Сил Комитета Освобождения Народов России и через два дня был назначен в разведывательный отдел Штаба. Гуляя как-то по лагерю, я вдруг увидел Зуева. Мы очень обрадовались друг другу. Зуев объяснил мне, что после эвакуации своего района он приехал в Германию, семью устроил где-то в центре, а сам приехал в Штаб ВС КОНР, надеясь получить какое-нибудь назначение. К сожалению, рассказывал он, здесь его никто не знает и он считается просто солдатом.

    А он хотел получить офицерский чин и форму. Я объяснил ему, что при создавшемся положении, для него было бы выгоднее иметь гражданские бумаги и штатский костюм. Но Зуев продолжал настаивать на своем. Я доложил начальству о пользе, которую мог бы вообще принести Зуев и о его желании быть офицером. Вопрос этот был скоро решен, Зуева произвели в лейтенанты. Через два дня наши части выступили в последний поход.

    Мы шли с Зуевым почти всю дорогу вместе и за это время он рассказал мне всю историю своей «республики», как он сам называл местность, которой управлял с лета 1941 года до лета 1944 года. Многое я знал уже в Полоцке, но многое было для меня ново. Я знал Зуева еще в тех местах, где развернулась его деятельность и поэтому мне было не трудно понять, что говорит он действительно правду, да и врать или приукрашивать действительность было не в его характере.
    Интересно?Эта статя была опубликована в "Новом Журнале"в 1947 году
    1. abrakadabre 11 февраля 2014 12:58
      А он хотел получить офицерский чин и форму. Я объяснил ему, что при создавшемся положении, для него было бы выгоднее иметь гражданские бумаги и штатский костюм. Но Зуев продолжал настаивать на своем. Я доложил начальству о пользе, которую мог бы вообще принести Зуев и о его желании быть офицером. Вопрос этот был скоро решен, Зуева произвели в лейтенанты.
      Сказал А, вынужден сказать Б. Вот так, кто-то сразу, а кто-то сотрудничая по мелкому через попытку остаться в стороне от войны, но неизбежно скатывается к открытому предательству родины и к активному участию в войне против нее. Ведь в войне на истребление нельзя остаться в стороне. Ты либо станешь героем и о таких как ты будут слагать песни. Либо станешь предателем и заслужишь вечное проклятье. Конец предателей всегда одинаков - быть шавкой у врага и сдохнуть вместе с ним.
  19. дмб 11 февраля 2014 10:56
    Душераздирающую историю поведал нам Den 11, очевидно полагая, что немецкий холуй, пришедший с в их форме и с их армией. и есть то самое объективное, что может правдиво осветить историю того времени. Предатели всегда стремятся любыми способами оправдать свое предательство, поясняя. что совершили они его исключительно из возвышенный "чуйств".
    1. Den 11 11 февраля 2014 11:08
      Нет,Дима,история сама по-себе очень интересна.Этот гауптман не предавал никого(потому-как родился в Германии в эмигрантской семье).А Зуев да-сволочь первостатейная
      1. Den 11 11 февраля 2014 11:50
        Вишь,как во мне борются Ганс с Ваней?Ты за красных-али за белых?Я за интернационал!!!
      2. дмб 11 февраля 2014 12:47
        Видишь ли Денечка, если ты в начале своего повествования называешь его русским эмигрантом, то это слабо вяжется с его рождением в эмигрантской семье в Германии.Более того, с его же слов немцы (с которыми он к нам пришел) его мало интересовали, а шел он, не спросясь, нас "освобождать". Деникин и Краснов были эмигрантами. Но Деникин предателем не стал. А Краснова усиленно пытаются оправдать такие же предатели, как и он сам. Так что "писатель" такая же первостатейная сволочь, как и Зуев.
  20. sergey1972 11 февраля 2014 11:07
    ПРЕДАТЕЛЬ.особо умные здесь можете теперь писать,что все было не так просто и т.д,но еще раз повторю ПРЕДАТЕЛЬ.
    1. abrakadabre 11 февраля 2014 13:01
      особо умные здесь можете теперь писать,что все было не так просто
      А чего тут пи писать и усложнять - ПРЕДАТЕЛЬ и "."
  21. svp67 11 февраля 2014 11:21
    Деревня Заскорки была населена староверами.
    Староверы, староверы...то к персам и туркам подадутся и потом воюют с русскими войсками, то знамя для Пугачева из Кремля выкрадут и тем "подольют бензина в горящее пламя гражданской войны", то ключи от Москвы Наполеону поднесут...
  22. reality 11 февраля 2014 11:25
    А еще есть? Хочу еще!
    1. тов. Суков 12 февраля 2014 23:34
      http://ttolk.ru/?p=19756 Республика Россоно: против немцев и большевиков
      таких республик было с избытком ... большевики надолго по всей бывшей РИ воспитали к себе ненависть .
      показательный пример западная белорусь и украина , в 39-м их ждали на них надеялись а в 41-м с ненавистью плевали в след
      тов. Суков
  23. bistrov. 11 февраля 2014 11:35
    Вся страна напрягала свои силы в борьбе с сильным и жестоким врагом,а эти затихарились в своих болотах и готовы были лизать пятки и нашим и вашим,лишь бы их не трогали. Сволочи.Правильно Сталин таких без всякой жалости расстреливал и отправлял в лагеря.
    1. Prometey 11 февраля 2014 13:15
      Цитата: bistrov.
      Вся страна напрягала свои силы в борьбе с сильным и жестоким врагом,а эти затихарились в своих болотах и готовы были лизать пятки и нашим и вашим,лишь бы их не трогали.

      Причем тут лизать пятки. Большая часть населения жила так на оккупированный территории. Главное для людей было выжить. Другое дело, что без подлецов и предателей никогда не обходилось.
  24. Комментарий был удален.
  25. РУСС 11 февраля 2014 12:12
    Сейчас если грянет "Зуевых" будет поболее.
    1. Nikoha.2010 11 февраля 2014 12:17
      Цитата: РУСС
      Сейчас если грянет "Зуевых" будет поболее.

      Максим день добрый! Грянет откуда? Изнутри или с периферии? Время не то и я с Вами не согласен. no
  26. polkovnik manuch 11 февраля 2014 13:01
    Это совсем не новость! Уважаемые коллеги советую прочитать книгу О.В.Романько " Коричневые тени в полесье" и сразу все станет на свои места, типичное коллаборационистское территориальное образование в немецком тылу.
  27. МИХАН 11 февраля 2014 13:12
    Статья интересная ..есть о чем задуматься и чувство двоякое..И первое что в голову приходит это выражение "талантливый приспособленец" А если точнее то предатель конечно (немцам оброк исправно платил) и наших не мало видать зачистил..
  28. Landwarrior 11 февраля 2014 13:23
    Лично мое мнение. Что Зуев, что Воскобойник...Да,было... Да, немцы и такие опыты ставили, чтобы посмотреть чё будет. Но на фоне сопративления окупантам это была такая капля в море....
    Как сказал один книжный немец:
    Мы возимся с предателями, мы ценим предателей, но мы не любим предателей, каковы бы ни были причины, подвигнувшие их на предательство.
    (с) Лазарчук, Успенский "Посмотри в глаза чудовищ"
    hi

    ЗЫ: ПЕчатая этот текст случайно промахнулся кнопкой набирая фамилию "Зуев" lol
  29. disa 11 февраля 2014 13:28
    Хороший пример того, как ненависть не служит доброму даже если и замешана на любви к своей малой родине, земле, вере.
  30. Беженец из РК 11 февраля 2014 14:41
    У вас тоже "алаш ордынцев" в то время хватало!
    Беженец из РК
  31. jar.zoom 11 февраля 2014 15:19
    Действительно,хватало на Руси углов,где за всю войну ни одного немца не видели.(Во время оккупации,разумеется)Сам знаком с людьми,которые там работали и жили.По разному люди устраивались и приспосабливались.Про "людоеда Сталина"оскомину уже набило.Мой прадед до войны был одно время председателем колхоза,во время войны-старостой.Крутился как мог-и нашим и вашим.Жаль я мальцом был,не расспросил его подробно.Село(в Сумской области,как раз на границе брянских лесов,в зоне действия многих наших знаменитых партизан)все-же сожгли.Дед с бабкой после прихода с войны мать в землянке рожали.Но...Никто никаких претензий к прадеду не имел.Ничего ему не было,никто не репресировал,жил-поживал дальше.После войны и бригадиром в колхозе был,и даже счетоводом.Он грамотным был,непьющим,до революции,кстати и церковным старостой был,хоть в бога и не верил.
    jar.zoom
  32. wasjasibirjac 11 февраля 2014 17:36
    то, что Зуев - предатель и спора нет. платил оброк оккупантам, вооружил "отряд самообороны" с которым воевал против партизан, которых кого расстреливал, кого вербовал в свою "армию", когда подошла Красная Армия - сбежал вместе с "армией" на Запад, где вступил в РОА, получил свои 30 серебренников и закончил свой путь в лагерной могиле. туда ему и дорога. если бы в Белоруссии во времена оккупации была такая благостная картина, то откуда взялись 1/4 населения, погибшего в годы оккупации, и тысячи сожженных деревень.
    описанное поведение Зуева мне напомнило поведение глав "договорных районов" в Чечне в 90-е годы. ВСЕ ТОЧНО ТАКОЕ ЖЕ - сюда не ходи, оружие и патроны давай, а мы обеспечим мир на территории района. Похоже ведь, а?
  33. Rubon 11 февраля 2014 22:23
    Сам я с Полоцка, с детства слышал рассказы про партизан, про немцев, про пАлицаев местных... жалею сейчас что не было ума записывать все это ! По рассказам дядек и тёток настоящие партизаны под Полоцком появились в начале 43 года, до этого времени были разные полу-бандитские ватаги которые обирали всех и вся. Остались моей памяти рассказы как партизаны летом 43 покушались на комендата ж\д станции Полота, он любил зарядку делать и принимать солнечные ванны на крыше... стреляли с леса более километра расстояние, попали ногу... крику было ! Дядька говорит перый раз курящую бабу увидали когда к немцам приезжали артисты, народ сбегался смотреть на то как баба курит ! Что интересно, пол деревни подалось в полицаи пол дерени к партизанам.... В конце 70х я играя с пацанами бывало был своей тёткой предупреждён чтобы с полицайским отродьем не водился ! laughing
  34. m.v.v. 11 февраля 2014 23:46
    Ну вот опять наглядный пример: сотрудничаешь с оккупантами - пожалуйста давай не только пищу, но и рабов. Потом с местными ребятами (у которых родню немчура постреляла-пожгла-повесила) воюй, а они тебя еще больше немцев ненавидят. Конец один - бечь из родной земли в ВЦ знает какую сторону. если не догонят.
    m.v.v.
  35. bublic82009 12 февраля 2014 01:02
    Обиженных в своем государстве были всегда. у немцев такие же были антифашисты. кого убили, кого перековали, а кто то затаился. и у нас такие были. эти земли в старину под всяким хозяином были и русскими и литовцами и поляками. для них, что советская власть, что германская все были чужими. я не думаю, что его деревня настолько неприступной была для партизан. хотели бы сожгли. если не сожгли, значит нужен был партизанам.
    bublic82009
    1. Rubon 12 февраля 2014 01:31
      Цитата: bublic82009
      что его деревня настолько неприступной была для партизан. хотели бы сожгли. если не сожгли, значит нужен был партизанам.

      Практически до середины 43года небыло там нормальных партизан, это потом появилась Лепельская партизанская зона, а в 41-42 году в этой части Беларусии не сильно партизанили.
    2. Комментарий был удален.
  36. лис 12 февраля 2014 06:32
    статья...но путать староверов и старообрядцев!автор-определись уже.
  37. Доброход Сергей 12 февраля 2014 13:28
    В этом мире нельзя быть "сам по-себе", т. к. одиночки не выживают.
  38. Mista_Dj 14 февраля 2014 12:25
    Спасибо за статью!
    Читал с интересом.
    Всю правду о той войне - нам не суждено узнать.
  39. i.xxx-1971 15 февраля 2014 09:28
    По моему следует в этом вопросе определиться так: русских людей он убивал, а сколько убил немцев? После ответа на этот вопрос все станет на свои места. Зуев был предателем и иудой с благими намерениями, которые, как известно, ведут не в рай. Вместо этих подонков действительно достойные люди погибли.
    i.xxx-1971

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня