Крымская война, как начало краха империи

155 лет назад, 30 (16 по ст. стилю) марта 1856 года, в Париже был подписан мирный трактат, завершивший войну, которую в России называли «Крымской», а в Европе - «Восточной».

Эту войну Российская Империя проиграла, хотя уже со времён Петра I её армия считалась самой мощной силой на планете, русские войска громили шведов, турок, персов, поляков, пруссаков, французов. Тем неожиданней и позорней стало это поражение.

Эта война стала фактически предтечей Мировой войны, так как против России выступила целая коалиция ведущих держав планеты – Британская империя, Франция, Османская империя и Сардиния (сильнейшая часть раздробленной Италии). А Англия и Франция тогда были ведущими державами планеты в техническом и политическом плане. Кроме того, союз дипломатически поддержали и великие сухопутные державы – Австрия и Пруссия.


Во многом виноваты в такой ситуации и монархи Александр I и Николай I. Александр ввязался в ненужные Российской империи антинаполеоновские союзы, хотя Павел I прервал порочную практику воевать за чужие интересы (за это и был убит). В итоге Россия потерпела ряд тяжёлых поражений, пришлось отражать вторжение «Великой армии», затем воевать во имя английских интересов в Европе.

Крымская война, как начало краха империи


Затем, после создания «Священного союза», поддерживать силой русского оружия существование монархий. Так, Россия в 1849 году спасла Австрию от Венгерского восстания – Венгерский поход Паскевича и Ридигера. В итоге – «русского жандарма» ненавидела вся «просвещённая» Европа. Эти действия не отвечали коренным интересам империи и Русского народа - надо было двигаться на Юг, в Среднюю Азию, к Персидскому заливу, Индию, Северный Китай. Развивать свою промышленность, сельское хозяйство, науку и образование, а не тратить ресурсы в ненужных нам европейских войнах и конфликтах.

Лондон тогда был главным врагом России, в этом отношении очень показательны слова лорда Пальмерстона. Ещё при переговорах по поводу конфискации судна «Уиксен» (английский корабль, снабжавший оружием и порохом кавказских мятежников, воевавших против России, арестованный русским флотом) между Пальмерстоном и русским послом в Лондоне Поццо ди Борго произошла 30 апреля 1837 г. бурная сцена, во время которой Пальмерстон настолько потерял всякое самообладание, что самым откровенным образом высказал, по какой именно причине он так придирчиво и враждебно относится к России: «Да, Европа слишком долго спала. Она наконец пробуждается, чтобы положить конец этой системе захватов, которые император желает предпринять на всех границах своей обширной империи. В Польше он укрепляется и угрожает Пруссии и Австрии; он вывел войска из (Дунайских) княжеств и сеет там смуту, чтобы получить предлог туда возвратиться. Он строит большие крепости в Финляндии с целью устрашить Швецию. В Персии ваш посланник подстрекает шаха к бессмысленным экспедициям, которые его разоряют, и сам предлагает ему, чтобы тот лично участвовал в этих разорительных войнах, чтобы ослабить и погубить его. Теперь вы желаете присвоить Черкесию...»

Поццо ди Борго, выслушав эти необычайные по откровенной грубости речи, заявил, что ему странно, почему он (Пальмерстон) так беспокоится о судьбе Пруссии и Австрии, «держав, живущих в согласии и самой искренней дружбе с Россией». «Вы правы в этом, — прервал Пальмерстон, - они (Австрия и Пруссия) ошибаются. Но Англия должна играть роль защитницы независимости наций, и если бараны безмолвствуют, говорить за них обязан пастух».

Англия отлично смогла воспользоваться начавшимся в 1852 году спором России и Франции за «право на покровительство христианским святыням Палестины». Пальмерстон смог натравить на Россию и Францию и Османскую империю. К тому же Наполеон III был оскорблён лично – Николай усомнился в его праве занять престол. Французский император решил восстановить престиж и величие Франции, да и наработать себе авторитет в войне с Россией - провозглашая необходимость для французов «смыть позор 1812 года».

Пальмерстон изложил и цели войны:

- Аландские острова и Финляндия возвращаются Швеции;

- Прибалтийский край отходит к Пруссии;

- королевство Польское должно быть восстановлено как барьер между Россией и Германией (не Пруссией, а именно Германией, отмечал негласно Пальмерстон). Причём польские патриоты добивались вовсе не независимости существовавшего в пределах Российской империи Царства Польского. Поляки требовали независимости Речи Посполитой в границах 1772 года, то есть с Литвой, Белоруссией, южной (по Западную Двину) половиной Латвии, вместе с Ригой, и западной (по Днепр) половиной Украины, вместе с Киевом. А самые радикальные намеревались к этому ожившему в их мечтах государству присоединить еще и Финляндию;

- Молдавия и Валахия и все устье Дуная отходит Австрии;

- Ломбардия и Венеция от Австрии к Сардинскому королевству;

- Предусматривалось отторжение от России Крыма, Грузии, юго-восточной части Кавказа и создание «черкесского государства» во главе с Шамилем, находившимся в вассальных отношениях к турецкому султану.

В 1854 г. лондонская «Таймс» писала: «Хорошо было бы вернуть Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей». В том же году Д.Рассел, лидер Палаты общин и глава Либеральной партии, заявил: «Надо вырвать клыки у медведя… Пока его флот и морской арсенал на Черном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе».

Но все эти планы английско-француско-турецкой коалиции разбились о Русского Солдата и Офицера, русские сбросили десант англичан в море на Камчатке, стояли насмерть в Севастополе. После долгих и упорных боёв (так воевать в настоящее время могут только русские, тогда и французы и англичане были другие - драться умели) союзники достигли весьма скромных успехов. Взяв полностью разрушенный Севастополь, они остановились – что делать? Вторгаться вглубь России?! Глупо, Российские просторы их поглотят и не заметят.

Пошли разногласия: Лондон выступал за продолжение войны, Париж - нет. Это и понятно, французы вынесли основную тяжесть боёв в Севастополе (три четверти сил были их), Лондон опять использовал Францию, она воевала не за свои интересы. Французский император «остыл» и начал тайные переговоры с Петербургом.

Но тут вмешались Австрия и Пруссия, «союзники» России по «Священному союзу». Австрия, которую Россия сохранила как страну (а зря, надо было дать победить венгерским повстанцам ещё в 1854 году), в ультимативном порядке, под угрозой объявления войны потребовала от России вывести войска из Дунайских княжеств. Хотя эти войска могли при нейтралитете Австрии атаковать турецкую территорию.

Из-за «непонятного поведения» Вены, Николай I был вынужден держать на границе с Австрией значительные силы, не отправив их в Крым. Уже после неожиданной смерти Николая Александру I в декабре 1855 года австрийский посол граф Эстерхази представил в Санкт-Петербург новый австрийский ультиматум: «Если Россия не изъявит своего согласия на принятие в виде прелиминарных условий мира пяти пунктов, то австрийское правительство принуждено будет объявить войну». Крайним сроком для получения русского ответа ставилось 18 января 1856 года.

Справка: 5 пунктов условий мира включали в себя условия о нейтрализации Черного моря, об отказе России от права исключительного протектората над Молдавией и Валахией, о свободе плаванья по Дунаю (что соединялось с потерей части Бессарабии), о согласии России на коллективное покровительство всех великих держав, живущим в Турции христианам и христианским церквам, возможность державам во время будущих мирных переговоров с Россией возбуждать новые вопросы и предъявлять новые претензии «в интересах прочности мира».

Спустя несколько дней русский император получил письмо от Фридриха-Вильгельма IV, который призывал российского императора принять австрийские условия, намекая, что в противном случае Пруссия может присоединиться к антироссийской коалиции. Но только после долгих колебаний и неоднократных совещаний с высшими сановниками Александр II 15 января согласился принять ультиматум в качестве предварительных условий мира.

Подписанный Парижский мир, конечно, ущемлял интересы России, хотя, вопреки надеждам Лондона, территориальные потери были минимальны:

- Россия отказывалась от укрепления Аландских островов на Балтике;

- соглашалась на свободу судоходства по Дунаю; отказывалась от протектората над Валахией, Молдавией и Сербией и от части южной Бессарабии, которая отошла Молдавии (таким образом, Россия перестала непосредственно граничить с европейской частью Турции);

- Россия возвращала занятый у Турции Карс (в обмен на Севастополь и другие крымские города);

- самым неприятным для России был фактический запрет иметь военный флот на Черном море. Таким образом, Российская империя ставилась в неравноправное положение с Турцией, которая сохранила полностью свои военно-морские силы в Мраморном и Средиземном морях.


Европейская общественность также была не довольна: война в Англии считалась «неудачной», а мир - «не блестящим». Затраченные на войну 76 миллионов фунтов стерлингов явно не окупались. Франция фактически получила только «моральное удовлетворение» - реванш за 1812-1814 гг., потратив массу средств и потеряв тысячи солдат. Турция также почти ничего не выиграла. Сардиния тоже ничего не получила. Австрия из друга стала врагом России, не получив новых друзей.

А Россия довольно быстро восстановила утраченное. В 1870 году, после разгрома Пруссией Франции, заявила об отказе от ограничений Парижского трактата по Черноморскому флоту. А Южную Бессарабию и выход к устью Дуная Россия вернула в 1878 году.

Но главным итогом этой войны для России стал тот факт, что Крымская война была ни чем иным, как первым фундаментальным поражением России в борьбе с мировым глобализмом. По мнению историка Артемия Ермакова, в результате вызванных войной так называемых «Великих реформ» Александра II наша страна фактически «утратила те внутренние сословно-корпоративные мобилизационные механизмы, которые на протяжении двух с половиной столетий обеспечивали ей относительную внутреннюю стабильность и позволяли в решающие моменты отражать серьезные внешние угрозы». «После утраты этих механизмов развал и распад Российской империи и ее государственного строя был только делом времени», - полагает историк. (источник: http://pravaya.ru/govern/391/16764).

То есть, благодаря не правильно выбранной стратегии внешней и внутренней политики императоров Александра I, Николая I, Александра II, которую смог «заморозить» Александр III, но не изменить коренным образом, Российская империя в итоге и рухнула.

Крымская война, как начало краха империи

Крымская война, как начало краха империи


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. репа 31 марта 2011 15:21
    англосаксы злейшие враги русских angry
    репа
  2. Алекс 21 июня 2014 23:27
    Довольно смелые утверждения. Крымскую войну проиграли не столько благодаря внешнеполитическим реалиям, сколько из-за бездарности генералов (их шапкозакидательские и откровенно провальные действия достаточно хорошо известны). Только благодаря таланту и самоотверженности офицеров и матросов флота Севастополь сломил хребет союзной армии, в то время как руководство южных губерний даже не смогло наладить нормальное снабжение осажденного города (там некоторая аналогия с Ленинградом просматривается, только условия не в пример суровее были и работа по поддержке города велась реальная, а не для галочки). Так что империя, как это не печально, рухнула скорее из-за внутренних причин, сдеди которых прогрессирующая безголовость царского двора - далеко не последняя причина.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня