Экс-охранник Ахмад Шах Масуда: "Пока в Афганистане последний солдат не похоронен, война не закончена"

Экс-охранник Ахмад Шах Масуда: "Пока в Афганистане последний солдат не похоронен, война не закончена"


25 лет назад советские войска покинули Афганистан. Однако до сих пор идут поиски пропавших без вести солдат. Николай Быстров во время войны попал в плен и стал личным охранником командира моджахедов Ахмад Шах Масуда. Свою историю он рассказал "Голосу России"


Теперь он почти каждый год по несколько месяцев помогает специальному комитету разыскивать в Афганистане бывших советских воинов. Николай Быстров и вернувшийся с его помощью на Родину Юрий Степанов поведали "Голосу России" свои истории.

Николай Быстров родился в 1964 году в Краснодарском крае. В восемнадцать лет его призвали на службу. И уже через несколько месяцев он попал в плен в Афганистане. Пытался бежать, но неудачно. Чудом оставшись в живых после побоев, он впервые встретился с командиром моджахедов Ахмад Шахом. После второй неудачной попытки бежать он смирился со своей судьбой. Николай выучил язык, научился жить среди афганцев и в конце концов принял ислам. Около двух лет спустя, готовясь к отступлению, Масуд предоставил военнопленным возможность вернуться на Родину или бежать, но Быстров решил остаться.

"Масуд нас собрал всех вместе, семь человек, и сказал: "Так, ребята, кто хочет за границу? Кто хочет обратно в Советский Союз? В Советский Союз или в Америку, или в Англию, или в Пакистан, или в Иран? В какие страны хотите?" Но все в то время боялись возвращаться обратно на родину. Все подняли руки и сказали: "Вот мы хотим в Америку". Один сказал: "Во Францию хочу". Но только я не поднял руку. Он говорит: "А почему ты не поднимаешь? – Я говорю: "Не хочу никуда: ни в Америку, никуда", - рассказал Быстров.

Быстров еще долгие годы служил в личной охране Ахмад Шаха. Без предварительного досмотра никого к нему не пропускал: ни журналистов, ни чиновников, ни даже друзей.

Позже он женился на дальней родственнице своего начальника. Сейчас у них двое сыновей и дочь, с которыми они живут в России. В родной край Быстров вернулся спустя одиннадцать лет. Родину он за это время не забыл. И никогда "против своих не воевал", а Масуда защищал в условиях афганской междоусобицы.

"Мы поднимались на перевал, шли на север Афганистана. Я поднялся самый первый. Масуд и еще трое-четверо поднимались очень медленно. Снег был, снегопад, перевалы в снегу. Я сел ждать их, смотрю, думаю: четверых-пятерых я запросто могу уложить. Потом думаю, посмотрю, он мне автомат дал, открыл, боекомплект полный, 30 патронов, запасные четыре обоймы тоже полные. Боёк посмотрел, ничего не вытащено. И знаете, я задумался, раз он мне доверился, давай-ка не буду", - сказал Быстров.

В России Быстров работает с Комитетом по делам воинов-интернационалистов. Почти каждый год он по несколько месяцев проводит в Афганистане. Там они разыскивают захоронения без вести пропавших советских воинов и возвращают останки на Родину.

"Я хочу всех найти. Всех ребят найти. Потому что я вернулся живой. И останки пропавших хочу вернуть родителям. Чтобы у родителей была душа спокойная, что сын вернулся, хоть не живой, и можно похоронить. Я разбираюсь в афганских людях, знаю их психологию, обычаи. Пока они со мной сотрудничают, я это буду делать. Они всегда со мной, не отказываются, "нет" не говорят. Знаете, пока последний солдат не похоронен, война не закончена. И я хочу эту войну закончить", - отметил Быстров.

Эти поездки в Афганистан помогли вернуть в Россию и выживших солдат, попавших в плен примерно в одно время с Быстровым. Одним из них был Юрий Степанов. Он провел в плену моджахедов более двадцати лет. Вот как он вспоминал о своем возвращении на Родину:
"Колина помощь была в том, что потом, когда мы паспорта сделали афганские, доехали до Кабула, с ним встретились, он нам объяснил, что и как в России. Что Россия уже другая, надо помочь комитету в поисковой группе, комитету Руслана Султановича Аушева помочь. Мы в то время тоже помогли. Обратно вернулись, еще где-то месяца на два задержались. Коля начал со стороны Кандагара искать ребят, а мы со стороны того, что знали сами".
Четверть века спустя после окончания войны поиски пропавших воинов продолжаются. Николай Быстров и те, с кем он работает, уверены, что необходимо восстановить судьбы каждого пропавшего в Афганистане.
Автор:
Кира Калинина
Первоисточник:
http://rus.ruvr.ru/2014_02_13/JEks-ohrannik-Ahmad-SHah-Masuda-Poka-v-Afganistane-poslednij-soldat-ne-pohoronen-vojna-ne-zakonchena-2096/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти