Мировой кризис в военной гидроакустике

Мировой кризис в военной гидроакустике

Американский корабль гидроакустической разведки «Сталворт».


В последнее время в прессе появились панические публикации о кризисе военной гидроакустики – подразумевается советская и российская пассивная гидроакустика. К числу таких публикаций относится и статья Виктора Курышева «В подводной обстановке мрак и тишина» («НВО» № 16, 17.05.2013). Удивительно то, что разработчики российских гидроакустических средств стыдливо молчат по этому поводу. Давайте спокойно, опираясь только на факты, разберемся в создавшейся ситуации.


В ПОГОНЕ ЗА ТИШИНОЙ

Основной задачей военной гидроакустики (имеется в виду ее пассивный режим) является обнаружение подводных лодок вероятного противника. С появлением атомных подводных лодок (АПЛ) эта задача приобрела еще большую актуальность, особенно по отношению к ракетным АПЛ. Как и в других видах оружия, здесь наблюдается противостояние (антагонизм) между шумностью АПЛ и дальностью ее обнаружения пассивными трактами гидроакустических станций (ГАС) подводных лодок. В США первыми осознали необходимость снижения шумового излучения АПЛ. Это привело к повышению эффективности пассивных режимов ГАС путем снижения их рабочих частот, чтобы компенсировать потери в дальности обнаружения АПЛ. Частоты приема понизились от 8 кГц до 3–3,5 кГц, что привело к увеличению диаметров приемных антенн ГАС до 4,57–8,0 м при сохранении точности пеленгования цели.

В свою очередь, переход американских АПЛ на одновальную движительную установку, увеличение диаметра гребного винта до 8 м при понижении числа его оборотов до 100 об/мин и увеличение числа его лопастей до семи (со специальной саблевидной формой лопасти) привели к значительному снижению уровня шумового излучения гребного винта, в том числе на дискретных частотах звука его вращения. Одновременно с этим были вложены значительные средства – до 20% стоимости строительства лодки – на снижение шумового излучения машин и механизмов АПЛ, в том числе и на дискретных частотах, что привело к существенному снижению шумового излучения современных АПЛ ВМС США более чем в 100 раз по сравнению с первыми образцами.

В ответ на это в пассивной гидролокации перешли на инфразвуковой диапазон приема протяженных буксируемых антенн с цифровой обработкой принятой шумовой информации с автоматическим выделением дискретных составляющих спектра шума цели и ее классификации. Подобная модернизация пассивных каналов лодочных ГАС наблюдалась как в США, так и на советских АПЛ (AN/SQQ – 5 и «Скат» – 3). Различие в дальностях обнаружения малошумных целей советскими и американскими лодочными ГАС обуславливалось различием в шумовом излучении американских и советских АПЛ, которое у советских АПЛ до конца 80-х годов существенно превышало уровень шумоизлучения американских. Это, естественно, приводило к различию в дальности их обнаружения. Таким образом, этот краткий экскурс в развитие лодочных пассивных гидроакустических средств показал отсутствие ошибок в путях развития советских ГАС ПЛ по сравнению с американскими.

Однако уже в начале 90-х годов, в отличие от американских АПЛ, в российских многоцелевых наиболее малошумных АПЛ третьего поколения (971-го проекта) эффективно использовались неакустические средства обнаружения АПЛ ВМС США по их кильватерному следу (тепловому и радиоактивному), который сохранялся в среде до пяти часов после прохода лодки.

АМЕРИКАНЦЫ ПОКА НИКОГО НЕ ОПЕРЕДИЛИ

Что касается заявления Виктора Курышева в статье «В подводной обстановке мрак и тишина» о том, что теперь новейшие лодки ВМС США класса «Вирджиния» «полностью укомплектованы векторно-фазовыми гидрофонами», то оно не соответствует действительности. В США только рассматривается возможность использования конформной антенной решетки с приемниками колебательной скорости на лодках этой серии (после SSN-783 «Миннесота»). Однако в настоящее время высокая стоимость антенны и сложность ее обслуживания являются основными препятствиями для использования ее на подводных лодках.

Что касается «Мирового океана под контролем», то, приводя данные по использованию в настоящее время различных гидроакустических средств ВМС США для гидроакустической разведки в Мировом океане, Виктор Курышев заведомо вводит читателей в заблуждение, поскольку эти недостоверные данные указывают на большие масштабы гидроакустической разведывательной деятельности США. Так, из-за снижения уровня шумового излучения третьего поколения советских (российских) АПЛ резко снизилась эффективность шумопеленгаторной системы SOSUS. Снижение финансовых ассигнований на эксплуатацию системы SOSUS (c 335 млн долл. в 1991 году до 20,5 млн долл. в 1995 году) привело к значительному сокращению обслуживающего персонала и к закрытию ее береговых постов. В настоящее время из 28 БГАС системы SOSUS 24 законсервированы, а оставшиеся четыре используются за счет гражданского финансирования для решения задач определения путей миграции китов и ряда гидрографических задач.

В настоящее время по тем же причинам существенно сократилась маневренная система SURTASS, в которой в период с 1993 по 1996 год из боевого состава ВМС США было выведено 12 (из 18) кораблей гидроакустической разведки (КГАР) типа «Сталворт». Часть из них была поставлена на консервацию, а остальные переданы ряду заинтересованных организаций США и проданы другим странам. На сегодняшний день в составе маневренных сил гидроакустической разведки ВМС США осталось всего три КГАР типа TAGOG-19 «Викториес» и один типа TAGOS-23 «Импекбл» – FAGOG-23. Один корабль находится в резерве. Все КГАР приписаны к Тихоокеанским ВМБ и ПБ. В передовых районах Тихоокеанской зоны КГАР появляются лишь эпизодически.

Коснулись сокращения и авиационной составляющей системы гидроакустической разведки. В настоящее время на вооружение авиации ВМС США поступает новый базовый самолет ПЛО «Посейдон» P-8A (созданный на базе пассажирского самолета Boeing-737-800). Согласно планам военных закупок Пентагона, ВМС до конца 2018 года получат 117 самолетов Р-8А, которые должны заменить 225 используемых сегодня «Локхид Мартин» P-3С «Орион», то есть сокращение авиационного противолодочного крыла планируется в два раза.

Я уверен, что опыт американцев в создании системы контроля над Мировым океаном будет использован при создании российской Единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки.

ИГРА В КОШКИ-МЫШКИ ПОД ВОДОЙ

Идем дальше. Нам теперь известны три основные причины кризиса российской (советской) гидроакустики и неспособность командования ВМФ самостоятельно разобраться в гидроакустическом тупике. Посмотрим, как это дело обстоит в ВМС США и у их союзников по НАТО в гидроакустических комплексах, стоящих на вооружении атомных подводных лодок. Так, стандартный ГАК АПЛ ВМС США типа AN7 SGG-5 и его многочисленные модификации с цифровой обработкой принимаемых сигналов, режимом классификации и используемой буксируемой протяженной антенной, работающей в пассивном режиме, показал низкую эффективность при обнаружении малошумных целей. Он неспособен осуществлять непрерывное скрытное слежение за российскими современными АПЛ на безопасном расстоянии в широком диапазоне погодных условий.

В феврале 1992 года в результате попытки скрытного слежения АПЛ ВМС США SSN-689 «Батон Руж» (типа «Лос-Анжелес») столкнулась с российской АПЛ 945 проекта в районе 12-мильной российской зоны. В марте 1993 года в Баренцевом море также в результате попытки скрытного слежения произошло столкновение АПЛ ВМС США SSN-614 «Грилинг» (типа «Стерджен») с российским стратегическим ракетоносцем К-407 проекта 667БДРМ («Дельта-4»). Российские АПЛ при столкновении получили повреждения легкого корпуса и были отремонтированы. Что касается американских АПЛ, то командование ВМС США решило, что дешевле их списать из боевого состава ВМС.

По мере совершенствования ГАК американских АПЛ столкновения продолжались, причем уже между американскими кораблями. Так, в ночь с 19 на 20 марта 2009 года столкнулась АПЛ SSN-688 «Хортфорд» (типа «Лос-Анжелес») с десантно-вертолетным кораблем-доком (ДВКД) LPD-18 «Новый Орлеан». Инцидент произошел в Ормузском проливе. В результате столкновения 15 человек на АПЛ получили легкие ранения. На ДВКД были повреждены топливные баки, что привело к разливу 95 тыс. л топлива. Крейсер ВМС США «Сан-Хасинто» и атомная подводная лодка США SSN-765 «Монтпелье» 14 октября 2012 года столкнулись во время учений у Восточного побережья США. Инцидент произошел в воскресенье около 15.30 по местному времени. Этот список можно продолжить столкновениями многоцелевых АПЛ ВМС США с рыболовецкими судами различных стран, в том числе и в 2014 году.

Наиболее показательным в этом отношении стало столкновение, которое произошло в ночь с 3 на 4 февраля 2009 года. На большой глубине в совершенно спокойной обстановке в центральной части Атлантического океана столкнулись две наиболее совершенные ракетные атомные подводные лодки ВМС Великобритании «Вэнгард» и ВМС Франции «Триумфатор» во время выполнения боевого дежурства. Французская АПЛ ударила английскую АПЛ носовой частью в район рубки на небольшом ходу и, по всей вероятности, не под прямым углом, иначе последствия были бы более серьезными. «Вэнгард» с заметными вмятинами на борту (стоял вопрос о его списании) был отбуксирован в порт Фанштейн (Шотландия). Французская лодка дошла до Бреста своим ходом, но получила серьезные повреждения обтекателя гидролокатора и носовых горизонтальных рулей.

Это столкновение двух новейших ракетных АПЛ ведущих стран НАТО продемонстрировало, что, несмотря на совершенное гидроакустическое вооружение, они не увидели друг друга даже на близком расстоянии из-за низкого уровня их шумового излучения.

ГДЕ ЖЕ ВЫХОД?

Подводя итоги рассмотренного гидроакустического обнаружения современных АПЛ, можно заключить, что «кризис военной гидроакустики (лодочной)» наблюдается во всех высокоразвитых морских державах и это объясняется законами физики, а не ошибками разработчиков гидроакустических средств.

Для выхода из создавшейся ситуации необходимо искать новые, в том числе и неакустические, методы и алгоритмы обнаружения малошумных целей. А автору статьи «В подводной обстановке мрак и тишина» капитан-лейтенанту запаса я порекомендовал бы почитать следующие полезные для него книги: Гордиенко В.А., Ильичев В.И. «Векторно-фазовые методы в акустике». М.: Наука, 1989; Малышкин Г.С. «Оптимальные и адаптивные методы обработки гидроакустических сигналов». СПб.: ОАО «Концерн ЦНИИ «Электроприб», 2011; Белецкий Ю.С. «Методы и алгоритмы контрастного обнаружения сигналов на фоне помех с априори неизвестными характеристиками». М.: Радиотехника, 2011.

В заключение следует отметить, что заявление автора о том, что «специалистам известно, что самые трудоемкие НИР и ОКР на предприятиях реально выполняют группы специалистов от 5 до 15 человек и не более», указывает на то, что автор никогда не работал на предприятиях и не создавал с группой из 10 сотрудников гидроакустические комплексы, состоящие из 67 (AN/BQQ-5B) или 122 («Скат-3») аппаратурных стоек, не считая антенных комплексов – до шести на одну лодку. Это же относится и к COTS технологиям, аппаратура которых не проходит военную приемку и не может обеспечить безотказную работу в различных климатических и виброударных условиях. Пусть эту технологию используют США и союзники по НАТО (в порядке дезинформации) или в своей офисной технике.

Экономя газетную полосу, я оставил без внимания еще много спорных моментов, но, думаю, и того, что здесь приведено, достаточно для создания определенного мнения о рассмотренной статье.
Автор:
Юрий Белецкий
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/realty/2014-02-14/10_crisis.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти