Русско-китайский военно-политический союз: версия 2.0

Правильный ответ на вопрос «нужен ли нам союз с Китаем?» дадут не эксперты, все активнее выступающие то в пользу, то против такого союза. Даже не Путин и Си Цзиньпин, насыщающие формулу «стратегического партнерства» все новыми объемами и формами взаимодействия — от Сирии до Сочи, от ШОС до БРИКС. Ответ даст сама жизнь, а если менее абстрактно, то неумолимая логика развития геополитических, геоэкономических и прочих «гео» процессов.




Союз Сталина и Мао

Напомним: союз с Китаем у России уже был. И. В. Сталин и Мао Цзэдун подписали 14 февраля 1950 года в Москве Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи. Этот документ оформлял самый высокий в истории двусторонних отношений уровень — военно-политический союз. Этот уровень, не достигнутый и по сей день, был необходим как КНР, так и СССР. Трудно себе даже представить развитие событий по другому сценарию. Если бы Китай вошёл в систему глобального окружения Советского Союза, то, скорее всего, третья мировая война стала бы реальностью. Если бы СССР не гарантировал КНР «зонтик безопасности», то США, скорее всего, решились бы на реванш и развязали против Китая войну.

Новый союз прошел проверку на прочность уже через несколько месяцев после заключения: 25 июня 1950 года началась Корейская война, а 19 октября китайские «народные добровольцы» перешли границу с КНДР. Именно они при военно-технической помощи Советского Союза реально противостояли американцам и их союзникам. За три года войны было убито около миллиона китайских солдат и офицеров, погиб даже сын Мао Цзэдуна. В свою очередь, Москва выполнила свои обязательства перед Пекином, прикрыв с воздуха «добровольцев» и промышленную базу в северо-восточных провинциях, а затем передав Китаю все права по совместному управлению КВЖД, выведя свои войска с военно-морской базы Порт-Артур, отдав советское военное имущество в городе Далянь (Дальний). Полным ходом развернулось строительство и реконструкция 50 крупных промышленных объектов, в КНР приехали сотни советских специалистов в самых разных областях промышленности, сельского хозяйства, науки и техники, государственного управления и СМИ, а тысячи китайских студентов стали образцами трудолюбия и тяги к знаниям в советских ВУЗах.

«Дранг нах Остен» и «поворот к Азии»

Сейчас как в Москве, так и Пекине всё отчетливее ощущают давление на свои рубежи, на свои зоны жизненных интересов. Подготовленная за годы бездействия Москвы геополитическая переориентация Украины на Евросоюз может стать еще одним крупным успехом Запада по сокращению жизненного пространства России. Поглотив страны СЭВ и Варшавского договора, а также Прибалтийские республики СССР, евроатлантические структуры поначалу не замахивались на районы, заселенные русскими и русскоговорящими людьми, носителями общей с населением собственно России истории и культуры. Но теперь давление Запада на украинскую элиту подвело Россию к новой геополитической катастрофе, к перспективе быстрого распространения экономических, политических, культурных и военных шаблонов и структур западноевропейской цивилизации на жизненно важное пространство цивилизации русской.

Если Москва в очередной раз сталкивается с политикой «дранг нах Остен», начатой еще тевтонскими рыцарями и продолженной польскими королями, Наполеоном и Гитлером, то Китай вновь ощущает натиск на свои морские рубежи, начатый японскими пиратами и продолженный англо-французскими эскадрами во времена двух Опиумных войн (1840-1842 и 1854-1860), и американцами в период кризиса в Тайваньском проливе в конце 50-х годов прошлого века. Провозглашенная Обамой в 2011 году стратегия «Поворот к Азии» откровенно нацелена на окружение КНР. Китай, который превратился в «мастерскую мира», 80% произведенных товаров и закупленного сырья доставляет морем. В связи с этим в Тихоокеанский бассейн стягивается две трети сил ВМФ США, активируются военные договора со старыми союзниками (Япония, Южная Корея, Австралия), налаживаются новые военные связи (Вьетнам, Сингапур, Филиппины, Малайзия), делаются попытки перетянуть на свою сторону пока неангажированные страны бассейна Индийского океана (Индия, Мьянма, Шри Ланка). Делается попытка не допустить Китай, вторую экономику мира, в спешно создаваемую зону свободной торговли ТТП (Транстихоокеанское торговое партнерство).

Одновременное сдерживание России и Китая Америкой и ее союзниками подталкивает две соседние страны друг к другу, укрепляет их нынешнее стратегическое партнерство и заставляет рассматривать вопрос о переходе к военно-политическому союзу в той или иной «инновационной» форме. Главным препятствием на пути к переходу стратегического взаимодействия на качественной новый уровень является сохраняющееся в общественном мнении и среди политических элит обеих стран взаимное недоверие. Отражением фантомных болей от трех десятилетий конфронтации являются публикации российских СМИ о готовящихся к прыжку на Север китайских танковых дивизиях, а китайских — о «второсортности России», которая недостойна быть партнером Поднебесной.

Русско-китайский военно-политический союз: версия 2.0

Реализации потенциала взаимодействия мешает также накопленный за минувшие годы негативный опыт государственных и частных структур обеих стран. Это, например, участие китайских компаний в скупке украденных нашими коррумпированными чиновниками и бандитами лесных, рыбных и других ресурсов Дальнего Востока, копирование образцов техники. Это рейдерские захваты добившихся в России успеха китайских компаний, требования взяток даже за реализацию проектов, одобренных на уровне глав государств, и т.д. Это все более активная работа китайских государственных и частных компаний в Центральной Азии, которая рассматривается в Москве как сфера влияния России. Стратегия «Экономической зоны Великого шелкового пути», провозглашенная в прошлом году Си Цзиньпином, поначалу вызвала неоднозначную реакцию. Однако после недавней беседы двух президентов в Сочи, страны договорились совместно участвовать в реализации стратегии и даже подключить к ней проекты модернизации Транссиба и БАМа.

Путин ознаменовал свой приход в Кремль подписанием 16 июля 2001 года в Москве Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем. Этот документ хорошо поработал целое десятилетие и обеспечил базу для полноценного стратегического партнерства. Но в новых условиях целесообразно не только наращивать объем взаимодействия, но и вывести его на новый уровень — уровень военно-политического союза.

Оформленный в терминах международного права союз позволил бы не только укрепить позиции обеих стран на мировой арене, но и покончить с остатками взаимного недоверия, которые препятствуют переходу сотрудничества на более высокий уровень. Новый договор укрепил бы легитимность подписанного в 2004 году «Соглашения об урегулировании спорных пограничных вопросов», навсегда исключил возможность выдвижения территориальных претензий. За счет китайских капиталов, опыта ускоренного развития отстающих регионов и трудовых ресурсов мы смогли бы добиться настоящего прорыва в обустройстве Русского Востока, избавив любителей чужого добра от иллюзий о возможности «интернационализации» его природных богатств. Новый качественный скачок в двусторонних отношениях стал бы еще и гарантией от повторения печального опыта 60-х годов, когда застой в послесталинскую эпоху привел сначала к охлаждению всего массива двусторонних связей, а затем и разрыву союзнических отношений.

Если всё время не крутить педали, то велосипед упадет. Эта простая истина может относиться и к таким сложным вопросам, как международные отношения. Суровая политическая реальность не позволяет расслабиться ни нам, ни китайцам.
Автор:
Юрий Тавровский
Первоисточник:
http://www.odnako.org/blogs/russko-kitayskiy-voenno-politicheskiy-soyuz-versiya-20/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

81 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти