Между кафедрой и ротой

Между кафедрой и ротой
На военной кафедре студенты учатся военному делу настоящим образом


Больше года военное ведомство возглавляет генерал армии Сергей Шойгу. За этот период многое из того, что ранее уже было сделано в рамках реформирования Вооруженных сил и не нашло реального улучшения в войсках, отменили и возвратили к жизни проверенные десятилетиями оргструктуры соединений. Сделан анализ угроз, которые имеются сегодня в мире. Выработан план реагирования на них. Например, созданы Силы специальных операций (ССО). Разворачиваются новые силы и средства на Дальнем Востоке, укрепляется система ПВО страны, появляются новые радиолокационные станции слежения за ракетными пусками и многое другое.


ЗУД НОВАТОРСТВА

Министерство обороны сегодня довольно либерально и позитивно относится ко всем предложениям от общественных организаций и некоторых университетских сообществ, которые регулярно снабжают Генеральный штаб «новаторскими» идеями, особенно связанными с улучшением условий жизни и быта военнослужащих и организации подготовки студентов по военно-учетным специальностям в вузах. Их приходится не только всесторонне изучать, но и проводить недешевые эксперименты по возможному внедрению.

Создается впечатление, что оставшиеся сторонники бывшего министра обороны и даже лица, находящиеся в далеких отношениях к армейской действительности, прилагают не меньше усилий для того, чтобы количеством разнообразных предложений удивить и убедить главу военного ведомства и руководство страны в целесообразности срочного принятия именно их нововведений. При этом совершенно не учитываются не только финансовые возможности государства или ведомства по исполнению и введению их в жизнь, но даже элементарно не анализируются возможные положительные или отрицательные последствия этих предложений хотя бы на среднесрочную перспективу (5–10 лет). А ведь любые изменения в армейской службе в Генеральном штабе обязаны и привыкли тщательно прорабатывать, взвешивая их целесообразность и необходимость. Безусловно, это требует дополнительного отрыва личного состава и времени на детальную проработку и подготовку обширных докладов и затрат на пилотные проекты.

Так, только за последние шесть–восемь месяцев Генеральным штабом уже было проработано несколько вариантов изменения формата подготовки офицеров на военных кафедрах гражданских вузов. Первым из этой серии предложений был довольно экзотичный и весьма затратный, но активно обсуждаемый в СМИ способ, при котором ежегодно в течение трех лет по три месяца студенты военных кафедр должны проходить военную службу в воинских частях по специальностям, подготавливаемым в вузах. Но, как мне кажется, эксперимент ушел в небытие. Также не прошла идея о прохождении военной службы по призыву студентами вузов двумя периодами по шесть месяцев каждый. Выполненным пока осталось лишь предложение о создании научных рот и прохождении в них военной службы наиболее талантливыми выпускниками вузов.

Все это говорит о недостаточной продуманности представляемых предложений и о желании некоторых должностных лиц во что бы ни стало изобразить перед руководством наличие реформаторских идей. А нужны ли они, смогут ли реально улучшить существующую обстановку в какой-то сфере армейской жизни хотя бы в среднесрочной перспективе – это уже не так важно.

Вот и сегодня уже существующие научные роты оказались под угрозой расформирования в связи с новым предложением ректорского сообщества о создании в вузах совершенно нового формата подготовки специалистов для армии. Теперь в вузах, начиная со второго курса, студенты будут готовиться не только по программам офицеров запаса, но и по программам подготовки солдат и сержантов запаса. И все это для пополнения состава мобилизационного резерва страны, который выделяется отдельно из мобилизационного состава запаса, где разных специалистов и так накоплено с избытком. Зато результат великолепен – все эти люди фактически освобождаются от военной службы по призыву. А по окончании института – еще не факт, что они станут резервистами, которые будут регулярно проходить военные сборы, участвовать в мероприятиях оперативной, мобилизационной, боевой подготовки и тренировочных занятиях в конкретных воинских частях, для которых в соответствии с добровольным контрактом они могут быть предназначены. Ведь служба в составе резерва является добровольной. Что-то не верится, что многие из них станут действительно резервистами.

И главное, во сколько же обойдется такой резервист государству? Сегодня об этом не вспоминается. А через какое-то время (5–10 лет) обязательно возникнет вопрос: а нужны ли нам такие резервисты и в таком количестве? По сути, получилось так: те, кто хотел освободить своего сына или внука от военной службы по призыву, сохранив при этом для них все преференции, которые определил президент РФ своим указом для граждан, выполнивших свой конституционный долг, могут торжествовать, они победили. При таком положении и созданные научные роты получаются опять неудавшимся, бесперспективным экспериментом с затратой государственных денег и с сокращением общей базы призывных ресурсов в стране на 30–40%. Конечно же, Генеральный штаб ответственно и профессионально выполнит порученное дело, однако нужен ли такой формат подготовки в вузах нашей армии и стране?

АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ СТУДЕНТА

Я бы приветствовал и был искренне рад, если бы ректорско-студенческое сообщество, например, вынесло на всеобщее обсуждение и реализовало план кардинального улучшения подготовки в своих вузах специалистов мирового уровня, в результате чего наши вузы в мировом рейтинге этих храмов науки вошли бы в первую десятку. Но восхищаться тем, что это сообщество так серьезно озаботилось подготовкой для армии у себя на кафедрах, кроме офицеров, еще и солдат, сержантов, – не могу, поскольку в современных условиях это похоже на одну из форм законного «освобождения или уклонения» от военной службы по призыву.

Именно в этой ситуации наиболее приемлемым и целесообразным (альтернативным) вариантом подготовки студентов на военных кафедрах является их подготовка только по программам офицеров запаса, по прямым или родственным дефицитным для войск военно-учетным специальностям (в основном – в технических вузах). Их призыв на военную службу можно осуществлять сроком на один год (как по действующему законодательству) только сразу, после окончания обучения на военных кафедрах с предоставлением им академического отпуска. При этом, установить, что воинское звание офицера запаса присваивать только после завершения обучения на военной кафедре и прохождения военной службы по призыву. Предлагаемый вариант сохраняет равенство всех граждан призывного возраста перед Законом «О всеобщей воинской обязанности» и позволит реально повысить качество подготовки будущих офицеров.

Кроме того, этим гражданам будет предоставлена возможность пройти военную службу во всех воинских частях министерств и ведомств, где предусмотрена Законом «О воинской обязанности» военная служба по призыву и уже в войсках стать младшими командирами, приобретя опыт работы с личным составом. Законодательное закрепление этого предложения позволит также значительно увеличить базу для отбора в Вооруженные силы наиболее грамотных, прошедших обучение в вузах и практику в войсках офицеров на должности командиров взводов и рот. В этом случае не будет необходимости в изыскании дополнительных финансовых средств и численности на создание отдельных воинских частей – по сути учебных – для подготовки в них офицеров запаса.

Что касается повышения мотивации студентов вузов для обучения на военной кафедре, то здесь возможна проработка вопроса доплаты им во время обучения. Одним из предложений по этому вопросу может быть денежная доплата от Министерства обороны в размере 20–30% от денежного содержания курсантов военных училищ, если подготовка осуществляется по прямой военно-учетной специальности (ВУС) и остродефицитной специальности. Возможна проработка и других преференций и льгот. При этом студентам вузов после окончания военной службы по призыву, независимо от предшествующей успеваемости, наличия академических задолженностей, необходимо будет назначать стипендии с момента возвращения их в учебные заведения, а иногородним – предоставлять места в общежитиях. Ректоров вузов надо обязать обеспечивать оперативное решение всех вопросов, связанных с продолжением обучения указанных студентов и созданием для них надлежащих жилищно-бытовых условий. Разрешить ректорам вузов устанавливать сроки ликвидации академических задолженностей отслужившим студентам индивидуально в пределах одного года.

На мой взгляд, принятие такого формата обучения на военных кафедрах будет не только наиболее справедливым по отношению ко всем юношам нашей страны, готовящимся исполнить свой конституционный долг, но и позволит готовить офицеров в запасе, которые реально будут способны при необходимости в минимально короткие сроки влиться в ряды Вооруженных сил. Кроме того, эти предложения опираются на существующую законодательную базу, не требуют кардинальных оргштатных изменений и менее затратны финансово.

СОХРАНИТЬ СМЕШАННЫЙ ПРИНЦИП КОМПЛЕКТОВАНИЯ

Поясняя свою точку зрения на эту проблему, считаю, что сохранение смешанной системы комплектования на обозримую перспективу – это, безусловно, не только компромисс между поставленными задачами и текущими возможностями страны, это еще и реалистичный, прагматичный взгляд на положение России в современном мире и на ближайшее будущее. При этом необходимо учитывать огромную территорию и протяженность наших границ с непредсказуемыми соседями на юге и Дальнем Востоке. Именно поэтому Вооруженные силы нашей страны должны комплектоваться по смешанному принципу.

Оптимальное соотношение – 70% контрактников и 30% призывников (может быть немного меньше). Сохранение призыва – это, во-первых, наличие мобилизационного резерва, который необходим для восполнения боевых потерь на особый период. Во-вторых, это основная база для набора контрактников. Ведь даже Германия именно для этих целей, отказавшись от призыва, оставила в войсках несколько тысяч должностей для добровольцев – военнослужащих по призыву.

При нынешнем сроке военной службы по призыву в один год каждые полгода в войсках меняется 50% сержантов и солдат из числа военнослужащих по призыву (в том числе и до 25–30% военнослужащих, призванных на военную службу с высшим образованием). Вся эта замена составляет около 15% личного состава общей укомплектованности Вооруженных сил страны. Такое соотношение позволяет соблюдать научно установленный критерий – подразделение или воинская часть боеспособна, если укомплектована личным составом не менее чем на 70%.

Как раз существующее положение и позволяет в любом случае не опускаться ниже 75–80% укомплектованности войск личным составом. Даже если какое-то количество военнослужащих болеют, отсутствуют в расположении воинской части по различным причинам, воинская часть все равно остается боеспособной.

Необходимо иметь в виду и еще один важный фактор. Сегодня до 75% призывников служат в своем регионе. Когда они увольняются в запас, то пополняют мобилизационный ресурс республик, краев и областей своего округа. То есть в стране идет постоянная подготовка и обновление резерва, в том числе и отслужившими военнослужащими с высшим образованием, которые уже прошли военную службу в основном на должностях младших командиров. Так зачем же нам еще в вузах готовить сержантов и солдат в запасе?
Автор:
Валерий Астанин
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/forces/2014-02-21/3_uklonisty.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти