Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Неизбежное следствие войны

Все современные кризисные сценарии, включая «арабскую весну», аналогичные ей конфликты в Африке и «центральноазиатскую весну», которая скорее всего будет спровоцирована выводом американских войск из Афганистана в 2014 году и проблемой смены верховной власти в ряде республик Центральной Азии, в первую очередь в Узбекистане, предполагают исход значительного числа беженцев и временно перемещенных лиц (ВПЛ). В последнем случае это будет касаться Казахстана и России. В связи с этим представляется необходимым рассмотреть особенности современной работы с ними и итоги мирового опыта – достаточно противоречивые и неполиткорректные.

Войны, революции и природные катастрофы неизбежно приводят к появлению беженцев и ВПЛ. В особо тяжелых ситуациях число их – миллионы и десятки миллионов человек (как произошло в итоге Первой и Второй мировых войн).

Мировой опыт


Модернизация вопреки многочисленным заявлениям чиновников ООН не ликвидировала проблему беженцев и ВПЛ, но вследствие развития средств коммуникации и СМИ лишь сделала ее достоянием мирового сообщества, возможности которого влиять на ситуацию на местах чрезвычайно ограниченны.

Глобализация в свою очередь позволила большому числу беженцев и ВПЛ передвигаться на значительные расстояния с использованием современных средств транспорта. Помимо прочего это непосредственно перенесло проблемы третьего мира в развитые страны, законодательные стандарты которых не позволяют адекватно с ними справиться.

Неизбежное следствие войны
Наплыв беженцев и ВПЛ из государств Ближнего и Среднего Востока (БСВ), а также Африки в Западную Европу начался в 70-е годы с закреплением в государствах ЕС правил приема беженцев, принятых под давлением социалистических и социал-демократических партий. В настоящее время с развитием «арабской весны» он привел к кризису шенгенской зоны, куда идут основные потоки беженцев из этого региона (до половины). Отметим, что более четверти их остаются в странах БСВ, свыше 10 процентов уезжают в государства Северной Америки.

Опыт двух мировых войн и крушения колониальной системы позволяет оценить, к каким последствиям «арабская весна», демографический взрыв, религиозно-этнические конфликты и деградация государственности в Африке и аналогичные им процессы могут в перспективе привести.

По окончании Второй мировой войны число беженцев и ВПЛ в Европе составило более 60 миллионов (без учета СССР), в том числе немцев – от 11 до 12,5 миллиона. Раздел Британской Индии дал около 25 миллионов беженцев и ВПЛ. В целом в мире число беженцев в послевоенный период составило приблизительно 200 миллионов.

Текущая статистика ООН, значительно заниженная, по мнению компетентных экспертов, определяет число беженцев и ВПЛ примерно в 22 миллиона. Причем цифры эти постоянно растут и долгосрочная тенденция однозначно негативная.

Беженцы и ВПЛ – проблема для любой страны, на территории которой они присутствуют, особенно «прифронтового государства», а также государства, находящегося в процессе трансформации либо ведущего военные действия, в том числе против сепаратистских и террористических группировок.

Современные правительственные армии вынуждены придерживаться правил ведения войны, которые заставляют учитывать наличие в полосе фронта и в тылу значительных групп беженцев и ВПЛ.

Их проблемы являются наиболее часто и эффективно эксплуатируемой СМИ темой в рамках информационной войны, тем более что радикальные, террористические и антиправительственные группировки разного рода правил ведения войны обычно не придерживаются.

Стандарты

Современное, интегрированное в мировое сообщество государство, сталкиваясь с проблемой беженцев и ВПЛ, вынуждено ими заниматься. Их физическое устранение или депортация, обычные для периода до окончания Второй мировой войны, сегодня характерны исключительно для государств транссахарской Африки.

Политика мирового сообщества, последовательно реализуемая ООН в отношении беженцев и ВПЛ, изначально базируется на двойных стандартах. Есть две основные категории беженцев. Это беженцы «первого сорта» – палестинцы, которыми занимается UNRWA, и все остальные, находящиеся в ведении Верховного комиссариата по делам беженцев.

Неизбежное следствие войны


Обе эти группы отличаются по базовым критериям (кто именно считается беженцем), финансированию и информационному обеспечению (с большим перевесом в пользу UNRWA) и результатам работы (проблема палестинцев увековечена, прочие так или иначе решаются).

Отношение к беженцам и ВПЛ и их статус, включая возможность регистрации и получения соответствующих законодательству гарантий и пособий, зависят от их этноконфессионального состава, страны пребывания и ее отношений с мировым сообществом, а также от того, какой именно конфликт превратил их в беженцев и ВПЛ. То есть кто из влиятельных мировых игроков, почему и в какой степени лоббирует интересы той или иной группы или, напротив, заинтересован в их игнорировании.

Так, единственный в своем роде порядок регистрации палестинских беженцев (не только они, но и их потомки во всех поколениях считаются беженцами) привел к росту численности зарегистрированных в этом качестве лиц с 800 тысяч до 5,5 миллиона. По критериям же Верховного комиссара ООН по делам беженцев (только первое поколение – это беженцы, остальные – нет и на них программы ООН не распространяются) в мире существует не более 300 тысяч палестинских беженцев (1948–1949 и 1967 годы).

В то же время из 5,5 миллиона беженцев и ВПЛ Ирака, покинувших место жительства из-за свержения режима Саддама Хусейна и гражданской войны, официально признаны таковыми не более трех процентов. Запад заинтересован в том, чтобы «демократический» Ирак не выглядел хуже, чем авторитарный режим партии БААС. Страны арабского мира (Иордания и Сирия), куда в основном бежали иракцы, в закреплении за ними прав и гарантий в соответствии с Конвенцией ООН о правах беженцев не заинтересованы, опираясь на то, какие проблемы для этих стран в свое время создала регистрация палестинских беженцев.

Примерно шесть миллионов беженцев и ВПЛ из Сирии, в том числе на территории Иордании, Турции и Ливана, покинувших эту страну в ходе гражданской войны, организованной Саудовской Аравией и Катаром при участии Турции и поддержке западного сообщества, являются, с их точки зрения, аргументом в пользу свержения режима Асада. Монархии Залива, Турция и Запад заинтересованы в их точном учете и проведении соответствующей работы ООН в этом направлении.

В любом случае беженцы и ВПЛ – проблема или в случае эффективного подхода преимущество в первую очередь той страны, в которой они находятся.

Подходы

Различные подходы к проблеме и соответствующие им результаты могут быть охарактеризованы фразой Черчилля: «Пессимист видит проблемы в каждой возможности, оптимист видит возможности в каждой проблеме». Их можно разделить на классический, реализуемый на протяжении большей части истории человечества, и современный, принятый после Второй мировой войны.

Классический подход к вопросу беженцев и ВПЛ: государство, куда они попали, минимизирует связанные с ними проблемы (медицинские, первичное обустройство, предотвращение люмпенизации и криминализации скоплений беженцев и ВПЛ) и предоставляет им некоторые возможности обустройства, но за пределами ограниченного периода первичной адаптации не берет на себя их содержание. Как устроиться на новом месте – в первую очередь их забота. Хотя это государство исходя из собственных интересов может организовать обучение беженцев языку, обычаям и законам страны.

Европейские государства, США и Канада, Австралия и Новая Зеландия, СССР и КНР, Израиль и страны Латинской Америки до конца ХХ века, Южная Корея и Тайвань, Индия и Пакистан (до появления на его территории афганских беженцев 80-х годов) шли именно по этому пути.

Итог: волны беженцев и ВПЛ, иногда соизмеримые или превышавшие численность населения страны (как это было в Израиле), были ассимилированы и усилили новую родину. Выходцы из их среды составили экономически активную и эффективную часть населения и вошли в истеблишмент. Последнее характерно не только для так называемых переселенческих обществ, примером которых являются США, Канада или Израиль. Беженцем-мухаджиром является и экс-президент Пакистана Первез Мушарраф.

Современный подход к вопросу беженцев и ВПЛ: государство, куда они попали, берет на себя связанные с ними проблемы на протяжении поколений, автоматически приравнивает к своим гражданам в вопросах социального вспомоществования, дает пособия вне зависимости от успехов в интеграции и ассимиляции – как в Западной Европе. Либо заселяет в опекаемые международными организациями лагеря, предоставляя или не предоставляя им официальный статус – как в Африке и на Ближнем Востоке.

Итог: в странах ЕС появились изолированные от коренного населения и не стремящиеся к интеграции в его состав, агрессивно расширяющие контролируемое ими пространство, живущие за счет государства этноконфессиональные гетто. Они стали постоянным источником криминала, наркоторговли, исламского экстремизма и терроризма. Следствие – взрывной рост ксенофобии, национализма, молодежного и политического экстремизма у коренного населения, рост популярности националистических и консервативных партий.

На Ближнем и Среднем Востоке, а также в Африке лагеря беженцев и ВПЛ превратились в неконтролируемые правительствами очаги исламистского экстремизма и революционного радикализма, криминала, наркоторговли и терроризма.

Вербовка террористов для джихада в Ираке, Афганистане, Ливии и Сирии, в том числе среди перешедших в ислам и примкнувших к радикалам представителей коренного населения, является итогом европейского решения проблемы беженцев 70-х годов.

Что касается Ближнего Востока и Африки, сомалийцы в Кении (Дадааб), суданцы (во всех лагерях) и афганцы в Пакистане (Пешавар, Кветта) представляют картину полной безысходности и высокого уровня угроз для принимающего государства.

«Черный сентябрь» в Иордании 1970-го, гражданская война в Ливане в 1975–1990-м и атаки боевиками центра Дамаска из лагеря Ярмук в 2013-м свидетельствуют о том же в отношении палестинцев. Впрочем, поддержка последними иракской оккупации Кувейта в 1990 году показала, что промежуточная модель – благосостояние без лагерей, но и без шансов на полноценную интеграцию – также не работает.

Тактика и текущие проблемы

Наиболее результативна стратегия поведения в отношении беженцев, принятая в США и Израиле: интеграция в общество с первичной поддержкой, осуществляемой под контролем государства.

В Соединенных Штатах Америки этим занимаются как общественные организации, так и профессиональные агентства на подряде у государства.

В Израиле – Еврейское агентство, Министерство абсорбции, другие правительственные ведомства и общественные организации.

Первостепенное значение имеют овладение языком и трудоустройство с учетом уровня образования и профессиональных навыков либо переквалификация под существующий рынок труда.

Недопустимы как неконтролируемые процессы расселения (примеры – Пакистан, Судан), так и чрезмерная опора на международные организации (палестинцы).

Абсолютно неприемлема экстерриториальность мест размещения беженцев и ВПЛ (палестинцы в Ливане).

Лагеря беженцев и ВПЛ не должны примыкать к столице, крупным городам и ключевым объектам инфраструктуры.

Оптимально расселение беженцев немедленно после прохождения периода первичной адаптации (в том числе языковой) в среде коренного населения.

Процесс интеграции в принимающем государстве представителей интеллектуальной элиты (технической и др.) беженцев и ВПЛ принципиально важен. Мониторинг протестных настроений в ее среде должен вестись на постоянной основе, при ее участии и наличии обратной связи с местными и центральными властями.

Центральные власти должны отслеживать и жестко пресекать как самоуправство и коррупционные схемы наживы на беженцах и ВПЛ местных властей, так и формирование ими системы связи и тем более альянсов с лидерами криминально-террористических группировок, действующих в среде беженцев и ВПЛ.

Опорой принимающего государства в процессе интеграции беженцев и ВПЛ могут стать представители интеллектуальной элиты и меньшинства – этнические и конфессиональные.

Лагеря беженцев с населением свыше ста тысяч человек практически неконтролируемы, как это видно на примерах лагерей Ярмук в Сирии, Нахр аль-Барид в Ливане, Дадааб в Кении.

Проживание в лагере беженцев без проблем для принимающего государства может быть только временным – до года (кроме администрации лагерей). Превращение их в проблемные населенные пункты недопустимо (примеры обратного – палестинские лагеря беженцев и депрессивные «города развития» 50-х годов в Израиле).

Во избежание формирования коррупционных схем взаимодействия местных властей и администрации лагерей беженцев и ВПЛ ротация этой администрации должна проводиться раз в два (оптимально) или три (максимально) года.

Важнейший вопрос – отсутствие в администрации лагерей беженцев и ВПЛ исламистов и экстремистов вне зависимости от их ориентации.

Представители международных и правозащитных организаций, в том числе западных, турецких, арабских и пр., работающие в среде беженцев и ВПЛ, могут быть носителями радикальной исламистской идеологии или пособниками террористов. Как правило, в лагерях беженцев они сотрудничают с радикалами, которых скрывают от властей, даже если сами не разделяют их идеологию. Примеры – палестинские лагеря беженцев в Газе, Иордании, Ливане и других арабских странах, лагеря иракских беженцев в Сирии и Иордании, а также сирийских беженцев и ВПЛ в Турции, Ливане и Иордании.

Все трудоспособные беженцы и ВПЛ должны быть в обязательном порядке задействованы на работах, в том числе по обустройству и функционированию мест их проживания, прокладке коммуникаций и пр. Существование в одном месте большой массы людей, длительное время живущих на пособия, способствует люмпенизации и криминализации, облегчая распространение в их среде экстремизма. Отсутствие работы на срок более года закрепляет эти процессы, они становятся необратимыми.

Возможность получения гражданства принимающего государства после завершения процесса натурализации с обязательным подтверждением лояльности стране пребывания – важнейший фактор интеграции.

Антиправительственная активность и распространение радикального ислама в лагерях беженцев и ВПЛ должны выявляться по мере возникновения там занимающихся этим организованных структур и пресекаться немедленно.

Обязательны арест организаторов этой деятельности и их последующая изоляция в местах заключения от основной массы, отбывающей наказание, для предотвращения организации «тюремных джамаатов» и других форм распространения исламистского радикализма в криминальной среде. То есть во избежание распространения экстремизма в местах заключения исламисты, радикалы любого толка и террористы должны содержаться отдельно, без контактов с уголовниками и прочими заключенными. Необходима также депортация рядовых участников описанной деятельности за пределы принимающего государства без права на возвращение туда.

Это же касается вербовки в лагерях беженцев и ВПЛ в террористические, экстремистские и криминальные группировки вне зависимости от того, является ли сферой интересов их лидеров территория принимающего государства или других стран.

Единственная по-настоящему эффективная мера пресечения в отношении опасных террористов – их ликвидация (опыт Израиля и Шри-Ланки). Попытка использовать их для нейтрализации террористической активности – «лекарство, которое хуже болезни» (как и произошло в Израиле в рамках «процесса Осло»).

Исключение из этого правила – гражданская война, которую армия не может выиграть по объективным причинам (как в Чечне), или ВС нейтрализуют политические причины (пример Северной Ирландии) с временным (среднесрочным) эффектом (британско-ирландский опыт).

В отечественном случае процесс национального примирения в Чечне опирался не только на масштабную интеграцию местной элиты в элиту общенациональную с ограничением воздействия федерального центра на ситуацию в республике, но и на организацию центром финансовых потоков соответствующей величины, контролируемых местной элитой.

Кроме того, ему способствовало исчерпание внешней подпитки противостояния Чечни с федеральным центром из стран Персидского залива – кадровой и финансовой, а также конфликт лидеров чеченского антироссийского подполья с арабскими «комиссарами» и проповедниками всемирного халифата. Значительную роль сыграло разочарование чеченской элиты в идее национального государства – Независимой Ичкерии, а также осознание приближения необратимого распада чеченского социума вплоть до опасности его этноцида.

Выводы

Проблема беженцев и ВПЛ является существенной для любого государства, которое с ней сталкивается или может столкнуться в будущем, в том числе для России. Это в равной мере касается центрального правительства, гражданской администрации на местах, ВС и полиции, а также структур, занимающихся вопросами государственной безопасности.

Оптимальной при работе с беженцами и ВПЛ является предварительная проработка всех связанных с этой темой вопросов, как общих, так и специфических для каждой отдельной страны, а также подготовка к этой работе соответствующих ведомств и организаций.

Опора на международные организации, включая профильные комиссии и комитеты ООН, и мировое сообщество не может решить проблему беженцев и ВПЛ и часто дополнительно осложняет ее. Ключевую роль в решении этой проблемы играют национальные структуры и правительства стран их пребывания.

Беженцы и ВПЛ могут как обрушить стабильную экономику, систему природопользования и социальные отношения в государстве, став источником его дестабилизации (Судан, Ливан, современная Иордания), так и укрепить его и даже сформировать (Израиль). Вопрос в системе работы с ними.
Автор: Евгений Сатановский
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/19276


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. AVV 26 февраля 2014 13:48
    Как не крути Запад сам себе и создал проблемы,а теперь старается эти проблемы переложить на государства бывшего Советского Союза!!! Америка руководит этим бардаком из за океана и наблюдает,как Европа самоуничтожается и помогает ей в этом,на одного конкурента меньше будет!!!
    AVV
    1. delfinN 26 февраля 2014 17:30
      Так весь цирк и затевался, чтоб ослабить конкурентов в лице Евросоюза, ну и России нагадить - это святое для нагло-саксов.
  2. русс69 26 февраля 2014 15:51
    По прогнозам аналитиков, следующий парламент ЕС, может быть антиамериканский...

    В мае во всех 28 странах-членах ЕС пройдут очередные выборы в Европейский парламент. После ряда скандалов, связанных с глобальной слежкой Вашингтона за своими союзниками в Старом Свете, эксперты ожидают поражения сторонников евроатлантической интеграции: до 40% из 766 мандатов могут достаться партиям, выступающим против дружбы с США.
    Антиамериканские силы, которые, как ожидается, расширят свое присутствие в Европарламенте, придерживаются позиций национального консерватизма, а также относятся к т.н. евроскептикам. Последних объединяет негативная оценка дальнейшего сближения внутри Евросоюза – федерализации, единой валюты и общей конституции. Что касается Соединенных Штатов, то они попадают под их огонь, прежде всего, за политическое, экономическое, военное вмешательство в дела самостийных государств и сталкивание лбами собственных же союзников.
    Среди локомотивов антиамериканизма – широко известный французский Национальный фронт, который возглавляет Марин Ле Пен. По ее мнению, «американцы, используя Евросоюз в качестве инструмента, хотят доминировать в мире, уничтожив при этом суверенитет и идентичность Франции». Неслучайно, на майские выборы НФ ведет доктор геополитики Америк Шопард, уверенный в том, что теракты 9/11 были преднамеренной акцией Вашингтона, проведенной ради того, чтобы получить карт-бланш на войну против всего остального мира. Предполагается, что после выборов г-н Шопард возглавит фракцию НФ в Европарламенте.
    Ближайший союзник французов по избирательной кампании – Партия «За свободу Нидерландов». Ее лидера Герта Вилдерса к союзу с французскими националистами подтолкнули «заигрывания США с исламским миром». По его словам, Барак Обама «бросил Израиль – этот форпост западного мира – на произвол судьбы». Кроме того, в блок входит Австрийская Партия свободы (FPÖ), лидер которой в свое время утверждал, что Джордж Буш ничем не отличается от Саддама Хусейна, а также бельгийский «Фламандский интерес».

    Эти четыре партии регулярно получают в парламентах своих стран до четверти кресел, как правило, занимая первое место по числу голосов избирателей. Но, поскольку их позиции достаточно радикальны, редко находятся силы, желающие вступить с ними в коалицию. Таким образом, даже побеждая на выборах, они практически лишены права сформировать национальное правительство. А вот на общеевропейском уровне по итогам майского плебисцита они смогут, наконец, создать мощную межфракционную группировку.
    Эксперты прогнозируют, что во Франции фронт Марин Ле Пен займет на выборах первое место. Вряд ли ощутимо слабее будут и результаты других партий альянса.
    Разумеется, резервы национальных консерваторов не ограничиваются членами блока. Отдельными колоннами идут на выборы британская Партия независимости (UKIP), болгарская АТАКА, греческая «Золотая Заря» и т.д.
    Однако было бы в корне неверно полагать, что антиамериканизм обосновался исключительно в правой части европейской политической поляны. В том и уникальность нынешней избирательной кампании, что Брюсселем и Вашингтоном в большей или меньшей степени недовольны абсолютно все. Идеологический тупик двусторонних отношений довольно давно обсуждается среди интеллектуалов Старого и Нового Света.
  3. ЁЖАС 26 февраля 2014 16:10
    Матрасники имеют перед всеми одно не оспоримое преимущество в географическом положении. С запада и востока океаны, на севере те же американцы только канадцами называются. На юге мексика, ямайцы и кубинцы.Которые конечно беспокоит их частые нарушение границы, но это все мелочи.
    Все это они прекрасно понимаю и знают, что беженцы им не страшны. А так же понимают, что что бы развалить Россию надо ее развалить из нутри. Вот по этому и идет постоянная дестабилизация в азии что бы нас заполонили беженцы.

    p.s. как то читал на каком то ресурсы, что проститутки американские проводят "мероприятия" по заселения урала и поволжья выходцами из азии. В частности молодых и активных, что бы с их помощью дестабилизировать ситуацию в регионе и т.п. А далее если начьнется жопа то ввести войска ООН на урал. тем самым разделить европейскую часть страны от сибири. А это нефть, газ и т.п. Они уже давно на сибирь хайло свое раскрыли.
  4. ЁЖАС 26 февраля 2014 16:18
    Ну и какая какашка минус поставила???? Обоснуй пожалуйста......
  5. Комментарий был удален.
  6. mojohed2012 26 февраля 2014 16:32
    США действительно находятся на другом континенте, что им позволяет безнаказанно для их территории и народа пакостить на нашем.
    Чтобы беженцев небыло:
    1. не надо отказываться от поддержки Крыма в его независимости.
    2. беркут там уже согласились принять со всей Украины.
    3. Все русские и гонимые побегут туда. А значит там и будет тыл и главный лагерь беженцев этой распавшейся страны.
    4. России всего-то надо настаивать на последнем договоре о ЧФ и не пускать бандеровцев в Крым и точка.
    Тогда не будет и штатовских криков.
    1. waisson 26 февраля 2014 17:02
      это давно известно американцы на своем континенте не гадят а вот везде пытаются нагадить.сколько у них войн было на континенте?а возмущенным они сразу глотки закрывают .вот такие они демократы.
      waisson
  7. GIPMOL 26 февраля 2014 16:57
    В.В.Путин сегодня объявил внезапную проверку с внеплановыми учениями Западного и Южного округа,после совещания совета по безопасности)))))в 14.00ч.
    GIPMOL
  8. UREC 26 февраля 2014 19:47
    Две проблемы в Мире - США и Британия (первая - выкидыш второго и превратившийся в гигантскую каку для всех ) надо с ними что то решать!
  9. voliador 26 февраля 2014 21:23
    Какие, нах... в израиле беженцы? Евреи к евреям переехали.
  10. Lindon 27 февраля 2014 08:29
    Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский - уже второй материал о войне в ЦА. По его материалам видно - об этом регионе почти ничего не знает. Он какой то заказ отрабатывает(?) - первую его статью уже раскритиковали за ляпы. Он упорно говорит о войне в ЦА и её главной жертве Узбекистан.
    Каримов конечно скоро уйдет в силу возраста, но почему будет война а не туркменский вариант? Ниязов умер и элита назначила приемника - ни кто даже ничего и не заметил.
    Узбекистан не Киргизия и не Украина - где уже были перевороты, подготовленная почва и пятая колона.
    Тут ситуация ближе к туркменскому.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня