«Злой гений России». За что был смещен со своего поста Верховный главнокомандущий великий князь Николай Николаевич

«Злой гений России». За что был смещен со своего поста Верховный главнокомандущий великий князь Николай Николаевич


С началом Первой мировой войны все армии европейских монархий возглавили их правители или наследники трона. Лишь две монархии из числа воюющих были исключением. Франц Иосиф I, будучи уже в преклонном 84-летнем возрасте, назначил верховным главнокомандующим троюродного брата эрцгерцога Австрийского Фридриха. А вот назначение в Российской империи Верховным главнокомандующим великого князя Николая Николаевича (кстати, ровесника Фридриха) выглядит, действительно, отнюдь не бесспорным шагом.

Прежде всего, потому, что император Николай II и сам мог бы возглавить армию. Главнокомандование в начальный период войны великого князя, а не императора, пожалуй, можно объяснить только одной причиной, которую подчеркивают современники: у Российской империи не было более достойного, а главное, популярного кандидата на эту должность…


Великий князь Николай Николаевич Младший родился 6 ноября 1856 г. Его отец — великий князь Николай Николаевич Старший, третий сын императора Николая I, мать — германская принцесса Александра Петровна Ольденбургская. Брак оказывается несчастливым, родители постоянно ссорятся, изменяют друг другу и, в конце концов, разводятся. Семейные скандалы влияют на характер будущего главнокомандующего. С одной стороны, он производит впечатление своей твердостью и решительностью, даже граничащей с грубостью, но в то же время справедливостью и благородством. С другой стороны, он совершенно лишен важного для полководца качества — хладнокровия.

В пятнадцать лет молодой великий князь поступает юнкером в Николаевское инженерное училище, спустя год выпускается в чине подпоручика. Обычная служба августейшего офицера не устраивает. Единственный из всех Романовых, в 1876 году он оканчивает Николаевскую академию Генерального штаба, причем по первому разряду, с малой серебряной медалью.

С началом русско-турецкой войны 1877—1878 гг. великий князь прикомандировывается к дивизии генерала М.И. Драгомирова, выдающегося военного теоретика, возродившего в России изучение наследия А.В. Суворова. Помощником начальника этой дивизии был генерал М.Д. Скобелев, один из самых талантливых русских полководцев.

Николай Николаевич Младший участвует в форсировании Дуная, штурме Систовских высот и Шипкинского перевала. Был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и золотым оружием.

По окончании русско-турецкой войны великий князь продолжает кавалерийскую карьеру. В Лейб-гвардии гусарском полку под его командованием служат другие Романовы, а также наследник трона, будущий император Николай II. Великокняжеская молодежь почтительно именует Николая Николаевича «Грозным Дядей». В то же время старшие князья пренебрежительно называют своего довольно нелюдимого родственника «Николашей».

Один из гвардейских офицеров-кавалеристов так вспоминает о великом князе: «Это было совсем особенное лицо очень большого начальника-вождя — властное, строгое, открытое, решительное и вместе с тем гордое лицо.

Взгляд его глаз был пристальный, хищный, как бы всевидящий и ничего не прощающий. Движения — уверенные и непринужденные, голос резкий, громкий, немного гортанный, привыкший командовать и выкрикивающий слова с какой-то полупрезрительной небрежностью.

Николай Николаевич был гвардеец с ног до головы... Престиж его в то время был огромен. Все трепетали перед ним, а угодить ему на учениях было нелегко».

В 1895 году Николай Николаевич назначается генерал-инспектором кавалерии. В этой должности он остается до лета 1905 г. Во многом именно на великом князе лежит ответственность за подготовку русской кавалерии к Первой мировой войне. В этом отношении он достигает и выдающихся результатов, и допускает грубые ошибки.

Действительно, перед началом Великой войны русская кавалерия была прекрасно подготовлена на низшем тактическом уровне. Конский состав армии была существенно улучшен, реорганизована Офицерская кавалерийская школа, давшая такого полководца, как А.А. Брусилов.

Однако, при всех достоинствах индивидуальной подготовки, конница по объективным причинам не могла эффективно взаимодействовать с пехотой и артиллерией. Подготовка же войск отличалась шаблонностью, тяготела к печально известной прусской муштре. Владению холодным оружием и верховой езде уделялось гораздо больше внимания, чем стрелковой подготовке. Приоритетом тактической подготовки кавалерии считалась отработка «шока» (прямой массированной атаки с целью уничтожения противника в рукопашной), устаревшего в условиях окопной войны. Значительно меньше значения придавалось таким необходимым компонентам тактической подготовки кавалерийских частей и подразделений, как маневрирование, обход, преследование и разведка.

В 1900 году великий князь становится генералом от кавалерии — выше был лишь чин генерал-фельдмаршала. И уже в начале XX века у Николая Николаевича появляется шанс проявить себя на войне. Дважды ему предлагают должность командующего русской армией в войне с японцами — и дважды он отказывается. В первый раз — по причине конфликта с наместником императора на Дальнем Востоке адмиралом Е.И. Алексеевым. Во второй раз великий князь боится испортить свою репутацию в непопулярной войне.

После окончания войны Николай Николаевич выступает инициатором создания Совета государственной обороны — особого органа управления, предназначенного для координации реформирования вооруженных сил. Он же и становится председателем Совета.

Деятельность Совета государственной обороны приводит к выведению генерального штаба из-под контроля военного министерства. Великий князь планирует создать генштаб по образцу германского. Из ведения военного министра полностью выводятся вопросы мобилизационного и стратегического планирования. Это искусственное разделение на несколько лет тормозит планирование военной реформы в России. Лишь в 1909 году генштаб возвращается в военное министерство. Эту реорганизацию проводит новый военный министр генерал В.А. Сухомлинов.

Другой задачей Совета государственной обороны становится чистка командного состава. При Совете учреждается Высшая аттестационная комиссия, которая рассматривает кандидатов на генеральские посты и отсеивает из армии генералов, бездарно проявивших себя на службе.

Кроме того, Николай Николаевич (как командующий гвардией) переводит в элитные гвардейские части ряд армейских офицеров, отличившихся в период русско-японской войны. Необходимые ротация кадрового состава и выдвижение талантливых командиров — заслуга именно великого князя.

Однако Совет государственной обороны существует недолго. Вмешательство в дела военного и морского министерств, конфликты с Государственной Думой, разобщенность действий различных структур военного управления приводят к упразднению этого органа в 1909 году.

Наряду с решением военных проблем Николай Николаевич играет немалую роль в период первой русской революции 1905—1907 гг. Именно он оказывает решающее влияние на императора в сторону уступок оппозиции. Великий князь, командующий гвардией и столичным военным округом, не оправдывает тайных надежд Николая II, предполагавшего наделить славившегося своей решительностью дядю диктаторскими полномочиями для бескомпромиссного подавления мятежников. И не кто иной, как именно Николай Николаевич, фактически заставляет царствующего племянника подписать Манифест 17 октября, якобы угрожая в случае отказа застрелиться. Безусловно, этот документ, даровавший российскому обществу широкие права и свободы, фактически представлял собой определенную уступку кругам либеральной оппозиции, мечтавшей установить в России конституционную монархию по британскому образцу и поставить самодержца под свой полный контроль.

В это время несостоявшийся диктатор тесно сближается с либеральной оппозицией. К этому толкает и франкмасонство великого князя (с 1907 года под влиянием супруги он становится членом мартинистской ложи), и его профранцузская ориентация.

Тем более, что многие из либералов являются масонами и надеются переустроить Российскую империю по западным образцам.

Убежденный противник Германии, великий князь считает войну со Вторым рейхом не только неизбежной, но и необходимой для России. Отсюда его стремление укрепить франко-русский союз — ведь французы дают царскому правительству заем на подавление революции. Союзники в свою очередь уже задолго до войны желают видеть Верховным главнокомандующим только дядю государя.

И недаром ещё с 1903 года в случае возникновения большой европейской войны Николай Николаевич - главный кандидат на должность сначала командующего армиями германского фронта, а затем и Верховного главнокомандующего.

Однако с приходом в 1909 году на пост военного министра В.А. Сухомлинова великий князь утрачивает своё влияние. Да и сам Николай II не может простить дяде давления при подписании Манифеста 17 октября.

В результате к 1914 году Сухомлинов полностью оттесняет великого князя от высших должностей в военном управлении, тем более, что заметно падает и престиж Николая Николаевича в глазах императора. Военный министр сводит его роль в предстоящей войне до уровня всего лишь командующего 6-й армией, которой предстоит охранять столицу от возможного десанта немцев с Балтики. Сам Сухомлинов планирует стать начальником штаба при императоре – Верховном главнокомандующем.

Однако надежды военного министра не сбываются. Гибель в 1911 году премьер-министра П.А. Столыпина, резко отзывавшегося о «гибельном для России» милитаризме великого князя, явный прогресс в перевооружении армии ослабляют позиции партии «голубей», в число которых входит и Сухомлинов. Министр иностранных дел англофил С.Д. Сазонов, «ястребы» из военных, сплотившиеся вокруг фигуры Николая Николаевича, франкофилы из Государственной Думы пересиливают миролюбие императора и сопротивление военного министра.

Точно так же и план Сухомлинова, предполагающий, что император станет Верховным главнокомандующим, обречен на неудачу. Николай II, будучи убежденным в 1914 году в непродолжительности войны, тогда не решается занять этот пост. Тем более, что против такого решения единодушно (за исключением военного министра) выступает Совет министров. Между тем в пользу великого князя говорит и его огромная популярность среди офицерского корпуса, и очевидное расположение французских союзников. Наконец, царь хочет избежать непослушания и интриг среди генералов. В результате 2 августа 1914 г., на следующий день после объявления войны Германией, великий князь назначается Верховным главнокомандующим.

Однако власть его была существенно ограничена. Во-первых, сразу определено, что назначение великого князя на высший пост носит временный характер.

Во-вторых, штаб Николая Николаевича (который фактически и был Ставкой) составляется военным министром. С его легкой руки начальником штаба становится Н.Н. Янушкевич. Этот генерал был известен тем, что не участвовал ни в одной войне. Вся его карьера прошла на адъютантских, чиновных и штабных должностях. Помощником Янушкевича становится 1-й генерал-квартирмейстер Ю.Н. Данилов, в чью задачу входит разработка оперативных планов. Данилов также не обладает военным опытом, хотя на протяжении многих лет он занимается составлением планов войны против Германии и Австро-Венгрии. Генерал А.А. Брусилов так впоследствии охарактеризовал двух ближайших помощников великого князя: «Янушкевич, человек очень милый, но довольно легкомысленный и плохой стратег … Данилов, человек узкий и упрямый».

Справедливости ради нельзя не отметить, что при своем назначении великий князь пытается составить штаб из других лиц — Ф.Ф. Палицына (один из начальников генштаба в предвоенный период) и М.В. Алексеева (командир корпуса, а до того — начальник штаба Киевского военного округа). Наверное, этот состав был бы сильнее во всех отношениях. Однако военный министр убеждает императора оставить Ставку в прежнем составе. Тем самым Сухомлинов получает возможность контролировать действия главнокомандующего через своих протеже.

В-третьих, Николай Николаевич фактически не имеет возможности изменить довоенный план развертывания войск. Ведь великий князь до войны не принимал участия в составлении планов кампании против центральных держав.

Наконец, Положение о полевом управлении войск в военное время, принятое за неделю до начала войны, резко ограничивает власть Верховного Главнокомандующего в пользу фронтов.

В кампании 1914 года фактически ни одна из проведенных операций, кроме наступления войск Юго-Западного фронта в Галиции, не достигает намеченных целей. Но и успех Галицийской операции был получен благодаря тому, что войска выполняли планы, разработанные накануне войны (без участия Верховного главнокомандующего).

Всё же свою главнейшую задачу — спасение Франции ценой русской крови — Ставка выполняет.

Первым решением собственно Николая Николаевича становится образование третьего направления наступления (на Берлин), помимо двух уже существующих. Находясь под неослабным прессингом союзников, великий князь усиливает мощь удара на Германию. Для этого в районе Варшавы были образованы две новые армии, не предусмотренные перед войной — 9-я и 10-я. Вследствие чего оказались ослаблены оба русских фронта, наступавших в Галиции и Восточной Пруссии. Для Северо-Западного фронта решение великого князя станет одной из ключевых причин поражения. Более того, за несколько дней до катастрофы генерал-квартирмейстер Данилов предлагает перебросить 1-ю армию к Варшаве, оставляя в Восточной Пруссии одну лишь 2-ю армию. Именно после разгрома 2-й армии Верховный главнокомандующий начинает прибегать к совещаниям с фронтовыми штабами — стратегические «дарования» его помощников становятся ему вполне ясны…

В результате великому князю приходится постоянно лавировать между довольно разноречивыми мнениями фронтовых штабов, вместо того, чтобы выработать общий стратегический план действий. Итогами такой деятельности становятся либо поражения, либо прискорбное неиспользование успеха даже в тех ситуациях, когда в борьбе с австро-германцами верх берут русские войска…

После тяжелого поражения в Восточной Пруссии, когда 2-я армия потеряла только убитыми и пленными около 110 тысяч человек, а ее командующий генерал от кавалерии А.В. Самсонов, опасаясь пленения, застрелился, Николай Николаевич начинает делать ставку на искусственное раздувание малозначительных успехов в выдающиеся победы.

Великий князь ежедневно докладывает в Петроград сводки по результатам боев отдельных соединений и частей, «забывая» обобщать их. Тем самым общая картина успехов и неудач русской армии оказывается полностью неизвестна даже императору...

Показательна в этом отношении история со взятием Львова. Через два дня после разгрома немцами 2-й армии войска Юго-Западного фронта без боя занимают столицу австрийской Галиции — Львов. Это событие было раздуто Ставкой в грандиозную победу. Вопреки фактам, даже утверждалось, что город взят после кровопролитного штурма (которого на самом деле не было, потому что австрийцы просто оставили город). Командующий 3-й армии генерал Н.В. Рузский за взятие Львова получает беспрецедентную награду — одновременно ордена Св. Георгия 4-й и 3-й степеней.

К концу 1914 года в русской армии обостряется еще одна серьезная проблема: «снарядный голод». Нехватку снарядов для артиллерии русские части испытывают уже в сентябре, после первых операций. А к началу декабря командующие армиями получают секретное предписание Ставки: выпускать в сутки на каждое орудие… не более одного снаряда! Фактически русская армия становится безоружной перед врагом, превосходящим ее как в количестве, так и в качестве артиллерии (особенно тяжелой), и главное, располагающим достаточным боекомплектом… Верховный же главнокомандующий, вместо того, чтобы сделать должные выводы из создавшейся обстановки, обвиняет в «снарядном голоде» военного министра и готовит новые наступления, не желая поберечь людей и перейти к стратегической обороне. Причина «непонятной» приверженности Николая Николаевича просто безумной наступательной стратегии и тактике при полной неготовности войск, увы, чрезвычайно проста: французы, озабоченные своими большими потерями в сражениях на Ипре, настойчиво просят все новой русской помощи…

Все наступления зимы 1914-1915 гг. в итоге не достигают своих целей. Русским сопутствуют лишь локальные успехи, зато последние снаряды бездарно растрачены. Единственная значительная победа — капитуляция 3 марта 1915 г. 120 000 австрийцев в австро-венгерской крепости Перемышль, осажденной еще с октября 1914 г. в русском тылу. За Перемышль Верховный главнокомандующий награждается высоким полководческим орденом - Св. Георгия 2-й степени.

Тем временем германское командование решает в летней кампании 1915 г. перенести основные усилия на Восточный фронт. Целью кампании ставится вывод Российской империи из войны.

19 апреля 11-я германская армия прорывает фронт в районе Тарнов — Горлице. Чтобы избежать окружения, армии Юго-Западного фронта оставляют карпатские перевалы и отступают.

Ждать помощи русским неоткуда. Англичане и французы прочно зарылись в своих окопах и не желают проявлять активности. Не случайно благодаря союзникам ни один германский солдат так и не был снят с Восточного фронта в 1915 году. Вступление Италии в войну в мае на стороне Антанты отвлекает силы только австро-венгров. Немцы же, напротив, перебрасывают все новые дивизии с Западного фронта на Восточный.

Несмотря на нехватку (а временами и полное отсутствие) боеприпасов, великий князь отдает сакраментальный приказ: «Ни шагу назад!». Известный военный историк А.А. Керсновский так охарактеризовал эту «оборонительную» стратегию: «Ни шагу назад» приводило в конце концов к разгрому живой силы и, как неизбежное последствие, утрате той территории, для сохранения которой и приказывалось «стоять и умирать».

Расчет высшего генералитета на неисчерпаемость человеческих ресурсов становится настоящей бедой русской армии. В итоге непродуманного, а зачастую просто преступного военного управления в 1915 году фактически уничтожаются последние кадровые солдаты и офицеры русской армии…

Тем временем германское командование намеревается устроить войскам Северо-Западного фронта гигантский «котел» в Польше. Великий князь Николай Николаевич по-прежнему готов драться на занимаемых рубежах, что сулит противнику грандиозный успех...

Командующему Северо-Западным фронтом генералу М.В. Алексееву после долгих уговоров все-таки удалось уломать Ставку на постепенное отступление из Польши. Четыре русские армии организованно отходят, сдерживая натиск семи неприятельских армий. На всех участках русские терпят поражение, но врагу так и не удается прорваться в тыл Северо-Западного фронта.

Отступление заставляет Ставку принять решение о применении тактики «выжженной земли». Это приводит не только к уничтожению запасов продовольствия, но и обрекает население оставляемых территорий на голод. Помимо этого Ставка отдает распоряжение об эвакуации всех мужчин от восемнадцати до пятидесяти лет. Семьи угоняемых на восток мужчин неизбежно отправляются вслед за своими родственниками. Более четырех миллионов беженцев переселяются во внутренние губернии в годы войны. Железные дороги все время перегружены. Зимой 1917 года это вызовет кризис снабжения страны и фронта продовольствием…

Тактика «выжженной земли» в период Великого отступления, увы, влечет за собой и неизбежное разложение русской армии. Приказы Ставки о том, что оставляемая неприятелю территория «должна быть превращена в пустыню», прививают войскам привычку к грабежу, насилию и жестокости в отношении мирного населения.

Кроме того, желая отвести от себя обвинения в поражениях, Ставка еще с конца 1914 года принимается активно искать «шпионов». Это встречает горячую поддержку «снизу», так как фронт и тыл не желают поверить в очевидную неготовность страны и армии к войне…

Потенциальными шпионами признаются все, кто носит немецкие фамилии. Чтобы оказаться вне подозрений, необходимо иметь российское подданство с 1880 года. Всех прочих ссылают семьями, солдат берут прямо из окопов. Ставка отдает негласное распоряжение офицеров с немецкими фамилиями отправлять на Кавказский фронт. По иронии судьбы, именно на Кавказ вскоре отправится и сам Николай Николаевич…

Более того, Ставка объявляет, что евреи также являются потенциальными немецкими шпионами, а потому все они должны быть эвакуированы. Центральную Россию наводняют отчаявшиеся евреи, поляки и галицийские украинцы — массы озлобленного, винящего (и вполне справедливо) во всех своих бедах правительство, революционно настроенного населения.

В войсках подозрение в шпионаже тоже может пасть на каждого, особенно после отставки военного министра генерала от кавалерии Сухомлинова летом 1915 г. и следствия по делу о его государственной измене. В итоге все неудачи на фронте объясняются в армии и обществе изменой верхов.

Кампания тотальной шпиономании станет одной из причин того, что в феврале 1917 г. нация так легко отречется от монархии… Ведь согласно расхожему мнению, император окружен сплошь «шпионами», начиная со своей супруги, — потому и сам он «шпион». Отношения же между государыней Александрой Федоровной и Николаем Николаевичем от холодных становятся откровенно враждебными. Великий князь во всеуслышание заявляет, что императрица — якобы виновница всех неурядиц, и что единственное средство, чтобы избежать еще больших несчастий, — немедленно заточить ее в монастырь…

Причины ненависти следует искать ещё в 1905 году, когда именно супруга великого князя, черногорская принцесса Анастасия Николаевна, представила императрице тогда еще безвестного Г.Е. Распутина-Новых, рассчитывая через него оказывать влияние на царскую семью. Но Распутин не пожелал быть пешкой в руках именитых интриганов, обманул ожидания своих прежних покровителей, после чего стал личным врагом великого князя…

С лета 1915 г. Ставка, вероятно, чтобы снять с себя вину за свои военные неудачи, активно вмешивается во внутренние дела государства. Одновременно устанавливаются тесные связи великого князя с либеральной оппозицией. Это связано в первую очередь с тем, что львиная доля оборонных заказов передается частному капиталу.

Именно в Ставке под нажимом Николая Николаевича и большинства кабинета Николаю II приходится в июне 1915 г. пожертвовать четырьмя крайне правыми министрами (в том числе военным министром Сухомлиновым) и согласиться на возобновление заседаний Думы, которая с 1916 года все чаще превращается в трибуну для пропаганды антиправительственных, а затем и антимонархических настроений...

Невзирая на тяжелое, кровопролитное отступление, солдаты и офицеры в большинстве своем по-прежнему восхищаются своим главнокомандующим, придавая ему даже черты былинного героя и поборника справедливости. Дело доходит до того, что все неудачи приписываются генералам, а все успехи — только Николаю Николаевичу. Показательны разговоры о том, что великий князь лично выезжает на передовую, якобы подвергает телесному наказанию и даже расстреливает генералов за «неподчинение приказам». В реальности генералы смещаются по представлениям командующих армиями и фронтами (а их в свою очередь сменяет император). А на передовой великий князь, вопреки досужим разговорам, вообще ни разу не показался...

Конечно, подобное отношение вне зависимости от реального положения дел, способствует укреплению морального климата в армии, особенно в периоды неудач. Воины искренне верят, что их ведет в бой горячий заступник, с которым Россия непобедима. Но в то же время волевая фигура Николая Николаевича в общественном сознании начинает противопоставляться «слабовольному» императору и его супруге-«изменнице».

На самом же деле, когда в 1915 году Русская армия оказывается перед угрозой глобальной катастрофы, в Ставке воцаряются непрекращающаяся паника и раздоры. Великий князь, не стесняясь, рыдает в подушку, и даже утверждает, что война с германцами вообще «проиграна».

И все же, несмотря на стратегическое отступление, русской армии удается сдержать неприятеля. Планируется, что отличившийся генерал Алексеев станет новым начальником штаба при великом князе.

Однако 21 августа 1915 г. в Ставку прибывает император и объявляет о своем твердом решении самому стать главнокомандующим. В армии и обществе считают, что смещение Николая Николаевича происходит из-за интриг императрицы и Распутина. Войска уже заранее верят и в то, что царь будет «несчастливым» главнокомандующим. Смещение великого князя Николая Николаевича окончательно подрывает веру русских солдат в победу…

Николай Николаевич получает должность наместника царя на Кавказе. Несмотря на указания императора, он сразу же пытается лично возглавить Кавказскую армию в Эрзерумской наступательной операции зимой 1915-1916 гг. Разработанный штабом Н.Н. Юденича план операции вызывает неприятие великого князя и его помощников. Тем не менее, генерал Юденич настаивает на своем, берет на себя всю ответственность и вместо бесплодной осады проводит успешный штурм. Захват Эрзерума открывает русским дорогу вглубь Малой Азии и сулит скорый выход Османской империи из войны. Великий князь признает свою неправоту и с тех пор в действия Кавказской армии не вмешивается. Однако в армии и обществе великий князь всё равно (и совершенно незаслуженно) считается творцом побед русского оружия на Кавказе.

Нарастание общего недовольства правящим режимом в конце 1916 г. позволяет либеральной оппозиции перейти в наступление против императора. Понимая, что вооруженные силы являются последним и самым сильным козырем в руках царя-главнокомандующего, оппозиционные деятели втягивают в заговор генералов.

Не забыт и наместник на Кавказе. Ещё в конце 1916 г. ему предлагают сменить племянника на троне в результате дворцового переворота.

Великий князь отказывается, но в феврале 1917 г. ничего не делает для того, чтобы спасти императора. Больше того, в известной своей телеграмме великий князь «коленопреклоненно» просит царя уступить и отречься от престола.

Известно, что царь рассчитывает на своего дядю, и в момент принятия решения об отречении именно телеграмма от великого князя, которую он смотрел последней из всех, заставляет его согласиться с мнением генералов, втянутых либералами в заговор против государя и единодушно высказавшихся за отречение.

2 марта 1917 г. последним указом царя становится назначение на пост главнокомандующего Николая Николаевича, начальником штаба — генерала Алексеева. Назначение встречено с ликованием и в войсках, и в обществе. Это не остается незамеченным Временным правительством. По прибытии в Ставку 11 марта 1917 г. великого князя уже ждёт уведомление о его полной отставке от князя Г.Е. Львова, главы Временного правительства. А ведь несколько месяцев назад князь Львов сулил Николаю Николаевичу ни много ни мало, как трон Российской империи...

После отставки великий князь проживает в Крыму. Придя к власти, большевики арестовывают его, но в апреле 1918 г. князь освобожден бывшими врагами, немцами, оккупировавшими запад бывшей Российской империи согласно Брест-Литовскому мирному договору.

Спустя год Николай Николаевич навсегда покидает Россию. Он живет в Италии, затем во Франции, правительствам которых было за что благодарить великого князя… Среди белых эмигрантов Николай Николаевич считается номинальным руководителем всех русских заграничных организаций и по-прежнему одним из главных претендентов на российский престол. Однако активного участия в политике он уже не принимает. 5 января 1929 г. великий князь умирает в городке Антиб…

Бывший военный министр В. А. Сухомлинов в мемуарах сказал о великом князе: «злой гений России»…

Во многом именно ошибки Верховного главнокомандующего привели к возникновению революционной ситуации во время войны. Причем наиболее недопустимыми были ошибки не столько военно-стратегические, сколько политические. Ибо, отводя от Ставки обвинения в тяжелых поражениях через насаждение шпиономании, заигрывая с либеральной оппозицией, дядя очень заметно поспособствовал тому, чтобы лишить легитимности режим своего царствующего племянника, и тем самым невольно выступил одним из виновников относительно легкого падения монархии в 1917 году. Вслед за чем быстро наступил и полный развал фронта, и захват власти большевиками, и в конечном счете, переход России из лагеря победителей в Великой войне в стан побежденных…
Автор: Евгений Пронин
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/voyna_1914/zloj_genij_rossii_299.htm


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. parus2nik 26 февраля 2014 08:13
    Расчет высшего генералитета на неисчерпаемость человеческих ресурсов становится настоящей бедой русской армии..Традиция что ли?
    parus2nik
  2. predator.3 26 февраля 2014 09:30
    Во многом именно ошибки Верховного главнокомандующего привели к возникновению революционной ситуации во время войны. Причем наиболее недопустимыми были ошибки не столько военно-стратегические, сколько политические. Ибо, отводя от Ставки обвинения в тяжелых поражениях через насаждение шпиономании, заигрывая с либеральной оппозицией, дядя очень заметно поспособствовал тому, чтобы лишить легитимности режим своего царствующего племянника, и тем самым невольно выступил одним из виновников относительно легкого падения монархии в 1917 году.


    Ах, вот кто оказывается виноват ! а наши то и не знали в течении 100 лет, Николай 2-й оказывается белый и пушистый, бросил страну и столицу гришке распутину и алисе, а сам укатил в Могилев, чтобы чистить снег и колоть дрова, ну и присутствовать на военных советах. fool
    predator.3
    1. Uhe 26 февраля 2014 10:26
      Вся эта семейка виновата. Вспомните, как они пришли к власти, оттеснив последнего Рюриковича -- Пожарского, которому не давали выехать со двора казаки, зато привели к власти выгодного для себя, казаков, Романова, а тех, кто не хотел, убивали или грозились убить. Вот Романовы и служили с тех пор не народу, а высшей военной верхушке. Правда, казаки тоже не добились полностью того, чего хотели -- не стали главной военной опорой царизма вместо дворянства, но одной из главных стали. А стал бы Великим Князем Пожарский, вся судьба русских сложилась бы по-другому.

      Пришли к власти с помощью предательства, с помощью предательства и ушли. Пришли на крови ребёнка, кровью своих детей заплатили. Судьба ничего не забывает.
      Uhe
      1. казах 26 февраля 2014 12:41
        Пожарского, которому не давали выехать со двора казаки, зато привели к власти выгодного для себя, казаков, Романова, а тех, кто не хотел, убивали или грозились убить.
        О как к врагам русского народа кроме явреев еще и казаки добавились ни как с евреями сговорились laughing laughing А поляки специально заблудились в лесу с Сусаниным чтоб Романов стал императором а не Пожарский. laughing
        Власть перешла в руки Боярской Думы: наступил период "семибоярщины". После подписания Думой договора с Польшей польские войска были тайно введены в Москву. Сын польского царя Сигизмунда III, Владислав, стал русским царем. И только в 1612 году ополчению Минина и Пожарского удалось освободить Москву.

        И именно в этот момент на арену Истории вышел Михаил Феодорович Романов. Кроме него, претендентами на Престол были польский королевич Владислав, шведский принц Карл-Филипп и сын Марины Мнишек и Лжедмитрия II Иван. Но избрали все-таки Михаила. Почему? В. Б. Кобрин пишет по этому поводу так: "Романовы устроили всех. Таково свойство посредственности. "
        Вот с посредственности начали ей и закончили
    2. dvoynik_nikolay 27 февраля 2014 01:21
      Ах, вот кто оказывается виноват ! а наши то и не знали в течении 100 лет, Николай 2-й оказывается белый и пушистый, бросил страну и столицу гришке распутину и алисе, а сам укатил в Могилев, чтобы чистить снег и колоть дрова, ну и присутствовать на военных советах. fool[/quote]

      Снимок из Тобольска зимой 1917-1918 года, где Государь с семьей находился под арестом. Вместо высказывания, а вернее повторения низкопробных измышлений, порекомендую Вам вначале заняться русской грамматикой, затем, постепенно можно будет переходить к изучению истории.
  3. Astartes 26 февраля 2014 13:06
    В 1900 году великий князь становится генералом от кавалерии — выше был лишь чин генерал-фельдмаршала. И уже в начале XX века у Николая Николаевича появляется шанс проявить себя на войне. Дважды ему предлагают должность командующего русской армией в войне с японцами — и дважды он отказывается. В первый раз — по причине конфликта с наместником императора на Дальнем Востоке адмиралом Е.И. Алексеевым. Во второй раз великий князь боится испортить свою репутацию в непопулярной войне
    неудивительно что войну войну япошкам проиграли с таким то командованием которое свои личные бзыки ставит выше государственной необходимости.
  4. Papania 26 февраля 2014 14:37
    Обыкновенный предатель, в одном ряду со Власовым и т.д.
    1. rezident 26 февраля 2014 20:10
      Да не просто плохой вояка. Самонадеяный и бестолковый
      rezident
  5. dvoynik_nikolay 27 февраля 2014 01:54
    "Точно так же и план Сухомлинова, предполагающий, что император станет Верховным главнокомандующим, обречен на неудачу. Николай II, будучи убежденным в 1914 году в непродолжительности войны, тогда не решается занять этот пост. Тем более, что против такого решения единодушно (за исключением военного министра) выступает Совет министров."

    Здесь неточность: именно Император считал необходимым с самого начала войны взять всю ответственность на себя и возглавить армию. Но именно Совет министров в один голос убеждали его не делать этого: Горемыкин, Кривошеин, Щегловитов, все. После этого, как свидетельствует сам Сухомлинов, Государь обратился в его сторону и спросил:
    - Посмотрим, что на это скажет наш военный министр?
    - Как военный министр, - сказал витиевато Сухомлинов, - скажу, конечно, что армия, конечно, будет счастлива видеть своего вождя в ее рядах, тем более, что я давно знаю это непреклонное желание Его Величества; в этом смысле формируется штаб и составляется положение о полевом управлении. Но, я как член Совета сейчас остаюсь в одиночестве, и такое единодушное мнение моих товарищей не дает мне нравственного права идти одному против всех.
    Видя предательство Сухомлинова (я думаю, что можно и так сказать), Николай II в разговоре наедине с ним, зная, что за всем этим стоит В.К. Николай Николаевич, предлагает (с поддевкой) пост Верховного Сухомлинову. А когда тот с недоумением спросил, какое положение будет Николая Николаевича, сказал, что он будет командовать шестой армией и что Николай Николаевич не возьмет на себя Верховного Главнокомандования, намекая, как правильно указал автор, на отказ от этого поста в Русско-Японскую войну. Но, конечно, Николай Николаевич не отказался...

    В августе 1915 года Государь, после неудач армии все же пошел один против всех и взял Верховное Главнокомандование на себя.
  6. ИмПерц 27 февраля 2014 05:51
    Цитата: dvoynik_nikolay
    В августе 1915 года Государь, после неудач армии все же пошел один против всех и взял Верховное Главнокомандование на себя.

    А как это повлияло на конечный результат?
  7. khmer 27 февраля 2014 09:36
    роль Н.Н. - в пределах статистической ошибки, и генерал был средненькой, и политик никакой,
    и все происходило своим ходом, вполне помимо его усилий
    khmer

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня