Евразийский Союз и Латинская Америка: как мы поможем друг другу

В ноябре прошлого года государственный секретарь США Джон Керри заявил о прощании с доктриной Монро. Даже если считать слова высокопоставленного чиновника банальным заигрыванием с Латинской Америкой, всё равно они означают, что дела на заднем, то есть южном, дворе США обстоят не самым лучшим образом.

Уходит в прошлое целая эпоха, которая длилась 190 лет. В 1823 году США потребовали от всего мира признать свои особые права на двух американских континентах, первоначально планируя завоевать весь Новый Свет. В XIX столетии Соединённые Штаты аннексировали республику Техас, потом уменьшили территорию Мексики почти вдвое, захватили испанские колонии в Карибском море — Кубу и Пуэрто-Рико.


Однако впоследствии территориальная экспансия на юг была остановлена. Культурные отличия цивилизаций оказались слишком велики, чтобы Латинская Америка или значительная её часть смогли войти в состав США. Вместо этого регион попал под неоколониальный, военно-политический, экономический и «демократический» контроль Вашингтона. На протяжении почти двух столетий американские посольства организовывали здесь революции, меняли местные правительства, проводили финансовые эксперименты континентального масштаба.

Впрочем, уже в 90-е годы прошлого столетия обнаружилась интересная тенденция: после падения СССР влияние США в Латинской Америке не увеличивается, как повсеместно в мире, а уменьшается. Кризис внешнего управления очевиден. И для нас в этом кризисе кроется такой же шанс, как и для стран Южной Америки.

Рынок на 8% мирового ВВП

Выходя из-под штатовского зонтика, латиноамериканские государства сталкиваются сразу с двумя сложными задачами. Во-первых, им нужно решить вопрос региональной интеграции. Во-вторых, есть необходимость во внешнем партнёрстве — экономическом, военном и политическом.

Естественно, оба вопроса взаимосвязаны. Интересно, что Сталин незадолго до смерти встречался с послом Аргентины и зондировал почву насчёт создания Южноамериканских штатов Америки. Дипломат отвечал ему, что предпосылки для объединения континента есть, однако пока что они гасятся Соединёнными Штатами, которые не заинтересованы в усилении государств Латинской Америки и их сотрудничестве между собой. С поддержкой извне историческое развитие региона уже тогда могло бы пойти иначе.

Сегодня в Латинской Америке есть несколько объединений, интеграция которых основывается не только на экономическом, но также и на идейном фундаменте (представляющем из себя сложную смесь католического духа, боливарианского социализма и языковой общности). Это Меркосур — общий рынок из пяти государств, лидерами которого являются Бразилия и Аргентина. Это Боливарианский альянс АЛБА из восьми стран, ведущее положение в котором занимают Венесуэла и Куба. Возможно, один из этих союзов и станет точкой кристаллизации, вокруг которой начнёт объединяться весь регион.

С другой стороны, Соединённые Штаты пытаются перехватить упущенную инициативу. Под их патронатом в 2012 году был создан новый геополитический проект — Тихоокеанский альянс (Мексика, Перу, Чили, Колумбия, Коста-Рика). Ещё ничего не решено, Вашингтон собирается бороться за свою вотчину.

Казалось бы, что нам с этих американских дел? Однако логика геополитического позиционирования Латинской Америки такова, что чем больше её страны выходят из-под вашингтонской опеки, тем интенсивней они ориентируются на экономическое и политическое сотрудничество с Россией, а также другими постсоветскими государствами. А это рынок, составляющий 8% мирового ВВП. То есть речь идёт о перспективах экспорта товаров, вооружений и технологий на десятилетия вперёд.

Хватит на всех

Благодаря «белорусской разведке» на южноамериканском континенте мы могли бы догадаться о закате доктрины Монро и открывающихся при этом возможностях ещё раньше. Речь идёт об особых отношениях Белоруссии и Венесуэлы. Нередко характер последних упрощался до дружбы «двух диктаторов» современности — Александра Лукашенко и ныне покойного Уго Чавеса. Не без дружбы, однако причины сотрудничества всё же выходят за рамки каких-то персональных контактов.

На самом деле Венесуэла искала выходы на Россию. То, что Лукашенко сработал быстрее и снял первые дивиденды, — его заслуга. В результате Белоруссия и Венесуэла сегодня имеют более 80 совместных проектов — от строительства жилья до нефтедобычи и сборки грузовых автомобилей. Однако в перспективе венесуэльско-белорусское партнёрство всё равно должно перерасти в венесуэльско-российское.

Уже перерастает, потому что экономика сравнительно маленькой Белоруссии просто не может обеспечить весь спектр научных, технических, военных задач, стоящих перед Венесуэлой (а тем более, всей Латинской Америкой). Известная поговорка о Боливаре, который не вывезет двоих, в данном случае вряд ли уместна. Проектов хватит на всех.


Рынок вооружений в Латинской Америке — это вообще отдельная тема. Многие эксперты считают, что регион стоит на пороге масштабного переоснащения. Можно сказать, что армии в южной части Западного полушария задержались с технической модернизацией, они до сих пор пользуются вооружениями 60–70-х годов прошлого столетия. Однако ряд государств Латинской Америки планируют в ближайшее время исправить это отставание.

За минувшие семь лет экспорт российского оружия в Западное полушарие составил более 10 миллиардов долларов. Это не очень много. Так, из всего оружейного экспорта в 2013 году (13,2 миллиарда долларов) на Латинскую Америку пришлось полтора миллиарда. Вырастет ли эта сумма в ближайшую семилетку? На этот вопрос должны дать ответ не оружейники, а политики.
Автор:
Валентин Жаронкин
Первоисточник:
http://www.odnako.org/blogs/evraziyskiy-soyuz-i-latinskaya-amerika-kak-mi-pomozhem-drug-drugu/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти