"Правый сектор": русских в Крыму ущемлять не будем

"Правый сектор": русских в Крыму ущемлять не будемОбеспечив победу Майдану в Киеве, украинские праворадикалы не сидят без дела. Сейчас центр противостояния переместился в юго-восточные области Украины, а главным местом столкновения интересов новой власти и бывших сторонников бежавшего президента Виктора Януковича становится Крым. Би-би-си отыскала в Крыму представителей группировки «Правый сектор».

Координатор группировки, представившийся просто как Марк, заявил, что его сторонники уже начинают работать в силовых структурах Крымской автономии. Он утверждает, что националисты не стремятся ущемлять права русскоязычного большинства Крыма и не видят ничего противоречивого в опоре на крымских татар. С представителем «Правого сектора» беседовал Олег Болдырев:


Би-би-си: Каковы ваши задачи здесь, в Крыму?

Марк: В данный момент задачи идентичны и по всей Украине, и в Крыму. До этого момента основной задачей была борьба с коррупционным режимом Януковича. Теперь режим пал, и во-первых, необходимо провести тщательное расследование действий этого режима, потом провести люстрацию — полностью подвергнуть проверке всех чиновников. Также будет проведена проверка всей государственной собственности, которая была преступно отобрана у людей.

Би-би-си: И в Крыму тоже?

Марк: Это будет проходить по всей Украине, и я не вижу разницы между Львовской, Тернопольской областями и Крымом. Схема работы этой власти была одна и та же по всей Украине.

Би-би-си: Но если на большой части Украины население вам симпатизирует, то про Крым этого сказать нельзя, большая часть населения настроена враждебно к «Правому сектору».

Марк: Это связано с тем, что население юга Украины, и Крыма в частности, оценивает нашу деятельность с позиций каких-то исторических мифов. О войне, о бандеровцах и прочем. На самом деле основная наша задача — борьба с преступным режимом, то есть борьба за права народа, за свободы, за демократические ценности. Наша задача в этой связи — донести истинные цели «Правого сектора» до населения, в частности, Крыма. Для нас является приоритетом социальная и национальная справедливость.

Би-би-си: Но это опирается на поддержку населения, как мы могли это видеть в Киеве. Вы не можете похвастаться такой поддержкой здесь. Говоря грубо — кто вас сюда звал?

Марк: Поддержка населения возможна только в том случае, если население будет знать истинные цели, которые мы ставим перед собой. Если население Крыма представляет нас в искаженном виде, то основная наша задача — донести истинные цели. А когда донесем, то пусть население определяется, поддерживает оно нас или нет.

«Бандеровцы»

Би-би-си: Ну вот простой и самый хлесткий ярлык — «бандеровцы». Вас он, видимо, не обижает…

Марк: Надо уходить в историю и смотреть, кто такой Бандера. Взять простой пример — когда наполеоновская армия пришла в Россию, возникло массовое партизанское движение. Бандеровцы боролись против оккупантов, которые пришли на их земли. Население сплотилось и гнало врага со своей территории. Сначала пришли поляки, потом пришли Советы, потом пришли немцы, которые стали устраивать свой порядок.

Би-би-си: Но в Крыму была другая ситуация.


Марк: В Крыму была другая ситуация. Но чтобы вы понимали, кто такие бандеровцы. К тому моменту, когда войска СССР вошли на территорию Западной Украины, прошло шесть или девять лет со времен голодомора, было уничтожено порядка семи миллионов украинцев советской властью. А со стороны Германии на тот момент не было убито ни одного украинца. Это была страна, которая на тот момент не причинила Украине никакого вреда. И нельзя говорить о том, что Бандера кого-то предал. Почему вы должны воевать за тех, кто убил миллионы ваших людей? Хочу повторить, в 1941 году о том, что нацисты делали преступления, известно еще не было.

Би-би-си: И вот такие люди, как вы, с таким отношением к Бандере, приходите в Крым, где война воспринимается совершенно по-другому, и оправданно. Как быть?

Марк: Мы ни в коем случае не осуждаем людей, которые считают по-другому. Это их мнение, оно сложилось. Наша задача — не отвергать его пустоголово. Мы готовы к диалогу, показывать факты и находить в дискуссии консенсус.

Би-би-си: Вы готовы в ходе этого консенсуса тоже пойти на уступки?

Марк: Естественно. Мы открыты для диалога, и по любому спорному вопросу мы готовы обсуждать, и если у них есть доводы — пускай дают свои. Пусть третья сторона принимает решение, кто из нас объективен. Это диалог. Мы создаем площадку, на которой можно будет каждой стороне высказывать свое мнение, а не ставить ярлыки, мол, это так и это нельзя оспорить.

Крымские татары

Би-би-си: Для многих было удивительным, что поддержать Евромайдан, поддержать новые власти Украины вышли татары. Кажется, либо татары такие недальновидные, либо украинские националисты не такие узкопрофильные националисты. Объясните, с какой стати крымские татары должны поддерживать украинских националистов?

Марк: Крымские татары за то время, что они вернулись в Крым в начале 90-х годов, даже учитывая, что у власти были режимы совсем не демократичные, не чувствовали больших проблем со своими национальными и культурными запросами. Они убедились, что, находясь в составе Украины, они могут гарантировать развитие своего народа и планировать совместную с украинцами жизнь. В отношении татар у нас абсолютно четкая позиция: это братский нам народ и мы имеем во многом общие исторические корни и мы готовы строить общее с ними государство, учитывая их культурные и национальные традиции. Какой-то дискриминации из-за того, что они татары, не будет.

Би-би-си: А что касается русских?

Марк: Любой национальности — русский, татарин, грек. Для нас основная позиция — гражданин Украины уважает и чтит законы страны, выполняет требования конституции и живет полноценной жизнью. Для нас национальность — это вторично. Мы выступаем против сепаратистских и экстремистских проявлений по национальному или религиозному признаку.

Би-би-си: Самое частое, что мы тут слышим, — это то, что, придя к власти, националисты ограничат в правах, в том числе и в языковых правах, русскоязычное население.

Марк: До сего момента Крым является наиболее русскоязычным регионом, и я хочу подчеркнуть, что этот вопрос для нас не является ключевым. Для начала мы хотим пропорционально представить те группы населения, которые проживают в Крыму. Процентов 60 — этнических русских, процентов 20 — татар и украинцы. Каждая эта группа имеет право по конституции учиться в своих школах, иметь свои культурные заведения, театры. Чтобы, если они обращаются к власти с требованием открыть татарскую или греческую школу и у них есть необходимый минимум подписей, то власть была бы обязана идти на уступки и такую школу открыла бы. А не так, как было в Крыму, когда со скрипом открывали одну-единственную украинскую школу. Для нас главное — это обеспечить и создать гражданское общество. Если в государстве нет этого общества, оно держится на диктатуре одного правителя.

Революционная ситуация

Би-би-си: Это замечательные слова, но почему все слышат со сцены лозунги времен Второй мировой войны — «Слава Украине, героям слава!» — и гораздо меньше слышно этих заявлений об этническом равноправии.

Марк: Понимаете, мирная жизнь — это одно. А когда в стране революционная ситуация, то на сцену выходят воины и патриоты страны. Поэтому и лозунги соответствующие. В любой войне, в любом конфликте, есть воины и герои, и ничего постыдного в том, чтобы их славить, я не вижу.

Би-би-си: Но вдалеке от Киева эти лозунги трактуются совершенно однозначно — нам угрожают, считает здешнее русскоязычное население. При том что это не ваше «домашнее поле», что вы должны сделать для того, чтобы убедить людей, что вы — не угроза?

Марк: Я хочу еще раз подчеркнуть, что для нас основное — это создание гражданского общества, свобода собраний, свобода прессы. Граждане сами должны решать — если они чего-то хотят, в рамках конституции и закона, они имеют право это делать. И второй момент — это социально-экономическая составляющая. Мы должны вернуть в собственность украденные земли и предприятия. Ведь до революции у власти стояли бандиты и торгаши, барыги!

Би-би-си: В каких вы отношениях с существующими властями Крыма?

Марк: Выдвигать в их сторону какие-то обвинения или угрозы мы не собираемся. На данный момент представители нашей организации вошли и будут занимать посты в силовых структурах — МВД, СБУ, Совет национальной безопасности.

Би-би-си: Это происходит уже сейчас? Ваши люди заходят в силовые министерства?

Марк: Да. Раньше силовиками были торгаши, которые продавали законы. Поэтому был беспорядок. Мы — националисты, для нас главное — порядок, защита интересов государства. И после того, как мы зайдем в эти силовые министерства, мы будем проводить проверку по всем чиновникам и по всем фактам, в том числе и по крымским. Если будут найдены факты их преступлений, мы будем давать им законную правовую оценку.

Никаких силовых действий

Би-би-си: Как вы оцениваете противостояние крымского парламента в среду?

Марк: События были спрогнозированы. Мы не сомневались, что крымские татары и меджлис татарского народа, как единый слаженный механизм, встанет на защиту своих прав и прав остальных граждан Украины, которые живут в Крыму. И не дадут этой группке — потому что на самом деле это небольшая группа лидеров. Я не буду говорить, финансируются они из-за рубежа или нет, но мы знаем, кто собирает здесь всякие сепаратистские организации. Они пытались раскачать ситуацию и ослабить новую власть, которая будет делать акцент на экономике и социальной политике. А они хотят раскачать национальный и языковой вопрос.

Би-би-си: Им удалось раскачать?

Марк: Я думаю наоборот — они убедились, что в Крыму есть силы, которые не допустят пагубных ситуаций. Мне как координатору постоянно поступают звонки от многих жителей Крыма, из разных его районов. Люди готовы действовать и вступать в наши ряды. Мы, конечно, могли сегодня больше людей привести, но чтобы не накалять обстановку, решили этого не делать. Крымские татары дали вполне достаточный ответ на эти вопросы.

Би-би-си: Вы говорите — группка лидеров и сепаратистские организации. Но мы видели вполне искренних людей и вполне искреннюю озабоченность.

Марк: Я согласен, мы наблюдали в основном пожилых людей, женщин пенсионного возраста. Ну да, были и молодые люди. Но организаторами и идейными вдохновителями выступают лидеры нескольких группировок и партий местного значения. Они работают вроде бы в законном поле, но в сердцевине — это отпетые сепаратисты, которые ненавидят наше государство и делают все для его раскола. Мы знаем, как на самом деле они организовывают эти акции.

Би-би-си: Насколько реальны сепаратистские сценарии? Мы слышим одну версию за другой…

Марк: Один из наиболее часто упоминаемых сценариев — по типу Абхазии и Южной Осетии — мы изучали. Мы знаем, что в России есть закон, позволяющий вводить ее силы на территорию страны, где, по ее мнению, существует угроза проживающим там гражданам России. А многие, в частности, в Севастополе, имеют вторые паспорта. Через эти сепаратистские организации, тут находящиеся, могут спровоцировать конфликт. Единственное чего им не хватает — небольшие силовые эксцессы. Нужно показать картинку, что приехали украинские националисты, кого-то избили. Поэтому мы заявляем, что с нашей стороны никто ехать не будет, никого бить не будет. Мы на это никогда не пойдем, но возможно они сами спровоцируют это, привезут переодетых и будут кричать наши лозунги. Это возможно, но, повторю, с нашей стороны никто никаких силовых действий делать не будет.
Первоисточник:
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/02/140226_ukraine_right_sector_in_crimea.shtml
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти