Сыскное дело казака Владимира Атласова

Сыскное дело казака Владимира АтласоваЯ расскажу подлинную детективную историю из первого десятилетия XVII века, связанную с великими географическими открытиями русских на Дальнем Востоке и с первыми шагами по созданию там российского флота. В ней есть все от детективного жанра – разбой, длительное следствие с тяжелыми пытками в традициях тех времен, обоснованные сомнения в виновности арестованного и полная уверенность в том, что чиновники, спровоцировавшие это преступление, остались вне подозрений.

В то время на дальневосточных морях Россия еще не имела больших кораблей, но было неукротимое стремление русских казаков идти вперед и на кочах или на примитивных промысловых судах искать и осваивать новые земли по берегам Охотского моря и Великого Восточного (ныне – Тихого) океана. Что влекло казаков вперед, в неведомые края, где их ждали порой кровопролитные стычки с местным населением, холод и голод, тяготы и лишения походной жизни? Сколько партий смельчаков сгинуло на этом пути. Но, несмотря на все трудности, казаки охотно шли открывать новые земли, раздвигать границы страны и приводить туземных жителей в российское подданство.

НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПУТИ


В середине XVII века русские казаки начали осваивать Дальний Восток. В 1632 году казачий сотник Петр Бекетов основал Ленский (Якутский) острог, который в 1641 году стал центром Якутского воеводства, а казаки, оказавшиеся на территории этого воеводства, названы якутскими казаками. В 1639 году отряд томского казака Ивана Москвитина вышел к берегам Охотского моря и совершил плавание от реки Охты на юг – практически до устья Амура, положив тем самым начало русскому плаванию по Тихому океану. В 1640-х годах были основаны первые остроги по побережью Охотского моря – Охотск, Ола, Тауйск и другие.

В 1648 году Семен Дежнев обогнул Чукотский полуостров, достиг реки Анадырь и основал там Анадырский острог, откуда начались походы русских на Камчатку. За необычайно короткий срок, в течение всего нескольких десятилетий XVII века, русские люди исследовали и присоединили к России огромную территорию от Уральских гор до побережья Америки, прочно став на берегах Великого, или Тихого, океана. При этом коренные народы, жившие на этих территориях, не уничтожались и не загонялись в резервации. У них не было отнято ни одного квадратного километра земли.

Достаточно полное представление о жизни первопроходцев можно получить, познакомившись с судьбой Владимира Владимировича Атласова. Он был типичным представителем якутского казачества, хотя ему, может быть, в большей мере были присущи такие качества, как природный ум, решительность и настойчивость в достижении цели, умение за повседневными бытовыми заботами видеть коренные интересы государства.

Имя землепроходца Владимира Атласова хорошо известно любителям истории. Оно упоминается во всех энциклопедиях и во многих книгах по истории Камчатки. Однако тот факт, что наш герой был осужден за разбой и четыре года провел в тюрьме, обычно замалчивается или подается в завуалированном изложении. Неправильно указывается и отчество Атласова. Оно было установлено совсем недавно, а до этого его называли Владимиром Тимофеевичем или Васильевичем.

Писатель Николай Оглоблин нашел в архивах Сибирского приказа дело Атласова и в 1894 году опубликовал его подробное изложение в виде книги «К биографии Владимира Атласова». Мой рассказ во многом опирается на книгу Оглоблина и на более поздние исследования.

В молодые годы Владимир Атласов промышлял соболя в окрестностях Якутска, а в 1682 году поступил на государственную службу. Участвовал во многих походах на побережье Охотского моря и в 1688 году был послан в Анадырский острог. В то время это было небольшое поселение, которое в конце XVII – начале XVIII веков стало главной опорной базой для освоения обширных территорий Чукотки, а затем и Камчатки.

Молодой казак Атласов отличался выносливостью, находчивостью и смекалкой. Эти качества и недюжинные организаторские способности выделяли Атласова из среды его сподвижников. Летом 1694 года он был отправлен в Якутск с ясачной казной. На встречах с воеводой Якутского острога Иваном Гагариным Атласов с большим энтузиазмом рассказывал, что, по слухам, к юго-западу от Анадыря лежит большая и богатая, но пока еще неизведанная земля Камчатка.

Гагарин уже слышал о Камчатке, давно собирался отправить туда партию казаков. И вот неожиданно появился толковый, энергичный казак, который сам вызвался совершить это трудное и опасное дело. Его сразу же назначили пятидесятником, а позднее приказчиком (начальником) Анадырского острога с наказом послать партию для обследования Камчатки.

ЗЕМЛЯ КАМЧАТСКАЯ

К несчастью, в июне 1695 года в Якутск приехал новый воевода Михаил Арсеньев. Он устно подтвердил распоряжение о походе, но денег на снаряжение не дал. Их пришлось добывать, где уговорами и обещаниями вернуть сторицей, а где и под кабальные расписки. На эти деньги Атласов закупил порох, свинец и кое-что из снаряжения, набрал отряд из 13 человек и отправился в Анадырский острог, куда прибыл в апреле 1696 года.

В этом же году в острог вернулись 16 казаков под командой Луки Морозко, которые побывали на Камчатке, дошли до реки Тигиль в средней части полуострова (примерно на 58-й параллели). Морозко собрал много интересных сведений о новой земле и о том, что южнее Камчатки есть целая гряда населенных островов (Курильские острова).

Эти сведения окончательно убедили Атласова в необходимости незамедлительно идти на Камчатку. Он набрал отряд, взяв в него 60 казаков и 60 юкагиров. Юкагиры – это один из местных народов, который занимался разведением ездовых оленей. Эти люди были привычны к дальним походам и обеспечили отряд оленями. 14 декабря 1696 года Атласов вышел в путь с целью окончательного присоединения Камчатки к России.

Дойдя до реки Тигиль, Атласов разделил свой отряд на две части. Лука Морозко с 30 казаками и юкагирами пошли на юг вдоль восточного берега Камчатки, Атласов с другой половиной вернулся к Охотскому морю и двинулся вдоль западного берега полуострова. Поначалу все шло хорошо, спокойно и мирно. Но когда коряки увидели, что казаков стало вдвое меньше, они отказались платить ясак и подступили с разных сторон, угрожая оружием. Часть юкагиров, почувствовав опасность, перешла на сторону коряков. В яростной схватке трое казаков погибли, многие, в том числе и сам Атласов, получили ранения.

Отряд выбрал удобное место и занял оборону. Атласов послал верного юкагира известить Морозко о случившемся. Узнав о бунте коряков, Морозко тут же отправился к месту событий и выручил товарищей из осады. Соединенный отряд пошел вверх по реке Тигиль до Срединного хребта, перевалил его и проник в верховья густонаселенной реки Камчатки в районе Ключевской Сопки. Там, в устье реки Кануч (теперь она называется Крестовка), отряд поставил деревянный крест.

Сыскное дело казака Владимира Атласова

В 7205 году июля 18 дня поставил сей крест пятидесятник Володимер Атласов с товарыщи 65 человек.


Этот крест через 40 лет видел исследователь Камчатки Степан Крашенинников. Он записал и надпись на кресте: «7205 году (в 1697 году по новому исчислению), июля 18 дня поставил сей крест пятидесятник Володимер Атласов с товарыщи 65 человек». В этом же районе был основан Верхне-Камчатский острог (в 15 км от нынешнего села Мильково).

Собрав сведения о жителях и природных условиях по реке Камчатке, Атласов повернул на запад и вновь пошел к Охотскому морю, а затем повернул на юг и пошел вдоль западного берега Камчатки. Он дошел до реки Ичи, построил там острожек и зазимовал. От камчадалов Атласов узнал, что в одном из сел неподалеку есть пленник, и велел привезти его к себе. Это был японец по имени Денбей, который в результате кораблекрушения оказался на Камчатке.

Весной 1698 года, взяв с собой Денбея, Атласов двинулся на юг и встретил первых жителей Курильских островов и Сахалина – айнов. Точных данных о самой южной точке его экспедиции пока нет, однако известно, что Атласову удалось побывать вблизи мыса Лопатка, откуда хорошо виден первый остров Курильской гряды – Шумшу – с самым высоким из всех курильских вулканов. Дальше был безбрежный океан.

В зимовье на Иче они вернулись глубокой осенью. Опасаясь голода, Атласов отправил 28 казаков на реку Камчатку, к ительменам, надеясь, что те не дадут помереть с голоду. Сам же с наступлением теплой погоды двинулся на север – обратно в Анадырь. В Верхне-Камчатском остроге он оставил отряд казаков во главе с Потапом Серюковым, который три года мирно торговал с камчадалами. Сам же Атласов двинулся в обратный путь и прибыл в Анадырский острог 2 июля 1699 года. Вместе с ним вернулось всего 15 казаков, 4 юкагира и пленный японец Денбей.

ПОЕЗДКА В МОСКВУ

В феврале 1700 года Атласов вновь поехал в Якутск. Надо было отвезти очередную партию ясака и доложить о результатах похода на Камчатку. Новый воевода Якутска Дорофей Траурнихт сразу осознал важность полученных сведений и послал Атласова лично доложить руководству Сибирского приказа об открытой земле и о перспективах ее освоения. По пути в Москву, в Тобольске, он встретился с географом и картографом Семеном Ремезовым, который с помощью Атласова составил карту полуострова Камчатка.

Сибирский приказ до 1710 года был центральным правительственным учреждением в России. Он располагался в Москве и заведовал всеми делами Сибирской губернии. К Атласову там отнеслись очень внимательно, долго расспрашивали и записали все, что он говорил.

Владимир Владимирович не только доложил о приведении новой земли Камчатки «под высокую государеву руку», но и подробно рассказал о рельефе и климате полуострова, о его флоре и фауне, о морях, омывающих полуостров, и об их ледовом режиме. Не менее важны и интересны были детальные этнографические сведения о жителях полуострова – камчадалах и айнах. Все эти сведения были оформлены дьяками приказа в несколько «скасок», которые были подписаны Атласовым и позднее опубликованы.

В «скасках» Атласов сообщил некоторые данные о Курильских островах, довольно обстоятельные известия о Японии и краткую информацию о «Большой Земле» (Северо-Западной Америке). Академик Лев Берг писал об Атласове: «Человек малообразованный, он... обладал недюжинным умом и большой наблюдательностью, его показания... заключают массу ценнейших этнографических и географических данных. Ни один из сибирских землепроходцев XVII и начала XVIII веков... не дает таких содержательных отчетов».

Позднее «скаски» попали в руки царю. Петр I высоко оценил полученные сведения: новые земли и сопредельные с ними моря открывали широкие перспективы дальних плаваний в восточные страны и в Америку. Заинтересовал его и рассказ о Денбее. По приказу Петра I японец был срочно доставлен в столицу. Здесь после подробнейших расспросов он был представлен царю, который поручил ему учить японскому языку русских юношей.

Атласов получил чин казачьего головы и был назначен начальником новой экспедиции на Камчатку с полномочиями всей камчатской земли приказчика. Он набрал отряд казаков численностью около 100 человек, получил четыре медные 4-фунтовые пушки с ядрами и порохом, взял пуд бисера и 100 ножей для одаривания камчадалов и тронулся в путь. Финансировать экспедицию, обеспечивать ее пропитанием, лошадьми и подводами, а также пополнить ее состав людьми должны были местные сибирские воеводы. Именно это и сгубило так хорошо задуманную экспедицию, перечеркнув все планы и надежды Атласова.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Путь Атласова на Камчатку пролегал через Тобольск, Енисейск, Якутск и Анадырь. Продвижение сравнительно большого отряда с орудиями, боеприпасами и снаряжением обходилось недешево. Требовалось много провизии, лошадей, телег, саней или лодок. По распоряжению Сибирского приказа все это должны были обеспечить местные власти, а на местах все зависело от отношения воеводы.

В Тобольске воевода Михаил Черкасский помог быстро набрать в отряд 50 казаков, обеспечил провизией и транспортом, благодаря чему отряд сравнительно легко дошел до Енисейска. Местный воевода Богдан Глебов имел большую обиду на Сибирский приказ и решил выместить ее на Атласове. Он всячески тормозил набор людей, не давал дощаники (большие лодки для перевозки людей и грузов), использовал любые предлоги, чтобы задержать Атласова в Енисейске.

Глебов прекрасно знал, что ничто так не разлагает людей, как вынужденное безделье. За это время отряд Атласова значительно обновился и пополнился полукриминальными, опустившимися людьми. Когда стало ясно, что за оставшиеся дни летнего периода дойти до Якутска Атласов не успеет, нашлись дощаники, правда, очень старые и ветхие.

Впереди был самый трудный участок – вверх по Енисею в Ангару, затем опять против течения пройти всю Ангару до Илимска. Оттуда в Лену и до Якутска. Вскоре после выхода из Енисейска стало ясно, что один из дощаников очень плох и не выдержит дальнего пути по реке. Видя безвыходность положения, Атласов решил обменяться дощаниками с каким-либо караваном, который идет вниз по Енисею. Обмен дощаниками в то время не был чем-то необычным. Иногда это делалось за определенную плату, а иногда и с использованием силы. Даже экспедиция Беринга на самом трудном участке сухопутного пути от Якутска до Охотска силой набирала себе мужиков с лошадьми и подводами или лодками для перевозки грузов. Все понимали, что, проведя значительную часть лета с экспедицией, мужики не успеют подготовиться к зиме и их семьи обречены на голод и страдания. Но и членам экспедиции тоже предстоял тяжелейший труд, лишения, а может быть, и гибель. Такова была тогда цена великих географических открытий.

Сыскное дело казака Владимира Атласова

Маршрут отряда Владимира Атласова.


В устье Ангары отряд Атласова встретил караван, в составе которого был дощаник именитого гостя Логина Добрынина. Гостями тогда называли высших представителей купечества. Они имели прямой доступ к царю и во все кабинеты власти. Управлял дощаником приказчик купца Белозеров, он вез китайские товары в Москву. Пока Атласов вел переговоры с Белозеровым, стараясь решить дело миром, его казаки стали грабить товары. Кончилось это тем, что казаки продолжили путь в Илимск, а Белозеров на пустом и старом дощанике пошел в Енисейск.

Атласов успел отобрать у казаков половину товаров, оставив их на общие нужды, а себе взял товаров только на 100 рублей, которые обещали ему в Сибирском приказе. Роковой ошибкой Атласова было то, что он покусился на имущество не простых людей, а влиятельного московского гостя. Сам Добрынин к тому времени умер, но его наследники проявили большую активность, и дело приняло серьезный оборот.

ДОЗНАНИЕ

Прибыв в Енисейск, Белозеров сразу подал челобитную об ограблении. Воевода Глебов не упустил такую возможность еще раз навредить Атласову, а заодно и опорочить Сибирский приказ. Он немедленно направил письмо в Москву с изложением случившегося, а также в Якутск и Илимск с просьбой арестовать грабителя Атласова.

В декабре 1701 года Белозеров прибыл в Москву и подал в Сибирский приказ жалобу об ограблении. Весьма активно стали выступать и родственники Добрынина. Началось расследование. Купцы, которые шли в одном караване с Белозеровым, подтвердили факт ограбления. Сибирский приказ в январе 1702 года велел якутскому воеводе: грабителей арестовать, товары найти и вернуть владельцу, а с грабителями поступать по закону.

Между тем отряд Атласова прибыл в Илимск. Местный воевода Федор Качанов оказался в затруднительном положении. Атласов предъявил ему документы о том, что он является казачьим головой и приказчиком Камчатки, и в то же время у Качанова уже было письмо енисейского воеводы с просьбой арестовать Атласова как грабителя. Качанов решил подождать и посмотреть, как будут развиваться события. Он всячески тормозил снаряжение отряда в дальнейший путь, разместил казаков на постой, но ни жалования, ни продовольствия не давал.

Атласов послал в Якутск двух казаков, чтобы доложить якутскому воеводе о причинах задержки, и сообщил о взятии дощаника. Поскольку там уже получили указание Сибирского приказа об аресте грабителей, казаков сразу допросили с пристрастием. Под пыткой они заявили, что грабили дощаник по приказу Атласова. Одновременно они рассказали, что по пути следования отряда Атласов расплачивался китайскими товарами за пропитание, подводы и лошадей. Начался розыск товаров по указанным казаками местам.

Атласов прибыл в Якутск в конце мая 1702 года. Почти одновременно с ним в Якутск приехал племянник Добрынина Семен Бородулин, который настоял на аресте и допросе Атласова. В связи с этим Атласова и 10 его казаков посадили в якутскую тюрьму до особого распоряжения. На Камчатку послали другого приказчика. Однако обращались с ним уважительно, учитывая его звание казачьего головы.

А в Москве наследники Добрынина продолжали свое дело, и вскоре в Якутск пришло новое указание: чинить допрос Атласова «без всякой посяжки и поноровки» (без какой-либо поблажки). О выполнении этого указа воевода доносил так: «И Володимер Отласов был расспрашиван с великим пристрастием, и в ремень ставлен, и подыман, и на виске был долгое время, а в расспросе сказал»: «грабить» Белозерова он «не велел», а грабили его казаки «своим самовольством», но при дележе добычи он взял свой пай «грабленых животов». Казаки же настаивали на том, что грабили они по приказу Атласова.

После допросов Атласова посадили за караул (взяли под наблюдение), а пущие воры – 9 казаков – были заключены в тюрьму. Найденная небольшая часть китайских товаров возвращена Бородулину.

На этом документы по делу Атласова закончились. По другим данным известно, что Атласов пробыл в тюрьме более четырех лет. Он постоянно хлопотал о пересмотре дела и в 1707 году был освобожден. Ему оставили чин казачьего головы и вновь послали на Камчатку с полномочиями творить суд и расправу, иметь полную власть над служивыми там людьми. А прежнюю вину и разбой искупить прииском новых земель и хорошей службой. К сожалению, выполнить этот наказ ему не удалось. В 1711 году он был убит местными казаками, которые привыкли к вольной жизни и взбунтовались против порядков нового приказчика.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поход на Камчатку не был для Атласова случайным, а явился естественным продолжением всей его предыдущей службы. Поход стал велением времени, хотя и был организован первопроходцем по личной инициативе и на свой страх и риск. Отправляясь в столь длительный и опасный поход, Владимир Владимирович руководствовался служебным долгом и познавательными интересами, а не стремлением к обогащению.

Атласов первым прошел всю Камчатку с севера на юг, дал обстоятельное описание одного из крупнейших полуостровов Евразии и погиб во время его освоения. За это Владимир Владимирович был назван Пушкиным «камчатским Ермаком».

Крест на реке Канучь был поставлен Атласовым как символ утверждения права своего отечества на вновь открытые земли и выходы России к Тихому океану. Это был важный шаг на пути становления нашей страны как великой морской державы. С присоединением Камчатки началось освоение Охотского моря. По приказу Петра I стали искать морской путь из Охотска на Камчатку. Для этого корабельным мастером Кириллом Плотницким в мае 1716 года было построено первое на Тихом океане крупное казенное судно – ладья длиной 8,5 сажени (18,1 м). Важно, что известный морской историк Феодосий Веселаго включил эту ладью в «Список русских морских судов с 1668 по 1860 год», поэтому ее можно считать первым судном Тихоокеанского флота России.

История раскрывает некоторые негативные обстоятельства жизни и деятельности знаменитого землепроходца Владимира Атласова. Что было, то было. Однако это ни в коей мере не умаляет его заслуг и не должно бросить тень в нашем представлении о нем на поистине огромный вклад Атласова в изучение Камчатки и в открытие Курильских островов. Можно сказать, что даже его смерть пошла на пользу государству. Некоторые участвовавшие в бунте казаки решили «искупить свои вины» открытием новых островов. В 1711 году они организовали свой первый поход на байдарках на острова Шумшу и Парамушир. Но особенно удачным был их третий поход в 1713 году, в результате которого Иван Козыревский составил самое первое в мире подробное описание и чертеж Курильской гряды.
Автор: Владимир Додонов
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. Дмитрий 2246 8 марта 2014 09:34
    Где то ходят "непримиримые" а у нас неугомонные, решительные, отважные, любознательные, настойчивые и терпеливые.
    Честь и слава казакам!
  2. parus2nik 8 марта 2014 12:48
    История раскрывает некоторые негативные обстоятельства жизни и деятельности знаменитого землепроходца Владимира Атласова. Что было, то было
    Но по крайней мере разнятся от действий европейских"первопроходцев" которых интересовала исключительно нажива и ради неё вырезали всех кто стоял на пути..А географические открытия совершали,попутно..
    parus2nik
  3. сибиралт 8 марта 2014 20:01
    Спасибо за статью! Когда то узнаем и другую историю. Не менее интересную.
  4. Довмонт 11 марта 2014 11:20
    Кто назовёт хоть одного мягкого и добренького первопроходца хоть в России, хоть в Западной Европе?
    Довмонт
  5. 17085 13 марта 2014 22:03
    Наверное, жажда путешествий - это у русских в крови. Когда же я остановлюсь...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня