Штурм неприступной морской крепости Корфу

Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: Зачем не был я при Корфу, хотя бы мичманом!
Александр Суворов


215 лет назад, 3 марта 1799 года, русско-турецкий флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова завершил операцию по захвату Корфу. Французские войска были вынуждены сдать самый большой и хорошо укреплённый из Ионических островов – Корфу. Взятие Корфу завершило освобождение Ионических островов и привело к созданию Республики Семи остров, которая находилась под протекторатом России и Турции и стала опорной базой для русской средиземноморской эскадры.

Штурм неприступной морской крепости Корфу



Предыстория

Французская революция привела к серьёзным военно-политическим изменениям в Европе. Сначала революционная Франция оборонялась, отбивая нападения соседей, но вскоре перешла к наступлению («экспорту революции»). В 1796-1797 гг. французская армия под началом молодого и талантливого французского генерала Наполеона Бонапарта захватила Северную Италию (Первая серьёзная победа Наполеона Бонапарта. Блестящая Итальянская кампания 1796-1797 гг.). В мае 1797 года французы захватили принадлежавшие Венецианской республике Ионические острова (Корфу, Занте, Кефалония, св. Мавры, Цериго и другие), которые были расположены вдоль западного побережья Греции. Ионические острова имели большое стратегическое значение, контроль над ними позволял господствовать на Адриатическом море и Восточном Средиземноморье.

Франция имела обширные завоевательные планы в Средиземноморье. В 1798 году Наполеон начал новый завоевательный поход – французская экспедиционная армия направилась на захват Египта (Битва за пирамиды. Египетский поход Бонапарта). Оттуда Наполеон планировал повторить поход Александра Македонского, в его программу-минимум входила Палестина и Сирия, а при удачном развитии боевых действий, французы могли двинуться к Константинополю, в Персию и Индию. Наполеон успешно избежал столкновения с британским флотом и высадился в Египте.

По пути в Египет Наполеон захватил Мальту, которая, по сути, тогда принадлежала России. Захват французами Мальты был воспринят Павлом Петровичем, как открытый вызов России. Российский государь Павел I был великим магистром Мальтийского ордена. Вскоре последовал и ещё один повод для вмешательства России в средиземноморские дела. После высадки французских войск в Египте, который формально был в составе Османской империи, Порта попросила Россию о помощи. Павел решил выступить против Франции, которая в России считалась рассадником революционных идей. Россия вошла в состав Второй антифранцузской коалиции, активными участниками которой стали также Англия и Турция. 18 декабря 1798 года Россия заключает предварительные соглашения с Британией о восстановлении союза. 23 декабря 1798 года Россия и Порта подписали договор, по которому порты и турецкие проливы были открыты для русских кораблей.

Ещё до заключения официального договора с союзе между Россией и Турцией было принято решение послать в Средиземное море корабли Черноморского флота. Когда в Петербурге возник план похода Средиземное море, эскадра под началом вице-адмирала Ушакова находилась в длительном походе. Корабли Черноморского флота около четырех месяцев бороздили воды Чёрного моря, лишь изредка посещая главную базу. В начале августа 1798 года эскадра планировала сделать очередной заход на базу. 4 августа эскадра подошла к Севастополю «для налития пресной воды». На флагманский корабль поднялся курьер из столицы и передал Ушакову приказ императора Павла I: немедленно отправляться к Дарданеллам и при просьбе Порты о помощи, оказать турецкому флоту содействие в борьбе с французами. Уже 12 августа эскадра вышла в поход. В её составе было 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 посыльных судна. Десантные силы составляли 1700 морских гренадер Черноморских флотских батальонов и 35 гардемарин Николаевского флотского училища.

Поход приходилось начинать в условиях морского волнения. Некоторые корабли получили повреждения. На двух кораблях необходимо было провести серьёзный ремонт и их отправили обратно в Севастополь. Когда эскадра Ушакова прибыла в Босфор, к адмиралу немедленно прибыли представители турецкого правительства. Совместно с английским послом начались переговоры о плане действий союзных флотов в Средиземном море. В результате переговоров было решено, что эскадра Ушакова направится к западному побережью Ионических островов и её главной задачей будет освобождение Ионических островов от французов. Кроме того, Россия и Турция должны были поддержать британский флот в деле блокады Александрии.

Для совместных действий с русской эскадрой из состава османского флота была выделена эскадра турецких кораблей под началом вице-адмирала Кадыр-бея, которая поступала под командование Ушакова. Кадыр-бей должен был «почитать нашего вице-адмирала яко учителя». В состав турецкой эскадры входили 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. Стамбул взял на себя обязательства обеспечивать русские корабли всем необходимым.

Из состава объединенного русско-турецкого флота Ушаков выделил 4 фрегата и 10 канонерских лодок, которые под командованием капитана 1-го ранга А. А. Сорокина направились к Александрии для блокады французов. Таким образом, Россия и Турция поддерживали союзников. Многие корабли британской эскадры Нельсона были повреждены в Абукирском сражении и ушли на ремонт в Сицилию.

20 сентября эскадра Ушакова вышла из Дарданелл и двинулась к Ионическим островам. Освобождение островов началось с Цериго. Вечером 30 сентября адмирала Ушаков предложил французам сложить оружие. Противник пообещал драться «до последней крайности». Утром 1 октября начался артиллерийский обстрел крепости Капсали. Первоначально французская артиллерия активно отвечала, но когда русский десант приготовился к штурму, французское командование прекратило сопротивление.

Через две недели русский флот подошел к острову Занте. Два фрегата подошли к берегу и подавили приморские батареи противника. Затем был высажен десант. Совместно с местными жителями русские моряки окружили крепость. Французский комендант полковник Люкас, видя безнадежность положения, капитулировал. Сдалось в плен около 500 французских офицеров и солдат. Русским морякам пришлось защищать французов от справедливой мести местных жителей. Надо сказать, что при освобождении Ионических островов, местные жители весьма радостно встречали русских и активно им помогали. Французы вели себя как дикари, грабежи и насилия были обычным делом. Помощь местного населения, которое хорошо знало воды, местность, все тропинки и подходы, была весьма кстати.

После освобождения острова Занте, Ушаков разделил эскадру на три отряда. Четыре корабля под командованием капитана 2-го ранга Д. Н. Сенявина пошли к острову св. Мавры, шесть кораблей под началом капитана 1-го ранга И. А. Селивачева отправились к Корфу, и пять кораблей капитана 1-го ранга И. С. Поскочина – к Кефалонии.

В Кефалонии французы сдались без боя. Французский гарнизон бежал в горы, где был пленен местными жителями. На острове св. Мавры французы отказались сдаваться. Сенявин высадил десантный отряд с артиллерией. После 10-дневной бомбардировки и прибытия эскадры Ушакова, французский комендант полковник Миолет пошел на переговоры. 5 ноября французы сложили оружие.

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Русская пушка времён совместной русско-турецкой кампании на Корфу.

Укрепления острова и силы сторон

После освобождения острова св. Марфы Ушаков направился к Корфу. Первым к острову Корфу прибыл отряд капитана Селивачева: 3 линейных корабля, 3 фрегата и ряд мелких кораблей. Отряд прибыл к острову 24 октября 1798 года. 31 октября к острову прибыл отряд капитана 2-го ранга Поскочина. 9 ноября к Корфу подошли основные силы объединённого русско-турецкого флота под началом Ушакова. В результате объединенные русско-турецкие силы имели 10 линейных кораблей, 9 фрегатов и другие суда. В декабре к эскадре присоединились отряды кораблей под началом контр-адмирала П. В. Пустошкина (74-пушечные линейные корабли «Св. Михаил» и «Симеон и Анна»), капитана 2 ранга А. А. Сорокина (фрегаты «Святой Михаил» и «Казанская Богоматерь»). Таким образом, союзная эскадра имела в своем составе 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и значительно число небольших судов.

Корфу располагался на восточном побережье в центральной части острова и состоял из целого комплекса мощных укреплений. Город с древних времен считался ключом к Адриатике и был хорошо укреплен. Французские инженеры дополнили старые укрепления последними достижениями фортификационной науки.

На восточной части, на крутом утесе, располагалась «Старая крепость» (морская, венецианская или Палео Фрурио). От основного города, Старая крепость была отделена искусственным рвом. За рвом располагалась «Новая крепость» (береговая или Нео Фрурио). Город со стороны моря был защищен крутым берегом. Кроме того, он был со всех сторон обнесён высоким двойным валом и рвом. На всем протяжении вала располагались рвы. Также со стороны суши город защищало три форта: Сан-Сальвадор, Сан-Роке и Абраам-фрот. Самым мощным был Сан-Сальвадор, который состоял из вырубленных в скалах казематов, соединенных подземными ходами. С моря город прикрывал хорошо защищенный остров Видо. Он представлял собой высокую гору, господствующую над Корфу. На подходах к Видо со стороны моря были установлены боновые заграждения с железными цепями.

Командовал обороной города губернатор островов дивизионный генерал Шабо и генеральный комиссар Дюбуа. Гарнизоном Видо командовал бригадный генерал Пиврон. Перед прибытием к острову русской эскадры Дюбуа перевёл значительную часть войск с других островов на Корфу. На Корфу французы имели 3 тыс. солдат, 650 орудий. Видо защищали 500 солдат и 5 артиллерийских батарей. Кроме того, пространство между островами Корфу и Видо служило стоянкой для французских кораблей. Здесь располагалась эскадра из 9 вымпелов: 2 линейных кораблей (74-пушечного «Женероса» и 54-пушечного «Леандра»), 1 фрегата (32-пушечного фрегата «Ла-Брюн»), бомбардирского корабля «Ля Фримар», брига «Экспедицион» и четырёх вспомогательных судов. Французская эскадра имела до 200 орудий. Из Анконы планировали перебросить с помощью нескольких военных и транспортных кораблей ещё 3 тыс. солдат, но узнав о положении дел на Корфу, суда вернулись обратно.

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Новая Крепость.

Осада и штурм Корфу

По прибытии к Корфу корабли Селивачева начали блокаду крепости. Три корабля заняли позиции у Северного пролива, остальные – у Южного. Французам предложили капитулировать, но предложение о сдаче было отвергнуто. 27 октября французы провели разведку боем. Корабль «Женерос» сблизился с русским кораблем «Захарий и Елизавета» и открыл огонь. Русские ответили, французы не рискнули продолжить сражение и повернули обратно. Кроме того, русские корабли захватили французский 18-пушечный бриг и три транспорта, которые пытались прорваться к крепости.

После прихода эскадры Ушакова, несколько кораблей подошли к порту Гуви, расположенному в 6 км к северу от Корфу. Здесь располагался поселок со старой верфью. Но почти все строения были уничтожены французами. В это гавани русские моряки организовали береговой пункт базирования. Для того чтобы пресечь возможности французского гарнизона по пополнению провианта путем грабежа местных жителей, русские моряки с помощью местного населения стали возводить батареи и земляные укрепления в районе крепости. На северном берегу батарею установили на холме Монт-Оливето (гора Оливет). Здесь был расположен отряд капитана Кикина. С холма было удобно обстреливать передовые форты вражеской крепости. 15 ноября батарея открыла огонь по крепости. К югу от крепости также установили батарею. Здесь стоял отряд Ратманова. Они постепенно сформировали из местных жителей ополчение численностью около 1,6 тыс. человек.

Французское командование рассчитывало на неприступные укрепления крепости, и было уверено, что русские моряки не смогут взять её штурмом и не смогут вести длительную осаду, оставят Корфу. Генерал Шабо старался измотать осаждающих, держа их в напряжении, изо в день проводил вылазки и артиллерийские обстрелы, что требовало от русских моряков постоянной бдительности и готовности к отражению атак французов. Во многом это были верные расчёты. Осаждающие испытывали огромные трудности с сухопутными войсками, артиллерией и снабжением. Однако русской эскадрой руководил железный Ушаков и французскую крепость осаждали русские, а не турки, поэтому расчёт не оправдался.

Всю основную тяжесть осады Корфу несли на своих плечах русские моряки. Помощь турецкой эскадры была ограниченной. Кадыр-бей не хотел рисковать своими кораблями и старался воздерживаться от прямых столкновений с противником. Ушаков писал: «Я их берегу, как красненькое яичко, и в опасность … не впускаю, да и сами они к тому не охотники». К тому же османы не выполняли возложенные на них боевые задачи. Так, в ночь на 26 января линейный корабль «Женерос», выполняя приказ Наполеона, прорвался из Корфу. Французы покрасили паруса в черный цвет, для маскировки. Русское дозорное судно обнаружило противника и дало об этом сигнал. Ушаков приказал Кадыр-бею гнаться за врагом, но тот проигнорировал это указание. Тогда на османский флагман отправили лейтенанта Метаксу, что принудить османов выполнить приказ адмирала. Но турки так и не снялись с якоря. «Женерос» вместе с бригом спокойно ушли в Анкону.

Блокада крепости ослабляла её гарнизон, но было очевидно, что для захвата Корфу нужен штурм. А для штурма не было необходимых сил и средств. Как отмечал Ушаков, флот находился в отдалении от баз снабжения и сильно нуждался. Русские моряки были лишены буквально всего, что требовалось для обычных боевых действий, не говоря уж о штурме первоклассной крепости. Вопреки обещаниям османского командования, Турция не выделила необходимого числа сухопутных войск для осады Корфу. В конце концов прислали из Албании около 4,2 тыс. солдат, хотя обещали 17 тыс. человек. Также плохо дело обстояло с осадной сухопутной артиллерией и боеприпасами. Отсутствие боеприпасов сковывало любую боевую деятельность. Корабли и батареи долгое время безмолвствовали. Ушаков приказал беречь имеющие снаряды, стрелять только при крайней необходимости.

Большую нужду эскадра испытывала и в продовольствии. Ситуация была близка к катастрофе. В течение месяцев матросы жили на голодном пайке, ни из Османской империи, ни из России поставок провианта не было. А брать пример с османов и французов, грабить и так обездоленное местное население, русские не могли. Ушаков сообщал русскому послу в Константинополе, что они перебиваются последними крошками, голодают. К тому же даже поставляемое продовольствие было отвратительного качества. Так, в декабре 1798 года из Севастополя прибыл транспорт «Ирина» с грузом солонины. Однако значительная часть мяса оказалась гнилой, с червями.

Матросы на кораблях были раздеты, нуждались в обмундировании. Ушаков ещё в самом начале похода сообщил в Адмиралтейство, что моряки не получили жалованье, мундиров и мундирных денег на год. Имеющее обмундирование пришло в негодность, способов к исправлению ситуации не было. Многие не имели и обуви. Когда же эскадра получила деньги, оказалось, что от них нет никакой пользы – чиновники прислали бумажные ассигнации. Такие деньги никто не принимал, даже при значительном сокращении их цены. Поэтому их отправили обратно, в Севастополь.

Ситуация усугублялась тем, что Петербург пытался руководить эскадрой. Приходили приказы, повеления Павла и высших сановников, которые уже устарели, не отвечали военно-политической ситуации или обстановке на Средиземноморском театре военных действий. Так, вместо того чтобы сосредоточить все силы эскадры у Корфу. Ушакову то и дело приходилось направлять корабли в другие места (к Рагузе, Бриндизи, Мессине и т. д.). Это затрудняло эффективное использование русских сил. К тому же британцы, которые сами хотели освободить и захватить для себя Ионические острова, добивались ослабления русской эскадры, настаивая, чтобы Ушаков выделял корабли к Александрии, Криту и Мессине. Ушаков, верно оценил подлый маневр «союзника» и сообщил послу в Константинополь, что британцы желают отвлечь русскую эскадру от настоящих дел, «заставить ловить мух», а самим занять «те места, от которых нас отдалить стараются».

В феврале 1799 года положение русской эскадры несколько улучшилось. На Корфу прибыли корабли, которые отправили ранее для выполнения различных поручений. Привезли несколько отрядов вспомогательных турецких войск. 23 января (3 февраля) 1799 г. на южной стороне острова стали возводить новые батареи. Поэтому Ушаков решил перейти от осады к решительному штурму крепости. 14 (25) февраля начались последние приготовления к штурму. Матросов и солдат обучали приемам преодоления различных преград, применения штурмовых лестниц. В большом количестве были изготовлены лестницы.

Сначала Ушаков решил взять остров Видо, который он называл «ключом к Корфу». Корабли эскадры должны были подавить береговые батареи противника, а затем высадить десант. Одновременно противника должны были атаковать отряды расположенные на острове Корфу. Они должны были ударить по фортам Абраам, св. Рока и Сальвадор. Большинство командиров полностью одобрило план Ушакова. Только несколько османских командиров назвали план операции «несбыточным». Однако они были в меньшинстве.

17 февраля корабли получили приказ – при первом удобном ветре, атаковать противника. Ночью 18 февраля ветер был юго-западным, рассчитывать на решительную атаку не приходилось. Но утром погода изменилась. Свежий ветер подул с северо-запада. На флагмане подняли сигнал: «всей эскадре приготовиться к атаке на остров Видо». В 7 часов с корабля «Святой Павел» раздались два выстрела. Это был сигнал сухопутным отрядам на Корфу начать обстрел укреплений противника. Затем начали выдвигаться на позиции корабли.

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Схема штурма Корфу 18 февраля 1799 года.

В авангарде шли три фрегата, они атаковали первую батарею. За ними шли остальные корабли. «Павел» обстрелял первую батарею противника, а затем сосредоточил свой огонь на второй батарее. Корабль расположился на таком близком расстоянии, что можно было использовать все орудия. Вслед за флагманов встали и другие корабли: линейный корабль «Симеон и Анна» под командованием капитана 1-го ранга К. С. Леонтовича, «Магдалина» капитана 1-го ранга Г. А. Тимченко; ближе к северо-западному мысу острова занимали позиции корабль «Михаил» под началом И. Я. Салтанова, «Захарий и Елизавета» капитана И. А. Селивачева, фрегат «Григорий» капитан-лейтенанта И. А. Шостака. Корабль «Богоявление» под командованием А. П. Алексиано на якорь не встал, с ходу обстреливая вражеские батареи. Корабли Кадыр-бея располагались на некотором отдалении, не рискуя вплотную приблизиться к французским батареям.

Для того чтобы парализовать французские корабли Ушаков выделил корабль «Пётр» под командованием Д. Н. Сенявина и фрегат «Навархия» под началом Н. Д Войновича. Они вели перестрелку с французскими кораблями и пятой батареей. Содействие им оказывал корабль «Богоявление», по ходу своего движения обстреливая эти цели. Под воздействием русского огня французские корабли были сильно повреждены. Особенно сильные повреждения получил линейный корабль «Леандр». Едва держась на плаву, он оставил свою позицию и укрылся у стен крепости. Русские корабли утопили и несколько галер с находящимися на них войсками, которые были предназначены для укрепления гарнизона Видо.

Первоначально французы храбро сражались. Они были уверены, что против атаки с моря батареи неприступны. Каменные парапеты и земляные валы их хорошо защищали. Однако по мере продолжения боя растерянность в рядах врагов росла. Русские корабли залп за залпом наносили удары по французским батареям и не собирались отступать. Потери французов росли, гибли канониры, выбывали из строя орудия. К 10 часам французские батареи значительно снизили интенсивность огня. Французские артиллеристы стали покидать свои позиции и убегать вглубь острова.

Ушаков, как только заметил первые признаки ослабления вражеского огня, приказал начать подготовку по выгрузке десанта. Десантные группы на баркасах и шлюпках направились к острову. Под прикрытием корабельной артиллерии суда стали высаживать десант. Первая группа высадилась между второй и третьей батареями, где корабельная артиллерия нанесла по противнику наиболее сильный удар. Второй отряд высадили между третьей и четвертой батареями, а третий у первой батареи. Всего на берег высадили около 2,1 тыс. десантников (из них около 1,5 тыс. были русскими воинами).

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Штурм крепости острова Корфу. В. Коченков.

Генерал Пиврон к моменту штурма создал серьёзную противодесантную оборону острова: установили заграждения, препятствующие движению гребных судов, завалы, земляные насыпи, волчьи ямы и т. д. По десантным судам вели огнь не только с суши. Но и стоящих у берега мелких судов. Однако русские моряки преодолели все преграды. Закрепившись на берегу, русские десантники стали теснить врага, захватывая одну позицию за другой. Они двигались к батареям, которые были главными узлами сопротивления. Сначала была захвачена третья батарея, затем русский флаг подняли над самой сильной, второй батареей. Французские суда, расположенные у Видо были захвачены. Французские солдаты побежали к южной стороне острова, надеясь сбежать на Корфу. Но русские корабли преградили путь французским гребным судам. Около полудня пала первая батарея. Французы не выдержали натиска русских моряков и сдались.

К 14 часам сражение было завершено. Остатки французского гарнизона сложили оружие. Турки и албанцы, озлобленные упорным сопротивлением французов, начали было резать пленных, но русские их защитили. Из 800 человек оборонявших остров 200 человек было убито, в плен взяли 402 солдата, 20 офицеров и коменданта острова бригадного генерала Пиврона. Около 150 человек смогли сбежать на Корфу. Русские потери составили 31 человек убитыми и 100 ранеными, турки и албанцы потеряли 180 человек.

Захват Видо предопределил исход штурма Корфу. На острове Видо были поставлены русские батареи, которые открыли огонь по Корфу. Пока шёл бой за Видо, русские батареи на Корфу с утра вели обстрел укреплений противника. Обстрел крепости вели и несколько кораблей, которые не участвовали в штурме Видо. Затем десантные отряды начали штурм французских передовых укреплений. Местные жители показали тропинки, которые позволяли обойти заминированные подходы. У форта Сальвадор завязался рукопашный бой. Но первую атаку французы отбили. Тогда с кораблей на Корфу высадили подкрепления. Штурм вражеских позиций возобновили. Матросы действовали героически. Под огнем противника пробирались к стенам, ставили лестницы и взбирались на укрепления. Несмотря на отчаянное сопротивление французов, все три передовых форта были захвачены. Французы бежали к основным укреплениям.

К вечеру 18 февраля (1 марта) бой стих. Видимая легкость, с которой русские моряки взяли Видо и передовые форты, деморализовала французское командование. Французы, потеряв около 1 тыс. человек за одни день боя, решили, что сопротивление бессмысленно. На следующий день к кораблю Ушакова прибыла французская шлюпка. Адъютант французского командующего предложил перемирие. Ушаков предложил в 24 часа сдать крепость. Вскоре из крепости сообщили, что согласны сложить оружие. 20 февраля (3 марта) 1799 года акт о капитуляции был подписан.

Итоги

22 февраля (5 марта) французский гарнизон в числе 2931 человек, включая 4 генералов, сдался. Адмиралу Ушакову были переданы французские знамена и ключи от Корфу. Трофеями России стали около 20 боевых и вспомогательных судов, включая линейный корабль «Леандр», фрегат «Лабрюн», бриг, бомбардирский корабль, три бригантины и другие суда. На укреплениях и в арсенале крепости были захвачены 629 орудий, около 5 тыс. ружей, свыше 150 тыс. ядер и бомб, более полумиллиона патронов, большое количество различного снаряжения и продовольствия.

Согласно условиям капитуляции французы, сдав крепость со всеми орудиями, арсеналами и магазинами, сохранили свободу. Они только поклялись не воевать против России и её союзников в течение 18 месяцев. Французов отправили в Тулон. Но это условие не касалось сотни евреев, которые сражались вместе с французами. Их отправили в Стамбул.

Союзные войска потеряли 298 человек убитыми и ранеными, из которых 130 русских и 168 турок и албанцев. Государь Павел произвел Ушакова в адмиралы и наградил бриллиантовыми знаками ордена святого Александра Невского. Османский султан направил фирман с похвалой и подарил челенг (золотое перо, усыпанное бриллиантами), соболью шубу и 1000 червонцев на мелкие расходы. Ещё 3500 червонцев прислал для команды.

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Челенг (золотое перо, усыпанное бриллиантами), подаренный турецким султаном Ф.Ф. Ушакову.

Победа при Корфу завершила освобождение Ионических островов из-под власти французов и произвела на Европу большое впечатление. Ионические острова стали оплотом России в Средиземном море. Европейские военные и политики не ожидали столь решительного и победоносного исхода борьбы против мощного опорного пункта Франции в Средиземном море. Многие считали, что Видо будет взять очень сложно, а Корфу вообще невозможно. Крепость имела достаточный гарнизон, поддержанный отрядом кораблей, первоклассные укрепления, мощное артиллерийское вооружение, большие запасы боеприпасов и провианта, но не выдержала натиска русских моряков. «Все приятели и неприятели имеют к нам уважение и почтение», - отмечал адмирал Ушаков.

Блестящее мастерство русских моряков признали и враги России – французское военачальники. Они говорили, что ещё никогда ничего подобного не видали и не слыхали, не воображали себе, что можно с одними кораблями взять приступом страшные батареи Корфу и острова Видо. Такая смелость едва ли была когда-нибудь видана.

Взятие Корфу наглядно показало творческий характер мастерства адмирала Ушакова. Русский адмирал показал ущербность мнения о том, что атака сильной крепости с моря невозможна. Корабельная артиллерия стала главным средством, который обеспечил подавление береговых сил противника. Кроме того, большое внимание было уделено морской пехоте, организации десантных действий по захвату плацдармов, строительству береговых батарей. Победоносный штурм Видо и Корфу опрокинул теоретические построения западноевропейских военных специалистов. Русские моряки доказали, что могут выполнять самые сложные боевые задачи. Штурм считавшейся неприступной морской крепости красной строкой вписан в историю русской школы военно-морского искусства.

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Медаль, отчеканенная в честь Ф.Ф. Ушакова в Греции. Центральный военно-морской музей.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. Сахалинец 4 марта 2014 10:10
    Ф.Ф. Ушаков наш величайший военно-морской ГЕНИЙ и его имя по праву считается синонимом победы на море. Трудно себе представить "радость" наших противников, когда на суше им мял бока Суворов, а в море ждал Ушаков.
  2. parusnik 4 марта 2014 10:14
    Суворов А.В. писал Ушакову Ф.Ф.,что при взятии Корфу,хотел бы быть,хотя бы мичманом..
  3. SPLV 4 марта 2014 12:46
    Всегда приятно не только освежить свои знания, но и узнать что-то новое о славных страницах нашей истории. Большое спасибо за статью. Об Ушакове можно много говорить, великий человек и флотоводец. Первую книгу о нём я прочёл в 7 лет, детского издательства. Позор, что наши современные издатели предпочитают пичкать детей спидерменами и прочим Г. в виде комиксов.
    1. колдун 5 марта 2014 01:06
      вот только жаль что все наши сми пестрят навальными собчачками и прочей нечестью промывая мозги людям на всякую дурь лучше бы истории побольше писали да и воспитанием поколений молодых тоже не плохо бы заняться развить патриотизм и любовь к родине.уважению своих русских людей.
  4. Володя Сибиряк 4 марта 2014 16:30
    Вот те на, позор моим сединам, данные события давно минувших дней мне были неизвестны. Спасибо автору за исторический экскурс.
    Володя Сибиряк
  5. rugor 5 марта 2014 08:36
    Очень интересная статья, спасибо автору
  6. Алекс 6 июля 2014 00:28
    Отличная статья. Всем интересующимся очень рекомендую фильм-дилогию "Адмирал Ушаков" и "Корабли штурмуют бастионы". Ну и книгу Сергеева-Ценского "Флот и крепость". Прочитал в детстве и заболел морем. Кабы не зрение и любовь к химии - стал бы моряком...

    А вот об организации и снабжении эскадры... И кто-то после этого ещё что-то говорит о Павле...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня