Надежной российской системы ВКО нет

Надежной российской системы ВКО нет


На стратегическом уровне не определены единое руководство и единая ответственность за организацию и ведение вооруженной борьбы с силами и средствами воздушно-космического нападения противника


Вниманию читателей газеты «ВПК» предлагается доклад депутата Государственной думы, члена Комитета Госдумы по обороне Александра Тарнаева на общем собрании членов совета 28 февраля 2014 года «Итоги и перспективы деятельности НП «ВЭС ВКО» в создании воздушно-космической обороны Российской Федерации».

Более двух лет Комитет по обороне, возглавляемый адмиралом Владимиром Комоедовым, занимается анализом состояния и перспектив повышения обороноспособности страны. Мы обратили самое пристальное внимание на наиболее острые проблемы Вооруженных Сил и оборонно-промышленного комплекса. Состоялись заседания комитета, проведены «круглые столы», парламентские слушания, на которых эти проблемы всесторонне обсуждались. В них приняли участие не только депутаты, но и многие бывшие и действующие руководители видов и родов войск Вооруженных Сил СССР и России, известные военные эксперты.

Большинство из участников обсуждений констатировали, что наиболее разрушительный удар по Вооруженным Силам нанесен не американскими «Стелсами» и «Томагавками», а реформами собственного правительства. Наши Вооруженные Силы в настоящее время фактически на грани развала. Таков результат многочисленных бездумных реформ, проводимых в течение последних 20 лет.

Надежной российской системы ВКО нет

Обороноспособность России держится исключительно на силах ядерного сдерживания, наличие которых пока спасает страну от повторения судьбы Югославии, Ирака, Афганистана и Ливии. Но и входящие в СЯС Ракетные войска стратегического назначения также подверглись сокращению и слабо прикрыты от ударов с воздуха, фактически беззащитны перед атакой из космоса. Исправность парка дальней стратегической авиации находится на недопустимо низком уровне. Еще одна составляющая ядерной триады – подводный флот тоже в удручающем состоянии. На Северном флоте боеспособными остаются пять-шесть атомных подводных лодок.

И все это на фоне того, что обстановка в мире накаляется и становится взрывоопасной. Появляется все больше признаков того, что очередной системный кризис мирового империализма подходит к своей военной фазе. США и их союзники ведут интенсивную разработку новых видов вооружений пятого и шестого технологического уровня. В их числе противоракетные системы и гиперзвуковое наступательное оружие. Количество производимых ракет и боеприпасов превысило все нормы мирного времени. К 2020 году США будут иметь свыше 100 тысяч крылатых ракет. Недавно американские ВМС запустили первый беспилотник с борта подводной лодки.

Коренным образом изменилось содержание вооруженной борьбы. Центр ее тяжести и основные усилия переносятся в воздушно-космическое пространство. Ведущие государства мира делают ставку на завоевание господства в воздухе и космосе путем проведения в самом начале войны массированных воздушно-космических операций с нанесением ударов по стратегическим и жизненно важным объектам по всей стране. Военные действия в воздушно-космическом пространстве уже сейчас приобретают глобальный размах. Успешное их ведение становится основой для достижения успеха в вооруженной борьбе на суше и на море. США легко покоряют страны, которые неспособны отразить их воздушно-космическое нападение.

В Соединенных Штатах воплощаются в жизнь положения концепции мгновенного глобального удара и глобальной ПРО, которые предусматривают разгром в течение одного часа объектов и войск противника практически в любой точке земного шара и при этом гарантированно предполагают не допустить неприемлемого ущерба от его ответного удара.

Опыт современных вооруженных конфликтов, в том числе связанных с так называемыми цветными революциями в Северной Африке и на Ближнем Востоке, а теперь и на Украине, показывает, что вполне благополучное государство за считаные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, стать жертвой иностранной военной интервенции, погрузиться в пучину хаоса, гражданской войны и гуманитарной катастрофы.

Стали реальностью военные опасности и угрозы для России со стороны США и НАТО. Российско-американская дружба и партнерство, на взгляд многих экспертов, явление временное. Договоренности в политике соблюдаются до тех пор, пока они выгодны сильной стороне. Другой такой страны в мире, обладающей потенциалом, который обеспечивает гарантированное уничтожение США, кроме России, нет. Поэтому американцы готовятся воевать именно против нас. В соответствующих документах у них четко написано: мы для них противник № 1, а не партнеры, друзья или товарищи.

Со времен Советского Союза мы имели школу создания системы ПВО, а потом ВКО, причем школу, не имеющую в мире аналога. Наша система ПВО была лучшей, и это доказала Великая Отечественная война. Москва практически не пострадала. Промышленные центры СССР, производившие вооружение и военную технику, не понесли существенного ущерба от воздушных налетов противника. Это подтвердила и война во Вьетнаме, которую фактически выиграли наши зенитные ракетные войска и авиация ПВО, сбив около восьми тысяч американских самолетов и вертолетов и заставив тем самым США уйти из этой страны.

В свое время Маршал Советского Союза Георгий Жуков писал: «Тяжкое горе ожидает ту страну, которая оказывается неспособной отразить удар с воздуха».


Постсоветской России, чтобы понять это мудрое изречение гения военного дела, понадобилось практически до нуля развалить свою противовоздушную оборону, которая уже в 80-е годы фактически была воздушно-космической. И лишь потом, после Югославии, Ирака и Ливии наши правители стали задумываться над тем, кто станет следующим. Уж не Россия ли?

Сейчас, очнувшись от грез «демократии» по-американски, российская власть наконец начинает понимать, что у России только два союзника – ее Вооруженные Силы и оборонно-промышленный комплекс.

До руководителей страны дошло, что в нынешней ситуации крайне нужна единая система воздушно-космической обороны, которая сможет надежно защитить силы ядерного сдерживания, другие важнейшие стратегические объекты и Россию в целом от нападения современных воздушных и космических средств вероятного противника.

С самого начала работы Государственной думы нынешнего созыва Комитет Госдумы по обороне и фракция КПРФ, которые я представляю, уделяли повышенное внимание вопросам организации и развития воздушно-космической обороны страны. Тем более что нынешние Войска ВКО были созданы в это же время.

Но мало создать войска, надо еще создать и оборону. Как же обстоят дела с этим? Способны ли Войска ВКО к эффективной защите стратегических объектов России от современных средств воздушно-космического нападения, располагают ли для этого необходимыми вооружением, боевой техникой и кадрами? Ответ на поставленные вопросы один: надежной российской системы ВКО нет.

На стратегическом уровне не определены единое руководство и единая ответственность за организацию и ведение вооруженной борьбы с силами и средствами воздушно-космического нападения противника над всей территорией России.

Бывшая когда-то единой система ПВО страны распалась на пять самостоятельных частей – четыре системы ПВО военных округов и формирования Войск воздушно-космической обороны. Централизованное управление войсками (силами) ПВО и ВКО практически отсутствует.

Создание структуры Войск ВКО и ее оснащение новыми видами вооружения и военной техники происходят медленно и не соответствуют масштабам возможной угрозы для страны. У вычислительной техники ВКО, которая до сих пор не унифицирована, различное программно-алгоритмическое обеспечение системы связи и передачи данных.

Еще один очень важный вопрос – об элементной базе электронной техники, входящей в состав радиолокационных станций и зенитных ракетных комплексов. По имеющейся информации, доля иностранных компонентов в военной технике ВКО доходит чуть ли не до 80 процентов. В боевых условиях техника, собранная на чужой элементной базе, либо откажет, либо будет задействована в интересах противника.

В незавидном положении оказалась истребительная авиация ПВО, укомплектованная в основном знаменитыми перехватчиками МиГ-31. Эти самолеты оказались «ненужными» Военно-воздушным силам. Их стали фактически ликвидировать. Из состоявших на вооружении свыше пятисот машин в войсках осталось около сотни МиГов.

В апреле прошлого года мы провели парламентские слушания в Государственной думе по этой теме, которые показали:

1. Наличие более семисот двигателей к МиГ-31, которые после восстановительного ремонта могут быть установлены на боевых самолетах.

2. Наличие производственных мощностей и технологической инфраструктуры на нижегородском заводе «Сокол», ранее производившем МиГ-31, а в настоящее время модернизирующем эти самолеты в МиГ-31БМ.

3. Почти единодушное мнение большинства экспертов и специалистов о непревзойденности этой машины, особенно в ее модифицированных версиях МиГ-31М и МиГ-31Д. Они могут стать основной ударной силой ВКО, способной завоевать господство в воздухе.

Также боевые авиационные комплексы совместно с самолетами-заправщиками, комплексами радиолокационного дистанционного наблюдения позволили бы:

решать задачу ВКО на Северном и Восточном стратегических воздушно-космических направлениях, не создавая наземной оборонительной инфраструктуры и группировок Войск ВКО;
сформировать передовой рубеж системы ПВО-ПРО на угрожаемых направлениях до рубежа пуска крылатых ракет воздушного и морского базирования, то есть за 3–3,5 тысячи километров от государственной границы России;
прикрывать самолеты дальней и морской ракетоносной авиации от действий истребителей противника в удаленных районах и свои корабельные группировки (в том числе и подводных лодок) от ударов с воздуха при развертывании в дальних океанских и морских зонах.


На парламентских слушаниях было рекомендовано правительству создать рабочую группу по изучению всех вопросов, связанных с МиГ-31. Хочу сообщить вам приятную новость. Благодаря нашим с вами совместным усилиям руководством страны принято решение о возврате в строй через ремонт истребителей-перехватчиков МиГ-31. Речь идет о сотнях машин. Мне это приятно вдвойне, так как я депутат от Нижегородской области, на территории которой располагается завод «Сокол».

Итак, мы имеем, как говорится, в сухом остатке следующее:

ситуация в мире все больше накаляется, военные угрозы России возрастают;
воздушно-космические рубежи страны представляют собой «дырявое решето»;
эффективно прикрыть их в настоящее время и в ближайшем будущем нечем.


И как в этих условиях обеспечить защиту России от воздушно-космической агрессии, вероятность которой вполне реальна?

Для получения и анализа информации, объективной оценки имеющихся трудностей и путей их решения нами в период осенней сессии Госдумы 2013 года проведены «круглый стол» и выездное заседание Комитета по обороне, а также закрытые парламентские слушания 6 ноября 2013 года на тему «О путях и проблемах совершенствования боевых возможностей Войск воздушно-космической обороны».

В них приняли участие депутаты Государственной думы, представители Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, Совета безопасности Российской Федерации, Министерства обороны, иных государственных органов и научно-исследовательских организаций, а также предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Выражаю большую признательность нашему юбиляру – Вневедомственному экспертному совету ВКО, его руководителям Игорю Ашурбейли, Борису Чельцову и другим товарищам, которые активно участвовали в подготовке материалов к этому мероприятию.

На слушаниях состоялся откровенный разговор по проблемам создания и развития реально действующей системы воздушно-космической обороны государства, повышения боеспособности Войск ВКО.

Многие выступавшие акцентировали внимание на серьезных просчетах в организации воздушно-космической обороны страны, а также на явной нехватке в наших Вооруженных Силах средств борьбы с высокоточными крылатыми ракетами, гиперзвуковыми летательными аппаратами и другими современными и перспективными средствами воздушно-космического нападения, недосягаемыми для существующей ПВО.

Участниками слушаний были высказаны предложения по совершенствованию системы воздушно-космической обороны страны и повышению боевых возможностей Войск ВКО, а также приняты рекомендации парламентских слушаний.

Среди них основными являются:

1. Преобразовать Войска ВКО в вид Вооруженных Сил.

2. Создать централизованный орган управления вооруженной борьбой в воздушно-космической сфере – Главное командование оперативно-стратегической группировки Войск воздушно-космической обороны.

3. Повысить статус главкома оперативно-стратегической группировки Войск ВКО до заместителя министра обороны и назначить членом Совета безопасности. Предусмотреть его прямое подчинение Верховному главнокомандующему ВС РФ в части применения Войск ВКО для отражения нападения средств ВКН противника.

4. Разработать и принять проект Федерального закона о ВКО. На наш взгляд, он может стать определенной гарантией от преобразований в системе ВКО по «сердюковскому» варианту, когда армия «отреформирована» до небоеспособного состояния, а ответственных за это днем с огнем не найти. Закона о Вооруженных Силах нет, военная наука некоторым отечественным стратегам не указ, на основании чего проводились военные реформы – большой секрет как от законодателей, так и от общества. Если создание ВКО дальше пойдет по такому же пути, быть большой беде.

Поэтому мы приняли решение совместно с вами доработать и внести в Государственную думу проект закона о ВКО. Будем очень признательны за поправки и замечания к этому документу, которые позволят более четко сформулировать его положения.

Комитетом по обороне создана рабочая группа для подготовки закона о ВКО к внесению в Государственную думу. Прошу подключиться к ее работе. Ваши знания и мнения очень важны для нас.

5. Сформировать контролируемую государством организацию оборонно-промышленного комплекса, осуществляющую разработку и серийное производство основных боевых средств воздушно-космической обороны, а также их поставку в Войска ВКО (кстати, вице-премьер Дмитрий Рогозин уже сообщил о том, что по поручению президента работает над созданием концерна «Стратегические системы воздушно-космической обороны»).

6. Передать авиационную группировку истребителей-перехватчиков в непосредственное подчинение командованию Войск ВКО.

7. Модернизировать имеющийся парк самолетов МиГ-31 до принятия на вооружение новых летательных аппаратов с лучшими характеристиками.

8. При формировании Государственной программы вооружения на 2016–2025 годы предусмотреть разработку перспективного самолета для замены МиГ-31 и включить раздел «ОКР по созданию перспективного самолета – комплекса дальнего перехвата для решения задач ВКО».

9. Создать на базе Военной академии ВКО им. маршала Г. К. Жукова головную научно-исследовательскую организацию по изучению проблем воздушно-космической обороны, а также сформировать военное образовательное учреждение для командного состава Войск ВКО.

В определенной степени это реализуется. В настоящее время на базе научно-исследовательских центров ракетно-космической обороны (Москва), противовоздушной обороны (Тверь) и управления ракетно-космическими средствами (Юбилейный, Московская область) создается ЦНИИ ВКО, который станет головным в области проблем строительства и развития воздушно-космической обороны.

На основе выводов Комитета по обороне и ноябрьских слушаний 2013 года в адрес президента РФ Владимира Путина направлен документ, подписанный руководителем фракции КПРФ в Государственной думе Геннадием Зюгановым, председателем думского Комитета по обороне адмиралом Владимиром Комоедовым и мною.

Владимир Путин наложил на наше письмо резолюцию: «Шойгу С. К. Учтите при подготовке совещаний 25.11–30.11». 28 ноября 2013 года глава государства провел совещание по вопросам развития воздушно-космической обороны, на котором обсуждались многие проблемы ВКО, в том числе и изложенные в нашем письме. Об этом же он говорил 12 декабря 2013 года в ежегодном Послании президента Федеральному собранию.

Надеюсь, что дело не ограничится лишь словесным обсуждением, а будут приняты действенные меры по созданию эффективной системы защиты стратегических объектов России от средств воздушно-космического нападения.

В связи с особой важностью вопроса об укреплении и развитии системы ВКО, а также об использовании боевых авиационных комплексов на основе МиГ-31 в ее обеспечении и разнообразием проблем, затрагивающих интересы многих государственных структур и предприятий ОПК, нами и по этому вопросу была направлена письменная информация президенту России Владимиру Путину, председателю правительства Дмитрию Медведеву, вице-премьеру Дмитрию Рогозину, министру обороны Сергею Шойгу, начальнику Генерального штаба Вооруженных Сил Валерию Герасимову, секретарю Совета безопасности Николаю Патрушеву и руководителям других государственных структур.

На мой взгляд, в целях координации деятельности на данном направлении представляется целесообразным создать комиссию при президенте России из числа специалистов, обладающих необходимыми профессиональными, организаторскими и личными качествами, а также назначить специального представителя президента Российской Федерации, независимого от ведомственного и корпоративного влияния.

В заключение хочу сказать следующее: сама жизнь, ее суровые реальности ставят всем нам – и руководителям государства, и военачальникам, и депутатам, и ученым – первостепенной важности задачу: создать современную боеспособную армию и эффективную воздушно-космическую оборону страны.

Не выполним ее – не будет ни нас, ни России!
Автор:
Александр Тарнаев
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/19374
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

49 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти