Поле боя в эпоху цифровых технологии

ВС США: время обновления стратегий, концепций и доктрин

В Соединенных Штатах произошел пересмотр концептуальных и уставных положений и требований, касающихся вопросов строительства и применения ВС в целом и их компонентов в частности. По планам командования США в период до 2025 года в американских вооруженных силах произойдут коренные преобразования, которые затронут все аспекты их применения: планирование, организационную структуру, техническое оснащение, обучение и подготовку, стратегию, оперативное искусство и тактику, организацию обеспечения боевых действий и др.

10 сентября 2012 года председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США подписал документ Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020, посвященный концепции совместных операций американских вооруженных сил. В различных источниках joint operations и joint force имеют различный перевод на русский язык – объединенные операции или совместные операции и соответственно объединенные силы или совместные силы. Поэтому далее оба варианта перевода будут использоваться как синонимы.


Указанный документ дает представление о перспективах трансформации вооруженного противоборства на обозримую перспективу и обновленных взглядах на применение ВС США.

Задачи поддержания лидерства

Прежде всего американское высшее военное руководство подчеркивает, что страна и вооруженные силы сегодня находятся на этапе трансформации из состояния фактически десятилетней войны на свой новый этап истории, который характеризуется парадоксом в обеспечении безопасности. В то время как мир имеет тенденцию к большей стабильности, разрушительные технологии становятся доступными для все более широких рядов противников Америки и в результате мир становится потенциально более опасным, чем когда-либо прежде.

Поэтому новые концепции проведения операций ВС США необходимы для решения проблемы упомянутого парадокса безопасности. Американскими военными предлагается подход, получивший название глобально интегрированных операций (возможно также использование названия объединенных операций). В рамках этой концепции предполагается совместное применение в глобальном масштабе силовых компонентов, способных быстро объединяться друг с другом (включая и ресурсы союзников) для интеграции их возможностей.

Заметим, что положения Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 – развитие подходов, изложенных в другом документе – Sustaining U.S. Global Leadership: Priorities for 21st Century Defense, посвященном вопросам обеспечения глобального лидерства США в военной сфере в XXI веке. При этом подчеркивается, что эти идеи являются основополагающими при создании объединенных сил образца 2020 года (Joint Force of 2020).

Американцы начинают реализацию новых подходов не на пустом месте. Предшествующие шаги развития ВС США привели к тому, что около 80 процентов будущих Joint Force of 2020 уже запрограммированы или существуют сегодня. Но изюминка инноваций состоит в том, какие ожидаются кардинальные изменения в двух основных направлениях: будут существенно изменены оставшиеся 20 процентов сил и подходы к применению самих Joint Force of 2020. Логично ожидать, что в этой связи значительные инновации внедрят в процессы обучения войск, образования личного состава, управления персоналом и т. п.

Итак, Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 (в ВС США применяется следующее сокращение для ее обозначения – CCJO) описывает потенциальные оперативные концепции, реализуя которые «Объединенные силы-2012» будут защищать американский народ от широкого спектра проблем безопасности. Целью концепции является определение направлений строительства «Объединенных сил-2020», обеспечивающих реализацию требований, сформулированных в Sustaining U.S. Global Leadership: Priorities for 21st Century Defense.

Поле боя в эпоху цифровых технологииКонцепция обеспечивает в более подробном виде взгляды на то, как будут применяться силы, включая описание будущей операционной среды (operating environment), продвижение новых концепций для совместных операций, атрибутов, которые определят будущие силы. Таким образом, CCJO направлена на создание моста между новым стратегическим руководством и подчиненными концепциями, руководством по развитию сил, разработки соответствующих доктрин и т. п.

CCJO акцентирует внимание на том новом и необычном, что можно ожидать в будущей стратегической обстановке, признавая: многое из природы конфликтов остается неизменным. Война по-прежнему рассматривается как столкновение враждебных, независимых и непримиримых сил, каждая из которых пытается доминировать над другой путем насилия. В этом контексте прогнозируется, что противники США будут продолжать искать, находить и использовать уязвимые стороны государства.

Наконец, в концепции Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 признается, что военная сила является лишь одним из элементов национальной мощи. Во многих случаях стратегический успех станет возможным в результате эффективного взаимодействия правительства США, союзных правительств и их вооруженных сил, а также неправительственных партнеров.

Необходимость поддержания глобального лидерства США выделяет десять основных задач, выполняя которые Joint Force 2020 будут вносить свой вклад в защиту национальных интересов США:

участие в борьбе с терроризмом и так называемых нерегулярных войнах (irregular warfare);
-сдерживание и отражение агрессии;
-проектирование мощи (в том числе в условиях отсутствия для ВС США непосредственного доступа в определенные районы);
-борьба с оружием массового уничтожения;
-эффективные действия в киберпространстве и космосе;
-поддержание безопасного, надежного и эффективного ядерного сдерживания;
-защита территории страны и оказание поддержки гражданским властям;
-обеспечение «стабилизирующего» присутствия;
-проведение операций против повстанцев и обеспечение стабильности;
-проведение гуманитарных операций, операций по ликвидации последствий стихийных бедствий и т. п.


Широкий спектр проблем безопасности

Помимо преемственности существующих проблем безопасности в обозримом будущем ожидается появление новых. Распространение передовых технологий в мировой экономике означает, что вооруженные силы государств так называемого второго ряда (то есть не относящихся к списку стран-лидеров), а также негосударственные субъекты могут теперь иметь вооружения, доступные ранее только сверхдержавам. Распространение кибернетического и космического оружия, высокоточных боеприпасов, баллистических ракет, возможность отказа в доступе предоставят для противников США больше шансов для нанесения разрушительных потерь. Эти угрозы снижают возможности глобального присутствия ВС США, делают их уязвимыми при развертывании в районах операций, равно как и в ходе выполнения задач. Американцы обеспокоены тем, что их противники продолжают изучать асимметричные способы противоборства, используют передовые технологии, чтобы повысить и использовать уязвимость США.

Особенно важную роль в предстоящие годы будут играть космос и киберпространство. Место этих областей противоборства возрастает в проектировании военной мощи, а операции в космосе и киберпространстве станут как предшественниками, так и неотъемлемой частью вооруженной борьбы в наземной, морской и воздушной области. Будущие противники США могут даже принять решение атаковать только в киберпространстве, где военные сети и критически важная инфраструктура уязвимы от удаленных атак, а сами такие действия по-прежнему трудно проследить.

Распространение технологий, которые трансформируют вооруженную борьбу, является также фактором перестройки глобальной политики. Социальные медиа могут стать катализатором протестов за считаные дни. Проникновение мобильных технологий, особенно в развивающиеся страны, позволит значительно увеличить число людей, способных получать доступ к информации и быстро ею обмениваться. Широкое распространение персональных устройств связи с видео- и фотокамерами также позволяет большей части мира наблюдать разворачивающиеся события в режиме реального времени, что делает будущую деятельность вооруженных сил более чувствительной к ее восприятию населением. ВС США в полной мере ощутили это в Ираке и Афганистане, когда военные действия получили пристальное внимание средств массовой информации.

В этой новой глобальной политической среде, которая характеризуется повсеместными цифровыми сетями по всему миру, потоками капитала, материальных ресурсов, людей и информации, география угроз и кризисов становится все более сложной. В мире, где хрупкая критическая инфраструктура широко подключена к Интернету, а саботаж и терроризм могут оказывать глубокое воздействие, противники способны легко осуществить эскалацию любого конфликта, распространив его и на национальную территорию США. В таком мире размеры той или иной проблемы безопасности часто не совпадают с существующими границами государств или сферами ответственности тех или иных командных структур. При этом происходит трансформация понятий, кто является комбатантом и что представляет собой поле боя в эпоху цифровых технологий.

Взятые вместе, эти факторы приводят к трансформации будущей среды безопасности, которая окажется более непредсказуемой, сложной и потенциально опасной, чем сегодня. Ускорение темпов изменений во многих аспектах этой будущей среды безопасности потребует большей скорости в планировании и проведении военных операций.

Имея возрастающее число субъектов с доступом к разрушительным технологиям, вооруженные силы США вынуждены также решать проблему наличия потенциально более высокой степени неопределенности в отношении того, как и против кого они будут бороться. Невозможно предсказать с высокой долей уверенности, когда, где и с какими целями начнут действовать Joint Force 2020.

Объединенные силы также должны адаптироваться к финансовым возможностям страны. Хотя некоторые ключевые области по-прежнему получат увеличенные инвестиции, совокупное воздействие сокращения расходов на оборону приведет к определенному снижению потенциала, прежде всего относительно общей структуры вооруженных сил.

Таким образом, возникающие в этой связи проблемы сводятся к вопросу, который ставит перед собой высшее военное руководство США: каким образом будущие Joint Force 2020 при наличии ограниченных ресурсов обеспечат необходимую защиту национальных интересов США от любого противника в существующих условиях неопределенности, а также сложной, быстро меняющейся и все более прозрачной обстановки в мире?

Ответом на этот вопрос в определенной мере стала Концепция глобально интегрированных операций. Она отражает видение того, как Joint Force 2020 должны подготовиться к действиям в той среде безопасности, в которой американские военные планируют оказаться в ближайшее время. Эта среда требует от глобально размещенных объединенных сил быстро комбинировать свои возможности, используя свои силы и партнеров в различных сферах, районах, географических границах и организационной принадлежности. Данные сети будут формироваться, развиваться, растворяться и реформироваться в различных формах во времени и пространстве со значительно большей текучестью, чем существующие на сегодня объединенные силы.

Американцы подчеркивают, что преимущество Joint Force всегда заключалось в их способности сочетать уникальные возможности для создания в конкретных условиях обстановки решающей военной силы. Концепция глобально интегрированных операций направлена на ускорение и расширение возможностей объединенных сил выполнять задачи, становясь решающей силой в конкретной обстановке. По сути концепция предусматривает интеграцию новых возможностей, особенно сил специальных операций, действовать в киберпространстве различных составляющих того, что у нас отнесено к разведке (intelligence, surveillance and reconnaissance, сокращенно – ISR), в сочетании с новыми способами вооруженного противоборства и подходами к реализации партнерства. Предполагается, что именно эти компоненты способны привести к синергетическому эффекту применения Joint Force.

Ключевые элементы операций

В ВС США определены восемь ключевых элементов глобально интегрированных операций (ГИО):

-командное руководство миссией (мission command);
-овладение, удержание и использование инициативы;
-глобальная подвижность;
-партнерство;
-гибкость в создании объединенных сил;
-взаимодействие во всех сферах, областях (сross-domain synergy);
-использование гибких и малозаметных возможностей;
-возрастающее распознавание с целью сведения нежелательных последствий.


Глобально интегрированные операции требуют приверженности использованию командного подхода к осуществлению миссии. Этот подход дает свободу должностным лицам в выборе возможных путей и способов выполнения возложенных задач. Прежде всего это должно позволить максимально использовать человеческий фактор в совместных операциях, вынеся на первый план доверие, силу воли, интуитивное суждение и творчество. Эта этика децентрализации дает подчиненным лидерам свободу в продвижении намерений своего старшего командира с помощью наиболее эффективных средств, имеющихся в распоряжении. Новое поколение цифровых технологий позволяет реализовать командный подход на высоком качественном уровне. Разработка сетей, способных одновременно интегрировать закрытые и открытые линии связи, позволит расширить круг субъектов, которые могут участвовать и поддерживать данную операцию, способствовать реализации новых идей и опыта в реальном времени. Таким образом, будущее руководство миссиями станет совместным, так как старшие и подчиненные командиры окажутся включенными в цикл обратной связи, инициативы, адаптивности и эффективности миссии.

ГИО должны обеспечивать возможность захвата, удержания и использования инициативы. Управление темпом операций является ключевым элементом удержания военного превосходства. Построенное на командной философии руководство миссией, развитие у лидеров способности понимать окружающую среду, визуализировать оперативные решения, а также обеспечить решающее направление будут иметь важное значение для успеха миссии.

Глобально интегрированные операции базируются на глобальной подвижности. Увеличение скорости, с которой развиваются события, предполагает акцент на быстрые и адаптивные ответы. Чтобы добиться этого, глобально интегрированные объединенные силы могут использовать такие возможности, как кибер- и глобальные удары, чтобы быстро проецировать свою боевую мощь. Кроме того, рациональное позиционирование сил, а также более широкое использование запасов для развертывания и быстрого экспедиционного базирования приведет к увеличению общей оперативной досягаемости.

ГИО предполагают ставку на партнерство. Это позволяет лучше использовать опыт и ресурсы, находящиеся вне американских вооруженных сил, для выполнения различных оперативных задач. Американцы четко осознают, что сложность проблем безопасности будущего почти всегда требует больше, чем имеется для этого военных инструментов как составной части национальной мощи. Совместные силы должны быть способны к эффективной интеграции с американскими правительственными учреждениями, военными партнерами, местными и региональными заинтересованными сторонами.

Глобально интегрированные операции обеспечивают большую гибкость в создании и применении объединенных сил. В ближайшие годы будущие объединенные силы будут более организованными на решение конкретных проблем безопасности. Примером этого является командование ССО ВС США, которое синхронизирует проведение контртеррористических операций сегодня. География остается логическим основанием для организации мероприятий коллективной безопасности в конкретных географических районах.

Будущие совместные силы для более тесной интеграции будут улучшать уровень своего взаимодействия и способности действовать в различных сферах. Американские военные сохраняют уникальные преимущества в любой области или сфере вооруженного противоборства. Их способность проецировать силу через различные области и сферы может обеспечить им в будущем решающее преимущество.

Гибкие, малозаметные или компактные возможности действий в киберпространстве, космосе, проведения специальных операций, нанесения глобальных ударов, ведения разведки (ISR) будут играть более выраженную роль в предстоящих совместных операциях. Считается, что эти возможности представляют собой уникальные источники американского военного преимущества. В то время как они стали более существенными в последние годы, ВС США использовали их в качестве дополнения, а не как неотъемлемую часть совместных операций. В будущем их более полная интеграция продолжит усиливать боевую мощь ВС США.

Совместные операции станут более открытыми, чтобы свести к минимуму нежелательные последствия. Повышение прозрачности в среде безопасности, в которой цифровые устройства станут повсеместными, усугубляет потребность в силах, которые должны использоваться именно тогда, когда это возможно. Тем не менее боевые действия не будут состоять только из случаев минимального насилия с хирургической точностью. Победа над врагом обычно требует больших физических разрушений. В насыщенной информационной среде завтрашнего дня даже незначительные промахи в огневом поражении могут нанести серьезный ущерб международной репутации Соединенных Штатов.

Совместное применение вышеназванных восьми положений в глобально интегрированных операциях, в которых будут использованы нынешние и будущие источники американского военного преимущества, способно обеспечить их успех.

Возможные последствия

Можно спрогнозировать некоторые последствия указанных выше нововведений для «Объединенных сил-2020». Они таковы:

-внедрение на всех уровнях системы совместной подготовки военных кадров;
-разработка новых технологий управления и контроля, в том числе основанных н использовании новых высокотехнологичных устройств, обеспечивающих управление войсками, прежде всего в направлении повышения ситуационной осведомленности;
-укрепление способности действовать в меняющейся и даже ухудшающейся обстановке, в том числе в условиях действий противника в киберпространстве и против космических систем;
-построение оптимальных отношений в системе управления между всеми ее субъектами с учетом конкретных угроз в будущем;
-достижение внутренней и внешней совместимости;
-поддержание и повышение интеграции между традиционными наземными силами и силами специальных операций;
-разработка аналитических возможностей, которые будут адекватны более широкому спектру угроз;
-улучшение возможностей сохранения, анализа и использования больших объемов данных;
-обеспечение координации огневой поддержки;
-улучшение возможностей обеспечения доступа в выбранные районы (регионы) в условиях противодействия;
-развитие возможностей быстрого развертывания в глобальном масштабе;
-развитие возможностей глубокого изучения особенностей регионов (районов) вероятных действий, их учет и использование в своих интересах;
-улучшение стратегической и оперативной мобильности;
-улучшение тактической маневренности;
-стандартизация тактики, методов и процедур, которые облегчают перемещение и применение сил;
-улучшение возможности обороны в киберпространстве;
-продолжение совершенствования обороноспособности в киберпространстве;
-интеграция систем противоракетной обороны;
-осуществление объединенных мероприятий логистики;
-снижение эксплуатационных потребностей в энергии и развитие альтернативных источников энергии;
-углубление координации с госструктурами США и партнеров, с которыми предстоит совместно действовать.


При этом имеют место и некоторые проблемы, которые могут появиться в связи с принятием новой концепции. В частности, руководство ВС США отмечает, что это несет следующие потенциальные риски:

-не все необходимые коммуникации будут доступны;
-партнеры могут не желать интегрироваться или оказаться неспособными к этому;
-чрезмерный акцент на децентрализации способен привести к отсутствию координации и неэффективному использованию ограниченных ресурсов;
-вооруженные силы, возможно, не достигнут требуемого уровня глобальной гибкости и мобильности;
-стандартизация может привести к снижению разнообразия, гибкости, универсальности и в конечном счете эффективности;
-ликвидация избыточности предположительно приведет к оперативным рискам;
-акцент на организационную гибкость ограничит эффективность применения сил.


Будущие американские «Объединенные силы-2020» столкнутся с более сложной, неопределенной, конкурентной, быстро меняющейся и прозрачной операционной средой. Конфликты могут возникнуть с другими государствами или с более мощными негосударственными субъектами международных отношений, имеющими доступ к современному оружию. Сила любых объединений традиционно рассматривается в сочетании уникальных возможностей их компонентов в едином оперативном целом, которое обеспечивает достижение необходимой эффективности и синергетического эффекта применения.
Автор: Сергей Титенко
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/19377


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. AVV 6 марта 2014 11:12
    А хотелка у них в трубочку не свернется при таких внешних и внутренних долгах,дефиците военного бюджета???
    AVV
  2. михаил3 6 марта 2014 13:31
    Замечательные идеи! А работать это все будет вот так. Имеется некая дикая, варварская страна, в которой возникла "глобальная угроза" американскому доминированию. К примеру такая страна - Россия. Начнем. При помощи смартфонов, заботливо купленных и активно эксплуатируемых миллионами отчаянно нуждающихся в этих вытребеньках людей, а так же миллионов компьютеров, любезно обьединенных в сети интернет, все это киберкомандование получает петабайты данных об угрозе.
    Проявим заявленную гибкость и незаметность - смотри ка, вот тут по сети управляются сети водопровода! И водопроводные сети более не подают воды на территорию. Гибко, незаметно и очень разрушительно. Так же имеет смысл захватить управление видеокамерами "безопасный город" и т.д. и т.п., мысль, я надеюсь, понятна.
    Далее, самое вкусное. Кооперация! А так же снижение расходов США, не надо ни на секунду об этом забывать! В общем, тут был материал о каком то херре полковнике, который жалился, что в Афганистане им командовали какие то люди, вроде бы из ЦРУ, которых он знать не знал, и которые его людей неизменно кидали в огонь.Ну так, неуважаемый мною херр, это все вчерашний день.
    Теперь приказы тебе будут приходить прямо на тактический планшет, со всеми реквизитами твоего командования. Только никакие немцы к этим приказам отношения иметь не будут. Это будут приказы америкосов. Особый кайф ты, херр, поймешь, когда эти приказы с планщета испаряться, и окажется, что ты стрелял по собственной инициативе! Потому как ни коряво написанного на бумаге приказа, ни свидетелей у тебя нету, а америкосы - они очень гибкие...
    Такая в общем картина, каждый ее может дополнить, благо это не сложно. Добавлю только, что на неделе видел интервью с пареньком, который разработал приложение. Это приложение отыскивает в сети устройства. Не компьютеры, смарты и т.д. а именно устройства. Холодильники, чайники с выходом в интернет, прочие шуточки... АЭС одна такая была. Ну это он сказал что одна. И парень открыто говорит - я мол пошутил, но сейчас основным моим заказчиком являются военные. И печалился, что Россия у него почти не видна. Пока оголтелых умников у нас для его клиентов очень недостаточно. Так бы и впредь...
  3. Vita_vko 7 марта 2014 21:03
    Вполне ожидаемая концепция после C4I и сетецентризма. Но главная проблема в том, что огромный поток информации, даже после предварительной фильтрации нужно обрабатывать, а для этого нужны тысячи аналитиков, которые смогут по косвенным признакам оценить важность и достоверность. Компьютер с этим ни когда не справиться.
    Например сейчас в США задействованы тысячи людей из киберкомандований, которые пытаются выделить важную инфу из украинского потока и как то ей манипулировать.
    Вот действительно парадокс! Говорим о компьютеризации и автоматизации, а на поверку людей требуется все больше и квалификация их должна быть все выше.
    Vita_vko
  4. SlavaUkraini 6 апреля 2014 20:44
    Надеюсь, США сможет воплотить в жизнь все эти доктрины.
    SlavaUkraini

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня