Почему Запад не спешит воевать с нами

Почему Запад не спешит воевать с намиВ отличие от «болотных» комментаторов, которые переживают «пятиминутку ненависти» по отношению к собственной стране и призывают «цивилизованный Запад» остановить «нашествие русских варваров», в США и Европе не торопятся бить в «барабаны войны». Да, Обама проводит спешные совещания с представителями своей администрации, грозится ввести экономические санкции и громогласно заявляет, что «Россия заняла неверную сторону истории», но что ему, по большому счёту, остаётся делать? Ведь если американский президент будет вести себя как-то иначе, его просто заклюют местные ястребы. Кличка «безвольный тюфяк» и так давно уже закрепилась за ним в Вашингтоне. «Дерзкая позиция России — это следствие слабости Обамы, проявленной в ходе сирийского кризиса, когда администрация США бросилась в объятья Путина», — заявил недавно республиканский конгрессмен от штата Теннеси Роберт Коркер. И никак не прореагировать на события на Украине, которые консерваторы называют первым серьёзным вызовом со времён холодной войны, американский лидер, разумеется, не мог.

Другое дело, что тон западных СМИ, которые обычно очень тонко чувствуют настроения, царящие в администрации США, вполне можно назвать взвешенным: никакой массовой истерии образца 2008 года, преобладают нейтральные комментарии. Вспомним, как во время российско-грузинской войны героизировали на Западе образ Михаила Саакашвили. Сейчас ничего подобного не происходит. К новым украинским властям многие комментаторы относятся с подозрением. По словам обозревателя The Guardian, «неустойчивое правительство в Киеве, легитимность которого вызывает большие сомнения, на добрую половину состоит из ультранационалистов». «Националистические и нео-фашистские группировки, которые правят бал на Украине, — вторит ему профессор лондонского Королевского колледжа Анатоль Ливен, — с презрением относятся к ценностям демократии и современной западной культуры. Неслучайно, придя к власти, они первым делом приняли решение об отмене официального статуса русского языка и пригрозили запретить партии, поддерживающие Януковича». Некоторые западные СМИ процитировали даже заявление лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша, по которому вполне можно составить представление о политических идеалах этого героя майдана. «Теперь у меня столько оружия, что его хватит переломать хребты всем «внутренним оккупантам»… Из Севастополя кацапы сами убегут. Заставим землю гореть у них под ногами. Матросню начнём в закутках душить, пару кораблей взорвём… Параллельно начну «шебуршить» в Воронежской, Белгородской и Курской областях. Подготовим боевые группы из татар и направим их на Кавказ помогать Имарату».


Отношение к фигуре и. о. президента Украины Александра Турчинова на Западе также весьма неоднозначно. Бывший заведующий отделом агитации и пропаганды Днепропетровского обкома комсомола, переквалифицировавшийся в баптистского проповедника, многим экспертам он представляется не совсем надёжным и к тому же весьма слабым партнёром. Турчинова и премьер-министра Арсения Яценюка называют политическими неудачниками и наивными фантазёрами вроде меньшевиков в России и светских реформаторов в Иране, которые вполне могут получить пулю в затылок через несколько месяцев после становления нового режима.

Не забывают западные политологи и об «исторических связях» Киева и Москвы. Политический редактор The National Interest Роберт Мерри отмечает, например, что «Украина более 350 лет находилась в российской сфере влияния, почти половина населения здесь говорит на русском языке, и многие украинцы являются на самом деле этническими русскими». Поэтому, делает вывод Мерри, с точки зрения геополитики, для России это государство намного важнее, чем для Запада.

Правда, некоторые идеалисты рассчитывают, что противостояние на Украине вдохнёт новую жизнь в европейский проект. Знаменитый французский публицист ультралиберального толка Бернар-Анри Леви, страстный сторонник продвижения европейских ценностей, писал несколько недель назад под впечатлением от посещения майдана: «Украина даёт шанс нынешней бездушной Европе… Она может возродить угасающую европейскую идею, придать ей более современное звучание». Короче говоря, «Свобода» Делакруа на баррикадах майдана, с автомобильной покрышкой на груди.

Правда, скептики на Западе убеждены, что, признав право на восстание в Киеве, политическая элита США и ЕС открыла ящик Пандоры, санкционировав фактически парад суверенитетов на Украине. «Теперь стихия майдана легко может быть использована противоположной стороной, — пишет журнал The Atlantic, — и это позволит России осуществить мягкий захват территорий по тому же сценарию, что и в случае с Абхазией и Южной Осетией». Вообще, многие западные комментаторы отмечают, что Москва не заинтересована в том, чтобы действовать в превентивном порядке, поскольку, просто отвечая на вызовы оппонентов, она достигнет своих целей с меньшими репутационными потерями.

Что же касается Крыма, то, как уверяет Анатоль Ливен, «с момента свержения правительства Януковича, реалисты на Западе осознали, что полуостров для Украины потерян. Большинство населения здесь настроено пророссийски, в Севастополе и Балаклаве стоят корабли российского ВМФ, а не американские авианосцы». По словам эксперта, «киевское правительство вряд ли вернёт себе Крым. Во-первых: у него нет на это сил, а во-вторых, даже украинские националисты говорят в частных беседах, что не считают полуостров исторической частью государства».

Ещё один важный момент: как бы ни оценивали западные комментаторы позицию Москвы, никто из них не сомневается, что у российского президента есть политическая воля. «Америкой управляет восковая кукла-марионетка, — пишет The American Thinker. — Европа демонтировала свою систему обороны в обмен на голоса миллионов мусульманских радикалов. И в сложившейся ситуации Путин оказывается одним из немногих настоящих политических лидеров». «Это — эффективный менеджер, который добился настоящего триумфа на Олимпиаде в Сочи, жёсткий переговорщик, сумевший отстоять своё видение сирийской проблемы, — отмечает The Atlantic, — но это — не Саурон из «Властелина колец».

Конечно, усиление России вызывает раздражение на Западе: когда Путин переиграл Обаму в сирийском вопросе, многие эксперты уверяли, что обидчивый и самовлюблённый лидер США этого так не оставит. Главным действующим лицом на мировой арене может быть только американский президент и уж никак не руководитель той державы, которая была повержена Западом в холодной войне. По словам профессора Даремского университета в Великобритании Ануширвана Эхтешами, «возвращение к власти президента Путина, который в отличие от Барака Обамы, безусловно, является политическим тяжеловесом и не боится отстаивать национальные интересы своей державы, привело к возрождению русофобии, новой фазе соперничества в отношениях Москвы и Вашингтона и демонизации российского лидера».

Да, обывателям внушают, что Путин одержим идеей имперской экспансии и стремится выполнить завещание Петра I, распространив власть России на весь европейский континент, но западный истеблишмент прекрасно понимает, что речь идёт не о походе русских танков на Лиссабон, а о собирании земель, традиционно входивших в российскую сферу влияния. И потому реалисты в США и Европе, действительно, не спешат бить в барабаны войны.
Автор:
Александр Терентьев-мл.
Первоисточник:
http://www.odnako.org/blogs/pochemu-zapad-ne-speshit-voevat-s-nami/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

230 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти