«Крым связан с Россией». Историк считает, что у полуострова есть историческое право на самостоятельность

«Крым связан с Россией». Историк считает, что у полуострова есть историческое право на самостоятельность«Украина – это «больной человек». В свое время «больным человеком Европы» называли Турцию. Османское государство в результате, как известно, распалось», – заметил газете ВЗГЛЯД историк Дмитрий Володихин. По его мнению, право новообразованного «революционного» украинского государства на Крым не столь очевидно.

Референдум о статусе и полномочиях Крымской автономии состоится в назначенный срок – 30 марта, заверил во вторник председатель Верховного совета Крыма Владимир Константинов. Ранее премьер-министр Крыма Сергей Аксенов предположил, что плебисцит пройдет даже раньше. Пока что вопрос на референдуме сформулирован так: «Автономная Республика Крым обладает государственной самостоятельностью и входит в состав Украины на основе договоров и соглашений (да или нет)».


Накануне глава самопровозглашенного правительства Украины Арсений Яценюк по итогам встречи с главой британского МИДа Уильямом Хейгом заявил: Крым останется в составе Украины. «Крым никто никому не отдаст», – пообещал Яценюк.
Но следует заметить, что на протяжении своей многотысячелетней истории Крым не раз обладал государственной самостоятельностью (в различных формах и под разными названиями). Полуостров населяли и им управляли различные народы – от скифов, греков и готов до генуэзцев и татар Золотой Орды. С XV века в Крыму и Северном Причерноморье властвовало Крымское ханство – вассал Османской империи. По итогам русско-турецкой войны 1768–1774 годов с османами был подписан Кучук-Кайнарджийский мир, по которому Крым был признан независимым от всякой посторонней власти, хотя неофициально он перешел под опеку России. А 8 апреля 1783 года Екатерина II издала манифест о присоединении Крыма к России.

В границах Украины полуостров пребывает лишь с 1954 года (в качестве подарка советского лидера Никиты Хрущева Украинской ССР), а в составе независимой украинской державы и того меньше – с 1991-го.

Нынешний статус полуострова определят сами крымчане. Как накануне сообщил телекомпании НТВ источник в правительстве автономии, крымский избирком будет использовать опыт подготовки к аналогичным референдумам в Шотландии и Каталонии.

«Я вообще полагаю, что только граждане, проживающие на той или иной территории, в условиях свободы волеизъявления, в условиях безопасности могут и должны определять свое будущее», – подчеркнул во вторник президент Владимир Путин. Глава государства подчеркнул, что Россия не рассматривает вопрос о присоединении Крыма. Что же касается Украины, как заметил Путин, «трудно не согласиться с экспертами, которые считают, что на этой территории возникает новое государство, а с этим государством мы не подписывали никаких документов».

О том, с какой страной в большей степени связан Крым, насколько обоснованны претензии на него со стороны нового украинского государства, и о возможности самоопределения крымчан в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал историк и писатель, доктор исторических наук, доцент исторического факультета МГУ Дмитрий Володихин.

ВЗГЛЯД: Дмитрий Михайлович, можно ли сказать, что Крым и нынешняя Южная Украина (то, что называлось Новороссией) исторически гораздо теснее связаны с Россией – начиная с XVIII века, а не собственно с Украиной-Малороссией?

Дмитрий Володихин: Можно безо всяких оговорок сказать, что Крым в значительно большей степени исторически и культурно связан с Россией, чем с Украиной. Очевидный вопрос, и здесь не в чем сомневаться, на мой взгляд.

Украина за всю свою предшествующую историю имела два периода собственной государственности. Первый период – так называемая гетманщина (XVII век – начало XVIII века). Гетманщина – территория, управляемая гетманами Войска Запорожского, возникла после восстания Богдана Хмельницкого (начавшегося в 1648 году). В 1654-м после Переяславской рады был принят протекторат русского царя Алексея Михайловича. В 1764 году при Екатерине II звание гетмана Войска Запорожского было отменено. Впоследствии вся территория нынешней Украины, кроме Галиции и Буковины, была включена в состав Российской империи. И, подчеркну, Крым никогда в состав гетманщины не входил.

Второй, краткий период исторического существования украинской государственности относится к временам Гражданской войны 1918–1920 годов. Но ни одно из государственных образований, на преемственность с которыми может претендовать нынешняя Украина (ни Украинская народная республика времен Центральной рады и Директории, ни Украинская держава гетмана Павла Скоропадского), не включало в себя Крым даже формально.

Когда после Гражданской войны примерно в нынешних границах сформировалась та территория, которая составила Украинскую Советскую Социалистическую Республику, полуостров также не вошел в ее состав. Крым (который в 1920–1946 годах был автономной республикой, а после был преобразован в область) находился в подчинении РСФСР. Как известно, полуостров стал частью Украинской ССР искусственным путем – благодаря волюнтаристскому решению Никиты Сергеевича Хрущева, который в феврале 1954 года передал Крым советской Украине.

К этому нечего добавить. Связь Украины и Крыма – это явление новейшей истории, можно даже сказать – ультрановейшей.

ВЗГЛЯД: В 1990-е годы неоднократно поднимался вопрос о том, что Севастополь юридически так и не был передан Украине и мог бы вернуться в состав России. Так ли это?


Д. В.: Это действительно так. Севастополь не передавался Украине, когда Хрущев «подарил» Крым Украинской ССР. Дело в том, что в 1948 году указом Президиума Верховного совета РСФСР Севастополь был выделен из состава Крымской области и объявлен городом республиканского подчинения. Так что в 1954 году Украине де-юре была передана только Крымская область, но не Севастополь.

Но город был отдан одним росчерком пера в 1990-х годах. Был подписан так называемый «Большой договор» – Договор о дружбе и сотрудничестве 1997 года, который закрепил постсоветские границы между Россией и Украиной. Отдача Севастополя особенно не афишировалась. Видимо, в том государственном хаосе, в котором пребывала бывшая территория СССР, трудно было выделять время на «возню» с небольшой севастопольской землей. На такую возню, с позволения сказать, была бы способна лишь очень качественная политическая элита. Но политическая элита 1990-х не выдерживает никакой критики. Она, видимо, просто не представляла себе, что делать с Севастополем, и поэтому легко и бездумно отдала его.

ВЗГЛЯД: Возможно ли сейчас, в условиях фактического коллапса украинской государственности, изменение статуса Крыма и других территорий – скажем, по итогам референдумов? Мы все знаем про Косово. А каковы исторические прецеденты международно признанного выхода в Европе территории из состава одного государства?

Д. В.: Это весьма возможно. И более того, это было бы справедливо. Мы видим, что Украина – это «больной человек». Так – «больным человеком Европы» – несколько веков назад называли Турцию. Османское государство в результате, как известно, распалось, поскольку не могло справиться с национальными и религиозными проблемами на своей территории, – и образовались новые государства.

Украина также не может справиться с национальными и религиозными вопросами на своей территории. Это государство тяжело больно. В силу этого благом для ее населения, на мой взгляд, был бы вывод некоторых территорий из-под власти современного украинского правительства.
С моей точки зрения, было бы возможно возвращение Севастополя России и предоставление Крыму и ряду территорий севернее Крыма: Херсону, Николаеву, Одессе – независимости. Что же касается восточных территорий Украины: Луганска, Донецка, Харькова, – то этим регионам могли бы быть предоставлены широкие права автономии, а самой Украине – статус федеративного государства. Это, на мой взгляд, было бы самым резонным выходом из сложившегося положения.

ВЗГЛЯД: Украинские националисты проводят параллель между нынешней ситуацией в Крыму и аншлюсом Австрии Германией. Как бы вы прокомментировали такие заявления?

Д. В.: В заявлениях российского правительства нигде не озвучивалась идея того, что Крым должен быть присоединен (аншлюс – это присоединение) к Российской Федерации.

Сейчас, на мой взгляд, речь идет о двух вариантах выхода из кризиса: Крым либо получит права чрезвычайно широкой автономии, либо приобретет статус независимого государства. Я полагаю, что оба выхода были бы достойными, но поскольку не видно способности украинской политической элиты нашего времени справиться с национальным и религиозным вопросами и даже просто навести порядок в своем хозяйстве, то для Крыма спокойнее будет независимое существование, то есть статус суверенного государства.
Автор:
Михаил Мошкин
Первоисточник:
http://www.vz.ru/politics/2014/3/5/675541.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти