Некоторые вопросы мобилизации духовных сил государства


В военной доктрине Российской Федерации, утвержденной указом Президента Российской Федерации № 146 от 5 февраля 2010 года, сказано, что крупномасштабная война потребует мобилизации всех имеющихся материальных ресурсов и духовных сил государств - участников.

В ходе мобилизации осуществляется комплекс мероприятий по переводу экономики, органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций на работу в условиях военного времени, а Вооруженных Сил на организацию и состав военного времени. В этом деле участвует все население страны. От его духовно-нравственного состояния, вместе с другими факторами, зависит качество и организационные возможности власти; работа промышленных предприятий, организаций сельского хозяйства, транспорта, связи и других отраслей экономики; готовность офицера и солдата проявлять стойкость в бою и побеждать.


Русский общественный деятель Л. А. Тихомиров, рассуждая о развитии нации, пишет: «…нация должна уметь развить всю доступную ей духовную и материальную силу. Основу и движущую силу развития в нации, как и в человеке, составляет при этом ее духовная сила».

Особое значение приобретают духовные силы в годы войн, когда государственный механизм в целом, и каждый человек испытывает огромные физические и психологические нагрузки.

Отличительной особенностью современных войн является усиление роли информационного противоборства. Его результат может повлиять на самое главное - потерю населением одной из сторон с ослабленными духовными силами воли к сопротивлению еще до начала боевых действий, тогда новейшая техника и вооружение окажется в ненадежных руках.

Примером является Республиканская Франция в годы Второй мировой войны. Обладая довольно внушительными экономическими и военными возможностями, она не смогла консолидировать ослабленное внутриполитической борьбой общество и, оказавшись на грани поражения, потеряла всякую способность к сопротивлению.

В связи с этим духовные силы государства составляют его оборонную мощь вместе с материальными ресурсами. Они действуют постоянно в мирное время, а в военное проявляются в способности государства к организации борьбы с врагом, стойкому перенесению народом всех тягот и лишений военного времени и достижению победы.

Многочисленные и почти непрекращающиеся войны в истории России закалили русский народ, научили умению не только выживать в тяжелейших условиях вражеских нашествий, но и побеждать.

Наивысшие испытания достались России в годы двух мировых войн. Они в разной степени показали, как государство смогло мобилизовать духовные силы и выдержать трудности военного времени.

К началу Первой мировой войны Российская Империя подошла с впечатляющими успехами в экономике и социальной сфере. Страна увеличивала свою жизненную силу за счет естественного прироста населения. По темпам роста промышленной продукции и производительности труда Россия вышла на первое место в мире, она была почти независима от импорта.

С 1894 до 1914 годов вдвое вырос среднегодовой душевой доход, а вклады населения в сберегательных кассах - в семь раз. Общая сумма налогов на одного жителя страны была значительно меньше, чем в ряде крупных стран Европы.

Эти и многие другие успехи в области экономики заметили на Западе. Английский писатель Морис Бэринг, проведший несколько лет в России, в 1914 году писал о процветании страны в это период, как никогда ранее и не видел оснований большинства народа для недовольства. Редактор одной из французских газет Эдмон Тэри, обследовав хозяйство России, сделал вывод, что к середине XX века она станет лидером в Европе в экономическом и финансовом положении.

Однако рост материального благосостояния не сопровождался заметным духовным ростом общества и в нем углублялся духовный раскол между верхними интеллигентскими слоями и народом. Об этом писали русский философ и общественный деятель князь Е.Н. Трубецкой, Богослов и публицист архиепископ Никон (Рождественский) и другие.

Начало войны основная масса народа в сельской местности восприняла, молча и с достоинством, как выполнение своего гражданского долга перед отечеством, а горожане в крупных городах бурным восторгом и патриотическими манифестациями. Казалось бы, вот оно объединение интеллигенции и народа, так необходимое для мобилизации духовных сил государства, но восторги быстро сменились другим настроением.

В результате была выбрана революция и именно в тот момент, когда страна в военном и экономическом отношении была готова завершить войну победой над обессиленным противником, уже искавшим мира.

Так духовные силы государства оказались не способными стать движущей силой всех накопленных для победы материальных ресурсов и довести войну с внешним врагом до полной победы над ним. Отсутствие народного единства, углубившееся за годы войны, стало тем внутренним врагом, который оказался хитрее и коварней внешнего.

Сегодня, имея перед собой опыт Великой Отечественной войны (ВОВ), можно говорить, что в значительной степени такому положению дел способствовало уже в ходе войны отсутствие некоторых ограничений, характерных при введении военного положения, т.е. не в полной мере был использован организационный ресурс.

Во-первых, это относится к системе государственной власти, которая не претерпела существенных изменений, связанных с переходом на работу в условиях военного времени.

В целях мобилизации экономики страны и руководства ею в ходе войны были созданы специальные государственные учреждения – пять «Особых совещаний» (ОС): по обороне, обеспечению топливом путей сообщения (учреждений и предприятий, работающих на оборону); перевозке топлива, продовольствия и военных грузов; продовольственному делу; устройству беженцев. Система ОС включала органы регулирования отдельных отраслей экономики. Членами ОС с правом совещательного голоса были представители ведомств, Государственной Думы, Государственного Совета и общественных организаций.

Исполнительная власть сумела мобилизовать экономику страны, усилить государственное регулирование и без коренной ломки экономических отношений достичь быстрого роста показателей военного производства.

С января 1915 по август 1916 года выпуск трехдюймовых орудий вырос в 8 раз, 48-линейных гаубиц – в 4 раза, винтовок – в 4 раза, снарядов разных калибров – в 5-17,5 раз, взрывателей – в 19 раз, фугасных бомб – в 16 раз, удушающих средств – в 69 раз. В сфере продовольственного обеспечения было увеличено поступление хлеба, выросшее в декабре 1916 года по сравнению со среднемесячным показателем августа-ноября в 2, а к январю 1917 года – в 2,6 раза.

Вклад представительной власти в дело войны характеризуется иначе.
В Государственной Думе в годы войны обстановка резко менялась, от призывов к сплочению «вокруг державного вождя» в начале войны, до клеветы и неповиновения. На экстренном заседании 26 июля 1914 года были приняты необходимые для ведения войны законопроекты по финансовым вопросам в военное время, но уже тогда там зазвучал, правда, еще робко, лозунг «Война войне».
В последующем по мере ухудшения положения на фронте в Думе стали преобладать антиправительственные настроения. В августе 1915 года в ее стенах был создан «Прогрессивный блок», целью которого стала борьба с правительством, что и привело к совершению государственного переворота.
В летнюю сессию 1916 года представителями блока был предложен ряд законопроектов о земской реформе, об обществах и союзах, о земском и городском всероссийских союзах и это явно свидетельствует об их несвоевременности для воюющей страны.
1 ноября 1916 года на заседании Думы уже звучат угрозы в адрес правительства, делаются заявления с обвинениями в измене. После роспуска 26 февраля 1917 года, она создает Временный комитет Государственной Думы, который формирует Временное правительство, оказавшееся вообще не способным ни вести войну, ни заниматься экономикой, в отличие ими свергнутого.

Таким образом, представительный орган власти стал центром, из которого исходили действия, ведущие не к консолидации общества для победы над внешним врагом, а к возбуждению его на борьбу с исполнительной властью.

Во-вторых, созданные с благой целью помощи фронту общественные организации общеземский союз и союз городов (Земгор), военно-промышленный комитет, кроме основной деятельности, занимались политическими вопросами, дискредитируя правительство, хотя работали на деньги только из государственного бюджета. На фронте и в тылу они вели пропаганду против правительства, всячески подчеркивали свою полезность и не гнушались представлять своей заслугой то, что было сделано исполнительной властью.

В-третьих, пользуясь тем, что в Москве военной цезуры не было, газеты стали распространять сведения, направленные на подрыв доверия к исполнительной власти. В своем заявлении об измене на заседании Думы 1 ноября 1916 года Милюков сказал, что взял информацию в московских газетах. Известно, что эта клевета позднее не подтвердилась, но дело было сделано - в обществе посеяно сомнение и возмущение.

Опыт, приобретенный страной в годы Первой мировой войны, в том числе примеры деятельности органов представительной власти, общественных организаций и печати, был учтен уже в годы Великой Отечественной Войны (ВОВ).
В соответствии с Конституцией СССР 1936 года высшим органом государственной власти являлся Верховный совет СССР. В первый же день войны Президиум Верховного Совета издал указ «О военном положении», которым были установлен ряд ограничений, а 30 июня 1941 года совместным постановлением Президиума Верховного Совета, Совета народных комиссаров, ЦК ВКП (б) принимается постановление о создании Государственного Комитета Обороны (ГКО).
В этом органе управления была сосредоточена вся полнота государственной власти. Все граждане, партийные, советские, комсомольские и военные органы были обязаны беспрекословно выполнять решения и распоряжения ГКО.
Верховный Совет и Президиум Верховного Совета продолжали функционировать, но фактически вся власть была у органа, специально созданного для обеспечения жесткого централизованного руководства страной в период военного положения.
Сессии Верховного Совета проводились не регулярно, за годы войны состоялось только 4 заседания, на которых принимались решения по конкретным вопросам для нужд обороны. Его трибуна не стала местом для политических дискуссий, как это происходило в Государственной Думе времен Первой мировой войны.
Высший партийный орган - съезд ВКП (б) не собирался с 1939 по 1952 год.

Так исключалась даже сама возможность для деятельности какой-либо оппозиции, если бы вдруг она появилась в период тяжелого положения на фронте, в условиях потери огромных территорий, материальных ресурсов и людей.

Говоря о состоянии общества накануне ВОВ, одни авторы утверждают, что «В СССР царил дух боевитости, готовности к ратным и трудовым подвигам…» (В.Н. Земсков). Другие говорят совершенно противоположное «Советское общество подошло к началу войны в тяжелом духовном состоянии…» (С. В. Болотов).
Однако нельзя сказать, что в ходе войны, перед лицом общей опасности не было достигнуто народного единства и что государство не смогло мобилизовать все духовные силы государства для достижения победы.
Примером этого является обращение Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), сделанное в первый день войны, еще до того, как к народу обратились официальные должностные лица. «Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени», - писал он и выражал твердую уверенность русского народа в предстоящей победе: «С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу».
Эти слова не остались не замеченными руководством страны. 3 июля 1941 года председатель ГКО И.В. Сталин в обращении по радио к советскому народу дал понять, что победить в войне можно только в единстве товарищей, граждан, братьев и сестер и обратившись к духовному потенциалу России.
«Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова…», - сказал он на военном параде 7 ноября 1941 года.

Опыт двух мировых войн однозначно свидетельствует о том, что от состояния духовных сил государства, которые дают народу единство, способность выстоять и победить, зависит исход войны.
Однако в Федеральном законе «Об обороне» о них умалчивается, хотя было бы вполне целесообразным именно в этом нормативном правовом акте дать определение оборонной мощи государства, которая представляет собой совокупность постоянно действующих материальных ресурсов и духовных сил.
Согласно этому закону организация обороны включает в себя прогнозирование и оценку военной опасности и военной угрозы, но не учитывает оценку духовно-нравственного состояния общества и готовность его противостоять угрозам.
О том, каково оно сегодня, шла речь 24 января 2013 года в Государственной Думе на заседании участников «круглого стола». Они выразили озабоченность «…катастрофической ситуацией, сложившейся в Российском обществе, значительная часть которого утрачивает основополагающие нравственные ориентиры и духовно деградирует…».
Относительно того, насколько такое состояние общества повлияет на исход войны, если вдруг она застанет нас сегодня, можно только предполагать, но приведенные ранее оценки его состояния перед Первой мировой войной и ВОВ были несколько оптимистичней.
Не малая роль в формировании духовно-нравственного состояния общества принадлежит средствам массовой информации (СМИ). Мирное время дает им почти полную свободу, пользуясь которой чаще всего они выбирают то, что имеет рыночную стоимость.
На основании Федерального Конституционного закона «О военном положении» при введении военного положения в стране предусматривается военная цензура, контроль работы СМИ и использование их для нужд военного времени, но этого не достаточно.
Деятельность СМИ, распространяющих информацию, направленную на разжигание межнациональной и межрелигиозной розни, создание паники, безнравственности, дискредитацию военно-политического руководства страны, формирование антивоенных и антиправительственных настроений, пропаганду военного превосходства противника, в условиях военного положения должна быть запрещена.
Кроме того, указанный закон допускает, что указ Президента Российской Федерации о введении военного положения может быть не утвержден Советом Федерации и в этом случае его действие прекращается. При этом может быть создана ситуация, которая негативно повлияет на отношение народа к власти и в такой ответственный момент ее могут использовать для дестабилизации обстановки в стране.
Закон «О военном положении» приостанавливает деятельность политических партий и ограничивает деятельность Государственной Думы принятием федеральных законов о вопросах обеспечения режима военного положения, а также законов о прекращении или приостановлении действия международных договоров с государствами, совершившими акт агрессии против нашей страны, но не исключает повторения опыта Государственной Думы Российской Империи.
Опыт прошедших войн подсказывает о целесообразности трансформации системы государственной власти в целях обеспечения ее внутреннего единства и максимальной централизации управления страной в условиях военного положения. Поэтому опыт ГКО, который был создан даже в условиях однопартийной системы и политическом единомыслии в стране, не может потерять актуальности.
Автор:
В.В. Ясинский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти