Россия-НАТО – диалог по ПРО продолжается

Возможно, уже в ближайшее время станет известным ответ на волнующий многих вопрос - будут ли Россия и НАТО, а в реальности Россия и США, создавать совместные системы ПРО в Европе. Аналитики и дипломаты уверены в том, что если данный проект будет реализован совместно с Москвой, холодная война и связанная с ней гонка вооружений станет историей, в противном случае развитие ситуации вполне может стать настоящим.

Саммит НАТО, который в ноябре 2010 года прошел в Лиссабоне, был назван поистине историческим альянсом. Такое определение можно было услышать не только в странах ЕС и США, но и в России. Вашингтон и Брюссель считают его таковым из-за принятого в столице Португалии решения об интеграции американских и натовских планов создания европейской ПРО. Для Москвы же лиссабонская встреча на высшем уровне Россия—НАТО дорога потому, что именно на ней президент РФ Дмитрий Медведев предложил США и альянсу создавать систему противоракетной защиты совместно. И в общих чертах описал, как он лично это видит: система ПРО должна создаваться на основе секторального подхода, что подразумевает ответственность каждой из сторон договора за прикрытие того или иного наиболее ракетоопасного направления. Политические наблюдатели российскую инициативу сочли "прорывной", поскольку при положительном решении этот проект может стать по настоящему первым в истории примером подлинной интеграции военных потенциалов прежде враждовавших сторон.


Прошло пять месяцев с момента проведения саммита, и становится очевидным, что широко разрекламированный прорыв обрастает проблемами. Один из российских дипломатов, который принимал непосредственное участие в переговорах и знаком с их содержанием, сказал следующее: "Ситуация крайне сложная. Стороны зашли в непроходимый политико-дипломатический тупик. Сложность в том, что Россия продолжает настаивать на юридических гарантиях со стороны НАТО и США о ненаправленности системы ПРО, размещенной в Европе, против российских ядерных сил стратегического назначения. Один из высокопоставленных чиновников Министерства обороны РФ уверен в том, что "европейской системы ПРО как таковой нет и не будет. Есть планы по развертыванию американских систем ПРО, и есть ее заинтересованность в европейском сегменте".

О том, что мешает найти компромиссы в решении данного вопроса, сделал попытку объяснить Чарльз Хейман, бывший командующий пехотными войсками, а ныне известный в Великобритании военный аналитик: "Мы, конечно, доверяем, друг другу значительно больше, чем еще 10-20 лет назад, но абсолютного доверия нет".

О том, что существуют определенные трудности в реализации планов по совместному участию в планах размещения систем ПРО в Европе России и США, говорит и Сергей Рябков, заместитель главы МИД РФ. "Москва в равной степени обязана заботиться о собственной безопасности. Вероятно, по этой причине и появилось предложение по созданию секторальной ПРО, а также вызван вопрос о предоставлении юридических гарантий безопасности России на случай, если секторальный вариант будет отвергнут",— утверждает господин Рябков.

Но в данном случае возникает новая проблема, и связана она с тем, что предоставление любых юридических гарантий в сфере ПРО вызывают жуткую аллергию в США. Представители администрации американского президента Барака Обамы проинформировали российскую сторону о том, что в преддверии выборов провести через конгресс документ такого плана выглядит просто нереально. Особенно если учитывать, с какими усилиями был ратифицирован новый Договор между США и РФ об ограничении в создании стратегического наступательного вооружения, в преамбуле которого указывается на необходимость увязки оборонительных вооружений, включая ПРО со стратегическими наступательными.

Но перечисленные выше причины отнюдь не единственные и уж тем более не главные. Упрямство американской стороны в нежелании предоставлять России требуемые гарантии прежде всего связанно с тем, что, разорвав десять лет назад российско-американский Договор об ограничении создания систем противоракетной обороны в одностороннем порядке, Вашингтон больше не намеревается связывать себя какими-либо юридически обязывающими документами.

"Мы изначально предвидели именно такую реакцию американцев,— указывает Сергей Рябков.— Но несмотря на это для нас ситуация не меняется. Мы продолжаем работать, чтобы найти новые точки соприкосновения. Я полностью уверен, что эта идея при положительном решении в плане реализации будет носить революционный характер и станет действительным вкладом в строительство новых политических отношений между РФ и НАТО на совершенно новой основе".

Для того, чтобы решить, какой именно должна быть система ПРО в Европе, у НАТО, Москвы и Вашингтона осталось не так уж много времени. Уже в июне 2011 года в Брюсселе соберутся министры обороны стран альянса, которым необходимо внести определенность в указанный проект. После проведения внутренних совещаний там же в Брюсселе на ту же тему министры стран НАТО пообщаются с главой Министерства обороны РФ.

Вместе с тем, пока Россия и Запад продолжают спорить даже насчет того, так ли нужна вообще в Европе американская система ПРО и существуют ли реальные ракетные угрозы, с целью защиты от которых она собственно и предназначена, США заявляет о том, что размещаемая система ПРО не направлена против российских ядерных сил, а создается для предотвращения возможной ракетной атаки со стороны Ирана. Несмотря на убедительность, с которой это утверждение преподносится, в Москве этому не верят.

Ситуация с Ираном, о которой продолжают твердить военные чиновники из США и вторящие им представители НАТО, выглядит крайне надуманной и значительно преувеличенной. Прежде всего, эти утверждения ни чем не подтверждены. Для того, чтобы Иран смог реально угрожать странам Западной Европы, у него прежде всего должны быть ракеты дальнего радиуса действия. Но на данный момент Тегеран такими технологиями не обладает. Но даже если учесть тот факт, что иранские физики смогут создать подобного типа ракету, для ее испытания понадобятся огромные по размерам полигоны, как французский Муруроа или Кваджалейна, используемый США. Так же необходимо вести контроль над подобными испытаниями. Учитывая все это, становится совершенно очевидным, что системы ПРО нужны и США, и НАТО, но совершенно для другой цели, о которой военные предпочитают молчать.

Впрочем, Россия, похоже, готова закрыв глаза, согласиться с этими фантомными страхами в отношении Ирана, но лишь в том случае, если она станет полноценным партнером США и НАТО при создании систем ПРО. Во всяком случае, об этом говорится в заявлении замминистра обороны России Анатолия Антонова, прозвучавшее на прошлой неделе во время заседания международного клуба "Триалог". "Ведь все так просто — необходимо сесть и договориться о структуре системы, которая будет в будущем защищать всех нас",— призывает западных дипломатов Анатолий Антонов. В другом варианте, уверен он, чем дальше будут продвигаться в своем развитии противоракетные планы США и НАТО, тем большие и существенные проблемы будут возникать у РФ в вопросе обеспечения собственной национальной безопасности. Как Россия планирует решать проблемы, связанные с собственной безопасностью, в том случае, если ее предложение будет отвергнуто, не однократно озвучивали и президент Дмитрий Медведев, и премьер-министр Владимир Путин, которые предсказывают в этом случае начало новой гонки вооружения.

Время принятия решений по проблеме систем ПРО приближается. В начале лета на заседании в Брюсселе Совета Россия—НАТО, который пройдет на уровне министров обороны стран альянса, должен быть получен окончательный ответ о возможности реального сотрудничества в этой области. От того, каким будет ответ, во многом зависит и решение России по облику собственных систем ПРО.

В ответ на предложения и упреки, выдвигаемые и предъявляемые Россией, западные политики и эксперты выдвигают свои весомые контраргументы. В частности, Брукс Тигнер, эксперт издания Jane`s Defense Weekly, заявил следующее: "Лидерам некоторых стран, которые не так давно присоединились к альянсу, будет крайне сложно объяснить гражданам своих стран, почему НАТО должно доверять свою оборону государству, которому они сами продолжают, не доверяют и в котором продолжают видеть реальную угрозу. Главные аргументы против: отсутствие возможности отдать защиту стран альянса на аутсорсинг игроку извне, так как это противоречит 5-й статье Вашингтонского договора. Кроме этого есть еще вопросы, связанные с технической совместимостью и стоимостью единой системы ПРО. Указанная сумма в ?200 млн. выглядит сильно заниженной. Но в варианте совмещение этой системы с аналогичной российской приведет к дополнительным расходам".

Сэмуэл Чарап, эксперт по международной политике и национальной безопасности Центра американского прогресса, напротив, призывает не игнорировать российскую инициативу в плане секторального развития ПРО. "Эта идея довольно интересная, но не являющаяся бесспорной. Предложение президента России это не конец дискуссии, а возможно только ее начало. Сотрудничество в сфере развития систем ПРО — это возможность безболезненно конвертировать сложный вопрос в отношениях между Россией и НАТО в реальную success story",— утверждает господин Чарап. Несколько сдержанный оптимизм демонстрируют и эксперты из России. "Вероятность создания совместной системы "ЕвроПРО" очень мала. Однако она есть. То есть то, о чем мы все так много говорим, отнюдь не призрак. Будучи, по свей сути, единственным и наиболее реалистичным, реализуемым проектом совместно НАТО и России имеет шансы на существование, пусть и в минималистской реализации",— полагает Владимир Орлов, президент ПИР-Центра.
Первоисточник:
http://topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

10 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти