Афганская кампания: невостребованный опыт

Практика применения ограниченного контингента советских войск

Должного анализа афганской кампании не произведено до сих пор. Нет и официальной истории этой войны, а таковая должна быть многотомной, с картами, таблицами и графиками. На данном этапе еженедельник «ВПК» предлагает лишь некоторые и весьма краткие выводы из этого девятилетнего вооруженного противостояния.


Государственный переворот в сентябре 1979 года, приход к власти Хафизуллы Амина и устранение, а затем и убийство им Нурмухаммеда Тараки заставили советское руководство вплотную заняться афганской проблемой. Не найдя другого приемлемого для СССР ее решения, Кремль посчитал необходимым ввести в Демократическую Республику Афганистан (ДРА) войска. Этот шаг был предпринят главным образом для устранения Амина и создания условий для замены его более прогрессивным лидером, каким являлся в то время Бабрак Кармаль.

В пользу этого вывода говорят такие факты, как небольшой первоначальный состав советских войск, их укомплектование резервистами, а не кадровыми военнослужащими, намерение генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева вывести в феврале 1980 года ограниченный контингент советских войск (ОКСВ) из Афганистана как выполнивший свою основную задачу.

Несоответствие структуры решаемым задачам

Отмобилизование соединений, частей и учреждений, предназначенных для ввода в Афганистан, осуществлялось как призыв на сборы приписного состава отдельными распоряжениями (после получения каждый раз устных указаний министра обороны Дмитрия Устинова) Генерального штаба в адрес командующих войсками военных округов, которые в свою очередь подавали установленные сигналы войскам и военным комиссариатам.

Афганская кампания: невостребованный опыт


При этом выявились несовершенство и даже ущербность нашей системы подготовки и накопления резервов.

Очень плохо обстояло дело с подготовкой офицеров запаса. Например, из числа призванных в декабре 1979 года офицеров более 70 процентов вообще никогда не служили в армии. Они получили свои звания на военных кафедрах гражданских вузов. Подавляющее большинство из них проявили полнейшую неспособность командовать подразделениями.

В связи с тем, что ведение активных боевых действий против иррегулярных формирований оппозиции первоначально не предусматривалось, соединения и части ТуркВО и САВО, предназначенные для ввода в Афганистан, были развернуты, а затем и направлены в ДРА в стандартной организационно-штатной структуре, такой же, как и на западных ТВД. На территорию Афганистана вошли соединения с танковыми и зенитными ракетными полками, ракетными и противотанковыми дивизионами, батальонами химической защиты. Кроме того, армия имела артиллерийскую и зенитную ракетную бригады.

40-я армия по своему боевому составу была готова отражать в случае необходимости внешнюю агрессию против Афганистана. Вместо этого ей пришлось втянуться в боевые действия с отрядами и группами внутренней вооруженной оппозиции, которые использовали принципы партизанской войны.

Первые же месяцы боевых действий показали, что в ОКСВ имеется излишек танков, артиллерии, противотанковых средств, малоэффективных в горных условиях. Неоправданно большим было количество зенитных ракетных средств (противник авиации не имел, а действия авиации Пакистана по объектам ДРА с нарушением ее границ практически исключались). Ракетные дивизионы в составе дивизий вообще были только обузой – они в боевых действиях участия не принимали, однако требовали дополнительной значительной охраны.

В то же время в войсках армии ощущался недостаток мотострелковых частей, подразделений охраны и обслуживания. Несмотря на то, что войска ТуркВО в принципе были предназначены для действий в горах, в их составе не имелось штатных горных (альпийских) подразделений и почти полностью отсутствовало горное снаряжение (наладить снабжение войск горным снаряжением в должной мере так и не удалось до самого конца).

Вскрытые несоответствия боевого состава и оргструктуры войск характеру фактически решаемых задач и местным условиям Генеральному штабу, командованию ТуркВО и 40-й армии пришлось ликвидировать уже в ходе боевой деятельности ОКСВ. Из Афганистана в первой половине 1980 года были выведены лишние части и подразделения – танковый полк, три ракетных дивизиона, три противотанковых дивизиона, армейская артиллерийская и армейская зенитная ракетная бригады (вывод этих частей был использован и для пропагандистских целей). На территории Афганистана в разные годы два мотострелковых полка были переформированы в отдельные мотострелковые бригады, а танковый полк 108-й мотострелковой дивизии – в мотострелковый. Для борьбы с караванами мятежников на территории СССР были сформированы и введены в ДРА семь батальонов специального назначения (еще один сформирован на месте). Для охраны аэродромов и наиболее важных объектов в состав армии были введены десять батальонов охраны.


Опыт применения ОКСВ в Афганистане показал, что необходимо отказаться от унифицированных соединений и частей, усилить элементы специализации в подготовке личного состава для действий на определенных ТВД (европейских, пустынных, горных, горно-лесистых), а также в организации, вооружении и оснащении соединений и частей.

В Афганистане советским войскам пришлось решать разнообразные задачи, значительная часть которых была им несвойственна. К таковым, например, относились длительная охрана коммуникаций и разнообразных объектов путем выставления постоянных сторожевых застав, проводка транспортных колонн с военными и народнохозяйственными грузами через территорию, контролируемую противником, досмотр караванов для выявления тех из них, что перевозили оружие и боеприпасы.

Эти задачи командирам всех степеней – от командующего армией до командира взвода – были ранее незнакомы, поскольку в процессе подготовки офицеров и подразделений выполнение Советской армией таких функций не предусматривалось. Рекомендаций, уставов и наставлений по этим вопросам не имелось. Вырабатывать соответствующую тактику командирам приходилось непосредственно в ходе боевой деятельности.

Практика боевых действий ОКСВ против отрядов и групп непримиримой оппозиции показала, что основным тактическим подразделением, решавшим судьбу боя, являлся батальон. Даже в крупномасштабных операциях, в которых принимало участие значительное количество войск, батальоны, как правило, имели зоны ответственности и действовали в них самостоятельно, правда, в рамках единого плана. Роль командира батальона в Афганистане являлась весьма значительной. Он должен был уметь правильно использовать все находящиеся в его распоряжении силы и средства, в том числе артиллерию, а также авиацию, которую имел право вызывать для поддержки своего батальона. От подготовленности командира батальона зависели успех боя и операции, жизнь людей и сохранность боевой техники.

Советские войска использовали весь арсенал тактических приемов, рекомендованных нашими уставами и наставлениями. Появились и широко применялись и другие приемы, продиктованные местными условиями и характером боевых действий, например блокирование каких-либо объектов или зон советскими подразделениями и их последующее прочесывание афганскими частями, боевые действия по уничтожению противника в горных пещерах и подземных оросительных системах (кяризах). Получила дальнейшее развитие тактика засадных действий против караванов противника с оружием и боеприпасами: засады планировались в полках и дивизиях и ими перекрывалось сразу максимально возможное количество маршрутов в соответствующей зоне.

В горных условиях Афганистана боевая техника могла применяться не везде. В связи с этим возникли и широко применялись не предусмотренные нашими уставами и наставлениями такие элементы боевых порядков подразделений, как бронегруппы. Они представляли собой боевую технику подразделений, а также приданные им танки и артиллерию (кроме переносимых минометов), сведенные под единое командование. Действуя по доступным для техники направлениям, бронегруппы поддерживали огнем свои подразделения.

Зачастую они выполняли и самостоятельные задачи, например использовались для завершения блокирования объектов противника на отдельных участках кольца окружения, охраняли позиции артиллерии, командные пункты, пункты материально-технического снабжения и др.

СССР имел возможность использовать Афганистан в качестве своеобразного полигона, на котором проверялись бы новые положения тактики, способы ведения операций и боя в горно-пустынной местности, современные образцы боевых и технических средств вооруженной борьбы, включая перспективное оружие и боевую технику и методы их применения. Однако опыт боевой деятельности советских войск в Афганистане обобщался и использовался лишь в частях 40-й армии и не нашел своего распространения в боевых уставах и наставлениях для боевой подготовки войск в мирное время.

Боевая деятельность советских и афганских войск осуществлялась на основе ежемесячных планов, которые разрабатывались главным военным советником в ДРА, командованием ТуркВО и 40-й армии и утверждались министром обороны СССР. Такой порядок планирования установлен в 1980 году министром обороны Устиновым и оставался неизменным до самого конца, что вряд ли было целесообразным.

В связи с тем что советские соединения и части выполняли одновременно несколько задач, каждая из которых требовала непрерывного руководства, управление боевыми действиями осуществляли не штатные органы, а специально созданные постоянно действовавшие группы управления (так называемые оперативные группы) во главе с командующим. Они занимались конкретным планированием каждой операции, готовили выделенные для ее проведения войска и управляли ими в ходе боевых действий.

Группы были небольшими по составу. Их положительная сторона – высокая мобильность, недостаток – невозможность развернуть кроме командного другие пункты управления (ПКП, ТПУ). Правда, в условиях Афганистана в этом не было особой необходимости.

Боевыми действиями усиленного батальона, выделенного от полка для проведения какой-либо операции, руководила обычно полковая группа управления, а не командир батальона самостоятельно, что, естественно, не способствовало повышению его ответственности. Как правило, командиры батальонов полностью самостоятельно осуществляли руководство боевыми действиями только в ходе крупномасштабных операций, когда они получали определенную зону ответственности.

Боевые действия в Афганистане, особенно в первые годы, выявили серьезные недостатки в боевой подготовке личного состава. Одиночная подготовка солдат и сержантов не отвечала в полной мере требованиям боя. Это объяснялось как несовершенством программ обучения, экономией материальных средств (боеприпасов, моторесурсов техники, горючего), так и массовым отрывом обучаемых на различного рода хозяйственные и строительные работы.

Лучше были подготовлены сержанты и солдаты частей ВДВ, специального назначения и разведывательных подразделений мотострелковых соединений и частей.

Выявились недостатки и в подготовке офицеров. Большинство из них слабо владели оружием своего подразделения, многие не умели заниматься боевой подготовкой и воспитанием личного состава, не могли в должной мере организовать бой и его всестороннее обеспечение.

В работе командиров и штабов зачастую наблюдалось стремление применять в бою классические формы и методы боевых действий без учета театра военных действий и тактики противника, что не приносило заметных результатов.

Проявлялись недостатки в организации взаимодействия и всех видов обеспечения в специфических условиях Афганистана.

Некоторые уроки

Боевые действия в ДРА показали, что на этом горном театре рано отказываться от некоторых образцов вооружения, считая их морально устаревшими. Это относится, в частности, к танкам с нарезными пушками, 82-мм минометам, крупнокалиберным пулеметам ДШК, снайперским винтовкам.

В условиях Афганистана танки главным образом использовались в несвойственной им роли орудий непосредственного сопровождения пехоты. Однако гладкоствольные пушки современных танков не всегда могли достаточно эффективно поражать точечные цели (расчет пулемета ДШК, вход в пещеру, небольшой окоп) в неустойчивых погодных условиях гор. Лучшие результаты стрельбы по таким целям давали нарезные пушки, снаряды которых были на траектории меньше подвержены воздействию ветра.

Общевойсковые подразделения ОКСВ большую часть боевых действий вели в горах в спешенных боевых порядках. Полагаться на огневую поддержку только своих бронегрупп или гаубичной артиллерии они не могли, да это и не всегда было целесообразным (особенно при встрече с одиночными точечными или малоразмерными целями). Боевая практика доказала необходимость иметь непосредственно в спешенных боевых порядках тяжелое пехотное оружие – крупнокалиберные пулеметы, переносные минометы, одноразовые гранатометы типа «Муха» (предпочтительно с фугасной или осколочной гранатой).

Мы напрасно отказались в свое время от штатных снайперов, от персонального отбора лучших стрелков и их целенаправленной подготовки. Опыт Афганистана свидетельствует, что во многих случаях, даже в условиях насыщения подразделений тяжелым оружием и техникой, одиночный точный огонь стрелкового оружия продолжает играть большую роль.

Выбор огневых позиций в ходе боевых действий в горах для буксируемой артиллерии представлял серьезную проблему, особенно тогда, когда нужно было развернуть ее с ходу для немедленной поддержки общевойсковых подразделений. Лучшим решением является насыщение артиллерийских частей и подразделений, предназначенных для действий в горах, самоходными установками, которые могут вести огонь практически с любого места, даже находясь в колоннах на сокращенных дистанциях на горной дороге или тропе.

Вспоминая лишения, которые испытывали советские солдаты, сержанты, прапорщики и офицеры в горах Афганистана, невольно проникаешься завистью к американским войскам, которые принимали участие в боевых действиях в зоне Персидского залива и в том же Афганистане. Они оснащены не только мощным современным вооружением, разнообразными управляемыми боеприпасами, радиоэлектронными средствами, но и множеством мелочей, облегчающих быт солдат в горах и пустынях. Пока не видно, чтобы мы извлекли соответствующие уроки из своего афганского опыта или опыта боевых действий многонациональных сил.

Из-за сложных природно-географических условий, крайне слабого оперативного оборудования территории Афганистана, выявившейся специфики ведения боевых действий против «ускользающего противника» предварительные сроки пребывания советских войск в стране и размеры группировки неоднократно пересматривались руководством СССР в сторону увеличения.

Без линии фронта

Во время наивысшего напряжения боевых действий (1983–1985) численность личного состава советских войск в Афганистане увеличивалась и к 1985 году достигла своего максимального количества – 109 500 человек.

Таким образом, основная группировка советских войск в Афганистане была развернута в 1985 году, что позволило более эффективно проводить крупные совместные боевые действия, одновременно решать вопросы охраны важных объектов от партизанских действий противника, резко снизить потери личного состава.

Война в Афганистане стала для Советской армии локальной противопартизанской войной, в ходе которой боевые действия велись на всей территории страны без определенной линии фронта, преимущественно вдоль дорог, ущелий, в районах военных и авиационных баз, населенных пунктов, на местности со слаборазвитыми путями сообщения и стационарными средствами связи, что затрудняло управление войсками.

Отличительными чертами наступательных действий являлись высокая аэромобильность, выделение значительных сил поддержки и стремление к четкому взаимодействию. Основной способ ведения боевых действий заключался в том, чтобы с помощью оперативных разведывательных групп или другими видами разведки вскрыть места сосредоточения мятежников, окружить их (блокировать) или подавить силами авиации и артиллерии. Если условия обстановки не позволяли завершить окружение, то на путях отхода бандгруппы перехватывали вертолетные десанты и вели преследование и уничтожение всеми видами оружия. При действиях в зеленой зоне и населенных пунктах широко применялись штурмовые группы, усиленные минометами. Без огневой поддержки авиации и артиллерии пехотные части не наступали и в ближний бой не вступали, особенно ночью.

Боевые действия, как правило, проводились в светлое время суток и наиболее активно в летний период. В крупных операциях принимали участие несколько тысяч человек. Глубина операции (боя) составляла от 10 до 200 километров. После завершения операции (боя) войска возвращались в пункты постоянной дислокации.

В обороне советские войска также использовали большое количество сил и средств. Основу обороны составляли опорные пункты с развитой системой инженерных заграждений, наблюдения и боевого охранения с использованием технических средств. Огневая связь между этими пунктами в большинстве случаев отсутствовала.

Авиационная поддержка пехоты была предметом постоянного изучения и совершенствования. Количество боевых вылетов авиации находилось в прямой зависимости от интенсивности боевых действий.

Атаке пехоты должна была предшествовать огневая обработка позиций мятежников, поэтому кроме авиации применялись другие огневые средства – минометы, безоткатные орудия, наносившие удары до и после налета авиации непосредственной поддержки. Именно таким образом достигалась непрерывность огневого воздействия.

Мобильность и маневренность вертолетов, разнообразное вооружение и возможность прямой связи с командиром поддерживаемого подразделения сделали авиационную поддержку чрезвычайно эффективным средством борьбы. Тактическая и фронтовая авиация более приемлема для нанесения ударов по стационарным объектам противника. Вертолет способен преследовать и вести борьбу против маневренных сил и средств.

Артиллерия в боевых действиях в Афганистане получила широкое применение. Она использовалась в качестве одного из наиболее важных средств огневой поддержки соединений и частей.

Одна из наиболее типичных тактических задач, которую выполняла артиллерия, – оказание непосредственной поддержки подразделениям с целью поражения объектов и целей не только в глубине расположения мятежников, но и в непосредственной близости от своих боевых порядков. При этом отмечалось стремление к налаживанию твердого и непрерывного взаимодействия мотострелковых и артиллерийских подразделений. Для обеспечения автономности подразделений, действующих на разобщенных направлениях, артиллерийские батареи и дивизионы придавались на период боевых действий мотострелковым частям.

Учитывая характер и особенности противопартизанской борьбы, советское командование уделяло первостепенное внимание разведке и задействовало значительные силы и средства на ее ведение.

Наземная тактическая разведка велась постоянно. В зонах ответственности соединений и частей разведка осуществлялась дозорами, патрулями, разведывательными группами, широко использовалась агентурная и авиационная разведка.

Для сбора сведений очень широко применялись технические средства, которые устанавливались на путях передвижения и в возможных районах сосредоточения мятежников. Эти устройства – датчики и приборы – принимали информацию и периодически передавали ее на приемные станции, которые располагались, как правило, на КП артиллерийских подразделений, что сокращало время от обнаружения до команды на открытие огня.

Наиболее характерными в использовании советских войск в локальном конфликте были следующие моменты.

В войне в Афганистане советское военное руководство впервые на практике столкнулось с использованием войск и их всесторонним обеспечением на специфическом театре военных действий – в условиях гражданской войны на чужой территории.

В результате полученного опыта и учитывая характер местных условий, не позволявших применять в широких масштабах бронетанковую и тяжелую артиллерийскую технику, советское военное руководство постоянно совершенствовало организационно-штатную структуру соединений и частей, прежде всего с целью создания автономности для действий на отдельном направлении.

Была также увеличена их огневая мощь за счет артиллерии и авиации. В ходе боевых действий отмечалась большая зависимость мотострелковых подразделений от средств обеспечения, в первую очередь от авиации. Чаще всего советские войска действовали на изолированных направлениях при отсутствии четко выраженной линии боевого соприкосновения. Это вызывало трудности в обозначении линии фронта и своих боевых порядков, а в ряде случаев приводило к ошибочным ударам по своим войскам.

Поскольку боевые действия велись в основном мелкими подразделениями, усиливалась ответственность общевойсковых командиров за их планирование и проведение, повышалась роль младшего офицерского и сержантского состава, предъявлялись жесткие требования к организации взаимодействия, управления и всестороннего обеспечения действий войск.

Вместе с тем сравнительно частая смена личного состава вела к общему омоложению командных кадров, что предъявляло особые требования к их подготовке перед отправкой в районы боевых действий.

В ходе боев испытаны различная боевая техника и вооружение, которыми была укомплектована 40-я армия. Можно, в частности, отметить эффективность использования ручных огнеметов, вертолетов, различных радиотехнических средств. Отработаны новые формы и способы ведения боевых действий. Полученный боевой опыт и поныне необходимо изучать, анализировать и находить ему разумное применение в боевой подготовке, а также в миротворческой деятельности Российской армии.
Автор:
Михаил Ходаренок
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/19445
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти