Атомная эскадра адмирала Горшкова



Возрождение Военно-морского флота СССР напрямую связано с событиями зимы 1955-1956 гг. — стремительной отставкой адмирала Н.Г. Кузнецова с последующим вступлением на должность Главнокомандующего ВМФ Сергея Георгиевича Горшкова. Новый главком избрал твердый курс на создание океанского ракетно-ядерного флота. Впервые с начала ХХ века нашим морякам удалось заявить о себе вдали от родных берегов.


От высоких арктических широт до теплого Индийского океана амбиции адмирала Горшкова росли пропорционально амбициям Советского Союза. Усиление значения флота как инструмента геополитического влияния, сопряженное с быстрым научно-техническим прогрессом, позволило Горшкову «выбить» средства на создание экстремальных образцов морского оружия. Советский главком всерьёз рассчитывал стать властелином пяти океанов!

Уже в первой половине 60-х годов в нашей стране началось проектирование надводных кораблей океанской зоны с ядерными силовыми установками: тяжелых авианесущих крейсеров, ракетных крейсеров и противолодочных кораблей. С 70-х началось их активное воплощение «в металл». Если бы все сложилось так, как запланировал Горшков, у нас к концу века появилась бы эскадра, не имеющая равных по боевой мощи.

Тяжелый атомный авианесущий крейсер «Ульяновск» (проект 1143.7)

Первый советский корабль подобного типа и первый атомный авианосец, заложенный за пределами США. Даже сейчас, несмотря на все его очевидные слабости и атавизмы конструкции, проект 1143.7 внушает уважение своими огромными размерами и статным, величественным силуэтом.

Конечно, «Ульяновск» уступал своему главному и единственному сопернику — американскому авианосцу типа «Нимиц». Отечественный авианосец имел на четверть меньшее водоизмещение, нес меньшее по численности авиакрыло и имел более стесненные условия для базирования авиатехники. Всего две стартовые катапульты — против четырех у «Нимица», три самолетоподъемника вместо четырех, меньший по площади (почти на 1000 кв. м) ангар.



Отсутствующие катапульты частично компенсировались носовым трамплином с двумя стартовыми позициями. Такое решение позволило сэкономить миллионы советских рублей, но вызвало новые сложности. Взлет с трамплина по силам лишь самолетам с очень высокой тяговооруженностью — но даже для могучих истребителей 4-го поколения подобный фокус чреват жесткими ограничениями по взлетной массе и боевой нагрузке. Наконец, трамплин сделал всю носовую часть корабля непригодной для парковки авиатехники.

Довольно бессмысленным выглядит решение с размещением на авианосце 12 тяжелых ПКР П-700 «Гранит» — подпалубный стартовый комплекс для 7-тонных ракет «съел» драгоценное пространство и сократил и без того небольшой ангар. Дополнительное звено «Сухих» было бы гораздо полезнее этих огромных одноразовых «болванок» длиной свыше 10 метров.

Атомная эскадра адмирала Горшкова

Открытые пусковые шахты П-700 "Гранит" на авианосце "Адмирал Кузнецов"


Но «первый блин» не был «комом»! «Ульяновск» обладал плеядой замечательных достоинств — как всем советским авианесущим крейсерам, пр. 1143.7 были присущи отменные системы самообороны. 192 зенитные ракеты ЗРК «Кинжал» + 8 модулей ЗРАК «Кортик» (впрочем, переоценивать ПВО «Ульяновска» также не стоит — «Кинжал» и «Кортик», это последний эшелон обороны, макс. дальность пуска ракет не превышает 12 км).

Комплекс радиотехнических средств обнаружения, запланированный к установке на «Ульяновск», — это песня! РЛС «Марс-Пассат» с четырьмя неподвижными ФАР, дополнительный радар дальнего обзора «Подберезовик», пара РЛС для обнаружения скоростных низколетящих целей «Подкат»…

Столь многофункциональный комплекс радаров обещает появиться лишь на новых американских авианосцах типа «Форд» (зубоскалить по поводу проблем с капризной и ненадежной «Марс-Пассат» не стоит — современный американский Dual Band Radar также далек до достижения оперативной готовности).

Согласно распространенным данным, состав авиакрыла «Ульяновска» выглядел следующим образом:
— 48 истребителей МиГ-29К и Су-33;
— 4 самолета дальнего радиолокационного обнаружения Як-44 («летающие радары», АВАКС);
— до 18 противолодочных и поисково-спасательных вертолетов семейства Ка-27.



В реальности такое кол-во авиатехники было исключено. На борту одновременно могло находиться не более половины указанного кол-ва авиатехники, в противном случае полетная палуба и ангар превратились бы в непроходимый склад металлолома (то же самое справедливо для «Нимица» с его 90 летательными аппаратами).

В составе авиакрыла «Ульяновска» не было разнообразных штурмовиков, заправщиков и противолодочных самолетов — только мощные истребители и АВАКСы. Советское отставание в области морской авиации неожиданно стало преимуществом!

Как показала практика, ударные возможности даже самого сильного авианосца ничтожны. Единственная приоритетная задача «плавучего аэродрома» — воздушное прикрытие эскадры на океанских коммуникациях. В вопросах воздушного боя авиакрыло «Ульяновска» могло дать фору авиакрылу любого «Нимица» и «Энтерпрайза»: у F/А-18С не было шансов устоять против Су-33.

Финал оказался невесел. Спустя 4 года после закладки недостроенный корпус «Ульяновска» был разобран на металл. По состоянию на конец 1991 года его готовность оценивалась в 18,3 %.

Тяжелый атомный ракетный крейсер проекта 1144 (шифр «Орлан»)

Суперавианосцу необходим суперэскорт! Задача зональной ПВО была возложена на атомный «Орлан» с «оморяченными» системами С-300. Фактически этот корабль создавался как автономная боевая единица с полноценным составом ударного и оборонительного вооружения — воплощение мечты об «океанском бандите», способным разобраться с любым противником.

Атомный крейсер нес полный спектр вооружения ВМФ СССР, за исключением баллистических ракет. На момент вступления в строй головного «Кирова» (1980 год) многие его инноваций не имели аналогов в мире: подпалубные пусковые установки, тяжелые сверхзвуковые ПКР, зенитные комплексы большой дальности, развитые средства обнаружения и управления огнем (чего стоят ГАС «Полином» или радиолокатор ЗР-41 «Волна» комплекса С-300Ф), система получения целеуказания со спутников МКРЦ, бронепояса и горизонтальная защита… Создатели «Орлана» презирали любые компромиссы и отбирали для своего корабля только самые лучшие технологии.



«Орланы» получились громадными, сложными и чудовищно дорогими кораблями: при длине в четверть километра и полном водоизмещении в 26 тысяч тонн. Тем не менее, атомные крейсеры — единственный компонент суперэскадры, получивший «путевку в жизнь». В период с 1973 по 1998 год было построено четыре таких корабля, каждый из которых имел заметные отличия в составе вооружения и радиотехнических системах.



В настоящий момент два крейсера — «Адмирал Ушаков» (бывш. «Киров») и «Адмирал Лазарев» (бывш. «Фрунзе») выведены из состава флота и поставлены в отстой. «Адмирал Нахимов» (бывш. «Калинин») проходит интенсивную модернизацию на «Севмаше». Планируется, что крейсер вернется в строй в 2018 году. Четвертый и самый совершенный «Орлан» — флагманский корабль Северного флота «Петр Великий» регулярно участвует в дальних океанских походах, выступая в рамках концепции «корабль превосходства на море».

Большой противолодочный корабль с атомной силовой установкой проекта 1199 (шифр «Анчар»)

Пожалуй, самый таинственный элемент советской суперэскадры — атомный противолодочный корабль в охранении атомных авианосцев пр. 11437.

Работы по «Анчару» велись в Северном проектно-конструкторском бюро с 1974 года, но проект атомного БПК так никогда и не был воплощен в жизнь. Причина — исключительна дороговизна при неочевидных преимуществах. Ядерная силовая установка имеет большие массогабаритные характеристики и более высокую стоимость по сравнению с обычной газовой турбиной. Сложная конструкция с несколькими контурами охлаждения реактора и системами биологической защиты, топливо и дальнейшие проблемы с его утилизацией — все это накладывало негативный отпечаток на размеры и стоимость эксплуатации самого «Анчара».

Согласно официальному ТТЗ от 1976 года, стандартное водоизмещение атомного БПК не должно было превышать 12 тысяч тонн. Но даже с таким «ограничением» атомный противолодочный корабль получился в два раза крупнее, чем обычный БПК или эсминец того времени!


Модель атомного БПК "Анчар"

Впрочем, от обычной ГЭУ также отказываться не стали: одним из приоритетных вариантов компоновки будущего БПК была схема с ЯППУ экономического хода и форсажными газовыми турбинами для разгона корабля до скоростей свыше 30 узлов. Легко представить, во сколько обошлось бы бюджету данное техническое «недоразумение»!

Впрочем, ядерный реактор был не единственным «камнем на шее» проекта «Анчар». Гораздо серьезнее то, что конструкторы и разработчики намеренно не стремились ограничивать водоизмещение своего корабля. В результате повторилась история с «Орланами» — «Анчар» получал всё новые системы и оружие, что поднимало стоимость и без того недешевого БПК до небес. Большой противолодочный корабль превратился в многоцелевой атомный крейсер, более ориентированный на выполнение функций ПВО, чем на оборону соединения от подводных лодок противника.


Водоизмещение стандартное — 10 500 т. Основные размеры: длина наибольшая — 188 м, ширина — 19 м. Главная энергетическая установка атомно-газотурбинная (по мощности н/д): 2 ВВР, 2 ППУ, 2 ГТЗА, 2 резервно-форсажных ГТУ. Наибольшая скорость хода — 31 уз., автономность — 30 сут., экипаж — 300...350 чел.

Вооружение было представлено: 3 ЗРК малой/средней дальности "Ураган"; 8 сверхзвуковых ПКР "Москит"; 5 боевых модулей ЗРАК "Кортик"; автоматизированная спаренная АК-130 калибра 130 мм; 2 х РБУ-6000; противолодочный вертолет Ка-27.


В результате всех дискуссий выяснилось, что советский ВМФ вообще не заинтересован в атомных БПК. Морякам нужны «рабочие лошадки» — дешевые БПК и эсминцы, пригодные для крупносерийного строительства.

Насытить корабельный состав сверхдорогими атомными БПК не представлялось возможным. А включать в силы охранения авианосца корабли с обычными ГЭУ практически означало бы нивелировать все преимущества «Анчаров» в автономности и высокой скорости хода. Также, не стоило забывать, что автономность ограничивается не только запасами топлива, но и запасами продовольствия, боекомплектом, надежностью механизмов и выносливостью экипажа корабля. По этим параметрам «Анчар» не имел преимуществ перед обычным эсминцем.

На основе проведенных исследований был разработан чисто газотурбинный проект БПК 11990. Отказ от ядерного реактора позволил повысить боевые качества корабля. Высвободившийся резерв пространства и нагрузки был потрачен на установку более мощного вооружения. В конечном итоге, выбор все-таки был остановлен на комбинированной силовой установке: ЯППУ + форсажные ГТД.

Головной «Анчар» планировался к закладке на Николаевском ССЗ им. 61 Коммунара в конце 1980-х. Однако вскоре все работы над БПК были остановлены, а уже заготовленную для него ГЭУ, по неподтвержденным данным, решили использовать для оснащения строящегося ракетного крейсера «Варяг» (пр. 1164). С началом перестройки она бесследно исчезла…




Заметка об "Анчаре" в "Красной звезде"


По материалам:
http://forums.airbase.ru
http://militaryrussia.ru
http://otvaga2004.ru
http://voinanet.ucoz.ru
http://www.wikipedia.org
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти