К слову об «украинофобии»

К слову об «украинофобии»Моя родственница, русская, лет 30 назад вышедшая замуж за украинца и живущая сейчас в Киеве, прислала мне SMS с вопросом: что я думаю насчет украинофобии?

Честно говоря, этот вопрос поставил меня в тупик, и я не сразу нашелся с ответом. После некоторого раздумья пишу в ответ: «…«Украинофобия» (тьфу, словечко какое придумали!) как слово и как понятие не существует ни в русском лексиконе, ни в русском общественном сознании. В отличие от во всем мире известного и широко распространенного понятия «русофобия».


В самом деле, в моем сознании за 60 лет жизни, прожитой в этой стране, не сформировалось никаких отрицательных эмоций в отношении Украины и народа, проживающего в ней. С детства для меня «ненька Украина» — это милый, нежный, ласковый край с теплым климатом, с добродушным населением; поля, сады, белые хаты, красивые песни…Ну и, конечно же, Илья Муромец с Алешей Поповичем и Добрыней Никитичем. И Киев — мать городов русских… В таком направлении работала система формирования общественного сознания в моей стране. (Думается мне, направление было верным — на формирование дружелюбного отношения друг к другу многочисленных народов и народностей, проживающих на территории Советского Союза.) А во время военной службы моим лучшим другом-товарищем был украинец.

После развала Советского Союза мало что изменилось в общественном сознании россиян в отношении Украины. О том, что в плодородной почве Украины проросли и дали обильные всходы семена национализма и даже шовинизма (кстати, очень мало общего имеющего с современным цивилизованным пониманием такого термина как «патриотизм»), российские средства массовой информации говорили как бы вполголоса, как будто стесняясь и стыдясь этого явления. А о том, что в Чечне, Абхазии и Грузии против России воевали украинские специалисты и боевики, писали и говорили чуть ли не полушёпотом. Официальные лица России так и вовсе хранили молчание, как будто этого факта и вовсе не было. И при этом мои родственники обвиняют россиян (и меня, так получается) в «украинофобии». А также в угнетении украинского народа, «голодоморе» (тьфу ты, господи!) и аннексии территорий.

Как же так получилось, что за какие-то 25 лет в головы граждан Украины навалили столько дерьма, что для них россияне стали врагами? Кто из россиян притеснял и угнетал украинцев в течение этих последних 25 лет?

Может быть, это случилось раньше? А когда раньше? Многие ли из вас помнят это «раньше»? Свидетели есть?

Я вот помню, как люди жили на Украине (или в любой другой из бывших союзных республик) лет 35 тому назад, и как — в противовес — в центральной России или в Сибири. Я бывал и там, и там. А вы бывали?

Думается мне, что всему виной уровень жизни населения. Голодный человек в любой стране становится легко внушаемым и, как правило, начинает страдать дальнозоркостью. Такой человек с легкостью разглядит врага за горизонтом (нужно только правильно указать направление) и не заметит, что у него в кармане чья-то рука шарит. И не поймет, что враг за горизонтом — это мираж, голодная галлюцинация, а чужая рука в его кармане явно принадлежит кому-то из тех, кто находится рядом.

Ну, а сытый на баррикады не полезет. Будет дома сидеть, закрома стеречь. Разве что он с жиру бесится — есть и такие.

Если предположить, что причиной нагнетания антироссийских настроений явилось тяжелое экономическое наследие, доставшееся Украине от Советского Союза, то извините, я не могу признать эту вину ни за русскими вообще, ни за собой лично в частности. Экономику Советского Союза (а вслед за ней и государство) разваливали не только русские. Это была вполне даже интернациональная группа (скажу очень мягко) экономически полуграмотных, но болезненно амбициозных людей, оказавшаяся у рычагов управления экономикой страны во второй половине восьмидесятых годов прошлого века. Русские, быть может, были виновны лишь только в том, что дотируя в ущерб Российской федерации союзные республики за несколько десятилетий отучили жителей этих республик работать и зарабатывать себе на жизнь. За исключением, может быть, промышленных кластеров восточной Украины и Белоруссии. Наверное, потому сегодня громадное число выходцев из так называемого «ближнего зарубежья» работают в России и вывозят заработанные деньги к себе домой, освежая стародавние пути миграции национального дохода России от центра к периферии.

Между прочим, именно русским был тот, мягко говоря, россиянин, который заявил в 91 году что-то вроде: «Берите независимости столько, сколько сможете съесть!» И взяли. И появилось на карте мира государство с названием Украина с сегодняшним начертанием границ. И начали есть. Вот тут-то, на мой взгляд, и нужно искать основной корень зла.

Есть-то начали, но не все, а лишь некоторые. В основном местные украинские бандиты. Пардон, эффективные менеджеры, быстро ставшие олигархами. Те самые, в карманах которых… Опять же, пардон, на чьих счетах в крупнейших европейских банках и находится тот самый совокупный валовой национальный продукт Украины, который должен был бы развивать экономику, кормить население страны и содержать сильную современную уважаемую в мире армию.

Думается мне, этот самый совокупный валовой национальный олигарх и есть владелец той руки, которая указывает дальнозорким украинцам на врага за горизонтом в восточном направлении от Киева. Вторая же его рука в это время шарит по карманам граждан, в том числе и моих родственников, живущих в стране, носящей такое славное и нежное имя — Украина. В стране, где в садах вот-вот под трели соловья зацветут яблони и вишни. В стране, где «Самое синее в мире / Черное море моё, / Черное море моё…»

Но это, думается мне, лишь одна сторона украинской медали. Хотя актуальнее и вернее будет сказать, бляхи поясного ремня штурмовика УНА-УНСО. Есть и вторая сторона, обычно скрытая от посторонних глаз. Это комплекс побежденного.


Ведь общеизвестно, что не все украинцы плечом к плечу с русским и многими другими народами мира воевали против германского фашизма. Довольно много украинцев воевало на другой стороне. Вот эти-то побежденные, но не убежденные, затаившие обиду на судьбу и на победителей, дождавшись своего часа, выползли из, казалось бы, небытия и заявили о себе. И оказалось, что их не один-два, а сотни, может даже тысячи.

Но вот что странно и не понятно: каким же образом им удалось к настоящему времени убедить довольно значительную часть населения Украины, миллионы казалось бы здравомыслящих людей в том, что именно эта жалкая кучка фашистов и есть герои своей страны, что именно они настоящие патриоты своей родины, а русские — оккупанты? Ведь еще совсем недавно, на выборах в Верховную раду 26 марта 2006 года УНА-УНСО набрала лишь немногим больше 16000 голосов избирателей? Причем, им удалось убедить не только «настоящих» украинцев, но даже и многих этнических русских, живущих на Украине? Мою родственницу спрашиваем: «Ну ты же русская, ты то чего туда же?!» А она отвечает что-то вроде: «Да, я русская! И от того мне еще горше сознавать, как мы, русские, мордовали украинцев голодоморами и прочими разными нехорошими деяниями…»

«Толерантность»? «Либерализм»? Если это причина, то не пора ли объявить эти слова непечатными и занести в словарь матерщины? И наконец-то вспомнить, что прессу (а для нашего времени читай: все средства массовой информации) еще Лев Толстой считал самой деструктивной силой гражданского общества, которую следует держать в жесткой узде.

Однако, сдается мне, что у каждой медали есть и третья сторона. Это утрата многими людьми, особенно современной молодежью, таких качеств характера, считавшимися еще недавно одними из основных черт характера цивилизованного человека, как честь, достоинство, порядочность. Многие из разбуянившихся на «майданах» Украины молодчиков пришли туда не столько по зову сердца, сколько за возможностью подзаработать 500 гривен и «за порцией адреналина». Это же так весело — дать москалю по башке дубиной! И тебя за это не посадят, более того, даже героем объявят. И денег дадут. И не надо думать, а чего же хочет получить в итоге за свои деньги тот, который эти деньги дает? «Рука дающего не оскудеет! Рука берущего не отпадет!» Похоже, в основном эта формула определяет сознание толпы, орущей на стадионе: «Москалей на ножи!»

А ведь, казалось бы, исторический опыт минувших лет и веков должен бы давать людям мудрость. И дает. Правда, не всем. А только тем людям, которые изучают историю не по учебникам, написанным склонными к шизофрении конъюнктурщиками.

Если смешать красный и черный цвета, получается коричневый. Это тревожный знак. И было бы не лишним знать новым украинским коричневым о том, что в недавней истории Европы были не только победные марши «коричневых рубашек», но и «ночь длинных ножей». Вполне возможно, что эта ночь уже не за горами. И мне будет очень обидно, если вину за эту ночь вновь возложат на Россию.
Автор:
Виктор Винокуров
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти