Крым, власть и уроки Брестского мира

Итак, свершилось. Крым стал Российским. Окончательно и бесповоротно. Пока это главное здобуття евромайдана, и, видимо, не последнее. Причем, судя по тому, как развивается ситуация сейчас, все последующие «победы» будут связаны если не с потерей территорий в ближайшей перспективе, то с серией унижений, которые придется пережить государству Украина.

Для начала нужно разобраться в том, что же произошло. Нет, автор не станет клясть глупость участников евромайдана, клеймить террористов из Правого сектора и анализировать последствия «национального возрождения» в бандеровском варианте для Юго-востока Украины. На сей счет написано уже немало текстов и те, кто хотел разобраться в происходящем, давно понял цену евромайдана и его лидеров. Мы же попробуем взглянуть на ситуацию с более общих позиций.


Что есть революция, переворот или путч для государственного организма? Вне зависимости от благости намерений и даже результатов этих потрясений, для государства подобные социальные сдвиги означают серьезную болезнь. Всякий организм, переживший болезнь (а тем более, болезнь, сопровождающуюся чередой шоковых состояний) нуждается в покое. Именно покой прописывают врачи измученным болезнью гражданам, укладывая выздоравливающего в постель, исключая сквозняки и треволнения. Применительно к государству, этот самый режим покоя, необходимый для восстановления организма, никак не предполагает ни войну, ни вообще какую-либо конфронтацию с соседями.

Это, кстати, прекрасно понимал тот, чьи памятники украинские «революционеры» стали сносить с таким энтузиазмом. Брестский мир, заключенный большевиками в 18-м году, воспринимался многими как предательство национальных интересов. Но Ленин, оставаясь в меньшинстве, рискуя своим лидерством партии, да и самой партией, которая оказалась на грани раскола, продолжал настаивать на том, что стране нужен мир, причем, мир любой ценой. Буквально через несколько месяцев Брестский договор был денонсирован, но большевики получили необходимое время для формирования как бы сейчас сказали «силового блока», который помог отразить внешнюю и внутреннюю агрессию.

Украинская власть видимо Ленина не читала вовсе, да и исторический опыт, видимо, по незнанию о существовании такового, просто игнорировала. В итоге, эти господа стали вести себя так, как Троцкий, который полагал, что Германия уже не в состоянии наступать (в украинском варианте – «Россия слишком слаба»), да и вообще – большевикам вот-вот поможет восставший немецкий пролетариат (в украинской интерпретации – «Нам поможет мировая общественность», или «Режим Путина скоро падет под давлением белоленточников»). «Ленина» среди новой украинской власти не нашлось. Хотя не нужно обладать качествами вождя мирового пролетариата, чтобы разобраться в нехитрой, как дубинка евромайдановца, ситуации.

А ситуация была и остается следующей. Украина, плохо управляемая, с пустой казной, ослаблена сомнительной легитимностью власти и слоняющимися вооруженными бандами Правого сектора, которых и трогать-то нельзя, потому что они «передовой отряд революции». Над этой действительно больной территорией нависает северный сосед, который в последние годы уверенно наращивал вес на мировой арене, обладает по разным оценкам второй или третьей по мощи армией в мире, и самое главное – уже не особо скрывает свои имперские амбиции, в которых Украине всегда отводилась особая роль, потому что, как известно, «Без Украины Россия не империя». Разумеется, Россия не могла не воспользоваться ослаблением украинской государственности для решения собственных геополитических задач.

При этом обвинять Путина в том, что им движет только иррациональная тяга к собиранию земель русских, не стоит, потому что для агрессивного давления России на Украину есть вполне объективные причины. Это сейчас испуганный до дрожи в коленках Яценюк рассказывает о том, что «Вопрос присоединения Украины к НАТО не стоит». Еще неделю, год и десять лет назад все эти же люди не скрывали своих не только прозападных, но и про НАТОвских настроений. Да и когда запахло жареным, за помощью они обратились именно туда.

В этой ситуации Путин поступил так же, как должен был поступить всякий нормальный лидер страны, озабоченный ее безопасностью перед лицом вполне конкретной военной угрозы – сделал все для того, чтобы эту угрозу отодвинуть от границ своего государства на максимально возможно расстояние.

Тут уместно вспомнить Карибский кризис, который чуть ни привел мир к ядерной войне. А ведь расстояние от Кубы до Майями куда больше, чем от Харькова до Белгорода. Тогда жесткая позиция Кеннеди выглядела вполне оправданной. Ровно столь же оправданной выглядит позиция Путина сейчас: получить в семи часах езды от Москвы НАТОвские базы и две тысячи километров границы с государством, принадлежащим враждебному военному блоку – это прямая угроза национальной безопасности России, и имперские устремления тут не при чем.

Но наши «стратеги» всего этого то ли не учли, то ли недооценили решимость России отстаивать свои геополитические и военные интересы. И выбрали при этом путь, самый худший из всех возможных: во-первых, стали дразнить русского медведя, продолжая продавливать в Украине образ врага в виде России, а во-вторых, обратились за помощью к Западу. Размахивание кулаками перед русским медведем дало тому вполне конкретные основания для агрессии, пусть и скрытой, потому что размахивание это было не просто антироссийским, но и антирусским, что не могло не быть трактовано как прямые угрозы для русскоязычного населения Украины.

А обращение за помощью к Западу вполне ожидаемо закончилось ничем. Т.е., конечно, слово «санкции» в новостных лентах сейчас не менее популярное, чем «провокации» месяц назад, однако по факту, все эти меры Запада для России не более чем укус комара для слона. Визовые ограничения для пары десятков чиновников? Ничего страшного, поедут отдыхать в Сочи, благо инфраструктура для культурного отдыха состоятельных граждан там имеется. Арест активов? Каких? Кто эти активы видел? Кроме того, что касается россиян, то там с недавних пор действует закон, согласно которому высшие чиновники, депутаты и сенаторы не могут иметь зарубежных активов. Это, конечно, пустая формальность, однако и арестовывать можно лишь активы, формально связанные с конкретными лицами. В общем, не санкции это, а полная чушь.

И даже символический шаг – исключение России из большой восьмерки, который мог бы означать хоть какую-то международную изоляцию, по словам Меркель, не рассматривается. Т.е. Россию пожурили, конечно, но в тесном кругу супердержав оставили. Как родственника-нувориша, который в последнее время ведет себя все наглее и наглее, но без которого, при этом – никуда.

Кстати, о богатом родственнике – оказалось, что Россия настолько тесно интегрирована в мировую экономику, причем, не только своими энергоресурсами, но и огромным внутренним рынком, что введение экономических санкций в отношении России для Запада – себе дороже. Да и «обнаглевшая» Россия быстро показала миру, что экономические санкции могут быть применены и с ее стороны, блокировав импорт из литовского порта Клайпеда. Литовцы быстро сообразили, чем чреваты разговоры о санкциях, и не только сами сбавили обороты в обвинениях в адрес Кремля, но и потребовали защиты от ЕС, выразившись в том смысле, что неплохо бы компенсировать расходы, связанные с санкциями России. Разговоры об экономических санкциях сошли на нет, и на повестке уже не стоят.

Чем все это закончится? Вряд ли Россия начнет развивать успех, присоединяя Юго-восточные области. Просто потому, что через год-два почти вся Украина упадет к ногам Путина, без особых усилий с его стороны.

Во-первых, нынешнее правительство сейчас делает все для того, чтобы ввергнуть страну в экономический коллапс. Никакой внятной экономической стратегии у него нет, а помощи извне скорее всего не будет – Яценюк, конечно все еще пузырится заявлениями на тему «Нам готовы дать взаймы», но чем дальше, тем больше это ожидание больших денег выглядит смешнее.

Ситуация усугубляется, мягко говоря, неуместными в нынешней ситуации шагами по выделению средств на армию, попытками загнать боевиков Правого сектора в стойло Национальной гвардии, репрессиями против «сепаратистов», продолжающейся антироссийской риторикой первых лиц и прочими шагами, которые при отсутствии внешней поддержки выглядят как бессильная перманентная истерика. И самое печальное, что перечень кандидатов на президентский трон не дает оснований полагать, что ситуация в Украине кардинально изменится.

Во-вторых, Крым станет сильнейшим фактором украинской политики. И дело даже не в том, что его потеря - это грандиозный плевок в Украину, которая не переживала подобного унижения ни разу за свою новейшую историю. Дело в том, что Путин постарается сделать из Крыма витрину для демонстрации преимуществ нахождения в составе Империи. Первые шаги уже даже озвучивались. Это миллиардные инвестиции и особый режим налогообложения. Так что вполне возможно, популярный в России лозунг «Хватит кормить Кавказ!» будет заменен на «Хватит кормить Крым!» Но никакие лозунги не заставят Путина отказаться от идеи превращения Крыма в еще один Сочи - прежде всего, потому, что эта крымская «витрина» лучше всякой агитации укажет Юго-востоку Украины вектор движения и убедит сомневающихся, которых до сих пор много и в Харькове, и в Донецке, и в Днепропетровске.

Особенно остро эта демонстрация будет восприниматься на фоне экономической катастрофы, к которой движется Украина. На это, конечно, понадобится время, но, учитывая общую ситуацию, в данном случае оно работает на Кремль. Так что целостность Украины после утраты Крыма находится под очень большим вопросом. И не потому, что российские танки войдут на ее территорию, а потому что сама территория побежит в Россию, сметя на своем пути украинских ура-патриотов и бездарных правителей.

Можно ли этого избежать? Теоретически – да. Теоретически потому, что вообще-то предпринимать что-то надо было раньше.

Сразу после бегства Януковича новым украинским руководителям нужно было ехать не на Запад, а в Россию. Ехать, прихватив с собой в качестве сувенира завернутую в подарочную обертку и перевязанную пышным бантом голову Яроша – фигурально, конечно. Ехать и давать гарантии. Гарантии того, что никогда сапог НАТОвского солдата не ступит на украинскую землю, того, что русский язык будет государственным, того, что регионы, прежде всего Юго-восточные, получат особый статус… Засунуть свою национальную гордость куда подальше и соглашаться на любые условия ради сохранения мира и территориальной целостности.

Действовать так, как почти сто лет назад приказал действовать Троцкому Ленин, посылая того в Брест-Литовск – торговаться, но если уступок не будет – подписывать мир на любых условиях.

Конечно, категорическое непризнание Путиным нового украинского правительства является препятствием, но не непреодолимым. Как тут не провести все ту же историческую параллель – только что пришедшие к власти большевики для Запада были куда менее легитимны и куда более неприятны, чем нынешнее украинское руководство для Путина. Однако большевики сумели переломить это отношение. Ленин, понимая, что западный истеблишмент не сядет за стол переговоров с революционерами, привлек на свою сторону человека, который был вхож в самые серьезные кабинеты, расположенные не только в зданиях правительств, но и крупных банков. Им стал Леонид Красин, который хоть и относился к большевикам с легким презрением, но был настоящим патриотом и государственником. Он смог выстроить мосты между новой российской властью и западным миром. Так что при наличии посредника и, что главное, искреннего желания выстроить диалог, никакие бойкоты не могут быть препятствием. Тем более, Путин, сам являясь стопроцентным прагматиком во внешней политике, неизбежно отреагировал бы на внятные попытки найти точки соприкосновения.

Увы, в Украине нет ни Ленина, ни Красина. Но и вариантов тоже - нет. Потому что без выстраивания нормального диалога с Россией, Украине просто не быть – сама она уже почти не способна поддерживать свою государственность. А западные политики, с присущим только им изяществом и цинизмом, Украину слили, предпочтя идее поддержки украинской государственности собственные шкурные интересы.

Так что договариваться с Россией все равно придется. И, сейчас, после утраты Крыма и, по сути, предательства Запада, условия этих договоренностей будут очень и очень тяжелыми, вплоть до превращения Украины в сателлита Кремля. Но это, по крайней мере, сохранит Украину, которая, очень хочется верить, все еще представляет для украинских политиков хоть какой-то интерес.
Автор:
Дмитрий Грасов, специально для Полемики
Первоисточник:
http://polemika.com.ua/article-141425.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

108 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти