Крымский референдум и Центральная Азия

Крымский референдум и Центральная Азия


Украинский кризис расколол жителей Центральной Азии на две части. Большинство из них поддерживает Россию, тогда как националистически настроенное меньшинство выступает в защиту новых киевских властей. Властные элиты региона заняли в этой ситуации выжидательную позицию, ожидая, когда и чем разрешится украинский кризис.


Накануне крымского референдума с громким заявлением по ситуации на Украине выступила Киргизия. 11 марта МИД республики отказался считать В. Януковича легитимным президентом Украины, заявив, что «Кыргызская Республика осуждает любые действия, направленные на дестабилизацию обстановки в Украине. Поэтому считаем неуместным и неадекватным заявление В. Януковича от 11 марта текущего года. Единственным источником власти в любой стране является народ. Не может быть легитимным президент, полностью потерявший доверие своего народа, де-факто утерявший президентские полномочия и, более того, сбежавший из своей страны». Напомним, что выступая 11 марта в Ростове-на-Дону, В. Янукович заявил, что остается легитимным президентом Украины и вернется в Киев «как только позволят обстоятельства». Более того, именно В. Януковича киргизские дипломаты обвинили в сложившейся обстановке, отметив, что «непродуманные действия и коррумпированность бывших властей Украины привели к сегодняшнему кризису и гибели десятков невинных людей», настаивая на урегулировании ситуации «мирными средствами, путем переговоров и диалога, при безусловном соблюдении норм международного права и Устава ООН».

На фоне осторожной позиции остальных государств Центральной Азии демарш киргизского МИДа смотрелся явным диссонансом. Впрочем, внутриполитическая ситуация в Киргизии довольно специфична.

За последние десять лет республика пережила два государственных переворота (2005 и 2010 г.), в ходе которых ее бывшие президенты поступили как В. Янукович, бежав на территорию другого государства. Поддержав его, нынешнее руководство Киргизии, пришедшее к власти в результате «революции» 2010 г. и падения режима К. Бакиева, поставило бы под сомнение собственную легитимность. По оценке киргизского эксперта Алишера Мамасалиева заявление республиканского МИДа адресовано больше не внешней, а внутренней аудитории. «Во-первых, официальный Бишкек старается немного сбалансировать свой пророссийский вектор, - заявил он 13 марта в интервью информационному агентству «Регнум». - Во-вторых, это такой сигнал нашей несистемной оппозиции, дабы исключить любой прецедент политической реинкарнации свергнутых президентов. Я имею в виду некую схожесть нынешней позиции Виктора Януковича с ситуацией бегства из Киргизии двух экс-президентов - Аскара Акаева и Курманбека Бакиева». Поэтому никакого антагонизма с Россией заявление МИДа, по его словам, не несет и причиной пересмотра двусторонних отношений являться не может.

В заявлении киргизского МИДа, впрочем, содержится важное замечание о том, что единственным источником власти в любой стране является народ.
Конфликт между правом народа на самоопределение и сохранением территориальной целостности государства, незримо присутствующий в международном праве, во многом определяет специфику ситуации вокруг Крыма. В ситуации, когда легитимных органов власти на Украине нет, единственным источником власти становится народ Крыма, который на референдуме 16 марта и определить его будущее. С осознанием того факта, что с результатами волеизъявления крымчан придется считаться даже в том случае, если оно не будет признано легитимным частью зарубежных государств, и связана истерическая реакция новых киевских властей, США и ЕС, всеми силами пытавшихся референдум остановить. С этим же обстоятельством связано и форсирование референдума со стороны самого Крыма и России.

Если влияние Киргизии на политику, экономику и безопасность России невелико, то о Казахстане этого сказать нельзя. Республика – ключевой партнер РФ по Таможенному союзу, обладающая вторым по размеру территории, объему экономики и населению потенциалом. Кроме того, Казахстан – еще и ключевой союзник России по ОДКБ, имеющий с ней общую границу протяженностью около 7 тыс. км., и совсем недавно подписавший соглашение о создании общей системы ПВО. Поэтому к мнению Ак Орды (официальная резиденция казахстанского президента) в Кремле всегда прислушивались внимательно. Н. Назарбаев оказался, пожалуй, единственным лидером, с которым В. Путин после начала украинского кризиса провел столько телефонных разговоров.

Именно Н. Назарбаеву Б. Обама в телефонном разговоре 11 марта предлагал взять на себя роль посредника в переговорах между Москвой и Киевом, призванных урегулировать кризис мирным путем.

С момента обострения ситуации вокруг Крыма Астана заняла осторожную позицию, призывая урегулировать его мирным путем на основе международного права. Однако, утверждение, что Н. Назарбаев «не поддержал В. Путина», с которым поспешили выступить украинские и западные СМИ, явно преувеличено. Как сообщает сайт Ак Орды, 10 марта состоялся телефонный разговор Н. Назарбаева с канцлером Германии А. Меркель, в ходе которого «президент Казахстана подтвердил важность дипломатического урегулирования украинского кризиса путем диалога между всеми заинтересованными сторонами, использования возможных механизмов международного посредничества для обеспечения территориальной целостности этой страны, а также отказа от взаимных угроз и ультиматумов». Во время телефонного разговора с Б. Обамой 11 марта президенты двух стран также «подтвердили необходимость мирного урегулирования кризиса в Украине с использованием дипломатических методов, обеспечивающих территориальную целостность этой страны и способствующих сближению позиций всех заинтересованных сторон». То есть, в переговорах с ведущими западными лидерами президент Казахстана подтвердил важность сохранения территориальной целостности Украины и мирного, дипломатического урегулирования кризисной ситуации вокруг Крымского полуострова.

Между тем, в сообщении о телефонном разговоре с В. Путиным, который состоялся 10 марта, использованы несколько другие формулировки. Н. Назарбаев, в частности. отметил, что «Казахстан, как стратегический партнер, с пониманием относится к позиции России, защищающей права национальных меньшинств в Украине, а также интересы своей безопасности». Кроме того, он «… выразил свое мнение о необходимости мирного урегулирования кризиса в Украине на основе сохранения суверенитета и в соответствии с нормами международного права». Нетрудно заметить, что о необходимости сохранения территориальной целостности Украины, уже фактически потерявшей Крым, Ак Орда как бы «забыла», ограничившись словами о суверенитете и нормах международного права. «Забывчивость» Астаны отнюдь не случайна. Опытнейший политик Н. Назарбаев попросту сказал каждому из мировых лидеров то, что тот хотел услышать, заняв выжидательную позицию. Прекрасно понимая важность для Казахстана Таможенного союза и союзнических отношений с Россией, и не желая при этом портить отношения со странами Запада, он предпочел подождать, пока ситуация не войдет в нормальное русло.

Точно так же малопродуктивны попытки рассматривать как антироссийскую позицию Н. Назарбаева в ходе встречи глав государств Таможенного союза 5 марта в Ново-Огареве. По мнению А. Дубнова («Спустя день, как не началась война. К итогам внеочередного саммита Таможенного союза», Фергана.news, 6.03.2014) тот факт, что формальная встреча продолжалась всего около полутора часов, а неформальная – еще час, после чего Н. Назарбаев и А. Лукашенко покинули Москву, не сделав никаких официальных заявлений, говорит об их негативной позиции. Об этом же свидетельствует и состоявшийся накануне разговор Н. Назарбаева с главой казахстанского МИДа Ерланом Идрисовым, в ходе которой президент отметил, что «… обстановка, которая складывается в Украине, непосредственно затрагивает взаимоотношения стран в рамках СНГ и косвенно касается государств Таможенного союза…». Однако эти заявления, как и в Киргизии, предназначены не для внешней, а для внутренней аудитории, часть которой симпатизирует новым властям Украины, считая виновной в кризисе именно Россию.

Поведение Казахстана после крымского референдума эти предположения лишь подтвердило. 16 марта состоялся телефонный разговор В. Путина с Н. Назарбаевым, в ходе которого «особое внимание уделено проходящему сегодня в Крыму референдуму. Отмечен высокий уровень его организации, выражено удовлетворение тем, что населению полуострова обеспечена возможность для свободного волеизъявления по принципиально важному для крымчан вопросу». На следующий день главы внешнеполитических ведомств двух стран С. Лавров и Е. Идрисов обсудили по телефону «позиции сторон в контексте осуществления стратегического партнерства, в частности по текущим событиям на Украине, а также возможные усилия, направленные на урегулирование ситуации в этой стране».

Никаких заявлений о необходимости сохранения территориальной целостности Украины со стороны Казахстана не последовало, что равнозначно согласию с результатами референдума, облеченное в характерные для Востока завуалированные формы.

Совсем иную реакцию продемонстрировали казахские националисты, которые не только полностью поддержали украинскую «революцию», но и в очередной раз выступили против любых форм интеграции с Россией. Казахский политолог Айдос Сарым оценил события в Киеве как «национально-освободительную, народную революцию, направленную на формирование украинского национального государства, политической нации», посетовав на то, что «большинство нашего народа, особенно, русскоязычная его часть, события, происходящие в этой стране, в основном видят по российским телеканалам, то есть глазами русских экспертов и политологов». На его взгляд, «украинское общество приступило к очищению своей нации, структуры общества, организма власти от советского клише», а «в стране происходит настоящая деколонизация, десоветизация», направленная на освобождение от российской зависимости. Те же самые задачи, по мнению А. Сарыма, стоят и перед Казахстаном, поскольку «… все страны, стремящиеся к настоящей свободе и независимости, преследуют одни цели и задачи. Все исторические изменения, деколонизация, десоветизация, пережитые Украиной, переживут и казахи». Примечательно, что в ходе украинского кризиса Казахстан, по его оценке, занял отнюдь не антироссийскую, а «как обычно … выжидательную позицию», так как, с одной стороны, опасается негативной реакции России, а с другой - 50-60% населения находится под влиянием российского телевидения.

Опасения казахских националистов активно подогреваются и западными СМИ. Так, американский «The New Republic» 10 марта написал, что после Крыма следующими кандидатами на присоединение к РФ могут стать «восток Украины и север Казахстана, оба с большой долей русских в населении». «На севере Казахстана почти 50% жителей – русские, а в некоторых районах их большинство, - продолжает издание, - И уже не кажется немыслимым – после логики, стоящей за аннексией Крыма российской армией, что Путин в какой-то момент может захотеть вернуть части северного Казахстана на российскую орбиту, особенно - если в этой стране установится политическая нестабильность». «The New Republic» вторит и «Deutsche Welle», отмечающая, что «у немалого числа интернет-пользователей есть опасения, что после Крыма Москва непременно возьмется за Республику Казахстан. Известно, что в ряде районов северных и восточных областей страны преимущественно проживают этнические русские, от которых порой можно услышать высказывания явно сепаратистского характера». В век интернет-технологий все эти тексты быстро копируются и републикуются на нужных сайтах.

Выступить в поддержку России в такой обстановке для Ак Орды означало бы дать дополнительные козыри в руки националистической оппозиции, которая и без того после вступления в Таможенный союз постоянно обвиняет руководство страны в отказе от части суверенитета. В ситуации, когда население и так раздражено резким падением курса тенге, создавать еще один повод для недовольства части населения власти не хотят. Поэтому отношение Казахстана к событиям на Украине очень напоминает его позицию во время «пятидневной войны» 2008 г. между Россией и Грузией, когда Астана публично не поддержала ни одну из сторон, а потом де-факто признала сложившуюся ситуацию.

В политико-идеологическом плане Запад использует ситуацию вокруг Крыма по полной, стремясь максимально осложнить реализацию главного постсоветского интеграционного проекта – создание Евразийского союза.

Не случайно западные, украинские и российские либеральные СМИ стали активно муссировать идею о том, что присоединение Крыма положит конец надеждам России на воссоздание СССР, что, по их мнению, и является главной целью политики В. Путина. Соросовский «EurasiaNet», например, комментируя его встречу с Н. Назарбаевым и А. Лукашенко 5 марта, утверждает, что «крымский кризис значительно усложняет для Путина процесс евразийской интеграции, затрудняя для Кремля задачу завоевания умов и сердец жителей бывшего СССР». Нагнетание страхов по поводу возможной аннексии РФ населенных русскими территорий – один из инструментов информационной войны Запада против России, призванный максимально глубоко вбить клин между союзниками. И, судя по реакции части казахстанского общества, используется он довольно эффективно.
Автор:
Александр Шустов
Первоисточник:
http://www.stoletie.ru/geopolitika/krymskij_referendum_i_centralnaja_azija_592.htm
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

75 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти