Стоит ли опасаться конфронтации с Западом?

Стоит ли опасаться конфронтации с Западом?


Если взять отрезок нашей истории длиною в последние сто лет, то станет ясно: мы почти всегда были с Западом в “странных” отношениях. Здесь надо заметить, что под Западом я подразумеваю англосаксонскую цивилизацию. С Германией отношения у нас были проще: мы с ней воевали, мирились и снова воевали. Немцы — народ простой, почти такие же, как мы, только педантичные.


Ну, а с англосаксами отношения были куда сложнее. Наверное, под стать их натуре. Здесь я хочу опять же уточнить, что мое замечание относится к правящей верхушке туманного Альбиона и истинных правителей, стоящих за спиной хозяина Белого дома. Так вот, когда мы были с ними в союзнических отношениях или просто в “добрых отношениях”, с Россией всегда “странным” образом происходили “непонятные” катаклизмы.

В Первую мировую войну мы с ними были союзниками по Антанте. И у нас “вдруг” случился тот же самый майдан, как в нынешнем Киеве, только во всероссийском масштабе. Как они нам тогда и потом помогли, можно прочитать у Николая Старикова — очень любопытные факты приводит.

После Первой мировой войны мы с ними были в конфронтации, и моментально прошли неподъёмно тяжелый, с вываливающейся грыжей, с трясущимися от перенапряжения ногами путь индустриализации. Чтобы выстоять. Выстоять пока еще непонятно перед кем — отношения с догитлеровской Германией были тогда очень неплохие.

Во Вторую мировую войну мы снова стали союзниками. После того, как Гитлер напал на нас в 1941 году. А они, воюя с ним с 1939 года, до 1944 года “копили” силы, чтобы “обрушиться” на гитлеровскую Германию аккурат в то время, когда мы эту Германию громили на ее территории.

Нет, ну они нам помогали поставками по ленд-лизу. За золото. Они даже поскупились своими принципами и приняли золото, добываемое в нарушение всех прав человека политзаключенными на Колыме. Наверное, несказанно тяжело им было переступить через свои принципы и принять это золото, но ведь приняли же. И показали всем, что значит помощь в их понимании. Если у вашего соседа (не к ночи будь сказано) сгорит дом зимой, и вы как ненормальный человек отдадите ему новехонькую дубленку, это будет неправильно. Не политкорректно. А вот если вы ему ее продадите (можно в кредит), вот это самое оно — вы их человек, и можете дальше эту статью не читать.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что народы западных стран — это одно, а их правители — совершенно другое. И я уверен, что весь народ бывшего Советского Союза с огромным уважением относимся к тем солдатам, сражавшимся с гитлеризмом, к тем морякам из Англии, США, Канады, далеких Новой Зеландии и Австралии и других стран, что тонули в водах северных морей, что умерли от ран и ожогов и лежат сейчас на воинских кладбищах Мурманска и Архангельска. Честь им и слава. И вечная память.

Но ведь в то время, когда эти герои гибли, кто-то (быть может, даже потирая руки) складывал золотишко в свои сейфы. И приторговывал с Гитлером.

После войны Запад вдруг вспомнил, что мы не такие уж толерантные, и объявил нам холодную войну. Снова конфронтация. Снова нам пришлось поднатужиться и запустить сначала первый спутник, а потом и человека в космос. Ну, и бомбу у них стырить. А как иначе? С волками жить…

А в конце прошлого века мы с ними снова стали друзьями и союзниками. И страна снова покатилась в пропасть. Как в 1917-м.

Есть, разумеется, категория граждан, считающая, что в 1990-е у нас царило торжество демократии и была безграничная свобода предпринимательства. Есть такие. Но я лично вижу эту категорию только по телевизору, хоть и живу не в безвоздушном пространстве. Да и последние события в стране показывают, что публика эта малочисленна, лицемерна и существует на тёмные доходы. Эти люди видят в Западе союзников (очень сомнительно, правда, что Запад считает их союзниками, а не агентами влияния).

Большинство же граждан выбирает конфронтацию. Запад довел свою политику в отношении России до такой степени, что мы спинным мозгом ощущаем угрозу, исходящую от дружбы с Западом.

Можно ещё заметить, что Запад (англосаксы) — большой мастер устраивать свои фокусы не только с Россией, но и с остальными своими верными союзниками. Например, создание того же самого ЕС и переход на евро. Одним из самых активных застрельщиков этой грандиозной послевоенной операции была Великобритания. Она активно участвовала в создании, расширении и введении единой валюты практически на всей территории Западной и Центральной Европы. А сама осталась со своей национальной валютой. Что это? Неверие в свое детище? Ах да, знаменитый английский консерватизм!.. Наслышаны. Парламент в париках, смокинги аристократов с аккуратно заштопанными прорехами, файф-о-клок и т.д., и т.п. Каким образом только в этот консерватизм вписывается недавно принятый закон об однополых браках? Или этот институт давно свойствен английскому консерватизму? Загадка. Тут без «Высшей Социологии», пожалуй, и не разберешься.

Последние события на Украине тоже показали, насколько Великобритания верна своему союзническому долгу. Достаточно вспомнить, что 21 февраля договор с Януковичем подписывали министры иностранных дел Франции, Германии и Польши. Нормальная позиция. Какое бы детище ни выродилось из этого договора, Великобритания остаётся в сторонке. А дураками или героями пусть остаются Франция, Германия и Польша.

Кстати, о Польше — главном мазохисте Европы. Никому не нужно объяснять, что любое мало-мальски вменяемое правительство любой из стран Африки, Азии, Америки или Европы заинтересовано в том, чтобы граничить с дружественными государствами. Любое вменяемое. Только не польское. Всю историю своей государственности практически все правительства Польши традиционно шли на конфронтацию с нами. И традиционно бежали под защиту Лондона. И Лондон их традиционно и благополучно предавал, используя только как разменную монету. Даже “враг” Сталин дал Польше в территориальном плане больше, чем их “друг” Черчилль. Впрочем, правительства Польши точно так же относились к своему народу, как и их лондонские патроны. Предавали.

Еще небольшое отступление. Если применить косовский прецедент на послевоенную Польшу и Чехословакию, то их необходимо было тоже разбомбить за массовую (а частенько и кровавую) депортацию немцев. Ну, да эти факты благополучная Европа благополучно забыла.

Вот и получается, что господа англосаксы предавали всех и всегда. Невзирая ни на какие договоры и договоренности. Они тем и отличаются от наших царских, советских и российских правительств, что наши правительства всегда свято чтили международные обязательства. Зачастую в ущерб собственным интересам. А Запад соблюдал свои обязательства только до тех пор, пока они им выгодны.

Итак, если подвести итоги, то получается, что конфронтация с Западом для нас — меньшее из зол. Да, трудно, да, тяжело, но мы остаёмся теми, кто мы есть, а не превращаемся в безликую и даже бесполую массу европейского сообщества.

Но нужно исходить из реалий современного мироустройства и отталкиваться от происходящих сегодня в мире событий. Конфронтация — это все-таки не самый лучший выбор. Нельзя забывать, что на Западе есть довольно большая часть общества, не желающая быть безликими и бесполыми европейцами. Надеюсь, они ещё придут к руководству своих стран.

Что же делать, пока они не пришли к власти?

Я не большой поклонник Ленина. Скорее, наоборот. Но нужно отдать ему должное — он был прагматик. А один из его лозунгов подходит для нынешних взаимоотношений России с Западом, как никогда. «Ни мира, ни войны!» И пусть у них там «крыша съедет» от нашего молчания.

Так что ничего страшного не произойдет, если наш президент пропустит пару-тройку встреч с представителями-покровителями меньшинств неясного пола. В конце концов, надо уважить возможную брезгливость нашего президента (пожимать руки этим представителям…) А там, глядишь, придут-таки в политику нормальные люди, с которыми не грех и поздороваться.
Автор:
Strannik671
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

58 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти