Вашингтон и Эр-Рияд в полушаге от «окончательного решения» сирийского вопроса



В последние дни вновь обострился сирийский вопрос. Жаркие дискуссии в американских политических кругах, эмоциональные выступления участников конференции Лиги арабских государств в Кувейте 25-26 марта – это не обсуждение планов мирного урегулирования сирийского конфликта; это дебаты о том, какой способ взятия Дамаска и свержения президента Асада будет наиболее эффективным.


Ситуация в Сирии для вооруженной оппозиции, банд интернационального джихада и внешних спонсоров всего этого «террариума единомышленников» зашла в тупик. Башар Асад и его команда сумели выработать эффективную тактику противостояния мятежникам и интервенции джихадистов, которая заключается в перемалывании оппозиции и джихадистов на стратегически важных направлениях и в нанесении ударов по логистическим узлам.

По сути, это тактика завершающего этапа афганской кампании СССР, когда на первый план выходит не установление контроля над каждой пядью земли, а снижение возможностей противника до уровня «приемлемой террористической угрозы». Успех достигается Дамаском за счёт превосходства правительственных сил, отрядов «Хезболлы» и бригад шиитских добровольцев в боевой выучке, поддержки войск тяжелой артиллерией и господства в воздухе.

Серьёзные победы сирийской армии при взятии Ябруда и восстановлении контроля над Каламунским ущельем далеко не означают конца войны или даже стратегического перелома в ней, но они затрудняют антиправительственным силам, во-первых, выход к ливанским портам, а во-вторых, доступ к суннитскому анклаву Арсал в ливанской долине Бекаа, который мятежники превратили в свою опорную базу. У ливанских шиитов и правительственных войск теперь появилась прекрасная возможность зачистить Арсал, ставший усилиями джихадистов не только их тыловой базой, но и центром производства наркотиков, контрабанды оружием и людьми.

Военные успехи Дамаска действительно обернулись тупиком для его противников, о чём эмоционально говорил на саммите в Кувейте наследный принц Саудовской Аравии шейх Салман бин Абдулазиз, патетически обвинивший весь мир в «предательстве оппозиции» и превращении ее в «легкую добычу для кровожадного диктатора». Выход из тупика в Вашингтоне и Эр-Рияде видят в изменении военного баланса в пользу мятежников. К призыву вооружить их тяжелым оружием, чтобы свести на нет господство правительственных сил в воздухе и превосходство армии в огневой мощи, собственно, и свелось выступление наследного принца.

Политическая карта Ближнего Востока стремительно меняется, и вопрос о саудовской гегемонии в регионе – это уже даже не форма удовлетворения амбиций династии, а проблема ее выживания. Склонив партнёров, да и то не всех, к «наказанию» Катара и закрепив таким образом свое лидерство в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива (CCG), Эр-Рияд нуждается в серьезном и скором внешнеполитическом успехе. Взятие Дамаска для него - самый ценный приз, который и укрепит позиции саудитов в арабском мире, и позволит приступить к выполнению других планов – созданию иордано-палестинской федерации и формированию антишиитской лиги от Аравийского полуострова до Пакистана.

Этим категоричность саудитов в диалоге с Обамой и обусловлена. Предложения, которые Вашингтон делает Эр-Рияду – ПерсоПРО, программа перевооружения, кураторство в делах Палестины и Магриба, при всей их финансовой привлекательности и политических дивидендах королевскую династию не очень устраивают, ибо носят оборонительный характер и не отвечают на главный для саудитов вопрос: «Как остановить рост влияния Ирана и шиитское «Пробуждение»?»

Агрессивность саудитов, когда для выживания династии требуется «небольшая победоносная война», ставит Обаму в весьма интересное положение. С одной стороны, на сегодняшний день ликвидировано почти 46 процентов сирийских химических арсеналов, что делает «иракский сценарий» в отношении Дамаска невозможным. Общественное мнение в США к прямому вмешательству в Сирию относится крайне отрицательно; это важно перед ноябрьскими выборами в конгресс, да и президентская гонка не за горами. С другой стороны, США вложили в свержение Асада уже около 2 миллиардов долларов. Американские неоконы, ожесточенно критиковавшие Обаму за нерешительность в сирийском вопросе, после Крыма утратили всякую сдержанность. Шантаж и угроза санкций в отношении России не сработали. Теперь Сирия воспринимается американцами как поле «реванша за Крым», а захват Дамаска – как возможность лишить Москву всех позиций на Ближнем Востоке. Саудовское лобби, за которым стоят интересы ВПК и транснациональных корпораций, шантажирует Белый дом угрозой критического охлаждения отношений между Вашингтоном и Саудовским королевством. И если Обама еще этот шантаж как-то переносит, то для Джона Керри с его президентскими амбициями эти угрозы создают на перспективу большое количество проблем.

США втянуты в Сирию гораздо сильнее, чем этого хотелось бы Белому дому. Помимо двух миллиардов на экспорт демократии в Сирию, есть еще четыре направления необъявленной войны против Дамаска, которую под прикрытием миролюбивой риторики ведет Вашингтон.

Во-первых, поставки легкого стрелкового вооружения антиправительственным силам с ведома конгресса США.

Во-вторых, финансирование мятежников (общий объем выплат с января составил около 3 миллионов долларов), их интенсивное обучение. С конца 2012 года оперативники ЦРУ и инструкторы американских сил специальных операций тренируют мятежников в лагерях на территории Иордании и Турции. Учебный курс включает навыки обращения с тяжелым вооружением, в частности с противотанковыми комплексами и ПЗРК. Эти тренировочные лагеря выпускают в месяц до несколько сот мятежников, часть которых затем ведет «инструкторскую работу» среди боевиков на территории Сирии.

В-третьих, поставки «помощи не летального характера», объем которой возрастает (сегодня она стоит почти 80 миллионов долларов ежемесячно) и меняется в качественном отношении. Если в начале 2013 года в «помощь не летального характера» входили, главным образом, медикаменты и продовольственные пайки, то сегодня основную ее часть составляют средства связи, приборы ночного видения, инженерно-саперное оборудование и транспортные средства.

В-четвёртых, столь любимый Вашингтоном инструмент экспорта демократии как санкции. На сегодня США и их партнёры по антисирийской коалиции заморозили все зарубежные активы Дамаска, в Сирию запрещены любые инвестиции, поставки любого оборудования и любые сделки с нефтепродуктами сирийского происхождения. Уместно добавить, что эти санкции не распространяются на территории, захваченные мятежниками.

От главного решения – предоставления мятежникам тяжелого вооружения и ПЗРК, а также создания бесполетной зоны вдоль турецкой или иорданской границы, что станет отправной точкой для нового наступления на Дамаск, - Вашингтон отделяет всего полшага.

Совещание представителей сирийской оппозиции 6 марта в стамбульском Wyndham Hotel через тридцать минут закончилось взаимным рукоприкладством, в ходе которого, как говорят, руки «дискутировавших» коснулись и лица Ахмеда Джарбы, витийствовавшего в Кувейте на саммите ЛАГ, но это, так сказать, издержки процесса объединения. По оценкам западных разведывательных источников, сегодня около 70 % групп вооруженной оппозиции «унифицированы и совместно выступают и против режима Асада, и против исламистов».

Визит Обамы в Эр-Рияд должен состояться 28-29 марта. К концу недели, видимо, прояснится, какой путь избрали противники Асада для «окончательного решения» сирийского вопроса.
Автор:
Игорь ПАНКРАТЕНКО
Первоисточник:
http://www.fondsk.ru/news/2014/03/27/vashington-i-er-rijad-v-polushage-ot-okonchatelnogo-reshenia-sirijskogo-voprosa-26630.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

66 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти