Сергей Лавров: логика восточного партнерства "или с нами, или против нас" провокационна

Сергей Лавров: логика восточного партнерства "или с нами, или против нас" провокационна


Совбез ООН провел закрытое заседание, на котором с докладом по ситуации на Украине выступил генсек ООН Пан Ги Мун, вернувшийся из поездки в Москву и Киев. 31 марта состоится еще одно заседание — открытое. Оно станет уже одиннадцатым с начала кризиса. В ООН диалог пока буксует. Зато 29 марта на Украине полностью развернута миссия ОБСЕ. В списке городов — Киев, Донецк, Харьков, Днепропетровск, Луганск и Одесса, то есть юг и юго-восток, которые были в центре внимания США и Европы, а также Львов и Ивано-Франковск — запад Украины, где вообще-то были предприняты первые попытки захвата обладминистраций. На том, чтобы мандат ОБСЕ распространялся на всю Украину, настаивала Москва, которая, в свою очередь, вывела за скобки Крым и Севастополь уже как российские. А что же российский "покер"? Об этом в интервью "Вестям в субботу" рассказал глава МИД РФ Сергей Ларов.


- Сергей Викторович, почти все заявления, в том числе официальных политических органов стран Европейского Союза, Соединенных Штатов, в отношении санкций включают в себя такую оговорку: "в случае дальнейшей эскалации". Под этим Запад имеет в виду пересечение российскими Вооруженными силами границы материковой Украины, грубо говоря, на харьковском направлении. Это будет или нет?

- Президент России, выступая в Георгиевском зале 18 марта, четко заявил, что нас очень беспокоит положение русскоязычных в восточных и южных областях Украины, особенно там, куда ринулись отряды "Правого сектора" под названием "Восточный фронт", некто Белецкий, люди абсолютно одиозные. Не надо быть физиономистом, чтобы понять, какие у них намерения. Они об них открыто говорят. Многие утечки телефонных разговоров тоже указывают на то, как к русским собираются относиться.

- Не только в "Правом секторе".

- Да. Президент потребовал от тех, у кого в руках сейчас власть на Украине, а также от их западных покровителей принять срочные меры, чтобы пресечь эти бесчинства. Он сказал, что мы будем защищать права русских и русскоязычных на Украине, используя весь арсенал политических, дипломатических и правовых методов. Мне к этому нечего добавить. Здесь должна быть честная работа. Нельзя, как во многих других случаях, будь то Сирия, Иран или еще кто-то, просто говорить, что случился кризис. Давайте уже примем реальность за данность. Россия должна и сирийский кризис урегулировать, и иранскую проблему решить, и успокоить ситуацию на Украине путем прямых переговоров с украинским руководством. Запад последовательно пытается сложить с себя ответственность за работу с теми, кого он взрастил и кого поддерживает для достижения своих геополитических целей.

- Но Вооруженные силы РФ будут стоять на границе?

- У нас нет никакого абсолютно намерения и интереса пересекать границу Украины. Последние действия украинского руководства направлены, как заявил исполняющий обязанности министра внутренних дел Аваков, на то, что любого, кто незаконно владеет оружием, преступников, надо разоружать. Если это — результат работы наших западных партнеров, то мы удовлетворены тем, что это происходит. И мы будем готовы продолжать вместе с ними искать совместные рекомендации для украинцев, которые пойдут в русле прекращения любой незаконной активности и начала глубокого конституционного процесса по реформированию государства.

- Появилась такая тема, что Россия в ответ на все происходящее откроет военные базы на Сейшелах, во Вьетнаме, Никарагуа, на Кубе, даже Аргентина попала в этот список. Что это?

- Это полная неправда. Вы понимаете термин "базы".

- Там, где стоят российские военные.

- Наш Военно-морской флот значительно окреп. Думаю, что после присоединения Крыма к России он получит гораздо больше возможностей развиваться. Для флота и для государства очень важно, чтобы флот был на высочайшем уровне подготовки, тем более что сейчас приходится не просто бороздить океаны для тренировок, а решать вполне конкретные задачи. Например, борьба с пиратами в Аденском заливе. Пираты появляются и в других частях Мирового океана. И флот совершает дальние походы. Мы договариваемся с некоторыми странами о том, чтобы существующую уже у них инфраструктуру наши военно-морские суда использовали для захода,

- Техобслуживания, заправка.

- Обслуживания, мелкий ремонт, пополнение запасов продовольствия, воды, отдых экипажа. Ни о каком строительстве баз, как это делают американцы, речь вообще не идет. И ни о каких договорах наподобие тех, которые американцы заключают, обеспечивая своим военнослужащим иммунитет от любых преступлений на территории страны пребывания, тоже речь не идет. Я в Интернете увидел интересную картинку: Российская Федерация, а вокруг нее красненькими точечками показаны американские военные базы. И фраза американского военнослужащего: "Как посмела Россия расположиться так близко к нашим военным базам?" Впечатляет.

- Но те страны, которые перечислены выше, входят в число тех, с которыми ведутся переговоры о праве захода кораблей?

- Этих стран несколько. И вопросы, которые требуют решения, рассматриваются по линии военных ведомств.

В этой связи интересно, как некоторые из перечисленных стран голосовали по юридически необязательной, но все-таки резолюции Генеральной ассамблеи ООН о признании нелегитимным референдума в Крыму. Япония присоединилась к странам НАТО. Вместе с ними выступили ровно сто государств. Много. И, конечно, неприятно, когда к странам НАТО и ЕС присоединились и такие русофильские государства, как Македония и Черногория, а из стран СНГ не только сама Украина, но и Азербайджан и Молдавия. Но если сложить тех, кто проголосовал против (11), воздержался (58) или вообще отказался от участия (24), то в сумме оказывается практически столько же — 93. То есть получается, что практически пополам.

Кто против из СНГ? Помимо самой России это Белоруссия и Армения. Казахстан и Узбекистан воздержались. Киргизия, Таджикистан и Туркмения не участвовали. Особо выделим не участвовавшие в голосовании Сербию и Боснию. Отказались осуждать Россию и страны БРИКС: Индия, Китай, Бразилия, к позиции которой в Латинской Америке, между прочим, присоединился и другой региональный гигант — Аргентина — и многие другие республики поменьше.

- Из 47 стран Африки явное большинство — 31 — отказалось поддержать резолюцию. Не стали бросать вызов Москве и многие азиатские государства: Индия, Пакистан, Афганистан, Вьетнам, Бруней. Ну, какая это изоляция?

- "Изоляция" — это такой термин, который придуман нашими западными партнерами и который пытаются навязать, исходя из неоимперских ностальгических амбиций, чуть что не так, чуть что не по их. Тогда они сразу хватаются за эту санкционную дубинку. Честное слово, время для этого уже прошло. Для начала, как я знаю, нашим украинским соседям посоветовали сделать текст максимально неконфронтационный и выдержанный исключительно в позитивных тонах, что нужно уважать территориальную целостность Украины. Ну, кто против этого будет возражать? Это даже не половина правды, а может быть, какая-то ее небольшая доля. Все принимают это. И после этого кому-то в расчете на наивность говорят: смотри, какая хорошая резолюция, подпишись, стань соавтором. Кому-то более искушенному, кто понимает, о чем идет речь, говорят: если ты не поддержишь эту резолюцию, то будут последствия, и называют их. Мы это знаем. Это совсем не про территориальную целостность, это совсем не про Украину.

- Недавно в интервью "Вестям в субботу" постпред России при ООН Виталий Чуркин сказал, что в Совете Безопасности Россия рассчитывает на моральную поддержку Китайской Народной Республики. Однако Китай все-таки воздержался во время голосования в Совбезе. После этого была встреча Барака Обамы с Си Цзиньпином, на которой американцы, как говорят западные журналисты, уговаривали китайцев отказаться от газовых контрактов с Россией. После этого была ваша встреча с Си Цзиньпином. Так кто нам китайцы?

- Очень близкие партнеры. И все практические шаги Китая подтверждают его приверженность согласованным с нами принципам. Если на высшем уровне, американцы предпринимали, как вы говорите, со слов ваших коллег, попытки заставить Китай пересмотреть его экономические договоренности с Российской Федерацией, тогда степень наивности или беспардонности просто зашкаливает. И я бы даже сказал, что не понимать суть китайской политики, китайской вообще натуры для профессионалов, которые готовят такого рода переговоры, непростительно.

- Где возможен компромисс с западным сообществом? Сейчас какой-то перпендикуляр наблюдается: Россия — с одной стороны, Западная Европа с Соединенными Штатами — с другой. Где бы вы с коллегами могли ударить по рукам?

- Этот разговор является исключительно перпендикулярным. Мы все-таки сближаем наши подходы. И последняя встреча с Джоном Керри в Гааге, и мои контакты с коллегами из Германии, Франции, рядом других стран показывают, что вырисовывается общее наполнение возможной совместной инициативы, которая могла бы быть предложена нашим украинским коллегам. Это очень важное уточнение, потому что до сих пор наши партнеры предлагали создать некую контактную группу, в которой под их присмотром Россия и те, кто сейчас захватил власть в Киеве, стали бы между собой договариваться. Это абсолютно неприемлемый формат. И речь идет совсем не о том. Мы убеждены, что нужна глубочайшая конституционная реформа. И честно говорим, что иного пути для устойчивого развития украинского государства, кроме как федеративное устройство, мы просто не видим. Может быть, кто-то знает лучше? Может быть, можно найти и в рамках унитарного государства некую магическую формулу, когда на Западе, на Востоке и на Юге отмечают разные праздники, чествуют разных героев и экономика совершенно разная?

- И говорят на разных языках в прямом смысле этого слова.

- Да. И думают по-разному. Очень сложно жить в унитарном государстве. Именно поэтому мы 10 марта распространили неофициальный документ, который до этого передали нашим коллегам, чтобы сразу же начать конституционную реформу, которая была бы всеобъемлющей, в которой участвовали бы все без исключения политические силы. Именно политические. Все без исключения регионы, причем с равным правом голоса. В рамках которой будут обеспечены права всех меньшинств, учитывая долю русского населения.

- Причем, коренного, а не диаспоры.

- Да. Коренного населения на Украине. И чтобы конституционная реформа была утверждена референдумом и действительно отражала интересы всех регионов. Чтобы после принятия этой Конституции всенародным голосованием состоялись выборы — президентские и парламентские.

- Западные партнеры слышат эти предложения?

- Слышат. "Федерация" — это уже далеко не запретное слово в наших разговорах. Я убежден, что мы должны на этом настаивать. Не потому, что нам этого хочется, а потому, что это — требование южных и восточных регионов Украины.

- Вы рассчитываете, что хотя бы через западные столицы эта мысль дойдет до Киева, который приступит к выполнению этого плана?

- Я только на это и рассчитываю, потому что нынешнее правительство в самостоятельности трудно заподозрить.

— Что касается внеблокового статуса Украины, является ли это предметом переговоров сейчас между Москвой и Вашингтоном, чтобы Украина не входила в НАТО?

- В наших предложениях этот тезис отражен. Мы убеждены, что новая Конституция должна однозначно закрепить внеблоковый статус Украины.

— Американцы это слышат?

- Слышат, но насколько они это понимают, можно судить по их публичным высказываниям. Президент Обама не так давно в Брюсселе выступал и говорил, что ни Украина, ни НАТО к этому не готовы, что сейчас не надо об этом говорить.

— Яценюк, кстати, сказал, что этот вопрос не стоит.

- Яценюк сказал, что пока не стоит. Но мы убеждены, что здесь не должно быть двусмысленностей. Слишком много этих "пока" и слишком много отсутствия намерений. Намерения меняются, а фактами Земля создается. Последние 25 лет нам обещали, что не будет передвижения военной инфраструктуры НАТО к нашим границам. Нас обманули. Нам вообще обещали, что не будет никаких военных объектов НАТО на территории новых членов. И вообще вы не переживайте: все, что мы делаем, не против вас. Это если говорить об играх с нулевым результатом, в которых нас обвиняют. Сам проект восточного партнерства был задуман, в логике "или с нами, или против нас". Сейчас то же самое будет происходить с Молдавией. Пытаются форсированно, пока еще там не прошли очередные выборы, подписать такое же соглашение, как было запланировано с Украиной, а в проекте этого соглашения Приднестровья не существует. Кишинев и новые украинские руководители фактически организовали блокаду Приднестровья. И все это сопровождается полным молчанием наших европейских партнеров. Более того, Американцы, как я понимаю, поощряют такую линию. Мы с ними хотим очень серьезно на эту тему поговорить, потому что они нагнетают атмосферу вокруг Приднестровья, что оно будет следующим. Это возмутительная провокационная риторика! На самом деле для приднестровцев пытаются создать невыносимую ситуацию. Это возмутительно! Их история ничему не учит. Они пытаются опять создать какой-то нарыв в наших отношениях.
Автор:
Сергей Брилев
Первоисточник:
http://www.vesti.ru/doc.html?id=1424243
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти