Какую судьбу уготовили Средней Азии США? Какими методами они пытаются вывести из игры Россию и Китай?

Чем это оборачивается для простых киргизов, таджиков и узбеков? Об этом «Росбалту» рассказал координатор региональных программ Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Александр Князев.




- Вопрос скорее риторический, но все же… Чем объясняется чрезмерная активность Соединенных штатов в Киргизии? Как соотносится их поведение с расхожим мнением о том, что где Америка – там и хаос? Отчего этой маленькой стране такая «честь»? И что мы получим в итоге?

- Киргизия, в принципе, не есть самоцель. В американских аналитических и политических кругах уже довольно много лет существует проект «Большого Ближнего Востока», в рамках которого есть и так называемый «Проект Большой Центральной Азии».

Все эти проекты и сценарии подразумевают перекраивание огромных регионов на карте мира. Киргизской части Ферганской долины в этих сценариях уготована судьба Косова: это будет анклав, в котором будут сосредоточены криминал, наркотики и структуры терроризма. Через эти «ниточки» можно при необходимости воздействовать на страны региона. В Европе эту функцию выполняет Косово — тут вам и европейский центр наркоторговли под крышей американской авиабазы Бондстил, тут и торговля людьми и человеческими органами, контрабанда оружия, весь спектр криминального рынка…

Кстати, подобная судьба уготована и Ливии, точнее ее восточной части, где базируются поддерживаемые сейчас Западом так называемые «революционеры».

- Не так давно на одной из международных конференций, вы сказали, что практически любой конфликт в Кыргызстане грозит стать международным… Но прошлогодний опыт, я имею в виду события на юге, по счастью был иным.

- Хорошо, что в прошлом году удалось локализовать южные события — во многом благодаря правильной, в принципе, политике Каримова. Думаю, в Ташкенте хорошо понимают, что любая эскалация любого конфликта в Ферганской долине была, есть и будет направлена в первую очередь против Узбекистана.

Надо помнить, что исторически ИДУ — это бывшие оппозиционеры Ислама Каримова. И этот инструмент направлен против него, против политического режима в Узбекистане, прямо или исподволь. Проводит Ислам Каримов «правильную» политику — давление ИДУ, его активность в регионе, уменьшается, делает «неправильно» — наоборот, активность «идушников» возрастает.

Это не отменяет их транснациональной активности, конечно… Многие из лидеров ИДУ «практиковались» в Чечне, с прошлой весны в их рядах появилось мощное пополнение, состоящее из выходцев с Кавказа и из Синьцзяня — чеченцы, дагестанцы, уйгуры… Инструмент универсальный.

- Который, к тому же, и дислоцируется под боком, и наверняка пользуется шаткой ситуацией у нас и у соседей? Тот же Таджикистан, со стороны которого мы весь прошлый год ожидали угроз, да и в этом тоже…

- Таджикистан, в данном случае важен и удобен, отчасти, как транзитная территория. Это сущностно конфликтная территория еще с гражданской войны 1990-х, что и подтвердили прошлогодние события в Раштской долине. От афганского Дарваза на таджикской границе и до ближайшей киргизской точки около полутысячи километров по дороге. И дорога эти неоднократно проходилась и террористами, и наркокурьерами. Душанбе, в принципе, никогда не контролировал эту территорию — Тавильдару, Гарм, Джиргеталь, так называемую «Каратегинскую зону». Там в свое время советская власть утвердилась только в 1950-е годы.

Помимо Киргизии, Таджикистана, Узбекистана в любом случае — де-юре и де-факто — не смогут оказаться в стороне Россия с Казахстаном — как страны-члены ОДКБ. И в случае конфликта Россия и Казахстан, так или иначе, будут вмешиваться (будь то политическое давление или нечто иное, вплоть до ввода войск).

- Последние ливийские события могли как-то сказаться на Средней Азии?


- Наверное, и в Астане, и в Ташкенте извлекли уроки из тех же ливийских событий. Назарбаев подстраховался досрочными выборами, которые показали едва ли не полное отсутствие сколько-нибудь серьезной оппозиции. В Узбекистане наверняка усилены соответствующие госструктуры.

Но попытки играть в многовекторность, рассчитывая на лояльность американцев, особенно для стран, где нет ресурсов, уже нереальны: время таких игр закончилось. Игры в дружбу с Америкой чреваты: пример того же Мубарака весьма красноречив, а ведь он был таким большим другом американцам.

США сейчас важна ротация сама по себе. Это означает, что лояльные режимы, просидевшие по 20 лет и теряющие силу, должны были замены на другие. Где гарантии, что так не поступят по отношению, например, к Назарбаеву?

- Но ведь попытка его смещения может закончиться хаосом

- А задача США в нашем регионе в том и состоит, чтобы установить управляемый хаос. На территории Киргизии будет тлеть вялотекущий конфликт, временами скрытый, эпизодически — принимающий открытый характер… Управлять им нетрудно — например, давая деньги, оружие — или наоборот, не давая — существует масса способов регулировать активность всех этих провокаторов, террористов и проч.

- В чем заключается цель управления хаосом?


- Сегодня очень многое в современной политике определяют энергоресурсы. Конфликт — один из способов управления их потоками. Если регион находится в состоянии конфликта, вероятность и добычи и особенно вывоза энергоресурсов резко снижается: ну кто будет вкладывать деньги в трубопровод, проходящий через воюющую страну?

- Трубопроводы в Центральной Азии намерены строить очень многие страны. Почти у всех мировых игроков есть тут свои трубопроводные проекты

- Сейчас наметилась тенденция к поставкам углеводородов из Центральноазиатского региона в Китай. И одна из задач, которую преследует сценарий «управляемого хаоса» — консервация региональных запасов нефти и газа и недопущение их поставок конкурентам, недопущение их на китайский рынок.

Еще одна задача — оказать непрямое давление на страны, которые являются конкурентами. Ведь, случись конфликт, Россия и Казахстан вынуждены будут тратить на обеспечение безопасности не просто большие, а колоссальные ресурсы. Даже если не станут ввязываться в конфликт напрямую. Скажем, Китай после марта 2005 года в разы увеличил свои затраты на инфраструктуру, связанную с безопасностью границ с Киргизией. Безопасность — очень дорогое удовольствие, а если учесть, что российско-казахская граница — одна из самых протяженных в мире? Да полноценно обустроить ее — таких расходов не выдержит ни один «Газпром»…

Кроме того, провоцирование и поддержание конфликтов нейтрализует неугодные интеграционные проекты. Например, рушится только начинающий реализовываться Таможенный союз. Ну, а как все это отразится на Киргизии — думаю, и без особых объяснений понятно.
Первоисточник:
http://www.rosbalt.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

1 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти