У края ядерной бездны

У края ядерной бездны


У одного из столиков в зале вашингтонского ресторана «Оксидентал» до недавнего времени висела табличка, на которой значилось: «В напряженный период Карибского кризиса в октябре 1962 года за этим столом состоялась беседа таинственного русского «мистера Х» с корреспондентом телевизионной компании АВС Джоном Скали. На основе этой встречи угроза ядерной войны была предотвращена».

Этим таинственным русским являлся Александр Семенович Феклисов, резидент разведки КГБ в Вашингтоне. А за полтора десятка лет до этих событий он же принимал непосредственное участие в получении важнейшей информации по атомной тематике.


СТАНОВЛЕНИЕ РАЗВЕДЧИКА


Александр Семенович Феклисов родился 9 марта 1914 года в Москве у Рогожской заставы, на Рабочей улице, в семье железнодорожного стрелочника, выходца из крестьян Тульской губернии. В 1929 году окончил железнодорожную школу-семилетку, затем – Фабрично-заводское училище имени Ф.Э. Дзержинского при паровозном депо «Москва-1» Курской железной дороги. Работал помощником машиниста на паровозе. В 1939 году окончил радиофакультет Московского института инженеров связи (МИИС) и был направлен на работу в органы государственной безопасности с зачислением на учебу в Школу особого назначения (ШОН) НКВД, готовившую кадры для внешней разведки.

Начались дни напряженной учебы, постижения азов разведки: спецдисциплины, иностранный язык, политическая подготовка. Много часов отводилось на обучение передаче на телеграфном ключе и приему на слух цифрового и буквенного текста по азбуке Морзе. Из этого Александр понял, что ему, по-видимому, предстоит работать за рубежом в качестве разведчика-радиста.

После окончания ШОН Феклисов был зачислен в американский отдел внешней разведки органов госбезопасности. Ему было объявлено, что в скором времени он будет направлен на работу в США.

В октябре 1940 года молодой разведчик был направлен на стажировку в американский отдел НКИД СССР. В те времена существовала практика, когда дипломатов, отъезжавших за рубеж, принимал нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Не стал исключением и Александр. Свою беседу с Феклисовым и еще двумя дипломатами, получившими назначение на работу в Англию, нарком начал с того, что подчеркнул – их путь к месту назначения лежит через Японию, поскольку в Европе бушует война. Молотов интересовался биографиями отъезжающих, семейным положением и другими вопросами. Когда очередь дошла до Александра и он рассказал, что пока еще не женат, реакция наркома была мгновенной:

– Как же это вы, голубчик, на «холостом ходу»? Мы ведь неженатых за границу не посылаем, тем более в США. Вам там сразу подберут красивую блондинку или брюнетку – и провокация готова!

Однако в разговор вмешался кадровик НКИД и отметил, что «старшие товарищи по работе» (то есть руководство разведки) характеризуют Александра Феклисова как политически и морально устойчивого человека, а кроме того, в советском полпредстве и в других советских учреждениях в США работают незамужние девушки, и он может найти среди них свою спутницу жизни (кстати, так потом и произошло). Молотов согласился с этим мнением, и вопрос о командировке был решен положительно.

Напутствуя дипломатов, нарком подчеркнул, что им придется работать в условиях надвигающейся мировой войны. Он попросил дипломатов уделить в будущей работе основное внимание выявлению тайных планов и реальных шагов США и Англии, направленных на сближение с Германией и возможное заключение между ними антисоветского альянса. В ходе беседы Молотов неоднократно указывал на необходимость использовать все средства для выявления тайных планов этих стран в отношении СССР.

Подготовка Феклисова к работе в нью-йоркской резидентуре подходила к концу. В декабре 1940 года для него был изготовлен радиопередатчик. Его испытания проходили в два этапа: из передающего центра в здании НКВД на Лубянке Феклисов устанавливал связь с радиоцентрами в Минске, Киеве и Ашхабаде. Когда эта задача была им решена, молодого разведчика направили в Батуми для организации радиосвязи с Москвой. Это была генеральная репетиция перед командировкой за океан. В начале января 1941 года Феклисову объявил, что ему необходимо как можно быстрее выехать в Нью-Йорк.

ЗА ОКЕАНОМ


В первую свою загранкомандировку разведчик отбыл 17 января 1941 года. Его долгий путь из Москвы к месту работы за океан длился более месяца и лежал через Владивосток, а затем – через Японию. Из Иокогамы Александр отбыл пароходом «Явота-мару» до Сан-Франциско, а оттуда – поездом до Нью-Йорка. В деловую и финансовую столицу США он прибыл только 27 февраля.

В генконсульстве СССР в Нью-Йорке Феклисов занимал по прикрытию должность стажера. В обязанности разведчика по прикрытию входила работа с командированными и постоянно проживавшими на территории консульского округа советскими гражданами, а также с моряками советских торговых судов, заходивших в американские порты.

В первые месяцы пребывания в США «Калистрат» (таким был оперативный псевдоним оперработника) знакомился с городом, совершенствовал знания языка, изучал агентурно-оперативную обстановку в стране.

Только в апреле 1941 года ему объявили, что в соответствии с заданием Центра ему предстоит решить задачу установления негласной двусторонней радиосвязи между резидентурой и Центром.

Поясним, что в предвоенные годы проблема установления устойчивой радиосвязи через Атлантический океан была сама по себе весьма сложной из-за несовершенства аппаратуры. Кроме того, согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях, подписанной еще в 1815 году, использование радио для передачи шифрованных сообщений вообще не предусматривалось. Каждое посольство зашифровывало свои депеши и в таком виде сдавало их на международный телеграф как обычные телеграммы, внося соответствующую плату. За любое сообщение приходилось платить немалые средства в твердой валюте, не говоря уже о том, что местные спецслужбы получали копии шифрованных сообщений. Поэтому использование негласной дальней радиосвязи для передачи шифрованных сообщений разведки было весьма актуальной задачей.

Одновременно разведчику вменялось в обязанность заниматься переводом на русский язык поступавших в резидентуру от агентуры информационных материалов, подбирать места встреч с агентурой для других сотрудников резидентуры, давать наводки на иностранцев, посещавших советское генконсульство и представлявших возможный разведывательный интерес.

«Калистрат» приступил к работе над установлением двусторонней радиосвязи с Центром. Поначалу ему не удавалось связаться с Москвой из-за того, что советское консульство, где находилась аппаратура, окружали небоскребы. Однако в дальнейшем он установил высокую антенну, и Москва начала принимать его сигналы в дневное и ночное время. Нью-йоркская резидентура стала использовать устойчивую радиосвязь с Центром для передачи срочных телеграмм. Здесь следует отметить, что и американцы в обход Венской конвенции имели в Москве негласную радиосвязь с Вашингтоном.

Как мы видим, начало активной оперативной деятельности «Калистрата» в Нью-Йорке совпало с неумолимо приближающейся войной. О неизбежности германско-советского военного столкновения открыто писали местные газеты. Советский посол в США Константин Уманский, выступая на совещании дипломатического состава генконсульства в Нью-Йорке в конце апреля 1941 года, прямо заявил: «Гитлер опьянен успехами. В Европе нет державы, которая могла бы остановить фашистов. Гитлер готовится к нападению на СССР, и по-видимому, войны нам с Германией при всем желании не избежать».

Предсказание посла вскоре сбылось. Утром 22 июня «Калистрату» сообщили о вероломном нападении Германии на СССР. Сотрудники генконсульства были переведены на военное положение.

Вскоре «Калистрату» было поручено вести разработку ряда перспективных иностранцев, а также руководить ценной агентурой по линии научно-технической разведки. Оперработник успешно справился с поставленными задачами. Он активно работал по проблемам американского атомного оружия. От его источников были также получены и направлены в Центр ценные сведения в области военной авиации и зарождающейся ракетной техники, электроники, в том числе по новейшим в то время различным видам сонаров, радаров, прицельным системам, зенитным радиовзрывателям, компьютерам, добыты секретные материалы о технологии производства электровакуумных приборов.

«Калистрат» работал в США до сентября 1946 года. После возвращения в Москву он был выведен «под крышу» в МИД, где занимал должность 3-го секретаря отдела по делам ООН.

НА ОСТРОВЕ


В начале августа 1947 года было принято решение направить Феклисова в Англию на должность заместителя резидента по линии научно-технической разведки. А уже в середине сентября ему предстояло провести в Лондоне встречу с агентом «Чарльзом» – ученым-ядерщиком Клаусом Фуксом.

После известной Фултонской речи бывшего британского премьер-министра Уинстона Черчилля, объявившего о введении железного занавеса в отношении СССР (выступление 5 марта 1946 года в Вестминстерском колледже американского города Фултон, штат Миссури), начался длительный период конфронтации Запада с нашей страной, получивший название «холодная война». Перед лондонской резидентурой стояли задачи выявления секретных планов США и Англии по подготовке к настоящей войне с Советским Союзом, а также добывания достоверной секретной информации о ходе работ в этих странах над созданием ядерного оружия.

Первая встреча разведчика с Клаусом Фуксом состоялась в пивном баре в отдаленном от центра Лондона районе. Обменявшись паролем и отзывом, «Калистрат» и Фукс вышли из бара и продолжили встречу на улице. Иностранец принес оперработнику важные материалы по технологии производства плутония, которые получил в британском атомном исследовательском центре в Харуэлле. «Калистрат» передал агенту задание к следующей встрече. Ознакомившись с вопросами задания, Фукс отметил, что по их содержанию он может сделать вывод о том, что через два года в Советском Союзе будет создана собственная атомная бомба. Его предвидение оправдалось: первая атомная бомба, созданная в СССР усилиями советских ученых при огромной помощи Клауса Фукса и других надежных помощников внешней разведки, была взорвана на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 года, окончательно похоронив монополию США в этой области.

Позже в одном из своих интервью, касаясь роли разведки в создании советской атомной бомбы, Феклисов подчеркивал:

«А мы ни на что и не претендуем. Разведка добывала ценную сверхсекретную информацию, а наши ученые работали над проблемой. Каждый занимался своим делом. Кстати, самая достоверная и перспективная научно-техническая информация становится полезной только тогда, когда попадает на благодатную почву, когда понимается ее значимость. Так случилось и с информацией об атомном оружии.

Нашу бомбу создавали ученые, инженеры, рабочие, а не разведка. В невероятно сложных условиях они сумели в короткие сроки создать атомный щит для Родины. А сведения, добытые разведкой, только ускорили эту работу. Тем не менее в одном из писем Игоря Васильевича Курчатова руководству МГБ СССР подчеркивалось: «Советская разведка оказала неоценимую помощь при создании советского ядерного оружия». Оценивая заслуги нашей разведки и ученых в создании советской атомной бомбы, академик Курчатов отмечал, что они находятся в соотношении пятьдесят на пятьдесят».

Испытание первой атомной бомбы в СССР вызвало потрясение во всем мире и шок у правящей элиты США, которая полагала, что наша страна отстала от Америки в этой области на 10–15 лет.

В правительственных кругах США и Англии пришли к выводу о том, что секреты атомного оружия были похищены советскими агентами, работавшими в американском центре ядерных исследований в Лос-Аламосе, где создавалась американская атомная бомба. ФБР приступило к тщательному расследованию. Активному изучению подверглись все лица, приезжавшие в Лос-Аламос, в том числе и Клаус Фукс. Было установлено, что он придерживался левых взглядов, доброжелательно отзывался об СССР. Кроме того, в одном из документов, переданных в сентябре 1945 года канадским спецслужбам перебежчиком-шифровальщиком резидентуры ГРУ в Оттаве Игорем Гузенко, упоминалось имя нашего агента.

У края ядерной бездны

Резидент советской внешней разведки Александр Семенович Феклисов. Вашингтон, 1963 год


Британская контрразведка взяла Клауса Фукса в интенсивную разработку, а 3 февраля 1949 года он был арестован и позже приговорен к 14 годам тюремного заключения. Впоследствии комиссия Конгресса США по атомной энергии пришла к выводу, что он передал Советскому Союзу и секреты производства водородной бомбы, которую, как известно, наша страна создала раньше американцев.

Клаус Фукс вышел из английской тюрьмы в июне 1959 года, через девять с половиной лет после приговора. Он отказался от весьма престижных предложений заниматься научной работой на Западе и улетел в Восточный Берлин. В 48 лет ученый начал жизнь с чистого листа. Он женился, работал заместителем директора Института ядерной физики, читал лекции по физике и философии. В дальнейшем стал действительным членом Академии наук ГДР, лауреатом Государственной премии первой степени.

Поскольку в 1947–1949 годах в Англии был крайне сложный контрразведывательный режим, каждая встреча «Калистрата» с Клаусом Фуксом тщательно прорабатывалась, а план ее проведения обсуждался и согласовывался с Центром. В результате все встречи с агентом проходили в спокойной обстановке. «Калистрат» и сам Фукс не допустили каких-либо ошибок, которые могли бы привести к провалу источника. Арестован он был только в результате предательства.

В связи с начавшимся судом над Клаусом Фуксом Центр принял решение о прекращении служебной командировки «Калистрата». В начале апреля 1950 года он возвратился в Москву.

И СНОВА США


С середины 1950 года по август 1960 года Александр Феклисов занимал ряд руководящих должностей в центральном аппарате внешней разведки. При этом в период с июня 1953 по декабрь 1955 года он находился в Праге, являясь заместителем главного советника МВД – КГБ по разведке при МВД ЧССР.

В 1959 году он принимал непосредственное участие в организации и обеспечении безопасности визита первого секретаря ЦК КПСС, председателя Совета министров СССР Н.С. Хрущева в США.

Весной 1960 года руководство разведки приняло решение направить Феклисова резидентом КГБ в США. Он возглавил вашингтонскую резидентуру.

Это был период разгара холодной войны. 1 января 1959 года отряды Фиделя Кастро вступили в Гавану. Диктатор Батиста с позором бежал из страны. На Кубе победила революция, которая сильно напугала правящую элиту США, привыкшую рассматривать Остров свободы в качестве своей колонии. Президент США Дуайт Эйзенхауэр враждебно отнесся к режиму Кастро. Сменивший его в 1961 году на этом посту президент Джон Кеннеди подхватил эстафету у Эйзенхауэра. Он вынашивал планы вторжения на Кубу для свержения революционного правительства Кастро.

Центр поставил перед резидентом «Калистратом» задачу добывать секретную информацию о планах США в отношении Кубы. Источники информации были приобретены, и в Центр пошли достоверные сведения, из которых следовало, что по указанию Джона Кеннеди готовится опeрация вторжения на Кубу. Была установлена точная дата высадки наемников на остров. В результате предпринятых Советским Союзом и кубинцами мер американская интервенция в районе залива Свиней провалилась. Отряды эмигрантских наемников были разгромлены и выброшены с территории Острова свободы.

Однако Джон Кеннеди не успокоился. Он стал готовить новую интервенцию под кодовым названием «Мангуста». Ответственным за операцию был назначен его брат, министр юстиции Эдвард Кеннеди. Ранней весной 1961 года в консульский отдел посольства СССР в Вашингтоне пришли два рыбака из самой южной части Флориды, где концентрировались отряды вторжения. Они принесли карту и на ней показали маршруты, по которым американцы забрасывают на Кубу оружие, взрывчатку, различные технические средства. В беседе с представителем советской разведки они высказали мнение, что США готовят новое вторжение на Кубу и просили проинформировать об этом правительство Фиделя Кастро.

В Москву была направлена соответствующая телеграмма с просьбой проинформировать кубинское правительство. Эта просьба была выполнена. Одновременно возглавляемая «Калистратом» резидентура по своим тайным каналам довела до сведения госдепартамента информацию о том, что кубинская контрразведка контролирует маршруты заброски на остров людей и оружия американской разведкой. Было проведено также мероприятие по «утечке» направленной информации. В соответствии с ней кубинская контрразведка якобы перевербовала нескольких заброшенных на Кубу контрреволюционеров и с их помощью ведет игру с ЦРУ, чтобы получить как можно больше денег и оружия.

Госсекретарь США Дин Раск был взбешен. Он имел серьезный разговор с Джоном Кеннеди, в результате которого ЦРУ было вынуждено значительно сократить переброску своей агентуры на Кубу. Однако это не привело к отмене операции «Мангуста». Джон Кеннеди по-прежнему готовил свержение Фиделя Кастро. Советское правительство по просьбе Кубы стало оказывать массированную экономическую и военную помощь этой стране. Зная о планах США, Никита Хрущев принял решение разместить на Кубе советские ракеты с ядерными боеголовками, способные нанести удар по территории США, включая Вашингтон и Нью-Йорк. 14 октября 1962 года американский разведывательный самолет «U-2» зафиксировал строительство на Кубе пусковых ракетных установок.

Джон Кеннеди немедленно создал «кризисный штаб» – Исполнительный комитет Совета национальной безопасности, в который вошли вице-президент, госсекретарь, министр обороны, директор ЦРУ и другие лица. Были предприняты строжайшие меры по предотвращению утечки информации. Представители военных и ЦРУ выступали за немедленное вторжение на Кубу, однако американский президент колебался. Он разделял мнение министра обороны Роберта Макнамары о том, что в случае бомбардировки пусковых установок ракет могут погибнуть советские специалисты, что неизбежно приведет к втягиванию СССР в конфликт.

О том, что СССР разместил на Кубе ядерные ракеты, способные поразить территорию США, американская администрация долго не решалась объявить публично, и только угроза оппозиции самостоятельно проинформировать об этом население вынудила Джона Кеннеди выступить по радио с обращением к нации. Эта новость вызвала панику в США. Свыше миллиона американцев срочно покинули территорию США и укрылись в Мексике и Канаде. Кеннеди принял решение установить блокаду Кубы. Так возник Карибский кризис, поставивший мир на грань ядерной катастрофы. Резидентура КГБ в Вашингтоне работала круглосуточно, добывая текущую оперативную информацию о планах США в отношении Кубы.

22 октября 1962 года, в разгар Карибского кризиса, «Калистрата» пригласил на завтрак известный американский журналист Джон Скали, с которым оперработник периодически поддерживал официальный контакт. Они встретились в ресторане отеля «Оксидентал». Скали выглядел взволнованным. Без предисловий он начал обвинять Хрущева в агрессивности. Разведчик парировал нападки журналиста примерами из политики США, которые окружили СССР сетью военных баз, оснащенных ядерным оружием. Упомянул он и о полете самолета-шпиона U2, об агрессии против Кубы. В конце беседы Скали сказал, что вечером того же дня Джон Кеннеди выступит с обращением к народу, в котором объявит о мерах, принятых против Кубы.

Ситуация накалялась с каждым днем. 26 октября «Калистрат» пригласил Скали на ланч. Журналист, в свою очередь, сообщил о предстоящей встрече с советским представителем госсекретарю Дину Раску, а тот доложил о ней президенту Джону Кеннеди. По-видимому, американцы понимали, что «Калистрат» является не просто первым секретарем посольства СССР, а представляет еще какую-то советскую службу – ГРУ или КГБ. Джон Кеннеди дал указание сообщить советскому дипломату о том, что время не терпит, поэтому Кремль должен срочно сделать заявление о своем безусловном согласии вывести ракеты с Кубы.

В ходе беседы с американским журналистом разведчик подчеркнул, что вторжение США на Кубу предоставило бы Хрущеву свободу действий в другом районе мира, например в Западном Берлине. Эти слова взволновали американца, и он немедленно передал их Джону Кеннеди. Реакция президента США была мгновенной. Скали позвонил во второй половине того же дня в советское посольство и попросил «Калистрата» срочно с ним встретиться. На этой встрече Скали передал разведчику компромиссные предложения президента США руководителю Советского Союза Хрущеву по разрешению кризиса. Их суть сводилась к следующему: СССР немедленно демонтирует и вывозит с Кубы свои ракетные установки под контролем ООН; США снимают блокаду Кубы и берут на себя публичное обещание не вторгаться на Остров свободы.

Скали добавил, что это соглашение может быть оформлено в рамках ООН. Советский представитель подчеркнул, что незамедлительно передаст эти предложения Кеннеди советскому послу. Однако Анатолий Добрынин отказался направлять телеграмму по линии совпосольства. Тогда «Калистрат» передал ее в Центр шифровкой резидентуры.

27 октября Скали вызвал «Калистрата» на встречу. Он стал упрекать дипломата в отсутствии реакции советской стороны на предложения Кеннеди. Разведчик ответил, что линии связи перегружены, однако ответ Хрущева обязательно последует. И действительно, ответ советского руководителя поступил в воскресенье 28 октября. Советский Союз принял предложение США о демонтаже ракет на Кубе. Взамен США обязались вывести свои ракеты «Юпитер» с территории Турции и не нападать на Кубу. Карибский кризис был успешно разрешен. Свой вклад в это дело внес и резидент КГБ в Вашингтоне «Калистрат».

В 1964 году завершилась служебная командировка разведчика в США.

Возвратившись в Москву, Александр Феклисов работал на руководящих должностях в ПГУ КГБ СССР. С 1969 года находился на преподавательской работе: являлся заместителем начальника Краснознаменного института КГБ (ныне – Академия внешней разведки) и одновременно начальником одного из его факультетов. Кандидат исторических наук. Много сил и энергии он отдавал воспитанию будущих разведчиков.

В 1974 году полковник Феклисов вышел в отставку по возрасту. За заслуги в разведывательной работе он был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом «Знак Почета», многими медалями, а также нагрудными знаками «Почетный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке».

Находясь в отставке, Феклисов принимал активное участие в воспитании молодого поколения сотрудников внешней разведки, занимался исследовательской и публицистической деятельностью. В 1994 году вышла его книга мемуаров «За океаном и на острове», а в 1999 году – «Признание разведчика». В них Александр Феклисов рассказал в доступной форме о своей разведывательной деятельности за рубежом.

15 июня 1996 года Указом президента Российской Федерации за выдающийся вклад в обеспечение безопасности нашей страны Александру Семеновичу Феклисову было присвоено звание Героя России.

Скончался Александр Семенович 26 октября 2007 года.
Автор: Владимир Антонов
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2014-03-07/14_nuclear.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. стер 1 апреля 2014 10:22
    Были времена - СССР даже при подонке Хрущеве диктовал свою волю миру. Этого до сих пор не могут простить заклятые друзья!
    1. platitsyn70 1 апреля 2014 10:54
      Были времена - СССР даже при подонке Хрущеве диктовал свою волю миру. Этого до сих пор не могут простить заклятые друзья!
      годы прошли,а кузькина мать живет.
      platitsyn70
  2. Lumumba 1 апреля 2014 10:41
    Именно так. При всём неуважении к Хрущёву, стоит признать тот факт, что он таки нехило давал штатам про***ться.
  3. VNP1958PVN 1 апреля 2014 10:52
    Эх были люди в наше время!
  4. zao74 1 апреля 2014 11:09
    Судьба человека - служить Отчизне... Лучшей и представить невозможно.
  5. navy1301 1 апреля 2014 11:12
    А сейчас чье время? не наше?
  6. Мареман Василич 1 апреля 2014 11:22
    Да, это была сила. Вечная слава русским, советским воинам! Бойцам видимого и невидимого фронта.
  7. alex47russ 1 апреля 2014 11:31
    Необходимо заново набирать упущенное превосходство!!! Надеюсь Путин и его политика снова сделают нас сверх державой!!!
  8. San_АА 1 апреля 2014 12:04
    Да раньше можно было встречаться в кофе, парке. Сейчас сложнее. Думаю и сейчас мы держим США за "причендалы".
  9. pvli74 2 апреля 2014 16:03
    Этот человек по праву заслуживает уважение , награды и вечную память народа которому он служил, я думаю и сейчас в служе безопасности не мало есть таких людей, правда о которых мы узнаем еще не скоро.
    pvli74

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня