Материнский подвиг

Материнский подвигВ многострадальной России имя матери и отношение к ней всегда было свято. Но, к величайшему нашему стыду, только считанные единицы из тех матерей, которые потеряли на войне всех или нескольких своих сыновей, достойно увековечены в памяти потомков.

Таким вот редким исключением из печального правила является величественный мемориальный комплекс «Материнская доблесть» в посёлке Алексеевка города Кинель Самарской области, посвященный Прасковье Еремеевне Володичкиной. Мемориал представляет собой бронзовую скульптуру матери-героини, окруженную расположенными на гранитной стеле девятью бронзовыми журавлями, символизирующими ее девятерых сыновей. Шестеро сыновей Прасковьи Еремеевны погибли на фронте Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. смертью храбрых, трое позже скончались от ран. Она не дождалась этих последних, оставшихся в живых сыновей: получила известие о гибели шестого сына, и сердце ее не выдержало… Прасковья Володичкина была награждена орденом "Мать-героиня" под номером 1.

Анна Савельевна Алексахина, мать десятерых детей, отправила на фронт восьмерых сыновей. Четверо из них не дожили до Победы. Кубанская крестьянка Епистимия Федоровна Степанова, потерявшая на фронте шестерых сыновей, была посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени. Татьяна Николаевна Николаева из Чувашии также отдала Родине шестерых из восьми сыновей.


А сколько никому не ведомых российских матерей-героинь лишилось своих сыновей на фронтах Первой мировой!.. Из сохранившейся исторической хроники того времени известны случаи гибели всех или большинства братьев-офицеров из потомственных военных семей. В то же время широко рассказывалось, например, о судьбе шестерых братьев-офицеров – сыновей генерал-майора Михаила Ивановича Ставского. Старший из них был убит еще в японскую войну. Остальные пятеро братьев оказались на фронтах Первой мировой, и трое из них погибли в бою. И неудивительно, что об их смерти говорилось как о героическом подвиге трех русских богатырей. Первый брат, поручик Николай Ставский, погиб, атакуя врага и подняв в бой батальон, потерявший своего командира. Солдаты наголову разбили противника, но их новый командир был смертельно ранен в голову. За этот подвиг указом императора поручик Ставский был посмертно награжден почетным Золотым Георгиевским оружием. Его брат Иван в точности повторил этот подвиг, подняв в атаку две роты воинов, и тоже был сражен пулей врага. Третий брат, Александр Ставский, имел возможность остаться в тылу, поскольку занимал государственную должность, но пошел на фронт вслед за своими братьями-офицерами, и за ряд подвигов был удостоен ордена св.Георгия 4-й степени. Об одном его подвиге писали все газеты. Он, уже офицер лейб-драгунского полка, находясь в конной разведке с десятком кавалеристов, оторвался от своей части и целых полгода воевал в тылу врага, пока не прорвался к своему полку. Это был лихой кавалерист и тоже сложил голову в атаке, устремляя своих конников на врага.

Рассказывая об этих героях, газеты никогда не упоминали о несчастных матерях павших воинов, но одна материнская трагедия той войны оставила свой след как в памяти ее современников, так и на страницах сохранившихся газет.

Это история Веры Николаевны Панаевой, матери трех сыновей – гусарских офицеров. Это были ротмистры Борис и Лев Панаевы и штабс-ротмистр Гурий Панаев. Они служили в знаменитом 12-м Ахтырском гусарском генерала Дениса Давыдова полку (того самого поэта-партизана, героя войны 1812 года). Семья Панаевых была хорошо известна в России. Владимир Иванович Панаев (1792-1859) был в свое время популярным поэтом. Его племянник Иван Иванович Панаев (1812-1862) стал писателем, возродившим вместе с великим Некрасовым журнал "Современник". Его жена Авдотья Яковлевна Панаева (Головачева), тоже оставила заметный след в мемуарной литературе того времени. Много Панаевых служило в Русской армии. Дед братьев-героев Александр Иванович, университетский друг писателя С.Т. Аксакова, участвовал офицером в Отечественной войне 1812 года и был отмечен за храбрость двумя видами наградного оружия – Золотым и Аннинским. Его сын полковник Аркадий Александрович Панаев (1822-1889) был героем Крымской войны и адъютантом главнокомандующего морскими и сухопутными силами в Крыму Александра Сергеевича Меншикова. Обладая потомственным литературным талантом, он написал книгу воспоминаний о своем командире. Аркадий Александрович был женат на Вере Николаевне Одинцовой. В его семье, проживающей в городе Павловске под Санкт-Петербургом, родилось четверо сыновей, которых он воспитывал как будущих военных. Его ранняя смерть переложила воспитание детей на вдову, которая не только не препятствовала их военным устремлениям, но и помогла им утвердиться в выборе, хотя выбрали они самые тяжелые и опасные воинские профессии – легкую кавалерию и флот. Мать была для братьев самым близким человеком, а они для нее – самой большой радостью и заботой в жизни. К моменту начала Великой войны они уже были тридцатилетними опытными офицерами: трое служили, как уже говорилось, в 12-м Ахтырском гусарском полку, а один на флоте. Самый старший из братьев Борис Аркадьевич Панаев уже прошел русско-японскую войну, испытал все ее тяготы и был дважды ранен. За проявленную храбрость он был награжден четырьмя боевыми орденами, и был не только заботливым командиром, но и совершил поступок, о котором говорила вся армия. В одном из боев Панаев увидел, что вестовой, скакавший с донесением, ранен, и японцы хотят захватить его в плен. Под сильнейшим ружейным огнем храбрый офицер доскакал до него и вывез раненого воина с поля боя к русским окопам.

Служба в Ахтырском полку была нелегка, приходилось заботиться не только о личной подготовке, но и о содержании и выучке своего скакуна. Но, несмотря на занятость, ахтырские гусары находили время и для литературных экспромтов, и для веселой шутки. Сохранились фотографии лихой джигитовки братьев Панаевых и шутливой дрессировки коня, который помогал надевать шинель своему хозяину Гурию Панаеву. А семейный литературный дар проявился, в частности, в написании Львом Аркадьевичем стихотворения «На возрождение гусар»:

Скорей наденьте доломаны
Гусары прежних славных лет,
Вставляйте в кивера султаны
И пристегните ментишкет.
Для нас сегодня день великий –
Гусар и партизан Денис,
Услыши говор наш и клики
Из гроба встань, сюда явись…


Война заставила братьев и их однополчан забыть все гусарские забавы и окунуться в огненную военную пучину, которая мгновенно поглотила многих из них.

Русские офицеры всегда отличались беззаветной отвагой и стремлением быть впереди своих солдат, что приводило в итоге к их массовой гибели. Так, к 1917 году в некоторых частях было убито или выведено из строя до 86% офицерского состава.
Кроме того, русские офицеры с трудом привыкали к современным методам войны, где требовалась не только храбрость, но и разумная холодная расчетливость в бою. Этим во многом объясняются успехи неприятельских войск в ряде сражений, в которых немецкие и австрийские офицеры только в крайнем случае шли впереди солдат. В своих воспоминаниях военный министр того времени генерал от инфантерии А.А. Поливанов отмечал, что русский солдат дерется упорно и полезет куда угодно, когда есть офицер, который его ведет…

Первым погиб самый опытный, закаленный в боях с японцами, тридцатишестилетний Борис Панаев. В тяжелейших августовских боях 1914 года он со своим эскадроном атаковал превосходящие силы врага – вражескую кавалерийскую бригаду и в короткое время был дважды ранен. Особенно тяжелую рану он получил в живот. Превозмогая страшную боль, он продолжал вести эскадрон в атаку и вступил в схватку с командиром вражеской части. Противник, видя это, сосредоточил весь огонь на русском офицере. Несколько пуль пробило ему голову… Гусары, воодушевленные подвигом командира, отчаянной атакой заставили врага отступить. Борис Панаев погиб 13 августа, и посмертно, указом от 7 октября 1914 года, был награжден орденом св. Георгия 4-й степени. В своей книге по кавалерийской тактике "Командиру эскадрона в бою" он писал в 1909 году: "Жалок начальник, атака части коего не удалась – отбита, а он цел и невредим". И остался верен себе не только на словах, но и на деле…

Мы не знаем, когда получила его мать известие о гибели сына, но скорее всего, два страшных известия пришли одновременно…Уже через две недели в такой же атаке, в Галиции, погиб и второй брат, тридцатипятилетний штабс-ротмистр Гурий Панаев. При этом за несколько минут до гибели он повторил подвиг своего старшего брата: вынес с поля боя раненого рядового гусара. Посмертно его наградили, как и брата, орденом св. Георгия 4-й степени. Вот как описывал подвиг Гурия один из однополчан: «…Гурий Панаев, отбиваясь от него пал сраженный пулей и осколком снаряда в грудь. Тело его было найдено у убитой лошади, узду которой он и мертвый продолжал держать в руке. Поразительную красоту смерть наложила на его лицо. Гурий хоронил своего брата Бориса, Лев хоронил Гурия…».

В этом же бою третий брат, ротмистр Лев Панаев, заслужил Золотое Георгиевское оружие за взятие конным ударом вражеских окопов и артиллерийских орудий. Пораженный двойным ударом судьбы – гибелью родных братьев, он, тем не менее, находит в себе душевные силы написать письмо утешения матери своего боевого друга Николая Флегонтовича Темперова, также погибшего в бою:

« …Господь Бог да пошлет Вам утешение в скорби и с праведниками упокоит чистую душу Николаши… через три дня рядом с ним я похоронил моего брата Гурия, который погиб тоже славной смертью во время атаки… Ранее 13 августа Господь таким же образом призвал моего старшего брата Бориса. Вот какие утраты, дорогая Мария Николаевна, понесли Вы и моя мама, положив на алтарь Отечества дорогие жертвы… Да поможет Вам в скорби Ахтырская Божья Матерь, пред крестом стоящая и взирающая на страдания своего Божественного Сына…».

Не прошло и нескольких месяцев, как несчастная Вера Николаевна получила третье страшное известие. 19 января 1915 года ее третий сын тридцатидвухлетний Лев Панаев совершил поистине беспримерный подвиг.

Он со своими солдатами-кавалеристами остановил отступающий пехотный полк и, возглавив его, пошел по глубокому снегу в пешую штыковую атаку на пулеметы врага, и захватил его неприступные оборонительные позиции ценой своей жизни. Посмертно его так же, как и братьев, наградили орденом св. Георгия 4-й степени. Очевидец сражения писал: «…Не только атака противника была отбита, часть его позиций была взята, было захвачено много пленных, несколько пулеметов, но в этой атаке был убит наповал двумя пулями в печень Ротмистр Лев Панаев». Подвиг братьев Панаевых не только поразил всю патриотическую Россию, но и стал примером и призывом для всех – идти добровольцами на фронт. В родном для братьев Николаевском кавалерийском училище решили открыть мраморную доску с описанием их подвига и поместить в новом учебном зале. Скульптор В.В. Лишев изобразил В.Н. Панаеву в виде боярыни, которая с трехстворным складнем-иконой и тремя мечами в руках благословляет склонившихся перед нею в виде древнерусских витязей трех сыновей… Не может не восхищать поступок последнего из братьев Панаевых – Платона. Он, кадровый офицер российского военного флота, оставил морскую службу на Дальнем Востоке, где был командиром канонерской лодки "Сибиряк", чтобы отправиться на фронт и лицом к лицу сражаться с врагом. Известен отклик на этот поступок командующего 8-й армией генерала от кавалерии А.А. Брусилова, сказавшего, что Панаевы – истинно героическая семья, и чем таких больше, тем лучше. Тем временем командование флота, желая сберечь жизнь последнего из братьев Панаевых, воспрепятствовало его отправке на фронт и отправило служить на морскую штабную должность в Петрограде.

И тогда великая мать обратилась к его начальству с требованием немедленно отправить ее сына на фронт, где погибли его братья, и с оружием в руках отстаивать свое Отечество. Адмиралы, пораженные поступком Панаевой, не могли ей отказать и направили Платона Аркадьевича на одну из действующих эскадр Русского флота.

С 1 апреля 1916 года он уже участвовал в боевых действиях, а 2 апреля был подписан и широко обнародован императорский рескрипт о награждении Веры Николаевны Панаевой знаком отличия святой Ольги 2-й степени. Этот знак был учрежден 11 июля 1915 года императором Николаем II в ознаменование 300-летия царствования Дома Романовых «во внимание к заслугам женщин на различных поприщах государственного и общественного служения, а равно к подвигам и трудам их на пользу ближнего». Думается, будет уместным привести здесь текст высочайшего рескрипта полностью.

Приказ

по Николаевскому Кавалерийскому Училищу

от 5 апреля 1916 г.


Объявляю с гордостью и счастливым радостным чувством ВЫСОЧАЙШИЙ рескрипт на имя Военного Министра. В нынешнюю великую войну наша армия явила нескончаемый ряд примеров высокой доблести, неустрашимости и геройских подвигов, как целых частей, так и отдельных лиц. Особое внимание привлекла геройская смерть трех братьв Панаевых, офицеров 12-го гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова, ныне Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка ротмистров Бориса и Льва и штабс-ротмистра Гурия, доблестно павших на поле брани. Братья Панаевы, проникнутые глубоким сознанием святости данной ими присяги, бесстрашно исполнили долг свой до конца и отдали жизнь свою за царя и Родину. Все три брата награждены орденом св. Георгия 4-й ст, и их смерть в открытом бою является завидным уделом воинов, ставших грудью на защиту Меня и Отечества. Такое правильное понимание своего долга братьями Панаевыми всецело отношу к их матери, воспитавшей своих сыновей в духе беззаветной любви и преданности к престолу и Родине. Сознание, что дети ее честно и мужественно исполнили долг свой, да наполнит гордостью материнское сердце и поможет ей стойко перенести ниспосланное свыше испытание. Признавая за благо отметить заслуги передо мною и Отечеством вдовы полковника Веры Николаевны Панаевой, воспитавшей героев сыновей, жалую ее, в соответствии со ст. 8-ю Статута знака отличия св. Равноапостольной княгини Ольги, сим знаком 2-й степени и пожизненной ежегодной пенсией в 3000 рублей.

Пребываю к Вам благосклонный.

Николай.


Еще два года мать жила надеждой, что последний сын все же вернется домой, и каждый день молилась за него и всех русских воинов, но в 1918 году не стало и последнего брата-офицера Платона Панаева…

Это было уже другое время, никому не было дела до героической или трагической гибели фронтового русского офицера – революционная смута и безумие охватили Россию. И в 1923 году сердце матери павших героев Первой мировой войны потомственной русской дворянки Веры Николаевны Панаевой не выдержало, как не выдержало оно гораздо позднее и у другой матери – простой русской женщины Прасковьи Еремеевны Володичкиной…

Орден святой равноапостольной княгини Ольги существует и сегодня. Он учрежден определением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Священного Синода от 28 декабря 1988 года в ознаменование 1000-летия Крещения Руси.
Автор: Николай Владимиров
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/voyna_1914/materinskij_podvig_165.htm


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 9
  1. ЯДУМАЮ 1 апреля 2014 09:56
    Читаю, а слезы льются.Как перенести гибель трех, шести сыновей?! Вот это женщины, родину любят и понимают, как надо воспитывать сыновей. Нынешнее поколение упущено нами.К примеру, говорю дочери, что Родину надо любить также, как мать.Отвечает:"А что Родина для меня сделала?"А ведь я то всегда считала,"Раньше думай о Родине, а потом о себе"..Где-то упустила.
    ЯДУМАЮ
  2. parusnik 1 апреля 2014 10:06
    Материнский подвиг...что-то добавить сложно..
  3. Вова Вартанов 1 апреля 2014 11:26
    Уважение ! Вот чувство , которое я чувствовал , читая эту статью .
  4. SPLV 1 апреля 2014 11:35
    Печально, что такая тема статьи оказалась неинтересной большинству посетителей сайта, предпочитающих повышать себе рейтинг ругая американцев. Мне знакома одна из таких женщин. Пережившая войну, родившая 10 детей, из которых в живых сейчас осталась только половина, не получила звания матери-героини из-за смерти одного ребёнка в возрасте до 14 лет. Спасибо матерям, воспитывающим нас, гордящимся, переживающим. Это прежде всего их заслуга и ответственность - суметь воспитать, накормить, вырастить.
  5. Aleks тв 1 апреля 2014 12:02
    Очень трудно читать такие статьи........................
    И трудно писать адекватные коменты...

    НИЗКИЙ ВАМ ПОКЛОН, НАШИ МАМЫ.
    СОСТРАДАНИЕ МАТЕРЯМ. ПОТЕРЯВШИХ ДЕТЕЙ.

    НИЗКИЙ ПОКЛОН.
  6. Пеший 1 апреля 2014 12:04
    Это не подвиг это трагедия материнская, растить, воспитывать и в одночасье лишится своих детей, часто одного единственного сына.
  7. Gomunkul 1 апреля 2014 12:06
    Материнский подвиг
    Низкий поклон всем матерям. hi
  8. Каплей 1 апреля 2014 16:43
    Тема поднята очень важная. Мною 8 августа 2013 года в "ВО" была опубликована статья "Штабное учение в промышленности", где я постарался раскрыть роль наших матерей в защите и воспитании детей во время и после Великой Отечественной войны. Отклики читателей были трогательные и задушевные. прекрасная статья и я думаю, она затронет многих читателей. Честь имею
  9. colonel 1 апреля 2014 21:02
    Слов нет, есть чувства, эмоции. Автору огромное спасибо. Мог бы поставить полмиллиона плюсов, поставил бы.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня