Еще о коррупции в индийских оружейных сделках

Несмотря на предпринятые реформы, система оборонных закупок Индии продолжает оставаться запятнанной коррупцией и другими правонарушениями, которые способны скомпрометировать программу оборонной модернизации страны. Еще хуже, что такие нарушения могут оказывать влияние на внутреннюю политику в преддверии майских президентских выборов. Аналитик Деба Моханти на сайте швейцарской The International Relations and Security Network (ISN) размышляет, почему Нью-Дели не удается решить проблему, которая ставит под угрозу все усилия по модернизации обороны страны.

Текущие разногласия


Как минимум три крупных скандала (два из которых связаны с закупками оборонных предприятий, а третий с индийскими ВВС) за последние восемь лет привели к внесению девяти компаний в черный список. На сегодняшний день, Центральное бюро расследований Индии (CBI) расследует более двадцати случаев коррупции и злоупотребления полномочиями. МО Индии также внесло в черный список четыре крупные международные компании: Rheinmetall Air Defence, Singapore Technologies Kinetics Ltd, Israel Military Industries Ltd и российскую Корпорацию «Защита», а бывшего главу индийской госкомпании Ordnance Factory Board (OFB) в 2010 г. арестовали и посадили в тюрьму за неправомерные действия.

Совсем недавно минобороны в результате нарушения компанией Agusta Westland International, дочерней компании Finmeccanica, соглашения о честном поведении отказалось от закупки 12 вертолетов AW 101 на сумму 570 млн долл. Нарушения привели к новым расследованиям CBI в отношении деятельности 11 лиц, включая нескольких руководителей Agusta и Finmeccanica, бывшего командующего ВВС Индии, а также еще четырех компаний (двух иностранных и двух индийских). Местные оппозиционные партии тоже использовали эти нарушения, чтобы надавить на министра обороны А. К. Энтони.

Тем не менее, ответные действия Нью Дели в отношении контракта на AW 101 вызывают вопросы. Во-первых, пока CBI расследует «вертолетную аферу», возникают сомнения в мудрости решения Foreign Policy Promotion Board (агентство, которое регулирует иностранные инвестиции в Индию) относительно поддержки создания совместного предприятия Indian Rotorcraft Limited между индийской Tata Sons и Agusta Westland. Компания будет заниматься сборкой однодвигательных вертолетов и их обслуживанием на внутреннем и внешних рынках. В свете недавних событий минобороны отнюдь не в восторге от такого решения.

С другой стороны, индийский совет по оборонным закупкам — орган, который утверждает все предложения по оборонным закупкам — заморозил предложение о закупке 98 тяжелых торпед Black Shark для проекта субмарин Scorpene. Они, кстати, строятся компанией Whitehead Alenia Sistemi Subacquel, которая тоже является «дочкой» Finmeccanica. Добавляет масла в огонь и нынешний статус тендера на 127-мм пушки для кораблей ВМС Индии. BAe Systems, как сообщается, отказалась от участия в тендере, оставив еще одну «дочку» Finmeccanica единственным претендентом.

Наконец, конкуренция вокруг затянувшегося тендера MMRCA остается бельмом на глазу Нью-Дели. Пока А. К. Энтони продолжает настаивать на том, что принятие окончательного решения по покупке 126 истребителей откладывается из-за длительных переговоров по расчетам стоимости жизненного цикла и офсетных соглашений, инсайдеры связывают эту медлительность с расследованиями различных жалоб от высокопоставленных индийских политиков. Один из них, руководитель влиятельного парламентского комитета по финансам, Яшвант Синха, даже написал министру обороны письмо, призывая его пересмотреть контракт MMRCA.

Еще о коррупции в индийских оружейных сделках


Ничего нового

Впрочем, коррупционные скандалы разъедали индийские оборонные закупки на протяжении десятилетий. Например, скандал с компанией Bofors в конце 1980-х гг. С целью получения контракта на поставки в Индию артиллерийских орудий, шведский индустриальный гигант, предположительно, одарил откатами тогдашнего премьер-министра Раджива Ганди и членов его правительства. Это не только привело к отставке правительства Ганди, но и негативно сказалось на модернизации индийской артиллерии, последствия чего продолжают преследовать армию страны и по сей день.

В результате за последние десять лет по меньшей мере четыре артиллерийских тендера были либо отменены, либо назначены повторно, что привело к серьезным проблемам. Соответственно, расследование в отношении контракта по AW 101 также может привести к серьезным последствиям для программы военной модернизации Индии, особенно если в результате расследований CBI Finmeccanica и ее дочерние предприятия окажутся в черном списке, хотя это и два разных случая.

Так почему же Нью-Дели не способно контролировать коррупцию, которая наносит ущерб развитию страны, и в целом свою оборонную промышленность? Такие проблемы являются следствием того, что можно назвать «системными сложностями», поселившимися в пределах административных органов государства, в первую очередь минобороны. Эти «сложности» позволяли МО и Генштабу из поколения в поколение функционировать в закрытом и относительно автономном режиме. Действительно, такая практика продолжается по сей день, несмотря на проведение ряда реформ в сфере высшего оборонного менеджмента в течении последнего десятилетия или около того.

Кроме того, сам Порядок осуществления закупок для МО Индии (DPP) остается сложным процессом, который часто провоцирует неприятности. В настоящее время процесс закупок состоит из 12 шагов, начиная с запроса на предоставление информации и заканчивая подписанием контракта и управлением после окончания действия договора.

В то время, как МО несет полную ответственность за распределение контрактов, существует слишком много разнопрофильных надзорных органов, которые размывают общую картину.

Смутно сформулированные процедурные требования, плохо или недостаточно определенные положения, такие как «офсеты», «предконтрактное соглашение о честном поведении», «передача технологий» (и это лишь некоторые из них) также усложняют тендерные процессы.

Такие положения довольно часто корректируются, чтобы удовлетворить потребности поставщиков. Например, в документе DPP существует раздел, озаглавленный как «политические и стратегические соображения». Это дает МО право выбирать системы вооружений конкретного государства и / или поставщика, который в ответ предлагает другие политические и стратегические дивиденды. Таким образом, хотя переговоры и процессы, связанные с тендером MMRCA и следовали правилам и предписаниям, такие «дивиденды» исключать нельзя. Наконец, предварительные расследования и юридические процедуры, связанные с тендерными процессами, могут длиться в течение многих лет, если не десятилетий.

Неудивительно, что за последние двенадцать лет положения DPP пересматривались девять раз, однако документ по-прежнему не обеспечивает нужного уровня прозрачности и подотчетности в сфере закупок.



Обманчивая лесть

Следует отметить, что CBI потребовалось почти два десятилетия для того, чтобы завершить расследование дела Bofors. Это только подтверждает, что и поставщики, и конечные пользователи в итоге проигрывают, если оружейные сделки такого масштаба осуществляются не так, как надо. СBI также потребовалось почти десять лет для того, чтобы завершить аналогичный доклад о роли южноафриканской Denel в афере с заводом боеприпасов. В таком контексте заслуживает одобрения решимость Энтони по внесению подрядчиков в черный список, отмене контрактов и даже наказанию определенных лиц. Индия, безусловно, нуждается в разумной модернизации вооруженных сил и прозрачной системе оборонных закупок, чтобы выполнить стоящие перед ней задачи.

Однако сложность и очевидное отсутствие прозрачности DPP, не говоря уже о решениях, принятых такими органами, как FIPB, предполагают, что усилия Нью-Дели по обеспечению прозрачности в обозримом будущем ожиданий не оправдают.
Автор:
Максим Яковлев
Первоисточник:
http://periscope2.ru/2014/03/28/8090/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти