Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Пакистан – Саудовская Аравия: стратегическое сотрудничество

Пакистан – Саудовская Аравия: стратегическое сотрудничество


В последний период мы являемся свидетелями значительного укрепления двусторонних отношений Пакистана с Саудовской Аравией. С приходом к власти в Пакистане в мае 2013 г. премьер-министра Миан Мухаммада Наваз Шарифа курс во внешней политике этой страны был взят на региональность, укрепление связей с соседними государствами. Уделив должное внимание отношениям со странами «ближнего зарубежья» (Афганистан, Индия, Иран, Китай, Турция), Исламабад сделал также акцент на развитие связей со странами Персидского залива, особо выделив из них Королевство Саудовской Аравии (КСА).

Среди основных причин, которые в настоящее время подталкивают страны навстречу друг другу, можно назвать следующие:


- Пакистан и Саудовская Аравия имеют давние военно-политические и экономические отношения, уходящие корнями в 60-е годы ХХ века;

- в определенной степени наступило время для Навах Шарифа «отдавать долги» (напомним, что именно вмешательство Эр-Рияда в 2001 г. повлияло на отмену Верховным судом Пакистана смертной казни экс-премьера Наваз Шарифа по обвинению в государственной измене, в дальнейшем монархия предоставила ему политическое убежище на своей территории);

- ареал, охватывающий страны Западной Азии, Персидского залива, северной Африки в настоящее время в процессе формирования нового регионального лидера в лице самостоятельной державы или альянса стран. В последние годы мир стал свидетелем двух факторов. Первый – вывод коалиционных войск США/НАТО/МССБ из Афганистана равносилен уходу из региона такой мировой держаны, как США, и все понимают, что это уход с поражением. Потенциальный вакуум неизбежно заполнит другая крупнейшая региональная держава, например, Китай, Индия или объединение небольших государств. Второй фактор – к настоящему времени ушли из жизни, физически ликвидированы, отстранены от власти многие признанные лидеры исламского мира: в Палестине – Я.Арафат, в Сирии – Асад-старший, в Ливии – М.Каддафи, в Египте – Х. Мубарак.

Исходя из этого, стратегическое партнерство Исламабада и Эр-Рияда отвечает интересам исламской уммы, и, с учетом ее интересов, будет лоббировать интересы Вашингтона в регионе.

Королевство Саудовской Аравии имеет особый статус земли ислама, в высшей степени почитаемый всеми мусульманами. Религиозное родство, географическая близость, важность геостратегического положения Пакистана, пакистанская рабочая сила в странах Персидского залива (согласно материалам пакистанских СМИ – в Саудовской Аравии – 1.5 млн трудовых мигрантов из Пакистана) делают эту страну близким союзником Саудовской Аравии по многим важнейшим международным и региональным вопросам.

В конце 60-х годов Исламабад оказывал поддержку в строительстве национальных сил обороны КСА. Обе страны имели схожую позицию по вопросу войны в Афганистане в 80-е годы ХХ века, финансово и военно-технически поддерживали афганских моджахедов. С тех лет Саудовская Аравия имеет исторические связи с Движением Талибан. В мае 1998 г. Исламабад провел первые ядерные испытания, и Эр-Рияд выступил в его поддержку (напомним, это произошло в дни второго срока премьерства Наваз Шарифа). Исламская Республика Пакистан, Королевство Саудовской Аравии и Объединенные Арабские Эмираты официально признали Исламский Эмират Афганистан и поддерживали дипломатические отношения с ним с 1996 – 2001 гг.

Подобная позиция объясняет охлаждение отношений монархии к генералу П.Мушаррафу в сентябре 2001 г. (в 1999 – 2008гг. возглавлял Пакистан), когда он присоединился к антитеррористической кампании Вашингтона. Разрыв им отношений с режимом талибов в Афганистане Эр-Рияд расценил как предательство. Но, в то же время, это не помешало саудитам и далее самостоятельно выстраивать отношения с праворелигиозными лидерами, антифедеральными элементами в Пакистане. Поддержка Эр-Риядом афганских талибов, а в дальнейшем и пакистанских, способствовала привлечению их Пакистаном, Афганистаном, США к посреднической роли в переговорном процессе в Кабуле и в Исламабаде, открытию представительства талибов в Саудовской Аравии.

Новый импульс отношения Пакистана и Саудовская Аравия получили с приходом к власти правительства правящей Пакистанской народной партии (ПНП) в 2008 – 2013 гг. Стороны отмечали общность взглядов на региональные и международные проблемы; наметили план действий, призванный использовать существовавшие институциональные механизмы для дальнейшего расширения стратегического партнерства, подписания Соглашения о свободной торговле. При этом необходимо отметить, что намерение Эр-Рияда предоставить торговые льготы Исламабаду отчасти было направлено на блокирование подписания пакистано-иранского газового соглашения. КСА сдержанно относилось к политической карьере президента Пакистана Асифа Али Зардари, сопредседателя ПНП. Подписание им в марте 2013 г. соглашения о строительстве газопровода с тогдашним президентом Ирана М.Ахмадинежадом убедило монархию дождаться парламентских выборов и поддержать нового лидера Пакистана – Наваз Шарифа.

Основными поставщиками углеводородного сырья Пакистану являются страны Ближнего и Среднего Востока — Объединенные Арабские Эмираты, Иран, Саудовская Аравия, Катар. В то же время Эр-Рияд доминирует по продажам, транспортируя до 70 процентов всего импортируемого Исламабадом объема сырой нефти; и он стремится к увеличению закупок.

Короткий период третьего срока премьерства Наваз Шарифа характеризуется укреплением двустороннего сотрудничества между Пакистаном и КСА как на международном, так и межгосударственном уровнях. Королевство Саудовской Аравии в октябре 2013 г. поддержало кандидатуру посла Пакистана Мухаммад Наим Хана на пост помощника Генерального секретаря Азиатского отделения Организации исламского сотрудничества. Нельзя также забывать, что в вопросе о двустороннем сотрудничестве именно Наваз Шариф призвал «к развитию новой эры стратегического партнерства между государствами».

В 2014 г. состоялись два важных визита членов королевской семьи в Пакистан – в январе министр иностранных дел КСА побывал в Исламабаде, 15 – 17 февраля министр обороны Саудовской Аравии принц Салман Бен Абдель Азиз Аль-Сауд обсуждал пакет контрактов на покупки у Исламабада военной техники и оборудования. И только что вернулся из Саудовской Аравии начальник штаба сухопутных войск Пакистана генерал Р.Шариф, где основное внимание было уделено вопросам в области безопасности и обороны.

Касаясь вопроса развития двусторонних отношений между Пакистаном и КСА, не следует отбрасывать со счетов и такой фактор, как память поколений. Влияние Саудовской Аравии и США на внешнюю политику Пакистана резко возросло после вторжения СССР в Афганистан в декабре 1979 г. И, если спустя одиннадцать лет после вывода ограниченного контингента из Афганистана, Вашингтон забыл все свои обещания, данные Исламабаду, то Эр-Рияд оставался преданным этой стране. Это объясняет безоговорочное сближение позиций Исламской Республики Пакистан и Королевства Саудовской Аравии в 2014 г. – в канун вывода иностранных войск из Афганистана.

Несмотря на дальнейшее укрепление связей Исламской Республики Пакистан и Королевства Саудовской Аравии, история отношений имеет и негативные эпизоды. 54 000 пакистанцев было депортировано с территории КСА только за период мая по ноябрь 2013 г., в то время как 800 000 пакистанцев легализовали свой статус в Саудовской Аравии за тот же период. Монархия жестко придерживается внутренней политики по отношению к трудовым мигрантам.

Единение позиций мусульманских государств на примере Пакистана и Королевства Саудовской Аравии по многим международным вопросам в потенциале (при совокупности других факторов) может привести к изменению парадигмы всего обширного района от Западной Азии, Персидского залива, Северной Африки; к формированию «истинно исламского лидера» в регионе.

Военно-политический аспект


Пакистан – Саудовская Аравия: стратегическое сотрудничество


Укрепление сотрудничества Исламской Республики Пакистан (ИРП) и Королевства Саудовской Аравии (КСА) в области обороны и безопасности отражает многие современные политические тенденции в обширном регионе Среднего Востока по обе стороны Ормузского пролива.

События «арабской весны», политическое переформатирование региона, уход признанных авторитетов арабского мира (Я.Арафата, М.Каддафи, Х.Мубарака), наконец, изменение парадигмы сирийского конфликта поставили перед Эр-Риядом вопросы, с одной стороны, о политическом лидерстве, формировании нового центра власти; с другой – о безопасности ее экономических, территориальных и иных интересов. К сказанному следует добавить обоснованные беспокойства, связанные с недавними волнениями в Бахрейне (в марте 2011-го Эр-Рияд направил ограниченный военный контингент), Йемене, Ираке с его шиитским доминированием, а также с усиливающимися позициями конституционной монархии Иордании, укреплением внешнеполитических позиций шиитского Ирана в результате ослабления международных экономических санкций.

Кризис в Сирии стоит отдельным файлом в региональном досье КСА. Эр-Рияд в вооруженном конфликте играет основную роль. На начальном этапе ставилась цель вооруженного свержения президента Б.Асада. По мере затягивания и распространения внутренней войны на территории Сирии, корректировались позиции мировых держав и самого Эр-Рияда.

К концу 2013 г. ситуация изменилась, с одной стороны, после отказа США (в рамках международных усилий) наносить ракетно-бомбовые удары по сирийским целям; с другой, разгул исламистских радикалов подтолкнул монархию к пониманию возможного выхода ситуации из-под контроля, и что Эр-Рияд остается один на один с джихадизмом в регионе. В этом случае «девятый вал» криминального экстремизма может иметь неуправляемую директорию и обрушиться на саму Саудовскую Аравию, не затронутую еще «арабской весной».

Все это убедило Эр-Рияд корректировать внешнеполитический курс и вновь задуматься об изменении баланса сил, укреплении позиций в регионе. Он обращается к надежному проверенному региональному партнеру — Исламабаду, форсирует политические и военные договоренности с ним.

В свою очередь, для Исламабада всегда было престижно и выгодно поддерживать союзнические контакты с Эр-Риядом. Саудовская Аравия, начиная с 60-х годов ХХ века, оказывала дипломатическую, экономическую и политическую поддержку Пакистану. Традиционные двусторонние связи в области обороны, углеводородная зависимость (монархия поставляет до 70 % сырой нефти), посредничество королевской семьи во внутриполитических разногласиях правящей элиты и оппозиции (в периоды правления военных, военно-гражданских, гражданских администраций), медиаторская роль при разногласиях Пакистана и США, наконец, личные симпатии и т.д. — все это подталкивало столицы навстречу друг другу.

Но именно с заявления по Сирии Эр-Рияд и Исламабад начали совместное политическое коммюнике, транслировавшееся на весь мир. Следует подчеркнуть, что оно было сделано в рамках визита 15 – 17 февраля 2014 г. в Пакистан наследного принца Салмана Бен Абдель Азиза Аль-Сауда, занимающего пост министра обороны КСА. Обе стороны заявили о необходимости поиска быстрого решения конфликта в Сирии согласно резолюции ООН в целях восстановления мира и безопасности в стране и предотвращения кровопролития сирийского народа. В частности, стороны подтвердили важность:

- немедленного вывода всех иностранных вооруженных сил и противоправных элементов с территории Сирии;

- снятия осады сирийских городов и деревень и прекращения воздушного и артиллерийского обстрела;

- создания безопасных коридоров и регионов для поставки продовольствия и гуманитарной помощи осажденным сирийским гражданам под международным контролем;

- формирования переходного руководящего органа с широкими полномочиями исполнительной власти, что позволит ему взять ответственность за ситуацию в стране.

Исламабад и ранее придерживался аналогичных позиций. С началом боевых действий в Сирии он выражал обеспокоенность «потрясениями и беспорядками» в этой стране, которая является «неотъемлемой частью мусульманской уммы; предупреждал, что длительная нестабильность в Сирии будет иметь серьезные последствия для региона. Исламабад поддержал План мирного урегулирования из шести пунктов, разработанный спецпосланником ООН Коффи Аннаном об уважении суверенитета и территориальной целостности Сирии. Далее, несмотря на давние прочные связи с Анкарой, Исламабад осудил обстрел Сирии с турецкой территории, назвав его «предосудительным, и посоветовал сирийскому правительству проявить крайнюю осторожность в этом вопросе»; выступил с резкой критикой применения химического оружия в Сирии, поддержал проведение следственной группой ООН расследования в САР.

Подобная постановка вопроса Исламабадом продиктована его концепцией защиты суверенитета и территориальной целостности, в частности позицией в пограничном вопросе, осуждающей трансграничные переходы со стороны Афганистана, и неприкосновенность Линии контроля в пограничном с Индией районе Кашмира. Поэтому последние заявления Эр-Рияда по Сирии полностью совпали с позицией Исламабада.

Забегая вперед, отметим, что пакистано-саудовские встречи проходили на фоне разворачивающегося диалога федерального правительства с запрещенным Движением Талибан Пакистана (ДТП). Жесткие заявления Исламабада/Эр-Рияда о недопустимости вооруженных атак (как метод достижения своих целей) против федеральной армии, гражданского населения (в первую очередь, религиозных меньшинств) следует рассматривать как предупреждение пакистанским и афганским боевикам. Известно, что начиная с 80-х годов, КСА финансово и оружием поддерживало афганских моджахедов. В Пакистане помимо генералитета и правящей элиты основной фокусной группой были и остаются праворелигиозные партии. Некоторые из них, а также большое количество медресе в Пакистане получали и получают средства из государственных и негосударственных источников стран Персидского залива и, в первую очередь, Саудовской Аравии. В настоящее время несколько указанных партий сформировали комитет и выступают от имени ДТП в переговорах с Исламабадом.

Сотрудничество двух стран в области обороны началось еще во второй половине 60-х годов ХХ века, и развивалось по двум основным направлениям: обучение пакистанскими военными среднего и высшего командного состава вооруженных сил КСА и покупкой оружия Пакистаном. В 1967 г. стартовала Двусторонняя программа сотрудничества между Вооруженными силами двух стран. В декабре 1982 г. была учреждена Организация саудо-пакистанских вооруженных сил со штаб-квартирой в Эр-Рияде. Помимо пунктов о подготовке профессиональных кадров, обслуживании пакистанскими специалистами военной техники на саудовской территории, соглашение включало положение о совместном сотрудничестве в области военного производства и научных разработок. Полвека спустя тенденции остались прежними, но изменения коснулись увеличения количества военных специалистов, финансовых потоков. Основное отличие от прежних времен — в настоящее время уже КСА заинтересована в оборонно-промышленном потенциале Исламабада.

В 1990-х годах ирано-иракская война изменила представление лидеров Саудовской Аравии о безопасности своих границ. Это подтолкнуло Эр-Рияд и Исламабад к началу переговоров о развертывании ограниченного контингента пакистанских войск на территории Саудовской Аравии. В свою очередь присутствие пакистанских войск в Саудовской Аравии поссорило Исламабад с Тегераном.

Новый этап сотрудничества в области обороны и безопасности стартовал в 2004 г., тогда в первый раз были проведены совместные военные учения двух армией под названием Al-Samsaam (Острый меч). Было принято решение в дальнейшем проводить их на регулярной основе (последние учения состоялись в 2011 г.).

В 2010 – 2011 гг. перед властями Саудовской Аравии в силу ряда причин вновь встала проблема найма пакистанских войск. Ситуация требовала скорейшего урегулирования, что и подтолкнуло Эр-Рияд к обращению к гражданскому правительству Пакистана. Монархия настороженно относилась к политической карьере президента Асифа Али Зардари, и в основном вела переговоры с тогдашним начальником штаба сухопутных войск генералом АП.Кияни. Главной темой было получение поддержки Пакистана в направлении кадровых офицеров (в отставке) в Бахрейн для укрепления сил безопасности, а также командировании персонала службы безопасности в Саудовскую Аравию для локализации возможных внутренних беспорядков. Все это отвечало концепции Эр-Рияда о формировании «единой военной силы, четкой цепи командования», заявленной позднее, в 2012 г., принцем Турки Аль-Фейсалом.

В 2011 г. мало кто обратил внимание на слова тогдашнего начальника штаба сухопутных войск генерала А.П.Кияни, который характеризовал Саудовскую Аравию «…самой важной страной для Пакистана». Тот год был насыщен событиями, приведшими к резкому противостоянию в пакистано-американских отношениях, что и отвернуло внешнеполитический вектор Исламабада от Вашингтона. В отличие от конъюнктурной политической элиты, генералитет оставался привержен исторически сложившимся военным связям с арабскими монархиями, и в первую очередь с КСА.

В настоящее время, по мнению многих аналитиков, силы безопасности Саудовской Аравии способны справиться с большинством внутренних проблем. Однако в их планах остается применение иностранных войск (в первую очередь суннитов) в чрезвычайных ситуациях, если ситуация выйдет из-под контроля.

Дипломатический трафик между Пакистаном и Саудовской Аравией в последние месяцы чрезвычайно насыщен. 6 — 7 января 2014 г. состоялся первый визит министра иностранных дел Саудовской Аравии в Исламабад после вступления в июне 2013 г. в должность премьер-министра Миан Мухаммада Наваз Шарифа. Вскоре заместитель министра обороны КСА прилетел в Пакистан. Именно тогда на брифинге в МИДе Пакистана был поднят вопрос о подписании ряда двусторонних соглашений, в том числе по вопросам обороны и безопасности, о заинтересованности Саудовской Аравии в покупке пакистанских истребителей JF-17 Thunder. Несколькими днями позднее, 4 — 6 февраля 2014 г. переговоры с высшим политическим и военным руководством КСА, развитие двусторонних отношений с особым акцентом на сотрудничество в области безопасности и обороны вел начальник штаба сухопутных войск Пакистана генерал Р.Шариф во время трехдневного визита в Эр-Рияд, где, в частности, были затронуты вопросы координации совместных учений Al-Samsaam в 2014 г.

Наследный принц КСА Салман Бен Абдель Азиз Аль-Сауд по прибытии в Пакистан обсудил и подтвердил финансирование ряда экономических проектов. В то же время он посетил ряд военных объектов; проявил интерес к закупке реактивных истребителей JF-17 Thunder jet fighter совместного пакистано-китайского производства и высказал намерение об участии в данном проекте.

Принципиальные договоренности между Исламабадом и Эр-Риядом о контракте на поставку военной техники достигнуты. Он может быть заключен в рамках масштабного соглашения о военно-техническом сотрудничестве. Многие аналитики рассматривают его в увязывании натянутых отношений Пакистана/Королевства Саудовской Аравии с США.

Ядерное сотрудничество


Пакистан – Саудовская Аравия: стратегическое сотрудничествоМинистерство иностранных дел Исламской Республики Пакистан опровергло информацию о ядерном сотрудничестве с Королевством Саудовской Аравии (КСА). Пресс-секретарь МИДа в ответ на публикацию ВВС в ноябре 2013 г. о таком сотрудничестве охарактеризовал ее как «совершенно беспочвенную и вредную». Подобной позиции Исламабад придерживается и в настоящее время, отвергая все данные о кооперации. Тем не менее, в последнее время мировая пресса полна сообщений о возможной ядерной сделке между Исламабадом и Эр-Риядом. Что лежит в основе потенциального ядерного сотрудничества и почему вопрос актуален в настоящее время?

Заинтересованность в пакистанской ядерной программе Эр-Рияд проявил еще весной 1998г., когда в мае этого года Исламабад провел первые ядерные испытания в провинции Белуджистан. Решение об испытательном взрыве ядерного устройства в Чагаи принял Комитет обороны верхней палаты парламента страны (Сенат) под председательством тогдашнего премьер-министра Наваз Шарифа (в период второго срока пребывания у власти, февраль 1997 – октябрь 1999 гг.). Эр-Рияд поддержал Исламабад, пообещав поставлять сырую нефть по сниженным ставкам в ответ на экономические санкции Вашингтона в конце 90-х годов ХХ века.

Несмотря на тот факт, что ядерные испытания Пакистана стали ответом на аналогичные, проведенные Нью-Дели несколькими днями ранее, Саудовская Аравия преследовала свои интересы. К тому времени уже был накоплен многолетний опыт пакистано-саудовского сотрудничества в области обороны и безопасности. Равалпинди (месторасположение штаба сухопутных войск Пакистана) командировал своих специалистов для подготовки военных кадров КСА, в свою очередь саудовская монархия поставляла Исламабаду вооружение. Ядерная программа Пакистана с момента ее разработки занимала центральное место в оборонной доктрине страны, монархия рассчитывала на «предоставление Пакистаном по мере необходимости КСА ядерного зонтика», что, в свою очередь, еще больше сближало позиции стран по многим международным вопросам. В случае гипотетического нападения на КСА, Эр-Рияд наверняка прорабатывал вопрос об адекватном реагировании, задействовав ядерный потенциал Исламабада.

В 2011 г. в преддверии международных санкций против Ирана принц Турки Аль-Фейсал, бывший глава разведывательного управления Саудовской Аравии, заявил, что «в случае, если Иран разработает ядерное оружие … все в регионе будут делать то же самое».

Вопрос о ядерном сотрудничестве Исламабада и Эр-Рияда мировые СМИ вновь подняли в 2013 г., и его актуальность была продиктована несколькими факторами внутреннего, регионального и мирового порядка. События «Арабской весны», политическое переформатирование большинства стран Ближнего Востока, Женевские соглашения 24 ноября 2013 г., направленные на ослабление санкций против Ирана, вывод коалиционных войск США/НАТО из Афганистана, активность внешней политики Пакистана на персидском направлении во второй половине 2013 – начале 2014 гг. и т.д. – все эти составляющие и предстоит рассмотреть.

Во-первых, неприятие иранской ядерной программы является одним из доминирующих факторов региональной политики Эр-Рияда. В прошлые годы, до событий 2011 г. на Ближнем Востоке, Белый дом предоставлял Саудовской Аравии определенные гарантии безопасности против ядерной угрозы Ирана. Однако, сомнения у КСА появились задолго до 24 ноября 2013 г., а после «Женевы 1» они подтвердились. Монархия опасается, что ядерное «распечатывание» Ирана повлечет нарушение сложившегося баланса сил в регионе. В настоящее время Саудовская Аравия выражает недовольство США и западными странами в вопросе смягчения санкций против Тегерана. Антиамериканские и антисаудовские настроения шиитского населения Ирана неоднократно в прошлом подпитывали недовольство шиитов Саудовской Аравии, Бахрейна и т.д., и монархии Персидского залива опасаются шиитских восстаний. Многие политологи высказывали мнение о маловероятности применения ядерного оружия, но одновременно звучало предположение об опасениях Эр-Рияда ограниченным конфликтом.

Ядерное оружие в истории человечества применялось один раз, и в современном мире на протяжении целого ряда десятилетий является фактором сдерживания. Не обладая собственным, Эр-Рияд заинтересован в использовании ядерного оружия, имеющегося в распоряжении вооруженных сил Пакистана также в качестве фактора сдерживания любой вооруженной агрессии против КСА. И в этой связи монархия заинтересована в развитии политического и экономического сотрудничества с Исламабадом, готова оказывать финансовую поддержку развитию оборонного потенциала этой страны. В свою очередь совершенствование ядерного потенциала Исламабада может быть использовано им в качестве рычага политического давления в регионе, на взаимоотношения с Индией, Ираном и т.д. В ноябре 2013 г. МИД Пакистана заявил, что «ядерная программа Пакистана предназначена исключительно для собственной самообороны и поддержания уровня минимального сдерживания».

Во-вторых, натянутость в целом отношений США и Саудовской Аравии. Первые признаки проявились еще в 2012 г., когда современная администрация США фактически бросила на произвол судьбы своего давнего союзника Х.Мубарака, свергнутого президента Египта. Легкость, с какой Б.Обама поддержал его преемника М.Мурси, стала показательным уроком всем монархиям Персидского залива.

Остается острым, например, для Саудовской Аравии, и сирийский вопрос. Эр-Рияд открыто критиковал западных союзников за отступничество в поддержке сирийской оппозиции. КСА, стремясь расширить круг сочувствующих, привлек Пакистан к призыву поддержать коалиционное правительство в Сирии.

В-третьих, рассмотрим такой фактор, как вывод коалиционных войск США/НАТО из Афганистана в 2014 г. Это повлечет ослабление стратегического сотрудничества Исламабада с Вашингтоном, как это уже было в конце 90-х годов ХХ века после вывода советских войск из Афганистана. Подобное развитие событий, вероятно, повлечет за собой необходимость замены американской экономической помощи Пакистану на саудовскую и в этом контексте Исламабад может реально полагаться на помощь Эр-Рияда. В марте 2014 г. Эр-Рияд уже выделил Исламабаду 1.5 млн. долларов. Советник премьер-министра Пакистана по национальной безопасности и внешней политике Азиз подтвердил, что указанная сумма предоставлена с целью оказания экономической поддержки. Финансовые вливания в экономику Пакистана влекут за собой усиление идеологического, политического, военного влияния Эр-Рияда на Исламабад. В то же время Исламабад твердо придерживается позиции, что ядерная программа страны полностью финансируется из национальных ресурсов и разработана отечественными учеными.

Пакистан и Саудовская Аравия в первую очередь ставят вопросы безопасности, так как их объединяет общее стратегическое пространство в регионе. Учитывая вышеизложенное, Исламабад считает для себя вправе ответить за запрос Эр-Рияда о ядерном сотрудничестве (в той или иной форме).
Автор: Наталья Замараева
Первоисточник: http://ru.journal-neo.org/2014/03/28/rus-pakistan-saudovskaya-araviya-strategicheskoe-sotrudnichestvo-chast-1/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 20
  1. konvalval 3 апреля 2014 15:23
    Восток- дело тонкое.
    1. ASed 3 апреля 2014 15:46
      Примета есть такая: Если у Пакистана дела улучшаются, Индия прикупит оружия.
      1. jjj 3 апреля 2014 18:23
        А меня долгое время не оставляет мысль: сколько примерно потребуется крылатых ракет, чтобы остановить нефтедобычу у арабов? Всё великолепие и богатство мигом улетучится. Они уже забыли с какой стороны к верблюду подходить
        jjj
        1. Рохон 3 апреля 2014 18:50
          Все их одногорбые верблюды уже давно в Австралии живут
        2. StolzSS 4 апреля 2014 07:19
          1517 если все долетают и попадают в цель уже посчитано хе хе angry
          StolzSS
    2. Комментарий был удален.
  2. Гигант мысли 3 апреля 2014 15:46
    Братья по вере. Имеют одних и тех же врагов, что помогает их сближению. Как говорится, против кого дружить будем. Есть у обоих компаньонов проблески мании величия. Нам с ними нужно вести осторожный диалог.
    1. Орк-78 3 апреля 2014 15:56
      Лучше вообще с ними не знаться.
      Орк-78
      1. olegglin 3 апреля 2014 18:27
        Для того, чтобы играть в этом регионе нужно иметь звание гроссмейстера. Если наши специалисты имеют квалификацию, как американские по России, то тогда согласен - лучше не лезть...
    2. Ulairy 3 апреля 2014 18:12
      Пример осторожного диалога, пжлста:
      1. Комментарий был удален.
      2. krechet-1978 3 апреля 2014 18:20
        Пад сталом!
        Вот еще.
  3. Viktor.N.Aleksandrov. 3 апреля 2014 16:06
    Стратегическое сотрудничество Пакистан - Саудовская Аравия усиливает позиции наиболее реакционной части Ислама на востоке. А это не есть хорошо и для нас, так как ведет к прямой конфронтации в той же Сирии.Кроме того, поддержка талибана в Афганистане после вывода оттуда коалиционных сил усилит давление на бывшие республики Союза,где и так неспокойная обстановка. Вырастет поток наркоты в Россию. Нашему руководству надо срочно готовить систему противовесов из числа стран с большинством шиитского населения.
  4. ШЕКСПИР 3 апреля 2014 16:13

    смотрите интересно.
    1. Фантом-революции 3 апреля 2014 18:37
      Если честно, бред. Я могу так пофантазировать и завуалировать размытыми фразами, может я тоже ванга?
  5. polkovnik manuch 3 апреля 2014 17:00
    Все знают, что восток -дело тонкое .Присмотреться к этой дружбе надо-бы по пристальней.Они могут действительно заняться совместными проектами по ядерному оружию:бабла дуром,территории под испытательные полигоны тоже есть , а Пакистан ко всему какая -никакая ,а ядерная держава.,со своими (и чужими ) наработками.
  6. alex47russ 3 апреля 2014 17:25
    Восток без войны не восток! Когда это уже закончится! Война никогда не принесёт прогресса!
  7. delfinN 3 апреля 2014 17:48
    Почему на фото без покрышек на голове?
  8. Ulairy 3 апреля 2014 18:01
    Единение позиций мусульманских государств на примере Пакистана и Королевства Саудовской Аравии по многим международным вопросам
    Опа, кажется амеров и их ЦРУшников еще с одного прикормленного места скоро "попросят" на государственном уровне... С другой стороны, нас это "единение" тоже не обрадует - позиции шариата набирают слишком большую силу (вот и Татарстан туда же поглядывает). А любое государство, не являющееся "светским" - это определенно новые "костры инквизиции"... В Чечне два поколения "волчат" воспитаны в ненависти к России, а Кадыров не вечен. Чу, что-то затевается...
    Цитата: alex47russ
    Война никогда не принесёт прогресса!

    Война никогда не принесет "удовлетворения результатом", а так, как это ни печально или противно, война основной движок прогресса. Соотношение нововведений в мирное и военное время различается в разы! Нужны доказательства?
  9. Bob0859 3 апреля 2014 18:39
    Дружба Пакистана с Сауд.Аравией - это "подарок" для нас. Если туда еще влезут США, а есть такая вероятность, то нашим торговцам нефтью будет не весело.
  10. Ilotan 3 апреля 2014 19:22
    Население Пакистана - около 200 млн.нищих,голодных людей, придерживающихся, в основном, радикальных взглядов. До границ СНГ - доплюнуть можно.Пакистанское население+саудовские деньги = бомба такой мощности,что если рванёт - мало не покажется никому.Кроме того у Пакистана есть ядерное оружие. Короче, не нравится мне эта дружба.
  11. ksv1973 3 апреля 2014 19:33
    Цитата: jjj
    А меня долгое время не оставляет мысль: сколько примерно потребуется крылатых ракет, чтобы остановить нефтедобычу у арабов?

    Совсем немного. Ровно столько, сколько существует нефтепроводов, в том числе подводящих нефть к портовым разливочным пунктам. И всё... Нефть качать некуда. Значит незачем её и добывать.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня