Как устроены «научные роты» в Израиле

Как устроены «научные роты» в Израиле


В Израиле уже более 30 лет самые продвинутые в интеллектуальном отношении новобранцы обоего пола отбираются для прохождения службы в элитное подразделение «Тальпийот».

ТАЛАНТАМ – ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ


Это слово не так-то просто перевести. Несомненно, оно взято из стиха бессмертной библейской «Песни песней», приписываемой легендарному царю Соломону. «Тель» переводится как «холм», а «пийот» – «уста». Получается вроде как холм, на котором все уста обращаются к молитве. Однако в армейском израильском сленге под «тальпийотом» понимается «элита». Не удивительно, что именно таким словом в ЦАХАЛе (Армии обороны Израиля) названа учебная программа, которая позволяет, как считают ее разработчики, «использовать местным интеллектуалам призывного возраста не только мускулатуру, но и мозги».

Элитное подразделение «Тальпийот» было создано в 1979 году по инициативе бригадного генерала запаса Аарона Бейт-Халахми. Причем «звездный ансамбль армейских интеллектуалов» сообразовался не сразу. Как рассказывает сам Бейт-Халахми, еще в 1974 году к нему обратились два профессора из Ивритского (Еврейского) университета и предложили создать программу обучения, которая концентрировала бы усилия наиболее способных к исследовательской деятельности новобранцев. Предполагалось, что именно эти молодые люди смогут разработать самые передовые технологии для ЦАХАЛа. Подготовительная работа продолжалась долгих пять лет. Бейт-Халахми не скрывает, что приходилось преодолевать немало бюрократических препонов. Противники формирования «Тальпийота» утверждали, что не имеет смысла привлекать к научной работе в армейских структурах молодых людей сразу после школьной скамьи, пусть даже очень талантливых, но не успевших получить фундаментального образования в университетах или колледжах. Однако Бейт-Халахми и его единомышленники считали необходимым сориентировать талантливую молодежь на исследования в военных областях уже в призывном возрасте. Эту идею активно поддержал занявший в 1978 году пост начальника Генерального штаба ЦАХАЛа генерал-лейтенант Рафаэль (Рафуль) Эйтан (1929–2004), к слову, сын уроженцев России, настоящая фамилия которого Орлов. Именно он дал – прошу обратить внимание на продолжительность – девятилетней программе подготовки армейских «звезд» зеленый свет.

Понятно, что с учетом того, что срок срочной воинской службы в Израиле для юношей составлял и составляет три года, а для девушек – два, то отобранные «звезды» фактически занимались по университетским программам и завершение службы совпадало с получением ими высшего образования. Причем многие «звездные» курсанты программы «Тальпийот» перешагивали первую степень бакалавра и сразу становились магистрами и докторами.

В течение 32 лет по программе «Тальпийот», созданной под эгидой ВВС и Управления по разработкам оружия и технологической промышленности (УРОиТП), ежегодно проходили обучение и проводили исследования от 25 до 30 новобранцев, как юношей, так и девушек. Кандидаты, отбираемые в эту программу, должны были продемонстрировать не только самый высокий рейтинг IQ, но и серьезную мотивацию, а также несомненные лидерские качества. Большинство новобранцев, рассчитывающих попасть на эту программу, уже прибывают на экзамены с «выдающимися рекомендациями из школ».

По словам Бейт-Халахми, «ежегодно только 1,5% из тысяч армейских новобранцев, обладающих теми самыми «выдающимися рекомендациями», принимаются на программу «Тальпийот». Как тут не вспомнить ставшую афоризмом фразу Сунь Лутана (1860–1933), знаменитого мастера внутренней школы китайских боевых искусств: «Найти хорошего учителя нелегко, найти хорошего ученика еще труднее».

Джон Хастен, эксперт в области элитных обучающих программ для военных, автор статьи «Фактор «Тальпийот», опубликованной в израильской англоязычной газете Jerusalem Post, cчитает, что «подобных программ в мире больше нет».

ИЗ АРМИИ В ПРОФЕССОРА

Сведения о военных разработках тех, кто прошел программу «Тальпийот», засекречены. А иначе и быть не могло – армия обязана хранить свои тайны. И тем не менее о качестве и значении этих разработок можно судить косвенно по достижениям выпускников этих девятилетних программ в областях сугубо гражданских, ибо далеко не все выпускники пожелали на всю жизнь остаться военными. Так, Гай Шинар, ныне видный исследователь биологических систем, получивший докторскую степень по физике в знаменитом Институте науки имени Хаима Вейцмана в Реховоте, городе, считающемся израильским Кембриджем и Оксфордом одновременно, тоже питомец «Тальпийота». Доктор Шинар – член советов директоров нескольких известных израильских компаний, занятых разработкой и производством медицинских приборов, используемых во всем мире.

В 2005 году, когда Шинару было 28 лет, он только-только демобилизовался, завершив программу «Тальпийот». В том же году этот молодой человек основал сразу ставшую успешной компанию по производству приборов, отслеживающих жизненно важные функции организма пациента без помощи электродов. Такое устройство, помещенное под матрас, на котором лежит пациент, может определять частоту пульса, параметры дыхания и другие важные показатели жизнедеятельности человека.

Доктор Шинар прямо говорит, что значительную роль в его успешной карьере ученого сыграло участие в программе «Тальпийот». В беседе с Джошом Хастеном Шинар подчеркнул, что именно благодаря этой программе он смог выбрать себе и поле профессиональной деятельности. «Если вы предполагаете работать в области медицинского приборостроения, вам необходимо стать специалистом в широкой области, научиться преуспевать в различных дисциплинах, включая клиническую науку, медицинскую инженерию, физиологию и даже проблемы прав интеллектуальной собственности».

По словам Шинара, у «молодых» новобранцев «Тальпийота» первые три года и три месяца уходят на завершение обучения на степень бакалавра по физике или математике по программе Ивритского университета. Далее солдаты проходят полуторагодовую программу военного обучения не в одной, а в нескольких частях, среди которых парашютно-десантные войска, ВВС, морской флот и разведка. После завершения этого этапа обучения фактическим выпускникам присваивается воинское звание лейтенанта и оставшееся время службы (напомню, из девяти лет) они занимаются исключительно научно-исследовательской и, если необходимо, производственной деятельностью. Доктор Шинар подчеркивает, что, во-первых, научно-исследовательской деятельности курсанты «Тальпийота» занимались и не будучи офицерами, а во-вторых, получив офицерские звания, эти самые курсанты выдвигаются на самые высокие должности в разведывательных подразделениях, ВВС и некоторых других частях. Так, тот же доктор Гай Шинар в возрасте 22 лет начал проходить службу в УРОиТП.

Сокурсник Шинара, сведения о котором полностью засекречены, в том же возрасте выполнил весьма ответственные работы в области точного машиностроения. Однако, по словам Шинара, большинство выпускников «Тальпийота» проводят исследования в области биотехнологий, медицинского и других видов приборостроения.

Доктор Офер Гольдберг, завершивший программу «Тальпийот» годом позже Шинара, на сегодняшний день занимает пост вице-президента компании «Клаль биотехнологиот» («Общие технологии»), одного из крупнейших международных предприятий, входящих в топ-лист 10 самых успешных компаний подобного типа. Эта компания специализируется на разработках в области фармацевтики и занимается инвестициями в новые медицинские технологии. Как и Шинар, Гольдберг считает, что его карьера смогла состояться только благодаря тому, что он попал на программу «Тальпийот».

«Когда я профессионально изучаю научную обоснованность и целесообразность современных технологий для медицины, – говорит Офер Гольдберг, – я использую аналитические методы и навыки, полученные при прохождении программы «Тальпийот». Действительно эта программа сориентирована на базисные системы, имеющие междисциплинарное значение. Поэтому свою мысль Гольдберг продолжает такими словами: «В армии я проверял новации в соответствии военному делу, а сейчас той области технологии, которой непосредственно занимаюсь».

Доктор Гольдберг использует термин «Фактор «Тальпийот», когда подчеркивает зависимость достижений или карьерный успех того или иного выпускника, прошедшего этот непростой девятилетний курс. Он приводит любопытный пример. Когда ему, как вице-президенту компании, было предложено инвестировать немалые средства в одну фирму, изучающую проблемы кардиологии, он принял это предложение не в последнюю очередь потому, что директор этой фирмы – выпускник «Тальпийота».

Офер Гольдберг гордится тем, что его компания основывается на патриотических принципах. Он говорит: «Кроме практических оснований для нас имеет особое значение факт работы компании в Израиле».

«КТО УДИВИЛ, ТОТ ПОБЕДИЛ»

Эта известная максима, принадлежащая великому русскому полководцу Александру Васильевичу Суворову, сегодня звучит особенно актуально. Понятно, что в противостоянии с врагом первоочередное значение отдается человеческому фактору. Но ведь голыми руками или с допотопным вооружением победить серьезного врага невозможно. В наше же время тотальной компьютеризации именно молодые люди, едва перешагнувшие юношеский возраст, наилучшим образом воспринимают технологические новации. Поэтому совершенно очевидно, что они и должны привлекаться к подобного рода разработкам. Точнее не все, а самые из них талантливые, подающие особые надежды.

Интересно, что в ХХ веке первую попытку создать элитные интеллектуальные армейские подразделения, способные заниматься исследовательской работой, предпринял в начале 20-х годов командующий сухопутными частями рейхсвера (германских вооруженных сил в 1919–1935 годах, количественно и качественно ограниченных условиями Версальского мирного договора 1919 года) генерал Ганс фон Зект (1866–1936). Он инициировал создание научно-исследовательских лабораторий для талантливых военнослужащих, проявивших себя в научной работе. Его поддержали некоторые военные, политики и ученые. Однако набиравшим силу шовинистическим германским кругам не понравилось, когда выяснилось, что идею Зекта поддержали евреи по происхождению – директор Института физической химии, Нобелевский лауреат адмирал Фриц Габер, министр иностранных дел Германии Вальтер Ратенау и Феликс Тейльхабер, офицер медслужбы, один из пионеров авиационной медицины.

Сегодня командование вооруженными силами ряда стран ставит задачу создания армейских научных подразделений. Однако в армиях, формируемых исключительно на контрактной основе, привлекать для этих целей особо одаренных «в отношении к наукам» 18-летних новобранцев невозможно. И причины здесь очевидны. Во-первых, потому что таких практически нет и не будет. Ведь если в стране не существует обязательного призыва, то завершившие школьное образование «особо одаренные» предпочтут воинской службе получение высшего образования. Правда, вполне возможно привлекать в армейские научные подразделения контрактников. Но, как говорится, это будет «совершенно иной коленкор». Ведь ни в одной армии мира контрактники не представлены юношами. Это во-вторых. Так что острота научного восприятия в любом случае будет иной. В-третьих, весьма сомнительно, что в армию на солдатскую службу будут вербоваться молодые люди с весьма высокими IQ. Так не бывает, все-таки солдатскую лямку предпочитают тянуть обычные мускулистые парни, не претендующие на Нобелевские премии.

Что же касается «Тальпийота», то подобные программы вполне возможны в армиях, формируемых по призыву. Например, в российской армии. Неудивительно, что недавно в одной из московских газет появилась статья с претенциозным названием: «В армии появятся солдаты-ученые». Подзаголовок этой же статьи еще более впечатляющий – «Вооруженные силы будут растить из призывников Нобелевских лауреатов». И ведь в принципе такое исключить нельзя.


«Мы начинаем “большую охоту” на программистов. Охоту в хорошем смысле этого слова, потому что это продиктовано тем объемом программного продукта, который необходим армии в ближайшие пять лет… Мы хотим, с одной стороны, преодолеть какую-то часть инерции, а с другой стороны — хотелось бы, чтобы с появлением научных рот появилось и новое поколение людей, которые будут двигать военную науку», — объявил министр обороны Сергей Шойгу на встрече с ректорами вузов и прочей общественностью.

Идея министра хороша, однако пока непонятно, как она будет реализована. Возможно, российской армии пригодится опыт Израиля, где в ЦАХАЛе давно существует аналог «научных рот» - в соединениях компьютерной безопасности.

В отличие от российских «научных рот», которые собираются формировать из студентов, контингент израильских военных компьютерных школ состоит из 18-летних новобранцев. Свое право на учебу они завоевывают в острой конкурентной борьбе задолго до призыва в армию.
Армия ищет талантливых молодых людей еще во время учебы в средних школах – они проходят множество тестов в рамках допризывной подготовки, и на каждом этапе тестирования безжалостно отсекаются все, кто не отвечает жестким армейским требованиям. А выбирать есть из кого: на каждое место будущего бойца кибервойны есть десятки претендентов.

Жесточайший отбор кандидатов, учеба в атмосфере строгой армейской дисциплины и требовательности, участие в реальных проектах и воспитание чувства личной ответственности за порученное дело – все эти факторы позволяют за годы армейской службы подготовить будущих ведущих специалистов Hi-Tech, способных на равных конкурировать с выпускниками технических университетов. Престиж выпускников армейских компьютерных школ, среди которых наиболее известны школы, принадлежащие военной разведке и войскам связи ЦАХАЛа, крайне высок и пользуется международным признанием; за их выпускниками после демобилизации ведут охоту рекрутеры самых известных фирм.

Тех счастливчиков, которым удается успешно пройти приемные испытания, ждет начальный 6-месячный учебный курс, в котором обучение по компьютерным дисциплинам сочетается с боевой подготовкой солдата-новобранца.

Срок действительной армейской службы составляет 36 месяцев. Затем наиболее перспективным солдатам может быть предложено продолжить армейскую службу. В этом случае подписывается контракт на срок 3-5 лет.

В течение этих трех лет срочной службы солдат сочетает интенсивную учебу с участием в проектах на базе передовых технологий. И хотя солдатам-компьютерщикам не приходится совершать 70-километровые марш-броски с полной выкладкой, как их ровесникам из боевых подразделений, их ждет не менее интенсивный труд в армейских компьютерных центрах.

Учебные компьютерные взводы проходят подготовку в том же стиле, как разведывательно-диверсионные подразделения – каждый солдат знает, что только лучшим удастся пройти весь курс до конца и войти в компьютерную элиту. Тех, кто не способен выдержать это постоянное напряжение и острую конкурентную борьбу, ждет отчисление из школы.

Рассказывает выпускница армейской компьютерной школы Дорит С. Ей 26 лет, и она работает ведущим аналитиком в одной из транснациональных компьютерных фирм:

– Проучившись в такой школе, могу сказать, что не было ни одного дня без слез. Напряжение дикое, учеба по ночам, экзамены каждые несколько дней, по результатам которых происходит безжалостный отсев. А кроме того – обычная армейская служба с караулами и суточными боевыми дежурствами.

В семь утра – построение и развод на занятия, и так каждый день.

В том, что Израиль сегодня является сверхдержавой в сфере высоких технологий, – немалая заслуга выпускников армейских компьютерных школ. В начале 2013 года в Израиле 36% владельцев предприятий и 29% ведущих специалистов в сфере высоких технологий были выпускниками военных компьютерных школ.

Йоси Варди, основавший первый израильский компьютерный стартап в 1969 году, считает, что «армейские компьютерные подразделения произвели гораздо больше Hi-Tech-миллионеров, чем любая из бизнес-школ».

Выпускник армейской компьютерной школы Гил Швед демобилизовался из армии в 1992 году и создал компанию Check Point Software Technologies, чья стоимость сейчас составляет $1,8 млрд.

Компании Mirabilis была создана в 1996 году выпускниками армейской компьютерной школы Ариком Варди, Яиром Голдфингером, Сефи Визигером и Амноном Амиром после их демобилизации из армии. Разработанная этой компанией ICQ – программа передачи сообщений через интернет – мгновенно завоевала популярность во всем мире и принесла своим создателям $400 млн.

Ури Левин начал свою карьеру в качестве разработчика программных продуктов еще во время действительной армейской службы. После окончания срочной службы он подписал контракт с армией еще на пять лет. Знания и идеи, накопленные за годы пребывания в армии, помогли ему после демобилизации создать стартап, в 2008 году разработавший такой программный продукт как Waze – сегодня, пожалуй, самый популярный в мире навигатор GPS. В 2013 году навигатор GPS Waze купила у Левина компания Google за $1 млрд.

Как видно из приведенных примеров, для талантливой молодежи армейские компьютерные школы в Израиле стали своеобразным трамплином для достижения коммерческого и творческого успеха после демобилизации. Эти люди заинтересованы в армейской компьютерной службе, поскольку она дает им профессиональную подготовку и позволяет раскрыть их творческий потенциал.

Российская армия вполне могла бы воспользоваться израильским опытом, сделав службу в «научных ротах» престижной и выгодной.
Автор: Александр Шульман
Первоисточник: http://rusplt.ru/world/israel_hi-tech.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. intsurfer 7 апреля 2014 11:49
    Насколько я знаю, со следующего года в нижегородском госуниверситете (ННГУ) как раз будет создана аналогичная кафедра, где будут готовить военных программистов.
  2. Mister X 7 апреля 2014 14:25
    Основательная статья.
    Про Аську узнал кое-что новенькое.
    Я считал что
    В 1996 году 4 старшеклассника из Тель-Авива создали компанию Mirabilis и выпустили небольшое приложение под названием ICQ

    Про израильские элитные подразделения ни словечка.
    А через 2 года ребята озолотились: продали свое детище за 287 млн. долларов корпорации AOL.

    Меня гложет вопрос: кто имеет доступ к истории моей переписки в Аське, Скайпе и пр.?
    1. intsurfer 7 апреля 2014 14:30
      >>Меня гложет вопрос: кто имеет доступ к истории моей переписки в Аське, Скайпе и пр.?
      все, кому Ваша переписка может быть интересна ;)
      1. Mister X 7 апреля 2014 14:50
        Не зря я для важной переписки использую защищенные сервисы WebMoney:
        чат, почту и хранилище файлов.
        Свои пусть читают: не жалко wink
    2. Marine One 7 апреля 2014 14:57
      Цитата: Mister X
      Меня гложет вопрос: кто имеет доступ к истории моей переписки в Аське, Скайпе и пр.?


      Из пользовательского соглашения ICQ: "Вы соглашаетесь, что, отправляя любой материал или информацию через какой-либо ICQ сервис, вы уступаете авторские и любые другие имущественные права на опубликованный материал или информацию. В дальнейшем вы соглашаетесь, что ICQ Inc. имеет право использовать опубликованный материал или информацию в любом виде и с любой целью, включая, но не ограничиваясь, его публикацию и распространение".

      Аналогично и в Skype: "Условия использования Skype предусматривают доступность расшифрованных данных владельцу сети (Microsoft), работникам Microsoft или аффилированных компаний, а также провайдерам сети Интернет. Сервера Skype могут автоматически сканировать пересылаемые тексты и ссылки из него для борьбы со спамом и мошенничеством; некоторые ссылки могут удаляться из сообщений. В условиях также оговорена допустимость перехвата и ручной обработки пересылаемых текстовых сообщений".

      Читайте пользовательские соглашения. Там все написано.
      Marine One
      1. Mister X 7 апреля 2014 17:28
        Цитата: Marine One
        Читайте пользовательские соглашения. Там все написано.

        Анекдот в тему:
        Специалисты из Microsoft установили, что быстрее всех в мире читают русские.
        Они за доли секунд прочитывают пользовательское соглашение.
        С момента открытия пользовательского соглашения и его принятия проходят доли секунд.
  3. Vita_vko 7 апреля 2014 17:01
    Очень интересный опыт. Но его нельзя копировать в чистом виде как он существует в Израиле, менталитет и условия у нас отличаются, + преимущества традиционной российской научной школы, которую либерасты так и не смогли до конца уничтожить.
    Сейчас существуют мощные научные школы при ВУЗах и НИИ по различным направлениям, в том числе и IT. При этом руководители научных организаций и лабораторий фактически формально проводят занятия для всех студентов, с целью выявить наиболее одаренных и переманить к себе. Это конечно позволяет выживать отечественной науке, однако бессистемность и оторванность такого подхода от государственных программ и стратегических направлений не позволяет достичь такого эффекта как например в Израиле или в американской ДАРПе.
    Главное достоинство военных научных подразделений это конечно развитие научного и творческого потенциала, которое абсолютно невозможно без дисциплины и воспитания.
    Поэтому конечно же нужно развивать это направление, возможно на базе Суворовских училищ или Кадетских школ, которые должны в рамках программ для одаренных детей, теснее контактировать с высшими военно-учебными и научными организациями.
    С другой стороны очень часто получается, что одаренные дети под воздействием различных обстоятельств перестают учиться и выбирают для себя другие области деятельности, что умножает на 0 все усилия преподавателей и государства. Но с другой стороны есть яркий пример российского ученого М.Ломаносова, который начал учиться уже в солидном возрасте. Поэтому в научных подразделениях нужно давать шанс всем, в ком проснулась тяга к науке.
    Vita_vko

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня