В истории флота не должно быть забытых героев

В истории флота не должно быть забытых героевСчитается, что первой жертвой войны всегда становится правда. И совершенно неслучайно, что именно с этого утверждения приходится начинать данный материал. А на самом деле – что мы знаем о роли подплава, подводников в Великой Отечественной войне? Их вкладе в достижение Победы? Знаем немного или даже не знаем вовсе. На такую мысль наводит хотя бы тот факт, что до сих пор не названы лучшие из лучших в этом беспримерно героическом сообществе. A лучшие в общественном сознании – это соответствующим образом отмеченные Родиной!

Именно в таком ключе народ привык воспринимать своих героев, с полным или высоким доверием относясь к государственной системе отличий и награждений! Но ведь лучшие из лучших – подводники Петр Грищенко и Александр Маринеско – оставались не награжденными как по факту своего подвига, так и в дальнейшем, по итогам Великой Отечественной войны. Александр Маринеско, правда, получил высокое звание Героя Советского Союза… через 45 лет на волне общественного возмущения и демократизации 90-го. А вот Петр Грищенко не награжден до сих пор. Нет необходимости напоминать, что эти неотмеченные герои уже давно ушли из жизни. Но раз они не отмечены – возникают различные сомнения и кривотолки, порождается недоверие к чистоте и святости их подвига.

Возникают дополнительные уточняющие вопросы. Например, такие:


– может быть, роль подводных сил в Великую Отечественную войну была незначительной? Ведь война хоть и была небывало масштабной, но позиционируется в основном как типично континентальная;

– может быть достижения и заслуги наших подводников были заведомо не высоки в сравнении с их зарубежными коллегами, в том числе противником?

– а может, война вообще не отмечена сколько-нибудь заметными, существенными достижениями и заслугами отечественного флота? На такую мысль не может не наводить общее число отмеченных высшей наградой Родины, особенно в сравнении с представителями других видов Вооруженных сил.

Факт ненаграждения лучшего из когорты легендарных подводников всегда будет оставаться морально-нравственным упреком ныне живущему поколению соотечественников, власти и МО РФ. Упреком не меньшим, чем осознание того, что до сих пор не погребены сотни тысяч воинов той огромной войны. К тому же данный факт не может не сказываться на будущих поколениях подводников и военных моряков.

«НЕОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ» СТРАТЕГИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ

Какова же была роль подплава в той гигантской битве народов, потрясшей все человечество, войны за само существование цивилизации? Если Великая Отечественная война действительно была преимущественно Великой континентальной войной, как ее многие называют, то не следует забывать, что Вторая мировая война, начавшаяся в 1939 году, до весны 1940 года преимущественно велась на широких просторах океанских и морских ТВД. И только в 1941 году, с нападением Германии на СССР, вес и значение континентальной войны делаются определяющими. Вместе с тем нагрузка на флот после этого не снизилась, а, напротив, возросла, а начавшаяся на Тихом океане война и вовсе велась исключительно на океанских направлениях.

Подводный флот СССР к началу войны выглядит вполне представительно – 218 подводных лодок (ПЛ). Правда на Западе против Германии, имеющей тогда 142 субмарины, ВМФ к началу войны смог сосредоточить не более 124 подлодок. При этом наименьшее их количество оказалось на Северном флоте, 15 ПЛ, хотя именно там открывались самые большие перспективы в войне на море.

Что же представляли собой подлодки того времени?

Один из самых больших авторитетов в подводной войне гросс-адмирал Карл Дениц указывал: «...потопление двух транспортов водоизмещением в 6 тыс. тонн и одного танкера водоизмещением в 3 тыс. тонн лишает противника по меньшей мере 42 танков, 8 152-мм гаубиц, 88 87,6-мм орудий, 40 40-мм орудий, 24 бронеавтомобилей, 50 пулеметов крупного калибра, 5230 тонн боеприпасов, 6000 винтовок, 428 тонн запчастей для танков, 2000 тонн продуктов и предметов снаряжения, 1000 канистр бензина. Для уничтожения этого военного имущества силами бомбардировочной авиации потребовалось бы совершить до 3000 самолето-вылетов...»

Германия сумела создать для владычицы морей такие серьезные проблемы, которые едва не привели ее к краху. «Величие и падение Британии зависит от того, способны ли мы будем удержать импорт на уровне 48 млн тонн...» – заявит Черчилль летом 1942 года, выступая в парламенте. При этом основные результаты в борьбе с Британией были достигнуты именно подводниками – в Германии была построена 1131 ПЛ, из которых 863 участвовали в боевых действиях. Они успели потопить 2759 судов общим водоизмещением около 14 млн брутто-регистровых тонн (всего Германия уничтожила более 19 млн брутто-регистровых тонн союзного тоннажа). Для сравнения: в начале войны импорт обеспечивался английским торговым флотом в 24 млн брутто-регистровых тонн. Кроме того, немецкие подводники уничтожили и целый военный флот союзников: 2 линкора, 5 авианосцев, 5 крейсеров и 72 эсминца. Всего 142 корабля основных классов – больше, чем собственно силы Кригсмарине в лучшие времена войны. Большое количество боевых кораблей было повреждено.

Американские подводники, в свою очередь, уничтожили 1178 японских судов водоизмещением в 5,1 млн брутто-регистровых тонн, преимущественно танкеров, а также линкор, 8 авианосцев, 12 крейсеров, 45 эсминцев, 77 противолодочных кораблей и 25 подлодок. Фактически подводные силы ВМС США отрезали Японию от источников стратегического сырья, в первую очередь – нефти.

Что касается советских подводников, то перед ними тоже стояли достаточно серьезные задачи. Не говоря уже о том, что на Дальнем Востоке гигантскому и враждебному флоту Японии мы в состоянии были противопоставить только подлодки да авиацию. Здесь и сегодня: кто владеет морем – тот владеет оперативно-стратегической инициативой. Если же говорить о Севере, то в течение почти всей войны по арктическому маршруту, по морю шли важные для нас поставки союзников по ленд-лизу. Но над данными коммуникациями по крайней мере до 1944 года нависала группировка крупных германских надводных кораблей, базирующаяся в Норвегии и включавшая в том числе линкоры «Тирпиц» и «Шарнхост», тяжелые крейсеры «Адмирал Шеер» и др. Достаточно заметить, что данная группировка на протяжении всей войны создавала головную боль не только нам, но и британскому флоту. Мы могли противопоставить ей опять же только подлодки и частично авиацию. И никто ведь не мог гарантировать того, что успешный аналог Норвежской операции немцы не повторят в отношении нашего Севера.

Впрочем, главное направление деятельности нашего подплава – это, вероятно, воздействие на стратегические коммуникации Германии. Потребность в железной и никелевой руде составляла для нее 11 млн тонн, причем поставки примерно поровну делились между Севером и Балтикой, в зависимости от времени года. Что это значило для страны, воюющей со всем миром, вполне понятно. Не следует сбрасывать со счетов и удобство снабжения своих войск по морю – при известной неразвитости наземных коммуникаций на Севере. Кроме как подлодками, делать это было нечем, тем более что на Балтике флот до 1944 года был заблокирован в осажденном Ленинграде (Кронштадте).

А некоторые еще говорят – флот в той войне решал неосновные задачи...

УСЛОВИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ СОВЕТСКИХ ПОДВОДНИКОВ

Особо следует остановиться на тех условиях, в которых дейстовали наши подводники. Это тем более поучительно, что велось и ведется немало разговоров вокруг сравнительной результативности, субъективно свидетельствующей, к сожалению, в пользу противника – немецких подводников. Действительно, если говорить о лучших достижениях, то у Кригсмарине счет идет на многие десятки и даже сотни тысяч тонн потопленного тоннажа, десятки крупнотоннажных судов и крупных надводных боевых кораблей, включая линкоры, авианосцы и тяжелые крейсеры. У нас, что касается цифр, – все скромнее. Однако пойти на поводу подобной арифметики означает ничего не смыслить в морской войне. Подводной войне в частности.

Прежде всего перед нами и Германией стояли совершенно разные задачи, да и подводники действовали в радикально различных условиях.

Подводная война для Германии, особенно в 1939–1942 годах, часто напоминала гигантское сафари на просторах Африки, переполненных крупной дичью, на которую охотятся охотники с крупнокалиберным автоматическим оружием, посаженные на быстроходные джипы. Редкий залп на основных коммуникациях мира не достигал цели. Мелочь здесь, в открытом океане, попадалась редко – хроника битвы за Атлантику тех дней пестрит такими периодами, как «Жирные времена», «Веселые денечки» (так их называли сами подводники). Недаром на перископах возвращающихся тогда немецких ПЛ нередко развевалось до 8 и более победных вымпелов. Отдельные же конвои союзников оказались растерзанными немецкими «волчьими стаями» полностью. Да, среди немецких командиров-подводников было немало настоящих мастеров тоннажной войны, прекрасно были подготовлены, как правило, и экипажи. А уж о том, каким прекрасным оружием являлись подлодки VII и IX серий, и говорить не стоит.

Совсем иначе суждено было воевать нам. Здесь вместо богатых крупнотоннажными транспортами и танкерами «океанских угодий» приходилось довольствоваться ограниченными и до предела нашпигованными минами морскими ТВД. Так, на Черном море, побережье и главная база которого оказались охваченными огнем жесточайших сражений, в первые три года войны, в сущности, вообще не было морского противника, а следовательно, достойных целей для подводных лодок. А вот потери были – от авиации, мин, нецелевого применения и дурного управления силами. Северный флот вступил в войну в условиях жесточайшего дефицита сил: на огромном, почти океанском театре оказалось всего полтора десятка ПЛ, часть из которых вообще были «малютками». Совершенно негусто было и с другими классами кораблей. Противник же вел здесь свою основную морскую войну против нас и наших стратегических интересов.

Однако самое трагическое положение сложилось на Балтике. Здесь для того, чтобы добраться до коммуникаций противника, ПЛ предстояло преодолеть 220 миль смертельно опасного и предельно сложного маршрута, пролегающего через весь Финский залив, который даже на первый взгляд, географически, менее всего был пригоден для действий ПЛ. Этим обстоятельством не преминуло воспользоваться немецкое командование. В дополнение к заблаговременно выставленному стратегическому минному заграждению от берегов Восточной Пруссии через все Балтийское море до Эланда, учитывая обилие мелей, предательских течений, практическую безальтернативность маршрутов развертывания, немцы буквально завалили судоходную часть Финского залива тысячами мин всех типов. Особый упор был сделан на оборудовании двух противолодочных районов, Голландского и Нарген-Поркалла-Уддского, сохранившихся в истории как синоним физической непроходимости (в дополнение к нескольким десяткам тысяч мин здесь имелись двойные стальные сети, простиравшиеся до самого дна). Потери здесь говорят сами за себя: шесть месяцев 1941 года – 19 ПЛ, 1942 год – 11 ПЛ, 1943 год – 5 ПЛ. После этого был сделан вывод о непроходимости районов. Общие потери – 35 ПЛ, при том что, напомним, на Севере в это время было всего 15 субмарин. Всего за три года флот на западном направлении потерял 75 подлодок, то есть более половины того, с чем мы начинали.

В истории флота не должно быть забытых героев

Подводная лодка «С-7» стала одной из тех, что в годы Великой Отечественной войны не вернулись из боевого похода на Балтике.


Что же касается «добычи», то, с нечеловеческим трудом прорвавшись в Балтику, наши подводники нередко вынуждены были довольствоваться «каботажкой», а то и вовсе шхунами, шаландами и прочей мелочью. Как и на Черноморском флоте, где в качестве наиболее распространенной цели фигурируют самоходные десантные баржи! Солидные же рудовозы использовали нейтральный флаг и нейтральные террводы.

Понятно, что на оставшихся, незначительных по протяженности участках маршрута немцам нетрудно было организовать почти непроходимую противолодочную оборону. Поэтому каждая добытая здесь тысяча тонн тоннажа измерялась совершенно иной ценой, дорогого стоила! Исключительным подвигом был уже сам прорыв в Балтику и возвращение оттуда. Всякое появление там наших ПЛ уже было неприятным откровением для противника, заставляло его задерживать выход транспортов и конвоев, менять маршруты. Срывался четко построенный график поставки сырья и запасов, войск и техники.

Чрезвычайно значимым оказался фактор минной войны, минной опасности, с которым сталкиваются немцы на Балтике, и тоже благодаря нашим подводникам. Сами заминировав все подходы и заперев Балтийский флот в Кронштадте, немцы каждую очередную кампанию объявляют Балтику «внутренним морем» Германии. Однако гремят взрывы на только что протраленных фарватерах, особо охраняемых узлах коммуникаций, на подходах к важнейшим портам и базам. Низкое балтийское небо озаряется заревом вознесшихся в небо подорванных танкеров, море жадно поглощает тонущие транспорты с рудой, войсками и техникой. Но главным все-таки остается сам фактор минной опасности. Именно он парализует страхом смертельной неопределенности всех, вступивших на важнейшие морские дороги Третьего рейха...

При этом если уделом обычных ПЛ были лихие торпедные и артиллерийские атаки, то немногочисленные подводные минные заградители вели настоящие боевые действия. Именно они при умелом применении сообщали противнику леденящий душу страх минной опасности, скрытно проникая на его самые важные коммуникации и опасно приближаясь к его особо охраняемым базам. Настоящим мастером минной войны и был командир «Л-3» капитан 2 ранга Петр Грищенко.

Активные минные постановки, а именно они являются венцом минно-заградительных действий, требовали заблаговременного филигранного анализа обстановки – буквально на оперативном уровне, терпеливого пристального наблюдения за противником из специальных выявленных районов и, наконец, снайперской постановки мин на выявленных, только что протраленных противником фарватерах. Это был еще и шедевр навигационного искусства. Иного не дано – даже незначительная ошибка чревата попаданием на минные заграждения противника и смертью на чужих минах. Рисунок же расположения минных банок в минном заграждении – действительно произведение искусства, только в искусстве ином – военно-морском.

И вот зиму напролет Грищенко скрупулезно изучает лоции, анализирует отчеты вернувшихся с моря ПЛ и разведсводки штаба флота. В результате весной рождается план похода. Маршрут развертывания отстоит от предложенного штабом бригады и штабом флота всего на несколько кабельтовых, а курс – на 0,5–2 градуса. И он победит и вернется в роковом 1942 году, тогда как многие его боевые друзья, шедшие буквально рядом, официальным маршрутом, навсегда останутся в глубинах моря. Впрочем, Петр Грищенко был великолепен и в торпедной атаке!

В завершение заметим, что в 1945 году, когда условия кардинально изменились, подлодки Балтфлота смогли беспрепятственно через финские терводы проникать в Балтику, а та, в свою очередь, оказалась переполнена крупнотоннажными транспортами и крупными боевыми надводными кораблями, в зачете у балтийцев-подводников появились достойные по величине и важности «боевые трофеи», а потерь не было вовсе. При том что противодействие было крайне ожесточенным.

ДОСТИЖЕНИЯ И НАГРАДЫ

Все знают о Рыцарском кресте, имевшем различные степени. Так вот, по статусу для его получения командиру ПЛ требовалось потопить 100 тыс. брутто-регистровых тонн торгового тоннажа, или совершить подвиг, подобный Гюнтеру Прину, или, скажем, потопить авианосец, линкор или несколько крейсеров. За войну Рыцарским крестом было отмечено 122 командира ПЛ, из которых 32 самых результативных отправили на дно более 800 судов общим водоизмещением 4,7 млн брутто-регистровых тонн – почти столько же, сколько весь подводный флот США во Второй мировой войне. Два первых из первых, Отто Кретчмер и Вольфганг Лют, вдвоем потопили 94 судна общим водоизмещением почти в полмиллиона тонн! Нет необходимости говорить, что оба были отмечены высшими степенями Рыцарского креста и заняли подобающее положение в иерархии Кригсмарине.

А что же у нас? Если результативность воюющих жестко соотносить с награждениями, за войну в нашем подплаве высшего звания Героя Советского Союза были удостоены всего 19 человек, из них 17 – командиры ПЛ – около 0,15% от всех награжденных (против 2% у немцев от награждений Рыцарским крестом).

Исходя из того, что боевые заслуги двух самых результативных отечественных подводников не вызывают сомнений: самое большое количество потопленных кораблей и судов – у Петра Грищенко и наибольший тоннаж у Александра Маринеско, а их тактический почерк признан классикой военно-морского дела – возникает еще один вопрос, касающийся сравнения. Сравнения механизма награждения воюющих, непосредственно находящихся на переднем крае. У нас и противника. Ответ – весьма нелицеприятный.

Получается, ТАМ достаточно совершить подвиг, отличиться в боях, достичь конкретного боевого успеха, предусмотренного статусом награды, чтобы оказаться государственно признанным и соответственно награжденным. Для этого абсолютно не требовалось рутины и череды чиновничьих представлений и согласований, нередко достаточно было донесения об одержанных победах с моря – и следовало награждение. Часто о нем узнавали еще в море, по радио. Это исключительно стимулировало экипажи, командиров, рождая у подводников доверие к своему командованию. Недаром Карл Дениц пользовался таким доверием у своих подчиненных.

У нас, как выясняется, все было гораздо сложнее. Совершить беспримерный подвиг и даже быть первым среди героев оказывалось явно недостаточно. На пути к награждению могла встать самобытность, неуживчивость героя с начальством, симпатии или антипатии к нему лично и даже его объективное превосходство над окружающими. И уж тем паче – независимость мышления и суждений героя! А «начальства разного» между воюющими и Властью, решающей, кто герой, а кто нет, – множество! Помнится, неуживчивость и независимость перед начальством едва не помешали сделаться тем, кем мы его знаем, первому асу советских ВВС Александру Покрышкину. Заодно это сравнение делает честь командованию ВВС перед командованием флота. Там оказались внимательнее к своим героям, а значит, ревностнее относились к славе авиации.

Всю войну командовавший Балтийским флотом адмирал Владимир Трибуц впоследствии скажет: «Теперь, через 20 лет, выяснилось, что «Л-3» по объему потопленного во время войны тоннажа, опередила на флоте (а значит, и в ВМФ) всех, кроме лодки, которой командовал А.И. Маринеско. А по искусству кораблевождения и по использованию оружия, по тактике – словом, по всем боевым показателям «Л-3» не имела себе равных». Остается только вопрос: почему же Грищенко, будучи подчиненным Трибуца всю войну, так и остался обойденным высшей наградой Родины? Равно как и Маринеско. Ведь о потоплении Грищенко 18 кораблей и судов было хорошо известно и подтверждено еще в годы войны, по крайней мере – в 1943 году и уж достоверно – в 1945 году, когда были захвачены архивы Кригсмарине.

Трибуц отвечает, что Грищенко якобы не представило к награде непосредственное начальство – командир дивизиона и командир бригады. Можно подумать, его и о его подвигах не знал тогда командующий флотом, начальник штаба и Военный Совет флота?! Удивительная черствость и поразительная слепота! Тем более странные, что его подвиги в 1942–1943 годах не сходили со страниц флотской, Ленинградской и армейской прессы. Без преувеличения, в этот период он был одной из самых популярнейших фигур на флоте и в Ленинграде. Он стал литературным прототипом командира в романе о подводниках «Дом и корабль» Александра Крона. Известный флотский писатель и журналист Александр Зонин добился права отправиться с ним в поход в 1942 году. Он уже тогда был первым из первых: 423 боевых ордена и медали, полученные его экипажем, Гвардейский флаг, поднятый над «Л-3» в 1943 году, достаточно красноречиво свидетельствуют в пользу его уникальных боевых заслуг, в пользу его первенства. Орденом Ленина уже в 1943 году на «Л-3» были награждены не только командование, но и все без исключения старшины команд.

Если быть до конца последовательным и справедливым, звания Героя Советского Союза он вполне заслужил еще по итогам кампании 1941 года, когда в крайне неблагоприятных условиях «Л-3» одна принесла более четверти всего боевого успеха Балтийского флота в море – другим подобного результата хватало за глаза. Так чем же так не угодил лучший подводник командованию, впрочем, как и второй – Александр Маринеско? Что на чашах весов оценки доблести перетянуло – подвиг или проступки? Если проступки еще и были?

А началось, видимо, все с того, что Петр Грищенко, оказавшись единственным в ВМФ командиром корабля с академическим образованием, отказался после академии от высокой штабной должности, по сути, бросив вызов многим, в первую очередь – «штабным» и начальникам, поскольку его представление о воинском долге в условиях приближающейся войны было неразрывно связано с передним краем – командованием боевым кораблем. Кроме того, развитое военно-морское мышление Петра Денисовича, «обремененное» еще и образованием, делало его нежелательным свидетелем ошибок и промахов командования, в том числе и командования флота. Он ведь видел войну значительно шире и глубже своих товарищей-командиров, и даже непосредственных начальников.

О Грищенко очень много написано, и многие публикации вольно или невольно касаются истории его ненаграждения. Оказывается, здесь были и доносы, была мелкая месть уязвленных справедливыми замечаниями начальников, была здесь и подлая зависть к великолепному Грищенко. Всмотритесь в его фотографию 1942 года – время зенита его славы. Редкой красоты капитан! Понятно, его предпочитали женщины: ведь он был еще и первым из героев. Не слишком ли много для одного человека?

Что же касается «хулиганства», приписываемого в первую очередь Маринеско, то разве можно судить этих людей по обычным меркам? Об ужасе прорыва в Балтику и возвращения длиною 220 огненных миль (в один конец) по до предела нашпигованными минами разного типа, перегороженными стальными сетями и прочими ловушками фарватерам подводного плавания говорит хотя бы тот факт, что по возвращении из очередного похода лишились рассудка ходивший в поход на «Л-3» писатель Александр Зонин и старшина команды радиотелеграфистов «Л-3», а у самого командира через несколько дней отнялись ноги.

Стоит ли говорить, что содеянное в море стояло далеко за пределами человеческих возможностей, человеческой выдержки, человеческого самообладания. Даже по меркам этой страшной войны! Большинство товарищей Грищенко по кампании 1942 года, тоже замечательные подводники и в большинстве своем отмеченные высоким званием Героя Советского Союза, навечно в тот год остались в водах Балтики, буквально устлав стальными корпусами своих подводных лодок дно Финского залива. Вам не случалось, читатель, стоять перед длинной аллеей траурных досок с их именами в Сосновом Бору? Один вопрос вырывается из груди при этом: кто же остался? А ведь это были лучшие! Чтобы победить и вернуться в таких условиях живым, следовало быть выше лучших, быть абсолютно первым.

Нелишним будет заметить, что своих уникальных достижений Петр Грищенко добился еще в 1942 году. При том что даже Александр Маринеско стал героем только в 1945 году, когда Балтика будет переполнена крупными и особо крупными, ценными вражескими целями. Закаленные балтийцы-подводники в этой заключительной кампании не потеряли ни одной подлодки, добившись при этом замечательных успехов. В частности, «Л-3» довела боевой счет до 28 побед. Командиром ее в ту пору был бывший помощник Грищенко капитан З ранга Владимир Коновалов, кстати, удостоенный звания Героя Советского Союза.

Сегодня, когда предпринимаются попытки критически оценить роль командования советского флота в годы Великой Отечественной войны, величие подвига командиров кораблей (ПЛ), офицеров и матросов их экипажей остается не подверженным никаким влияниям. Что же касается высшего командования, то трудно объяснить и оправдать бездушие и беспринципность в награждениях, равнодушие к людям. И пока они не будут исправлены, трудно говорить о какой-то завершенности в истории величайшей из войн. Вспомните, какого труда стоило добиться звания Героя Советского Союза для Александра Маринеско. На совести «командования» ведь еще и обойденные высшей наградой Родины выдающиеся подводники Алексанович, Матвеев, Афанасьев.

Замалчивание отдельных фактов минувшей войны, обобщенная и популистская их трактовка играют нынче с нами не лучшую шутку. Самым неприятным стало то, что молодежь в поисках правды и начитавшись зарубежной военно-исторической литературы, все чаще идеализирует достижения зарубежных флотов и армий, в трм числе и наших бывших противников, не зная и пренебрегая своими! Но отсюда недалеко и до явного пренебрежения отечественным опытом, отечественной славой, историей и национальными героями.
Автор: Юрий КИРИЛЛОВ
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2014-04-04/1_flot.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 33
  1. Каплей 9 апреля 2014 08:55
    Прекрасная статья, в которой поднимаются вопросы, волнующие все нас. Я лично преклоняюсь перед такими командирами как П. Грищенко. Я сам потерял отца в декабре 1941 года в Ленинграде. После ознакомления с архивами напечатал в "Юности" повесть "Маскитники" о легендарном командире торпедного катера, на счету которого уничтожено 2 дивизии Вермахта. (А.О. Шабалин) В "ВО" опубликовал статью "Первая атака" о нем и его славном экипаже. Подводники-это особый класс людей, перед которыми преклоняются россияне. Для подводного флота лично я сделал много аппаратуры, много раз опускался при испытаниях на глубину. Спасибо за поднятую тему. Честь имею.
    1. smile 9 апреля 2014 10:57
      Каплей
      Я читал Ваши "Москитники" в "Юности". Отличная повесть. Огромное Вам спасибо! Я приятно удивлен, что на нашем сайте можно запросто побеседовать с такими людьми, как Вы.:)))
  2. parusnik 9 апреля 2014 09:28
    Не пора ли восстановить историческую справедливость..
  3. Андрей из Челябинска 9 апреля 2014 09:32
    Статья оставляет очень двойственные впечатления.
    С одной стороны - совершенно верно отмечено, что проход сквозь нашпигованный минами Финский залив уже сам по себе если еще и не подвиг, то чрезвычайно близок к этому. С другой стороны - когда наши ПЛ все же выходили на коммуникации противника, германское прикрытие и рядом не валялось с мощными эскортами атлантических конвоев, против которых приходилось действовать немецким подводникам.
    Я не специалист в подводных лодках ВМВ, но не раз встречал утверждения, что наши ПЛ оснащались оборудованием куда хуже, чем немецкие. При этом с учетом взрывного расширения подводных флотов СССР вряд ли можно было набрать откуда-то опытные кадры для них. Мы сейчас совершенно точно знаем, что наши сухопутные войска и ВВС в массе своей на начало ВОВ были подготовлены хуже вермахта и люфтваффе (интенсивность и сроки обучения). Не думаю, что у подводников было по другому. Тем не менее, наши морские воины шли в бой и сражались не щадя жизни.
    Однако их самоотверженности оказалось совершенно недостаточно для выполнения боевой задачи - балтийские коммуникации Германии существенного урона не понесли.
    Совершенно неясно, почему уважаемый автор статьи ссылается на немецкие архивы. По моему именно согласно им установлено, что подводная лодка Л-3 имеет на своем счету не 28 вражеских кораблей и судов, а куда меньше.
    ВО время командования Грищенко:
    Немцами подтверждается потопление "Л-3" шведского транспорта «К.Ф. Лильевальш» (5.513 брт), шедшего в Германию с грузом железной руды (торпедная атака), на ее минах подорвались парусно-моторная шхуна «Вальтер» (177 брт) с пятью моряками, транспорт «Гинденбург» (7 888 брт, пароход «Эдит Боссельман» (952 брт), возможно (но не факт) транспорты «Грундзее» (866 брт) и «Тристан» (1.766 брт)
    Во время командования Коновалова (с 9 марта 1943 г):
    на минах получил повреждение учебное судно «Альберт Лео Шлагеттер» (1.634 брт), погибли миноносец Т-34, а также, по всей видимости, транспорт «Генри Лютгенс» (1.141.брт) (хотя уверенным относительно него на все 100% быть нельзя- в районе его гибели ставила мины также и наша авиация)
    Ну и самая знаменитая победа - торпедирование транспорта «Гойя» (5.230 брт), на борту которого, по разным оценкам находились более 7 тысяч человек (1.500 солдат 4-й танковой дивизии вермахта, 385 раненых военнослужащих, остальные беженцы из числа гражданских лиц). Судно затонуло, унося с собой, по различным оценкам, порядка 7 тысяч жизней; из находившихся на его борту выжило лишь 175 человек. Гибель этого корабля по количеству жертв стоит на первом месте среди морских катастроф за всю историю мореплавания, опережая знаменитые «Титаник» и «Вильгельм Густлов». http://town.ural.ru/ship/ship/l3.php3
    1. Андрей из Челябинска 9 апреля 2014 09:33
      Самым неприятным стало то, что молодежь в поисках правды и начитавшись зарубежной военно-исторической литературы, все чаще идеализирует достижения зарубежных флотов и армий, в трм числе и наших бывших противников, не зная и пренебрегая своими!

      Проблема нашей историографии в том, что в годы СССР привычно было говорить о достижениях нашего ВМФ в превосходных тонах. В то время как на ум любому юноше, увлекшемуся историей ВМФ рано или поздно приходят в голову крамольные вопросы. Как немцы, в условиях господства советской авиации и ВМФ умудрились эвакуировать морем значительную часть войск, зажатых РККА в Крыму? Почему в 1945 г по нашим наступающим войскам расстреливал полный боекомплект тот же "Принц Ойген", и что в это время делал балтийский флот? Почему флот из рук вон плохо обеспечил десант на том же Шумшу? И многие, многие другие...
      Все дело в том, что если советская историография идеализировала действия нашего флота (что вызывало отторжение), то постсоветская ушла в другую крайность и залила ВМФ СССР грязью по самый клотик. Ни тот ни другой подходы неприемлемы. Истина всегда где-то посередине, были победы и поражения, были заведомо безграмотные действия, но были и умно спланированные и выполненные операции, случалась глупость и чрезмерная осторожность, но был и героизм.
      Так что можно утверждать лишь одно - история ВМФ СССР в ВОВ ждет своих беспристрастных исследователей.
    2. Комментарий был удален.
  4. Gomunkul 9 апреля 2014 10:16
    Замалчивание отдельных фактов минувшей войны, обобщенная и популистская их трактовка играют нынче с нами не лучшую шутку
    Согласен с автором, что замалчивать отдельные факты нельзя, но не нужно и забывать про то, что победа ковалась не только на полях сражений но и в тылу. Мало мы знаем о том, как доставалась эта победа и через какие трудности и лишения прошло гражданское население страны. Низкий поклон всем, что мы ныне живущие можем спокойно встречать каждое утро - рассвет! Слава народу победителю! hi
  5. RoTTor 9 апреля 2014 12:49
    Мало о самом Грищенко и о его жизни и службе после ВОВ
  6. Аркт 9 апреля 2014 14:01
    Андрей из Челябинска
    "С другой стороны - когда наши ПЛ все же выходили на коммуникации противника, германское прикрытие и рядом не валялось с мощными эскортами атлантических конвоев, против которых приходилось действовать немецким подводникам."
    Обычно вижу взвешенные комментарии от Андрея. Но здесь, то ли тема больная, то ли плохое знание. Чтобы не заниматься пустословием, советую почитать мемуары американских и английских конвойников. Мощными и трудно преодолимыми они стали лишь к 44му году, да и то, ближе к середине. Паритет 43 года возник лишь из-за недостатка лодок у Деница, промышленность с трудом перестраивалась на массовое производство, хромала подготовка экипажей, только выстраивалась система обеспечения. И у немцев не было необходимости плавать в "супе с клёцками", что-то слегка похожее существовало в районе Фарер-Шетландов и там успехи Кригсмарине были весьма скромными.
    А по поводу охраны немецких конвоев примерно то на то и получалось. Одна наша лодка, выходящая на конвой по соотношению к кораблям конвоя, равнялась, в лучшем случае, волчьей стае, выходящей на атлантический конвой, по соотношению к его охране. И авиационное прикрытие у немецких конвоев было на высоте. Плюс, немаловажный факт, ограничение по глубине маневрирования и возможности столкновения с рельефом, о чём могли не заморачиваться немецкие подводники. Ну и про количество конвоев не будем забывать.
    Так что не будем превозносить немцев и умалять наших. Работа у них была адская, и те, кто достиг определённых успехов, заслуживают как минимум уважения.
    П.С. А то тут уже появлялись любители матрасников, которые действительно плавали в тепличных условиях и основной проблемой являлось ограниченное время пребывания на позиции. Ну а про немецкие архивы разговор отдельный, особенно учитывая факт пропажи части данных за 44-45й года и восстановление их по записям офицеров в 46-49м на Западе. Так что про объективность предоставленных Западом данных не будем. А наши оперировали только той частью, которая попала им в руки.
    1. Андрей из Челябинска 9 апреля 2014 15:53
      Цитата: Аркт
      Обычно вижу взвешенные комментарии от Андрея. Но здесь, то ли тема больная, то ли плохое знание.

      Тема не больная, а насчет знаний - они однозначно не исчерпывающие. В общем, это ИМХО, конечно. У Вас иная точка зрения? Что же, давайте попробуем разобраться вместе. Лично я не упускаю возможности сегодня стать умнее, чем был вчера:)
      Цитата: Аркт
      Чтобы не заниматься пустословием, советую почитать мемуары американских и английских конвойников. Мощными и трудно преодолимыми они стали лишь к 44му году, да и то, ближе к середине.

      Уважаемый Аркт, тут мемуары могут сыграть дурную шутку. Нужно все же раздобыть численность конвоев и их охранение. Вот, к примеру, если мы возьмем "Действия немецких подводных лодок во вторую мировую войну на морских сообщениях, то мы увидим, что в том же 1940 году конвой из, примерно, 40 судов, прикрывался 3-4 эсминцами/корветами, и это конечно было немного, но уже в 1941 году их количество возросло до 7. В 1942 году имелись конвои из 30 судов, прикрываемые 10 кораблями (4 эсминца, остальное - шлюпы, корветы и проч)
      В 1943 году общее количество транспортов на атлантических маршрутах достигало 7600 ед, их безопасность обеспечивали (по состоянию на 30.06.) 75 эскортных авианосцев и 2606 эскортников различного типа.
      При этом в 1943 г из 7,6 тыс транспортов вне конвоев ходило только порядка 1300, т.е. на один конвойный корабль приходилось не более чем 2-3 транспорта.
      Про охрану средизменоморских и арктических конвоев вообще молчу - там традиционно оборона была очень сильная
      Как результат - с февраля по сентябрь 1943 г немцы-подводники топят 378 кораблей, но теряют при этом 160 ПЛ.
      Цитата: Аркт
      Паритет 43 года возник лишь из-за недостатка лодок у Деница

      Ну, вообще-то в 1943 г у Деница в строю имелось 427 ПЛ, из них в море обычно находилось 105 (в среднем)
      А что на Балтике? Честно говоря, я вообще не пойму, насколько там было распространено конвоирование.
      Цитата: Аркт
      Одна наша лодка, выходящая на конвой по соотношению к кораблям конвоя, равнялась, в лучшем случае, волчьей стае, выходящей на атлантический конвой, по соотношению к его охране

      Давайте как-то в цифрах, пожалуйста. Вот к примеру в 1941 г одна U99 атакует конвой НХ-133, в котором 40 транспортов, 5 эсминцев и 2 корвета. Она (в надводном положении, естественно) идет за конвоем весь день, ночью атакует и уничтожает 3 танкера и 3 транспорта. Какую атаку ПЛ балтфлота я должен сравнить с этой?
      1. Андрей из Челябинска 9 апреля 2014 15:54
        Цитата: Аркт
        Так что про объективность предоставленных Западом данных не будем.

        Есть давно оправдавшая себя практика - хочешь знать потери своих - изучай собственные документы, хочешь узнать потери противника - изучай его документы. Не то, чтобы они были истиной в последней инстанции, но в целом куда точнее, чем рапорты своих. История войны на море просто пестрит добросовестными заблуждениями, это нормально, это не вранье, просто в бою все видится иначе
      2. Комментарий был удален.
  7. m.v.v. 9 апреля 2014 17:03
    Сколько можно трепать всуе фамилию Маринеско? Да герой. Да умелый офицер. Да морально разложился и не является примером для подчиненных. В учебниках истории должен занять место ПОДВИГ Маринеско, а вот ЛИЧНОСТЬ Маринеско должна подвергнуться забвению. Как бы феерически глупо это не звучало. НЕ время и не место раздувать плач по "униженным и оскорбленным". Жуков вон тоже ни фига не подарок как личность, а как БОЕВОЙ ОФИЦЕР - великий гений. Суворова тоже можно по всякому вспомнить. Но помнится только вот что КНЯЗЬ ИТАЛИЙСКИЙ ГРАФ РЫМНИКСКИЙ.
    m.v.v.
    1. Turkir 9 апреля 2014 18:30
      Маринеско герой и экипаж его герои, и этим всё сказано.
      А о "моральном разложении" лучше вообще не писать, во-первых на него завистники и донесли, морального разложения, хорош термин, для живых людей, вообще то и не было. А во-вторых, почему наказывая Маринеско наказали и весь его ЭКИПАЖ. Тоже за моральное разложение? Хороша формулировочка, весь экипаж разложился, морально.
      А те кто любит употреблять термины, вроде "морального разложения", вообще то и пороху никогда не нюхали,а по блиндажам сидели.
      А один мерзавец, недавно писал в Рунете, про Маринеско, что этот негодяй(!) вместе с 20 экипажами для подводных лодок Рейха, утопил очень много гражданских лиц. Каково?
      Это мы сами, разговорами о "моральном разложении", даем возможность 5-й колонне, плевать на нашу память, о наших героях.
      1. plut-k 9 апреля 2014 19:04
        Маринеско герой и экипаж его герои, и этим всё сказано.

        Полностью поддерживаю как говорится "на войне как на войне", а на счёт морально разложился , так посмотрите на биографии великих ,один Чайковский чего стоит ,
        однако "лебединое озеро" по ящику с утра до вечера многие наверно ещё помнят.
  8. ВМФ7981 9 апреля 2014 18:02
    Вот уж действительно СЛУЖБА! Всегда перед подплавом ПРЕКЛОНЯЛСЯ, в полном смысле этого слова. Долгая память!
    Вот на примере чьих жизней (имею в виду всех тех, кто прожил красивую, яркую, трудную, но безумно интересную жизнь) надо учить наших детей. Пускай хотя бы иногда задумываются о том, что такое ДОЛГ,ЧЕСТЬ, МУЖЕСТВО.
  9. Sergei75 9 апреля 2014 18:35
    В общем согласен, но... Почему Александру Маринеско сразу не дали героя, ответ очевиден и уже описывался здесь. Я думаю, что он и сам не захотел-бы получать звезду, в этом и есть главная трагедия самого Александра Маринеско и будь у него второй шанс, зная кто находится на лайнере "Вильгельм Густлофф", он не стал-бы его топить, ведь там, в подавляющем большинстве своём, находились беженцы - женщины и дети.
    Он не был виноват в этой трагедии, он мастерски сделал своё дело, но от этого ему было не легче.
    Как жить, если на твоей совести несколько тысяч безвинных жизней - женщин и ДЕТЕЙ.
    А героя ему присвоили 5 мая 1990 года и теперь всё звучит намного трагичнее.
    Топить это корабль никто не захотел бы и никто не захотел бы оказаться в то время на месте Александра Маринеско
    1. Морган 9 апреля 2014 23:18
      Список поименный женщин и детей, плиз. А также других пассажиров (из СС и вермахта, например). Или вы считаете что фашистские чины уступят место на ПОСЛЕДНЕМ (или одном из) транспорте беженцам?
    2. bbss 10 апреля 2014 00:11
      Хотел, не хотел... Чушь какая! В прицеле вражеский транспорт, топить!
      1. Морган 10 апреля 2014 11:42
        Верно. Знаков госпитального судна 'Густлоффф' НЕ нес. Маринеско был ОБЯЗАН его топить. И, кстати, не помню на нем или на 'Гойе' были подводники? Отборные людоеды, вроде Люта... negative
        1. Sergei75 10 апреля 2014 23:45
          Наверно я не правильно высказал свою мысль.
          Допустим, Вы капитан подводной лодки, на море штиль и ясный день и в перископ Вы видите вражеское судно, Вам доподлинно известно, что оно хорошо вооружено и на нем плывёт все командование Вашего врага (палачи, насильники и убийцы), но .... Вы видите, что на открытых палубах находятся огромное количество беженцев, женщин и детей, мирных жителей. Зная это Вы отдадите приказ на залп по этому судну?
          Так вот, Маринеско увидел судно, но он не знал кто на нем и потопил его.
          Трагедия в том, что он выполнил свой долг, уничтожил врага, но от этого ему не было легче. Вы представляете ощущения человека,не машины, который вернулся героем и который ПОТОМ узнал КТО БЫЛ на этом судне.
          Тут возникают вопросы морали и выполненного долга, а каждый человек должен обладать моральными принципами.
          Неудивительно, что он потом спился.
          Человек всегда должен оставаться человеком, даже вовремя войны. И я думаю, он остался Человеком!
          Вспомните памятник в Трептов парке - Во́ин-освободи́тель, он на руках держит немецкую девочку, по сути ребёнка своего врага, которую он пришёл защищать, а не карать.
          1. Turkir 11 апреля 2014 13:13
            Еще раз пишу - на нем находились полностью укомплектованные 23 экипажа для подводных лодок. Несколько тысяч солдат и офицеров.
            И это полностью описано и ДОКУМЕНТИРОВАНО в книге Крона о Маринеско.
            Продолжать утверждать обратное означает только одно - не знание материала о котором вы пишете. До вас не доходит, что потопление этого транспорта, сохранило жизни советским солдатам, намного превосходящим по количеству ваших гражданских лиц, о которых вы печалитесь.
            Гитлер вел войну на Восточном фронте до последнего солдата (о своих гражданах он, в отличии от вас и не думал - приказ о затоплении берлинского метро) и не задумываясь посадил бы на подлодки все эти экипажи, если бы они доплыли до порта назначения. Для вас жизни советских солдат, конечно не имеют такого значения, как для Маринеско и для нас, патриотов своей земли.
            Всё что вы написали, сплошное лицемерие.
            Затрагивая проблемы морали, неплохо бы знать, что Маринеско был уволен, работал завхозом на Ленинградском предприятии и на складе, валялись никому не нужные ржавые кровати, которые он и раздал бездомным лениградцам. Честный завхоз это нонсенс, а Маринеско до конца своих дней оставался ЧЕСТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, был не нужен. Директор донес на него и Маринеско оказался в тюрьме, где показал свой характер и уголовникам. После выхода из тюрьмы, где заработал рак, жил с любящей его женщиной и умер от рака.
            Даже здесь, вы пишете неправду.
            Я всегда отношусь с подозрением к людям, говорящими лозунгами, сегодня они коммунисты, а завтра они фашисты. Только с Маринеско эта ложь не пройдет.
            1. Sergei75 11 апреля 2014 15:42
              Вы не слышите!
              Значит, по Вашему, жизнь одного невинного ребёнка, стоит для достижения Высшей цели?
              Ну тогда понятно.
              Люди без морально-нравственных основ бомбили Дрезден, а затем сбросили бомбы на Хиросиму и Нагасаки.
  10. alex20081308 9 апреля 2014 20:50
    Проследите биографию Маринеско и вы поймете, что он не участвовал в прорывах минных заграждений.Ни в 41 ни 42 ни 43 результатов нет. А в 45 ему просто повезло.Это мое мненние как профессионального подводника, старпома РПКСН, изначально-торпедиста.
    1. Turkir 11 апреля 2014 13:26
      Его лодка была заперта в блокадном Ленинграде. И в 45 году ему не повезло, он был Экстра-профессионалом. Даже в блокадном Ленинграде, постоянно тренировал экипаж и весь экипаж его очень любил.
      Я пишу, по памяти, но на меня, очень сильное впечатление произвел очерк о Маринеско написанный Александром Кроном, уж не помню в каком журнале.
      Он лично был знаком с Маринеско и написал о его тяжелой судьбе очень подробно, вплоть до мелких деталей, уже после смерти Маринеско. Знаменательно, но и эту публикацию хотели запретить! Почему?
      Прочтите обязательно и не обращайте внимание на ложь, которую выливают на него всякие ост-зейские барончики и, даже, так называемые коллеги.
      А к вящей злобе, недоумков и немогузнаек, американцы называют его подводником №1 Второй Мировой Войны. Маринеско Герой.
  11. Artem1967 9 апреля 2014 20:58
    Особый упор был сделан на оборудовании двух противолодочных районов, Голландского и Нарген-Поркалла-Уддского, сохранившихся в истории как синоним физической непроходимости (в дополнение к нескольким десяткам тысяч мин здесь имелись двойные стальные сети, простиравшиеся до самого дна). Потери здесь говорят сами за себя: шесть месяцев 1941 года – 19 ПЛ, 1942 год – 11 ПЛ, 1943 год – 5 ПЛ.

    Видимо, имеется ввиду Гогландский противолодочный рубеж недалеко от острова Гогланд в Финском заливе. Перед самопожертвованием наших подводников можно только преклонить колени. Это все - герои! Шансов выжить на Балтике в 1941-1943 года - практически ноль. Малые глубины, теснота ТВД, колоссальная минная опасность - все было против них. Пора восстановить справедливость и наградить героев, хоть и посмертно!
    Artem1967
  12. Аркт 9 апреля 2014 22:56
    Андрей, я тоже читал массу книг со статистическими данными, то есть именно от тех авторов, которые не желали углубляться в тему и пользовались лишь открытыми данными либо имели доступ к открытым частям архивов. Про мемуары конвойников, наверно неправильно выразился. Мемуары специалистов, которые в том числе служили во время войны офицерами на кораблях конвоев, а после окончания службы работали в архивах. И сухую статистику разбавляли правдой жизни, которая с этой статистикой соотносилась далеко в не столь радужных тонах.
    Даже из ваших сухих цифр ( с источником знаком ) получается один КАВ на 100 транспортов и 1 конвойный корабль на 3 транспорта. Учитывая среднюю цифру атлантического конвоя в 30 кораблей получим 1 КАВ на 3 конвоя и 10 кораблей охранения на конвой. То есть 2 из 3 конвоев без авиационного прикрытия. Далее по пунктам: цифры относятся к последнему кварталу 43 года; каждый пятый корабль конвоя вынужден был возвращаться из-за поломок ( не важно по каким причинам ), не выполнив свою задачу; каждый седьмой корабль сталкивался с поломками в ходе конвоирования и, соответственно, не выполнял свою задачу большую часть времени конвоирования;
    атлантические конвои имели зону непокрытия авиацией с берега и зоны ответственности ( американскую и английскую ) - довольно часто, до передачи, конвой шёл почти без прикрытия; про качество кораблей прикрытия до 44 года, особенно в английской зоне даже говорить не хочется. И масса других мелочей, которых не видят авторы, любящие статистику.
    Я не пытаюсь умалить мужество и умение немецких подводников, просто не надо возносить на пьедестал одних и умалять заслуги других.
    Если говорить про наших, то до начала 44года любая прорвавшаяся на просторы Балтики подлодка оказывалась в информационном вакууме и действовала скорее по наитию, предвоенным выкладкам и свидетельствам немногих вернувшихся.
    Про сравнение - я сравнивал именно уровень защищённости конвоя. Таких подарков, как в приведённом примере у наших подводников не было. Конвои обычно тащились у берега, что ещё больше осложняло задачу. Большинство крупных судов ходило под нейтральными флагами ( то есть атаковать нельзя ) в водах, которые были труднодостижимы из-за сроков автономности. Именно поэтому основные победы пришлись на 44-45 года, когда балтийские подводники выбрались из супа с клёцками и начали получать информацию. И тогда им уже не смогло помешать ничего. В отличие от немцев, которые к концу 44го скисли окончательно.
    Ну а по поводу 427 лодок и 105 на позициях даже сам Дениц писал. Половина наших лодок в базах небоеготова и не сможет выйти в поход в течение полугода. Из лодок, находящихся в море, треть возвращается, треть выходит на позиции и только треть готова топить всё, что проплывает мимо.
    А по поводу достоверности чужих данных - налицо противоречие. То есть наши, получается, завышают победы и занижают ( скрывают ) потери, а на западе все белые и пушистые? Не смешно ли подобное заблуждение? Тем более на той стороне трудились асы пропагандисткой войны.
    Кстати, существует такая штука, как реестр торговых судов на каждый год. И если матрасники смогли наладить массовое производство судов во время войны, то у остальных с этим было сложнее. И сравнение послевоенных и предвоенных реестров достаточно точно отражают истинную цифру потерь транспортных судов. Так вот, если взглянуть на эти реестры ,вырисовывается очень интересная картина. У судов немецкого флота, а также конфискованных ими судов значится год и место гибели без подробностей ( Балтийское море 1942 или Балтийское море 1944 ). А в архивах эти суда даже не упоминаются. Вот вам лишнее подтверждение "правдивости" западных архивов. Суда могли погибнуть по любым причинам, в том числе и от действий советских ПЛ на Балтике. Делайте выводы...
  13. Морган 9 апреля 2014 23:23
    Величайший асс Лют все больше по нейтралам специализировался ( ок1/4-1/3). И при полном отсутствии противодействия. Конвои в Атлантике его внимания не удостоились.
  14. ДимычДВ 10 апреля 2014 04:08
    А вот я наткнулся довольно случайно на уникальную историю русского подводника - это капитан первого ранга Михаил Андреевич КИТИЦЫН. Автор материала, найденного мной в Инете, утверждает, что этот командир, воевавший в 1915 году на подлодке "Тюлень" в Чёрном море, стал практически самым результативным командиром отечественного подплава за две мировые войны. 58 тыщ тонн потопленного, ликвидированного (скажем, по приказу русских выбросились на берег) и призового тоннажа вражеских стран за год боевых действий. Это по судовому журналу. Из них противником подтверждена ровно половина, ну да кто бы после Мировой и Гражданской войн копался в морских архивах Турции, Болгарии, Румынии и иже с ними. Кажется, только Лунин в Великой Отечественной потопил что-то тоннажом в 60 тысяч тонн или суммарно?...
    Словом, Китицын имел все наличные награды Империи - боевые и штабс-, а в 1917 году оказался преподавателем Морского кадетского корпуса и с командой кадетов проходил практику на учебном крейсере "Орёл" во Владивостоке. Здесь его и застала Гражданская война. В апреле 1919 года ему и его кадетам велели высадиться в бухте Лашкевича под Находкой (залив Америка, близ устья Сучана) и выйти на разблокирование сухопутного отряда белых числом в 2000 штыков, которых во Владимиро-Александровском заблокировали партизаны. Попытку высадки партизаны, имевшие, видимо, разведисточники во Владивостоке, пресекли снайперским огнём по старшинскому составу. Китицын свернул десант: своих курсантов под пули таёжных охотников подставлять я не договаривался. Через неделю пришла другая группа кораблей (гардемаринов расставили по корабельным должностям), а добровольцы-каратели с Русского острова высадились под прикрытием главного калибра бритАнского крейсера "Кент", двинулись в Находку, где расстреляли четверых членов сельского Совета, поймали и расстреляли партизанских разведчика и агитатора. А уж отогнали они партизан или нет - история умалчивает. Ходили слухи, что ВСЕХ пехотных, как и матросов-спецов, которых в 1922-м застали на Русском острове, привязывали в колосникам и живьём отправляли за борт. Всех, кто захотел с ним уйти морем, адмирал Старк забрал с собой - в основном в Шанхай. Практически весь торговый и военный флот Тихого океана он реквизировал и оставил Советскую Россию без него.
    М.А.Китицын к 1920 году добрался до Крыма, оттуда с Врангелем ушёл во время эвакуации (или ранее, точно неясно). До 1928 года занимался в Бизерте обучением морских кадетов, и сдав последний выпуск, уехал в Америку. Там, по косвенным сведениям, какое-то время даже взаимодействовал с Сикорским. Умер во Флориде в 1960 году, прожив семейную жизнь с какой-то американкой. Снимки в Сети имеются, но я их всё одно тут вставить не сумею.
    ДимычДВ
    1. Каплей 10 апреля 2014 08:03
      Уважаемый Дмитрий, примерно такая же судба сложилась и у старпома ПЛ "Крокодил". Как жаль этих талантливых офицеров, которых загубил Император России. Что-то подобное будет сейчас и с офицерами ВО Украины. Честь имею
  15. rubin6286 11 апреля 2014 10:15
    Я согласен с автором статьи и ряда комментариев, но перечисление потопленных судов и тоннажа не дает полного представления об ужасах войны на море и подводной войны, в частности. Все бывает в жизни, но на войне, в экстремальной ситуации наиболее отчетливо проявляется храбрость, трусость, мастерство, неумение, карьеризм, самопожертвование, благородство и ненависть, ответственность и формализм. В моей домашней библиотеке мемуаров есть достаточно много книг в т.ч. и по морской тематике, но целостной книги, отражавшей не только героизм и особенности походов, но и быт экипажей, настроения людей, их самоотверженный труд пока не написано. Я думаю потому, что те, кто мог бы об этом написать, погибли в той страшной и жестокой войне.

    Сейчас в отдельных трудах до нас доходят сведения, повергающие порой в удивление и растерянность. Я не стану перечислять авторов изданий, но поделюсь тем, что не так давно узнал сам:

    • Подводные лодки северного флота, в среднем, за войну совершили примерно 4 выхода в море. Наибольшего успеха добилась С-56 под командованием Г.И.Щедрина;
    • Накануне войны большинство советских подводных лодок не имели гидроакустического оборудования. Низкое качество изготовления, конструктивные и производственные дефекты, плохая слаженность и обученность экипажей, низкий уровень командиров усугубляли положение. Подводная лодка, в таком случае, превращалась не в подводный, а в « ненадолго и неглубоко ныряющий» корабль, плавание на котором само по себе представляло большую опасность;
    • На севере, лодки, вернувшиеся из похода, имели серьезные повреждения. В восстановительном ремонте активное участие принимали экипажи, поскольку сил и средств на берегу для этого не хватало;

    Маринеско был хорош в море, но на берегу доставлял командованию флота «головную боль». Именно за это он не был представлен к званию Героя, хотя по тоннажу потопил больше всех советских подводников.
    Всегда в любом деле есть те, кому везет. Я считаю, что командиру подводной лодки Грищенко повезло остаться живым, пройти сквозь сетевое заграждение и минные поля буквально над головами павших товарищей. Что это был за поход, можно представить, если «по возвращении из очередного похода лишились рассудка ходивший в поход на «Л-3» писатель Александр Зонин и старшина команды радиотелеграфистов «Л-3», а у самого командира через несколько дней отнялись ноги».
    1. Turkir 11 апреля 2014 13:34
      Маринеско был хорош в море, но на берегу доставлял командованию флота «головную боль». Именно за это он не был представлен к званию Героя, хотя по тоннажу потопил больше всех советских подводников.

      потопил больше всех советских подводников.
      - очень вам благодарен, что Вы об этом упомянули, это ключевая фраза.
      Маринеско очень переживал, что из-за него пострадал весь его экипаж, их лишили всех наград. Обратите внимание: не за себя, а за свою команду.
      И это "моральное разложение"?
      Совсем забыл - Гитлер объявил Маринеско личным врагом №1!!!
  16. Turkir 11 апреля 2014 14:33
    По этой ссылке вы можете скачать книгу Александра Крона "Капитан дальнего плавания" и познакомиться с настоящим, живым Маринеско, а не кастрированным плакатным героем. Героем и честным человеком.

    http://royallib.ru/book/kron_aleksandr/kapitan_dalnego_plavaniya.html
    1. rubin6286 11 апреля 2014 21:48
      Я, конечно,читал эту книгу и даже подарил ее своему другу,командиру подводной лодки КБФ. При всем моем уважении к воинской доблести капитана 3 ранга Маринеско, я считаю,что он еще легко отделался. Воевали не за награды и за отказ идти в бой весь экипаж его лодки мог пойти под расстрел или в штрафбат вместе с своим командиром. Мне рассказывал летчик-фронтовик, как на Курской дуге, в одном из полков, после 5 боевых вылетов за день измученные пилоты отказались лететь в шестой раз. Командование расстреляли, а остальных в полном составе в пехоту в штрафбат и весь полк тогда лег. Если мне память не изменяет, в "перестроечные" годы об этом писали в "Огоньке". В мирное время принято рассуждать,быть добрыми,мягкими и сентиментальными.как А.Крон,в войну не до этого - "приказ должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок"!
      На сайте "kruzzz военная литература" можно прочесть книгу Мирослав Морозов
      "Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. Летопись боевых походов. Часть 3. Северный флот". Думаю.что Вам будет это интересно.
      С уважением,Рубин 6286.
      1. Turkir 27 апреля 2014 21:43
        Мне рассказывал летчик-фронтовик, как на Курской дуге, в одном из полков, после 5 боевых вылетов за день измученные пилоты отказались лететь в шестой раз. Командование расстреляли, а остальных в полном составе в пехоту в штрафбат и весь полк тогда лег.

        Неудивительно, что у нас были такие потери. Высококлассных специалистов, летчиков в пехоту(!), а пехоту на самолеты? Или НКВД летать умело? А сколько времени готовили новых летчиков? Рационально?
        При всем моем уважении к воинской доблести капитана 3 ранга Маринеско, я считаю,что он еще легко отделался

        В вашей фразе логическая неувязка - "при всём уважении" и "легко отделался". Не совсем понятно. Какой приказ Маринеско не выполнил?
        Я например обратил внимание на другой аспект в книге Крона, зависть, это чувство присущее только мелким и ущербным людям, да еще во время войны и сослуживцев.
        Спасибо, за название книги.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня