Памяти швейцарской гвардии

Все революции похожи друг на друга. Не многие из них остаются «бархатными». Европа щедро лила свою кровь, меняя режимы, пока не научилась щадить себя.

Памяти швейцарской гвардии

Они выполняли приказ. Почти никто из солдат полка, защищавших дворец Тюильри, не остался в живых. Они сражались за каждую лестницу, каждый зал.


Эту трагическую историю напомнили мне революционные события нынешней зимы в Киеве. История географически очень далекая от нас — дело было в Париже. Да и по времени не близкая — то, что я вам расскажу, случилось 10 августа 1792 года. Тем не менее все революции, так или иначе, похожи друг на друга.


К тому лету великая французская смута продолжалась уже три года. Король Людовик XVI — слабовольный толстяк — еще сидел на троне, но уже ничего не решал. Вся власть находилась у Национального собрания и уличной парижской толпы. По сути, власти никакой не было. Начиналась анархия.

Король попытался сбежать из Парижа. Он был уже почти на границе — в лотарингском городишке Варен. Но его вернули — через дверцу кареты почтовый служащий, симпатизировавший революции, узнал характерный профиль короля, знакомый ему по монетам.

Людовика поместили во дворец Тюильри, по сути — в золотую клетку, и заставили объявить войну Австрии. Со слезами на глазах бедняга согласился — австрийский император был его тестем, они жили душа в душу и совсем не собирались воевать.

Но одно дело — объявить войну. И другое — отправиться на фронт. Большинство парижан, даже уверенных, что они стоят за правое революционное дело, совсем не желали бросать дома и лавки и идти воевать за новое правительство, назначенное Народным собранием.

Армии у Франции не было. Три года революции уничтожили ее. Офицеров-аристократов, симпатизировавших королю, уже травили как «врагов народа». Большинство из них просто сбежало за границу. Солдаты не знали, что делать и кого слушать. Они пребывали в растерянности. Многие дезертировали.

РОЖДЕНИЕ НАЦГВАРДИИ. Вместо армии Национальное собрание объявило о формировании Национальной гвардии (la Garde Nationale). Все граждане Парижа, а потом и провинциальных городов, изъявившие желание, пошли в нее служить под команду выборных офицеров. Но так как офицеры были выборными и к тому же земляками, то их мало слушались. Гвардия получилась очень национальной, но почти не управляемой. Воевать по-настоящему она не хотела и прославилась только при подавлении народных восстаний (а было и такое!) в поддержку старого режима, который многие французы считали лучше революционного.

Страсти накалялись. По Парижу гуляли слухи, что австрийская армия надвигается на столицу. Что дикие «кроаты» (так называли солдат австрийского императора, навербованных из балканских славян) вот-вот войдут в Париж и начнут всех резать и грабить. Что король состоит с ними в тайных сношениях (а он действительно переписывался со своим австрийским тестем и просил прощения за начатую против собственной воли войну) и что лучше его попросту свергнуть и жить без него — по собственному разумению.

10 августа огромная толпа национальных гвардейцев, сочувствующих им парижан и приехавших из провинции революционно настроенных боевиков (Брестский и Марсельский батальоны) окружили дворец Тюильри. Точное количество их не установлено. Чаще всего историки называют цифру в 25 тысяч человек. Восставший народ имел несколько пушек, захваченных в арсенале, пики и ружья, но мало патронов — не более трех на человека.

А короля защищал всего один полк швейцарской гвардии, насчитывавший около тысячи солдат. В те времена Швейцария была еще достаточно бедной страной. Ее жители уже умели делать хорошие сыры и часы. А еще — детей. Детей этих по причине безработицы и полного отсутствия в Швейцарии каких-либо полезных ископаемых (ни нефти, ни угля, ни железной руды там нет и сегодня) было некуда девать. Поэтому швейцарские кантоны сдавали их в наем различным европейским правителям — в армию.

Это считалось в Швейцарии чрезвычайно удачной судьбой. Самые здоровые и смелые покидали родные места и отправлялись служить на равнину — Римскому Папе, германским князьям, а чаще всего — французскому королю.

Во французской армии швейцарские полки (прообраз нынешнего Иностранного легиона) имелись с начала XVI столетия. Самым знаменитым из них был полк Швейцарской гвардии, основанный в 1616 году. На момент революции он насчитывал более полутора веков боевой истории.

Памяти швейцарской гвардии

Людовик XVI забыл о своих гвардейцах. По сути, они защищали... пустоту.


ЗАКОПАВ ЗНАМЕНА. По-­ви­димому, швейцарские гвардейцы отлично понимали, что им предстоит. Покидая свои казармы в окрестностях Парижа, они закопали шесть своих знамен в подвале. Только белое знамя с золотыми лилиями Генеральской роты полка и два знамени 1-го батальона, несшего караул во дворце, находились в Тюильри.

Один из вождей революции — Дантон — отдал приказ: «Осадить дворец, уничтожить там всех и особенно швейцарцев, захватить короля и его семью, препроводить их в Венсенн и охранять как заложников».

У короля сдали нервы. Рано утром, когда все только начиналось, он вместе с семьей и министрами покинул дворец и отправился в Национальное собрание. Швейцарские гвардейцы, занимавшие посты, ничего этого не знали. Они были простыми честными солдатами, привыкшими больше всего чтить устав и слушаться приказов. Они не знали, что король, как обычно, ведет двойную игру и пытается договориться с вождями революции, чтобы сохранить свой трон и дворцы. Они не подозревали о приказе Дантона, не оставлявшего им ни малейших шансов на спасение. Они не знали даже того, что командир гарнизона Тюильри маркиз де Манда, вызванный в городскую Ратушу, уже объявлен «изменником» и убит. В те времена не существовало спецсвязи и мобильных телефонов. Приказы передавали записками. Позвонить другу в соседний район, а тем более в соседний город, чтобы узнать обстановку, было невозможно. Швейцарская гвардия находилась в Тюильри в окружении революционной толпы в условиях полной информационной блокады.

Кто-то из восставших выстрелил из пистолета по окнам дворца. Зазвенели разбитые стекла. Сержант Ленди поднял ружье и прицелился в стрелка. Но его остановили — нельзя стрелять без приказа! В условиях отсутствия высших офицеров полком швейцарцев командовал Дюрлер. Вожак восставших Вестерман схватил его за руку и истерически закричал: «Переходите к нам, с вами хорошо обойдутся, сдайтесь нации!». Дюрлер ответил: «Я сочту себя обесчещенным, если сдамся. Если вы оставите нас в покое, мы не причиним вам вреда, но если вы атакуете, то вынудите нас защищаться».

Переговоры перешли в брань. Вестерман стал орать на Дюрлера, требуя немедленной сдачи. Но тот оставался на удивление спокойным. Глядя прямо в лицо орущему Вестерману, швейцарский капитан отрезал: «Я отвечаю за свое поведение перед швейцарскими кантонами — моими суверенными властями. Я никогда не сложу оружия!».

Эту фразу стоит объяснить. Полк Швейцарской гвардии существовал в строгом правовом поле, определенном договором между кантонами (субъектами федерации Швейцарии) и французским королевским правительством. Франция не просто платила деньги землякам Дюрлера за службу, а перечисляла их в горную страну, которая могла жить хорошо только в том случае, если ее солдаты безупречно несли службу Людовику XVI. Швейцарские гвардейцы чувствовали двойную ответственность — и перед законным правительством Франции, и перед своим собственным.

Один из восставших (для гвардейцев он был просто мятежником) неожиданно нанес Дюрлеру удар пикой. Но тот успел отвести ее рукой. Нападавшим стало ясно, что без боя никто не сдастся.

Впоследствии уцелевшие участники штурма по-разному описывали его начало. Революционеры утверждали, что швейцарцы «коварно заманили» их во дворец, а потом, «неожиданно» начав стрельбу, «убили множество невинных жертв». Но лейтенант гвардейцев де Люз, вспоминая те события, возразил: «Я клянусь перед Богом, что мы не открывали огня. Наш полк не стрелял до тех пор, пока Национальная гвардия не произвела три или четыре выстрела из пушек по дворцу».

Ясно, что нервы у всех были на пределе. Толпа хотела захватить Тюильри. Швейцарский полк, согласно присяге, обязан был его удерживать. Пушечный выстрел со стороны восставших развязал руки всем.

Памяти швейцарской гвардии

Наполеон: «Никогда позже ни одно из моих полей сражений не производило на меня такого впечатления...»


ПЕРЕПУТАННЫЙ ПРИКАЗ. В это время огромная толпа уже заполнила Королевский двор Тюильри. Выстроенные перед дворцом четыре роты по команде офицеров подняли ружья и произвели залп. Из окон в поддержку им начали стрелять остальные подразделения полка. Крупнокалиберные пули тогдашних кремневых ружей произвели страшное опустошение среди восставших. Более сотни погибли на месте — в том числе и командир Марсельского батальона Муассон. Королевский двор Тюильри представлял собой страшное зрелище — толпа отхлынула, везде валялись только окровавленные трупы, шляпы и брошенные ружья.

Два десятка марсельцев, не успевших убежать, бросились в ноги швейцарским гвардейцам, моля о пощаде. Дюрлер приказал разоружить их и поместить в кордегардию — караульное помещение. Швейцарцы могли добить их штыками, но не сделали этого. Они были профессиональными солдатами, а не убийцами. Все пушки восставших оказались в руках Дюрлера и его солдат.

Но на выручку парижанам подходили новые отряды восставших с пушками. У швейцарцев кончались патроны. Заряды пришлось вынимать из сумок убитых товарищей и отдавать их лучшим стрелкам. Под залпами картечи отряд Дюрлера отступил во дворец. Ружья пришлось сломать, чтобы они не достались нападавшим. У швейцарцев уже не оставалось ни одного патрона. Действовать штыками в тесных помещениях было бессмысленно. Большинство гвардейцев оставили себе только пехотные полусабли, полагавшиеся им по штату.

В этот момент из Национального собрания от короля прибыл гонец — граф д’Эрвийи. Людовик XVI наконец-то вспомнил о гвардейцах и вручил ему записку со словами: «Король приказывает швейцарцам отступить в свои казармы. Он находится внутри Собрания».

Но гонец перепутал приказ. Вместо «вернуться в казармы» он прокричал: «Приказ короля — прибыть в Собрание!». Кто-то из французских дворян патетически закричал: «Благородные швейцарцы, идите и спасите короля! Ваши предки делали это не раз!».

Памяти швейцарской гвардии

Приказ Дантона гласил: «Осадить дворец, уничтожить там всех и особенно швейцарцев, захватить короля»


«СПАСИТЕ КОРОЛЯ!». Не все солдаты, рассредоточенные по огромному дворцу, могли услышать этот приказ. Но примерно две сотни из них под градом путь подняли королевское знамя с лилиями и рванули в сторону Национального собрания. Пули сбивали листья в саду над их головами, летели куски штукатурки, падали убитые. Шляпу капитана Дюрлера пробила пуля. Со всех сторон швейцарцам кричали: «Палачи народа, сдавайтесь!».

Когда швейцарские офицеры ворвались в зал Национального собрания, некоторые депутаты стали выпрыгивать в окна. Но приказ короля обескуражил их. «Сдайте оружие Национальной гвардии, — сказал Дюрлеру Людовик, — я не хочу, чтобы столь храбрые люди, как вы, погибли». Отряд Дюрлера был вынужден сложить оружие.

Но в Тюильри оставалось еще около 450 гвардейцев. Они не слышали приказа и продолжали драться на каждой лестнице, в каждом зале. Практически никто из них не остался в живых. Восставшие добили даже раненых и хирурга, делавшего им перевязки. Закололи штыками даже двух мальчишек-барабанщиков, плакавших возле трупа своего отца. В подвалах Тюильри толпа нашла винный погреб. Десять тысяч бутылок тут же расхватали и откупорили. Во дворе развели огромный костер из королевской мебели. В пламя бросали трупы гвардейцев и наблюдали, как они жарятся. Как вспоминал один из очевидцев, какие-то обезумевшие женщины вырезали сердце погибшего солдата и стали пожирать его.

За всем этим, стараясь быть неузнанным, наблюдал один из королевских офицеров — будущий император Франции Наполеон Бонапарт. Он спрятался в одной из лавок, окна которой выходили на площадь, где происходило побоище. Впоследствии уже в ссылке на острове Святой Елены он вспоминал: «После взятия дворца и отбытия короля я осмелился пробраться в сад. Никогда позже ни одно из моих полей сражений не производило на меня такого впечатления от множества трупов, как эта, сплошь усеянная телами убитых швейцарцев. Быть может, причина этого заключалась в тесном пространстве. Или в том, что первое впечатление от подобного зрелища всегда немного сильнее. Я видел там женщин, совершавших самые дикие издевательства над трупами».

Швейцарский опыт. Тем не менее молодой Бонапарт считал, что исход сражения висел буквально на волоске, несмотря на неравенство сил. В тот же день, когда произошел штурм Тюильри, Наполеон отправил письмо своему брату с такими словами: «Если бы король показался верхом на лошади, победа осталась бы за ним». Молодой офицер мысленно поставил себя на место Людовика XVI и дал понять, что сделал бы, окажись в королевской шкуре. Впоследствии он именно так и будет поступать, всегда воодушевляя своих солдат личным примером. Через много лет, в 1821 году, в швейцарском городе Люцерн был открыт памятник в честь подвига земляков в далеком Париже. Он представляет собой сраженного льва, покоящегося на сломанных копьях и двух щитах. На одном из них — королевские лилии Бурбонов. На другом — швейцарский крест. Римские цифры напоминают о дате — 10 августа 1792 г. Памятник носит название «Люцернский лев».

Ныне Швейцария — одна из самых процветающих стран в Европе. Но, находясь в Европе, она не является членом Европейского союза. Она живет своим умом. В недрах Швейцарии по-прежнему не обнаружено никаких полезных ископаемых, кроме соли, что не мешает ей входить в десятку самых развитых мировых экономик. По государственному устройству Швейцария — федерация. У нее четыре государственных языка — немецкий, французский, итальянский и ретороманский, на котором разговаривает всего один процент граждан. Каждый швейцарский призывник имеет дома оружие. Но никому из них, несмотря на языковые и этнические различия, не придет в голову убивать друг друга. Правду говорят: патроны — не в стволах, а в головах.
Автор: Олесь Бузина
Первоисточник: http://www.buzina.org


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 19
  1. buzer 9 апреля 2014 09:35
    Вот к чему приводит трусость,нерешительность и предательство людей стоящих во главе государства.
    buzer
  2. parusnik 9 апреля 2014 09:36
    Правду говорят: патроны — не в стволах, а в головах...К сожалению,хунта нынешняя в Киеве этого не хочет,понимать..
  3. ДОН-100 9 апреля 2014 10:05
    Снимаю шляпу перед мужеством швейцарской гвардии. Настоящие воины погибшие смертью храбрых, но не запятнавшие свою честь.
  4. тлауикол 9 апреля 2014 10:31
    памятник швейцарским гвардейцам - Умирающий лев
  5. Хорт 9 апреля 2014 11:14
    ну, на самом деле раненых от огнестрела там хватает. Но скорее из-за неосторожного обращения
  6. Старфиш 9 апреля 2014 11:19
    Людовик закончил жизнь на плахе. Янукович успел убежать в изгнание. Горбачев до сих пор коптит.
    три тряпки, три предателя - а какие разные судьбы.
  7. black_falcon 9 апреля 2014 11:53
    Цитата: ДОН-100
    Снимаю шляпу перед мужеством швейцарской гвардии. Настоящие воины погибшие смертью храбрых, но не запятнавшие свою честь.

    Полностью согласен с вами. Героизм в почете не зависимо он национальности. Достойный пример мужества настоящих мужчин и воинов. Хотелось бы поблагодарить и автора, за восполненный пробел в знаниях.
    black_falcon
  8. svp67 9 апреля 2014 12:08
    Швейцарская гвардия короля Людовика - "Беркут" 18 века...
  9. rezident 9 апреля 2014 12:59
    Мда подставили швейцарцев. А горе королю я симпатизировать не стал. Довел страну до ручки а потом показал себя как сопляк.
    rezident
  10. nvn_co 9 апреля 2014 13:15
    Как это все знакомо. И как повторилось!!! Жаль что наши политики не знают истории и допускают такие повторения. Снимаю шляпу и с уважением буду чтить память и героизм швейцарской гвардии и ребят с Беркута!
  11. дмб 9 апреля 2014 14:07
    Красиво, поэтично и хорошо для некоторых читателей сайта. Но вот цитата с соседней ветки "Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что к этой операции подключены около 150 американских специалистов из частной военной организации Greystone, переодетых в форму бойцов подразделения «Сокол». Отмечается, что перед ними поставлена задача силового подавления протестов жителей юго-востока страны против политики нынешних киевских властей».При желании оные "специалисты" вполне соответствуют той же швейцарской гвардии. особенно для тех, кто считает Раду законной. Это я не к тому, что мне нравятся Яценюк с Ярошем, а к тому, что исторические аналогии не всегда уместны.
    1. Nuar 9 апреля 2014 17:58
      и что? Есть мнение, что 150 американских специалистов будут стоять до конца?

      да в условиях когда нет поддержки с воздуха они при подозрении о возможной угрозе чухнут под стол и заявят, что на задание они по условиям договора не могут выходить "так как им не привезли положенное по суточным нормам мороженное".
  12. smprofi 9 апреля 2014 15:59
    Цитата: дмб
    Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что к этой операции подключены около 150 американских специалистов из частной военной организации Greystone

    а чего бы не вспомнить еще про мифических бойцов из Blackwater?

    вот только всех устраивает "легенда" о "самообороне", которой "прикрыли" ввод 18 000 личного состава 7-ой гвардейской воздушно-десантной краснознамённой ордена Кутузова II степени дивизии и подразделений ГРУ ГШ, которых ввели в Крым. а потом усилили артиллерией, системами залпового огня, ВОП...

    150 - это плохо, а 18 000 - это хорошо!
    smprofi
    1. дмб 9 апреля 2014 19:10
      Рекомендую перечитать еще раз мой комментарий. У меня появление 150 америкосов тревоги не вызывает. Я писал о том, что "Бузинный" господин совершенно напрасно сравнивал наемников-швейцарцев с "Беркутом", ибо уместнее их сравнение с америкосами. Что же касается Крыма, то это совсем другая песня. Сильно сомневаюсь, что доблестные рейнджеры будут любимы большинством населения Луганска и Донецка,а оснований утверждать, что большинство населения Крыма стенает под гнетом 7-й гвардейсмкой у Вас явно нет оснований.
    2. xan 9 апреля 2014 19:47
      Цитата: smprofi
      вот только всех устраивает "легенда" о "самообороне", которой "прикрыли" ввод 18 000 личного состава 7-ой гвардейской воздушно-десантной краснознамённой ордена Кутузова II степени дивизии и подразделений ГРУ ГШ, которых ввели в Крым. а потом усилили артиллерией, системами залпового огня, ВОП...

      Что за бред написал? В Крыму бойцов с оружием и не видно было. Нафига было вводить 18 тысяч (нифига себе дивизия), когда в верховной раде в Симферополе сидело 20 человек, и про это показывали в ютубе - на двух автобусах приехали. А 18 тыс до Львова понадобятся, да и то скорее всего меньше.
      А про самооборону в инете полно писем от местных и участников.
      xan
  13. smprofi 9 апреля 2014 21:44
    Цитата: xan
    В Крыму бойцов с оружием и не видно было.

    ну если смотреть только российское ТВ и topwar...
    посмотри, потрать время:
    http://www.militaryphotos.net/forums/showthread.php?236005
    текст можно пропустить (там на английском), а вот фото да видео - предостаточно. с самого начала освобождения оккупации

    Цитата: xan
    А про самооборону в инете полно писем от местных и участников.

    а на заборе тоже пишут...
    smprofi
  14. samoletil18 10 апреля 2014 22:43
    Молодец, Олесь Бузина! Прям про Януковича и "Беркут". Статье, однозначно +.
  15. helen25 11 апреля 2014 10:33
    Цитата: smprofi
    http://www.militaryphotos.net/forums/showthread.php?236005


    А поконкретнее нельзя? Там сплошной майдан. Или прикажете все 122 стр. листать? Хватит, насмотрелась и главное НАСЛУШАЛАСЬ этих полоумных онлайн...
    helen25

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня