Балтийский флот в Отечественную войну

Балтийский флот в Отечественную войну


В большинстве трудов об Отечественной войне 1812 года авторы почти не упоминают о действиях флота на Балтике. Единственной действительно важной операцией корабельного флота считают переброску из Финляндии в Прибалтику корпуса, необходимого для защиты Риги и Санкт-Петербурга либо для действия во фланг наполеоновским войскам, наступающим на Москву. Переброска была подготовлена в середине июня, но лишь в середине сентября подкрепления прибыли под Ригу. Только через десятилетия знакомство со сборником документов о российско-шведских отношениях позволяет понять, как в действия флота вмешалась политика.

БОЕВОЙ СОСТАВ ФЛОТА


По состоянию на 1 января 1812 года Балтийский корабельный флот по спискам насчитывал 41 линейный корабль, 17 фрегатов и значительное количество меньших и вспомогательных судов. Однако 9 из линейных кораблей оставались в Англии по договору вице-адмирала Дмитрия Сенявина с английским правительством, 9 кораблей были в постройке и 3 обращены в блокшивы. 11 кораблей стояли в Архангельске, и их следовало провести на Балтику. Балтийский корабельный флот располагал всего 9 боеспособными линейными кораблями. Фрегатов в строю было также значительно меньше, чем по спискам. Транспортных судов оказывалось мало для перевозки крупного десанта. Гребной флот насчитывал 7 гемамов, 1 корвет, 28 яхт и галетов, 246 канонерских лодок, 130 иолов, 51 десантное и 87 вспомогательных судов, в основном постройки последних лет. Корабли и фрегаты, за исключением находившегося в Ревеле фрегата «Эммануил», стояли в Кронштадте, а остальные суда корабельного, транспортного и гребного флотов были разбросаны по различным балтийским портам. В экипажах и корабельной артиллерии имелся значительный некомплект.

Страна находилась в состоянии войны с Англией. Но английский флот ограничивался охраной торговли со Швецией и блокадой проливов, ведущих в Балтийское море. Англичане понимали, что Россия в ближайшем будущем станет союзником. Несмотря на то что не был подписан мир, 6 апреля главные командиры балтийских портов и командир крейсерского отряда получили указания не трогать суда под английскими флагами, если они сами не будут нападать. Английские суда в портах следовало принимать как купеческие суда других дружественных наций. Это был путь к установлению союза с Англией.

ТРЕБУЮТСЯ КОНТРМЕРЫ

Перед страной стояла иная угроза. Наполеон, недовольный тем, что Александр I своими действиями нарушал континентальную блокаду и мешал покорению Англии, в феврале 1811 года пригрозил российскому императору войной и начал подготовку к этой войне. В августе 1811 года в Данциге стояло 80 канонерских лодок, построенных в Дании. Наполеон хотел их использовать при нападении на Россию. В феврале 1812 года в Швеции стало известно, что французы готовятся провести через Голштинский канал много канонерских лодок. Все это свидетельствовало, что наполеоновские войска могут угрожать Санкт-Петербургу.

Потребовались контрмеры. В феврале 1812 года главные командиры портов получили указания подготовить к апрелю гребные суда. 10 марта император повелел в Санкт-Петербурге построить к началу кампании 60 канонерских лодок, пригодных для перевозки десанта и способных действовать на малых глубинах. 21 марта последовало предложение морского министра де Траверсе Адмиралтейств-коллегии распорядиться привести во всех портах благонадежные к службе суда корабельного и гребного флотов в готовность. 28 марта морской министр обратился в Министерство финансов о выделении денег для важных и срочных расходов.

14 марта Адмиралтейств-коллегия получила повеление, чтобы на флот были возвращены офицеры-англичане, которые в 1808 году были уволены с флота в угоду Наполеону. Тогда же де Траверсе объявил:

«По высочайшему повелению назначаются для командования приуготовляющимися для кампании флотами: Балтийским корабельным адмирал Тет и под начальством его контр-адмирал Грейг; Балтийским гребным контр-адмирал фон Моллер 2-й; эскадрою кораблей, находящихся в Архангельском порте, вице-адмирал Кроун и под начальством его контр-адмирал Клокачов».

Иностранных флагманов посчитали более подходящими, чем русский флотоводец вице-адмирал Дмитрий Сенявин. В дальнейшем мы попробуем объяснить, почему так произошло.

ЗАЩИТА ПЕТЕРБУРГА

Весной и летом 1812 года в столице существовало опасение за Петербург и Кронштадт. Были приняты меры к тому, чтобы вооружить все способные к мореплаванию суда, готовили вывоз архивов и ценностей, учебных заведений. Три корабля крейсировали между Красной Горкой и Длинным Носом, чтобы бороться с французскими вооруженными судами.

Чтобы защитить Петербург от удара с запада по суше, в крепость Риги перевозили пушки с других укрепленных пунктов. Порт должен был стать и главной базой для гребного флота. 11 мая морской министр приказал командующему гребным флотом контр-адмиралу фон Моллеру спешно отправить первый отряд из 40 канонерских лодок к Свеаборгу и Ревелю, чтобы они пополнили комплект личного состава и направились к Риге. Вслед за первым отрядом отправляли в Ригу второй и третий общей численностью 60 единиц. На Балтике готовились к борьбе с французскими канонерскими лодками. Опасались, что они окажутся серьезной опасной силой при борьбе за Ригу, единственную крепость на пути к Петербургу. Однако Наполеон, не уверенный в своей морской силе, отказался от наступления на северную столицу и избрал направление на Москву. На левый фланг он направил корпус Макдональда.

Ни французская эскадра, ни масса канонерских лодок противника на Балтике не появились. Корабельному флоту досталась только одна серьезная задача. После того как войска Наполеона перешли через Неман и начали наступление в глубь России, потребовалось перевести корпус Фаддея Штейнгеля из Финляндии в Прибалтику.

Фактически этот корпус был подготовлен в помощь Швеции для захвата Норвегии. В декабре 1810 года полковник Александр Чернышев высказал наследнику шведского престола Карлу Юхану мысль о том, что утрату Финляндии в войне с Россией можно возместить Швеции; появилась идея, что компенсацией может стать Норвегия. В российско-шведских переговорах эту идею обсуждали в 1811 году. Одновременно поступала информация о том, что Наполеон готовится к войне с Россией. Император Франции добивался от Карла Юхана, бывшего своего маршала Бернадота, чтобы Швеция оказалась на его стороне, но наследник шведского престола уклонялся от таких предложений. Карлу Юхану пришлось по требованию Наполеона объявить войну Англии, но он обставил это объявление условиями, которые не нравились императору Франции. Наследник престола считал, что союз с Россией позволяет ему сохранять независимость от Франции. Он собирался также в будущем установить союз с Англией, которая важна была для Швеции, зависящей от внешней торговли.

В СОЮЗЕ С РОССИЕЙ

Российский император союз со Швецией обуславливал выбором шведов между Францией и Англией. Наполеон помог выбору. В январе 1812 года французы оккупировали Шведскую Померанию. Французские каперы притесняли шведскую торговлю. В этих условиях король Швеции Карл ХIII 23 января 1812 года направил послу в России секретную инструкцию. По инструкции следовало обусловить вступление в союз с Россией согласием Александра I на присоединение Норвегии к Швеции как компенсации за Финляндию. Шведы собирались достигнуть цели действиями русско-шведских войск против Дании, которой Норвегия принадлежала. Король предлагал после этого совместными силами действовать в Европе против Наполеона. К этому времени Швеция еще не получила согласия Англии на присоединение Норвегии к Швеции и передачу острова в Вест-Индии.

В России мысли Карла ХIII готовы были воспринять положительно, если Швеция не подчинится Наполеону и поддержит русские войска в надвигающемся вторжении французских войск. Александр I в инструкции от 25 февраля генералу Петру Сухтелену, которого он направлял в Швецию, указал: если Швеция собирается овладеть Норвегией, она должна действовать быстро, а затем совместно с русскими войсками провести диверсию в тылу Наполеона, в Германии. В случае начала французского вторжения в Россию император обещал выделить 24 батальона под командованием Сухтелена, но рекомендовал решить вопрос с Данией о передаче Норвегии Швеции мирным путем.

24 марта был подписан русско-шведский союзный договор, а 30 марта де Траверсе сообщал генерал-лейтенанту Штейнгелю, командовавшему войсками в Финляндии, что флот из Кронштадта будет направлен в Свеаборг, чтобы на боевых и транспортных судах перевезти войска на Аландские острова; там был назначен сборный пункт для российских и шведских войск, которые потом предполагалось отправить в район будущих действий. Часть войск следовало перевозить на шведских судах. Но приказ о погрузке войск задерживался. Эскадра Тета прибыла в Свеаборг 15 июня, а 16 июня, после вторжения Наполеона в Россию, морской министр сообщил Штейнгелю, что для погрузки войск следует ожидать повеления шведского наследного принца Карла Юхана.

По договору 24 марта император России выделял 15–20 тыс. русских войск, которые вместе с 25–30 тыс. шведов должны были высадкой в Германии нарушить планы Наполеона. Ранее шведы под командованием Карла Юхана могли использовать эти войска для присоединения к Швеции Норвегии, мирным или военным путем отняв ее у Дании. Шведы должны были выделить суда для перевозки русского корпуса.

ПОДГОТОВКА ОПЕРАЦИИ

Большая часть кораблей Балтийского флота из Кронштадта перешла в Свеаборг. Там корабли и войска, предназначенные для перевозки, выполняли указание ожидать повеления Карла Юхана. Так как в Швеции парламент не выделял средства и войска для заграничного предприятия, 18 августа император дал Штейнгелю указ составить корпус на 15 тыс. человек для усиления действующего под Ригой корпуса генерал-лейтенанта Эссена. Штейнгель должен был погрузить войска как можно быстрее. В тот же день адмирал Тет получил приказ перевезти войска Штейнгеля в Ригу. Однако из-за мелководья корабли не могли подойти к Риге. Было решено вести десант в Ревель. 27 августа войска были высажены на берег. 8840 человек, не считая офицеров, перевезли на эскадре, остальные – на наемных судах. 12 сентября корпус Штейнгеля прибыл в Ригу, что позволило активизировать действия и сорвать выполнение плана Макдональда.

Зная о перемещениях Балтийского флота, выдающийся историк русского флота Николай Каллистов удивлялся, почему высадку десанта Штейнгеля не провели в начале августа, чтобы нарушить у Минска коммуникации Наполеона; во время отступления французских войск десант в Германии также не был высажен. Удивление понятно, ибо историк не знал ныне известных документов о русско-шведских переговорах.

Император не сам принял решение о высадке войск в Прибалтике. Александр I не был доволен ни затяжкой действий шведами, ни возможным использованием русских войск в Норвегии. Он опасался, что не успеет использовать войска для диверсии в Германии. Зная, что французские войска подходят к Кенигсбергу, император выехал в Вильно к армии.

ВТОРЖЕНИЕ В РОССИЮ

В середине мая по приказу Наполеона в Дании было объявлено о размещении французских войск в датских городах. Дания предоставила Наполеону свой корпус, который был поставлен в Европе и позволил двинуть освободившиеся французские войска к Висле. В ночь на 12 июня 1812 года наполеоновские войска вторглись в Россию. Александр I не отказался от обязательств по договору со Швецией. 22 июня он сообщал об отходе войск и предлагал Карлу Юхану поторопиться, чтобы до конца лета совершить намеченную диверсию. Карл Юхан 24 июня, узнав о вторжении, писал, что его действия задерживает только то, что не подписан мирный договор с Англией. 1 июля он сообщал Александру I, что 35 тыс. шведов к концу июля будут направлены к местам посадки на суда, а вторая армия собирается у границ Норвегии. Он рекомендовал укрепить Ригу, чтобы отвлечь часть сил Наполеона.

В письме Карлу Юхану от 17 июля 1812 года Александр I сообщал, что армии удалось избежать генерального сражения. Но корпус Макдональда приблизился к Риге для осады города. Возникала опасность Санкт-Петербургу. Поэтому император писал: «Полагаю поэтому, что высадка наших объединенных сил в Ревеле в настоящее время была бы чрезвычайно полезна. Решение этого вопроса я оставляю на Ваше усмотрение в зависимости от военных замыслов в. выс-ва и с доверием полагаюсь как на Вашу дружбу ко мне, так и на Ваше желание стать свидетелем торжества общего дела». Он собирался вести войну до конца.

18 августа на встрече Александра I и Карла Юхана в Або была подписана вторая дополнительная конвенция к русско-шведскому союзному договору от 24 марта 1812 года. По конвенции Александр I обязался увеличить численность вспомогательного корпуса до 35 тыс. человек, причем 25 тыс. человек должны были прибыть в Сконе (Швеция) к концу сентября, а остальные – в ноябре. Сразу же после прибытия первого отряда Карл Юхан должен был начать операцию против датских островов. Швеция претендовала на остров Зеландия и не возражала против выдвижения границы России к Висле, но все было привязано к согласию Англии. Не была оставлена и диверсия в Германии. После подписания конвенции стало известно о падении Смоленска, и Карл Юхан предложил временно перебросить корпус Фаддея Штейнгеля под Ригу. После этого и была произведена перевозка корпуса.

Рига прикрывала направление на Санкт-Петербург. Вскоре после перехода границы французский маршал Макдональд направил одну из дивизий на город. Военный губернатор генерал-лейтенант Эссен принял меры для обороны крепости. Он согласился на предложение английского контр-адмирала Мартена о помощи. 24 июня Мартен с несколькими малыми судами прибыл к Риге. Эти суда вместе со своими главный командир Рижского порта расположил в устьях Двины. Для обороны Риги были спешно переведены суда гребного флота; последний отряд прибыл 31 июля. Канонерские лодки, заходившие по пути из Кронштадта в Свеаборг, брали на борт и привозили в Ригу войска из Финляндии.

Уже в середине июля 6 рижских канонерских лодок и 4 английских бота огнем артиллерии заставили отступить отряд противника, двигавшийся на Ригу за Двиной. Прибывавшие канонерские лодки и английские суда распределяли по Двине до Динамюнде и реке Аа, чтобы не допустить переправу противника. Вскоре канлодкам пришлось вступить в борьбу с неприятельскими батареями. Они успешно действовали при обороне города.

В августе – начале сентября русские суда участвовали вместе с английской эскадрой контр-адмирала Мартена в блокаде и бомбардировке Данцига, которая заставила французов оттянуть войска из Пиллау и Мемеля.

В середине сентября канонерские лодки участвовали во взятии Митавы; русские моряки перевозили войска через реки, уничтожили заграждения на реке, собирали брошенные неприятелем пушки и другие трофеи, истребляли собранные врагом для осады Риги запасы. В октябре большинство канонерских лодок перевели на зимовку в Свеаборг.

Многих, отличившихся в боевых действиях, наградили. Первым из моряков в войну 1812 года орден получил будущий декабрист Торсон. Мичман был послан на шлюпке с крейсерского отряда в Либаву за почтой и водой. Когда шлюпка приблизилась к берегу, Торсон увидел прусских солдат, занявших город. Те открыли огонь. Офицер приказал спешно отчаливать и поставить фок. Шлюпка уходила под обстрелом сотни пруссаков. Торсон был ранен в ногу, матрос и денщик убиты. Несмотря на рану, мичман сел у руля, а матросам приказал лечь под банки. Все же еще шестеро матросов получили ранения. 31 июля Торсон получил именной указ о награждении его орденом Св. Анны III класса.

Что касается флота корабельного, император собирался увести его в Англию или Швецию, чтобы спасти от французов. Еще до официального уведомления о начале войны, 13 июня по указанию императора де Траверсе дал указание выводить эскадру кораблей, стоявшую в Архангельске, за бар (отмель, намытую в устье Северной Двины) и как можно быстрее приводить ее в боеспособное состояние на случай появления французского флота.

Так как часть пушек была снята с балтийских кораблей, чтобы принять десант, 28 августа де Траверсе писал Тету, чтобы недостающие пушки приняли на корабли. Он предлагал адмиралу задержать в Ревеле нанятые транспорты и часть военных судов на случай перевозки войск. 3 сентября эскадра Тета прибыла в Кронштадт, а уже 4 сентября морской министр известил о необходимости приготовиться к следующему походу. 8 сентября де Траверсе поторопил приготовление эскадры.

Балтийский флот в Отечественную войну

Карл XIV Юхан. Портрет кисти
Фредрика Вестина. XIX век.
Замок Скоклостер, Швеция


НОВАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Когда французы заняли Москву, возникла опасность, что Наполеон направит свое внимание на Петербург. Существовало опасение и за судьбу флота. В конце сентября была начата подготовка экспедиции. Тету следовало разделить свои силы на два отряда, с одним из которых он должен был выступить через неделю, а второй под командованием контр-адмирала Коробки выходил позднее. Главный командир Кронштадтского порта получил приказ готовить корабли, переоборудовать корабль «Михаил Архистратиг» в транспорт, загрузить его пенькой и другими запасами для эскадры. 28 сентября высочайший указ предписал Тету направиться с эскадрой к Готенбургу (Гетеборгу). Там ему предстояло соединиться с английским адмиралом Сомарецем и присоединить эскадру вице-адмирала Кроуна, которая уже пришла из Архангельска. На кораблях команды должно было быть достаточно только для управления парусами. Соединенной эскадре следовало направиться в Англию и выполнять распоряжения английского правительства. Де Траверсе дал Тету личные указания и подробную инструкцию.

Не считая мелких судов, первый отряд должны были составить 7 кораблей и 3 фрегата, второй – 3 корабля и 2 фрегата. 8 октября де Траверсе предписал Тету по готовности выступать двумя отрядами или по отдельности; 2 корабля следовало немедленно отправить для доставки в Свеаборг Морского кадетского корпуса. 15 октября Тет с первым отрядом выступил из Кронштадта; в конце месяца выступил и Коробка со вторым отрядом. Кроун, не получив указа остаться с английской эскадрой, 9 октября прибыл в Свеаборг. Он получил приказ императора без замедления отправиться обратно в Готенбург. Подготовив эскадру за две недели, Кроун 28 октября оставил Свеаборг.

1 ноября де Траверсе направил Тету предписание по всему флоту, отправленному в Готенбург. Император разрешил для совместного с англичанами крейсерства использовать только часть кораблей, которые были обшиты медью, а необшитые архангельские ввести в доки для обшивки. Он требовал, чтобы соединенные с англичанами силы были использованы непосредственно против общего неприятеля. Из оставленных Дмитрием Сенявиным в Англии кораблей следовало отремонтировать за зиму 4 пригодных к службе. В этом деле предстояло соображаться со статьями конвенции, которую вице-адмирал Сенявин заключил с адмиралом Коттоном в Лиссабоне. Весь флот должен был вернуться весной следующего года на Балтику как можно раньше. Пушки с непригодных кораблей эскадры Сенявина следовало забрать, а материалы использовать для ремонта.

12 ноября эскадры соединились в Бельте, 18 ноября встали на якоря в Готенбурге. Оттуда по приказу Тета они должны были следовать в Англию самостоятельно. В конце ноября все они собрались на рейде Ширнесса. Несмотря на то что 19 апреля 1813 года последовал указ о том, чтобы эскадра в полном составе вернулась как можно ранее весной, Коробка возвратился в октябре 1813, а Тет – летом 1814 года. Каллистов сделал вывод из ряда фактов, что Балтийский флот в полном составе был принят Англией как залог участия России в борьбе с Наполеоном до полной победы.

Можно предполагать, что именно по этой причине Александр I отказался от предложения Кутузова остановиться на границе и продолжил наступление своих армий в Европу, несмотря на огромные потери и расходы. Он выполнял обязательство перед Англией. Скорее всего потому эскадры, идущие в Англию, возглавляли не русские, а англичане.

ЦЕННОСТЬ БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА

Без помощи России Карл Юхан не мог решиться вторгнуться в Данию. Приказ английскому флоту адмирала Сомареца возвращаться в Англию заставил отказаться от операции против Дании до весны. Карл Юхан рассчитывал после присоединения Норвегии возглавить русско-шведско-норвежские войска в Германии. Но он не собирался вступать в войну, пока Англия не присоединилась к русско-шведскому договору.

Так как Дания отказалась уступить Норвегию Швеции, 4 февраля 1813 года Карл Юхан в письме Александру I предложил поторопиться с захватом Зеландии. Потом следовало провести высадку в Германии, чтобы повлиять на правительства стран, остающихся под влиянием Наполеона. К этому времени Англия согласилась заключить договор со Швецией, предоставить ей субсидии и гарантировать присоединение Норвегии. Александр I 16 февраля заключил союзный договор с Пруссией. Было установлено бессрочное перемирие с Шварценбергом, командовавшим австрийскими войсками. Поступили сообщения о желании Дании заключить мир с Англией и порвать отношения с Францией. Кроме русского корпуса, под командование Карла Юхана ставили и прусский корпус. В январе 1813 года Швеция разорвала дипломатические отношения с Францией и начала переговоры с Англией о заключении союзного договора. Договор был подписан 3 марта. А уже 5 марта Карл Юхан сообщал в письме Александру I о том, что начинает переброску войск в Померанию. В марте 1813 года Александр I предложил начать наступление на континенте, не теряя времени в Дании. Вскоре такое же решение под давлением Англии, установившей военные действия в Германии условием переговоров со Швецией, приняло шведское правительство. В 1813 году соединенные силы успешно наступали в Германии.

В 1813 году Балтийский гребной флот (более 70 канлодок, 2 бомбардирские лодки, фрегат «Амфитрида», 4 бомбардирских судна и др.) блокировал и обстреливал Данциг, помогая осаждавшим. Флотилией командовал капитан 1 ранга граф Гейден, а морскими силами распоряжался контр-адмирал Алексей Грейг. Гребной флот ушел из-за осенней погоды до сдачи крепости, но своими действиями он обеспечил победу. Корабельный флот действовал с англичанами при блокаде французских и голландских берегов и вернулся в Россию после падения Парижа.

Таким образом, значение Балтийского флота России оказалось значительно выше, чем полагали многие. Отвечая тем, кто недооценивал значение морской силы в войне с Наполеоном, Каллистов считал, что именно российский корабельный флот заставил Наполеона отказаться в 1812 году от использования на Балтике флота французского, несмотря на то что тот был велик по численности и составлен из кораблей новой постройки.

При этом Каллистов отмечал, что флот позволил России получить единственное, что она добилась в ходе наполеоновских войн, – Белостокскую область, которую она получила по Тильзитскому договору в обмен на занятые действиями морских сил Ионические острова и территории в Адриатическом море. А Норвегию Швеция получила от Дании по Кильскому договору, который был подписан в ночь на 3 января 1814 года.
Автор: Николай Скрицкий
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2014-04-11/14_baltic.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 2
  1. Мареман Василич 12 апреля 2014 11:38
    Нас всегда много кто недооценивал, только где они теперь. С другой стороны это и хорошо, чем больше сюрпризов врагу, тем приятнее себе. Жаль только то что подлости англосакской не усмотрели правители, может вместе и выкорчевали бы этот нарыв на теле человечества.
  2. Кислый 12 апреля 2014 14:00
    Автору следует отдать должное. На такую мизерную тему, как роль флота в войне 1812 года, написал такую объёмную статью. Ждём статью о роли флота в Кавказской войне. Уверен, что у автора получится. Хотя бы 2-3 абзаца из себя выдавит.
    1. Сергей С. 12 апреля 2014 17:20
      Причем автор не удосужился даже упомянуть о реальном вкладе балтийских моряков в победу над Наполеоном.
      А именно, в сражении при Кульме моряки Гвардейского экипажа (Санкт-Петербург, теперь проспект декабристов) в составе Гвардейской дивизии проявили былинную стойкость, за что экипаж получил Георгиевское знамя, и стал гвардейским в нашем сегодняшнем понимании.
      А до этого экипаж назывался Гвардейским из-за того, что к нему были приписаны царские яхты.

      Попытки сегодняшних авторов отвлечь внимание от народного подвига в советское время приводят вот к таким своеобразным результатам.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня