Челюскинская эпопея

Челюскинская эпопея

13 апреля 1934 г. была завершена операция по спасению челюскинцев в Арктике. Советские лётчики совершили невозможное. Они на легких самолетах добрались до лагеря попавшей в беду научной экспедиции под руководством О. Шмидта и, совершив 24 рейса, спасли людей. Вся страна следила за этой героической эпопеей и радовалась спасению полярников. Подвиг челюскинцев станет событием, которое сплотит народ. Историю о мужественных членах экспедиции, моряках и летчиках будут рассказывать в школах, а дети будут играть в игру «челюскинец».

16 апреля 1934 года вышло Постановление ЦИК СССР об учреждении звания Героя Советского Союза. Первыми Героями СССР стали летчики, которые участвовали в этой операции – Анатолий Ляпидевский, Сигизмунд Леваневский, Маврикий Слепнев, Николай Каманин, Василий Молоков, Иван Доронин и Михаил Водопьянов. Ляпидевский также был отмечен орденом Ленина и получил в 1939 году первую медаль «Золотая Звезда». Орденами Ленина были награждены и двое американских бортмехаников - Клайд Армстед и Уильям Левери, которые принимали участие в операции. Непосредственные участники зимовки в ледовом лагере были награждены орденами Красной Звезды.

Задача освоения Севера и экспедиция


Артика уже в первой половине XX столетия считалась лакомым куском, на который многие зарились. В 1920-е годы Москва объявила, что все земли, которые находятся в советском секторе Арктики, принадлежат Советскому Союзу. Несмотря на это Норвегия по-прежнему претендовала на землю Франца-Иосифа. Северный морской путь привлекал внимание великих держав, включая Германию.

В 1878-1879 гг. только парусно-паровое судно «Вега», под руководством шведского исследователя А.Э. Норденшельда, смогло одолеть этой сложнейший и опасный путь. Но с зимовкой. Зимовка лишала подобное путешествие практического смысла. До революции проблему освоения Северного пути решала Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана, которую учредили по инициативе капитана II ранга А.В. Колчака. Гидрографическая экспедиция базировалась во Владивостоке и в основном занималась исследованием восточной части Севморпути. Одновременно полярный исследователь В.А. Русанов изучал западную часть пути. Однако, Первая мировая война и революция не дали реализовать замыслы полярных исследователей.

После победы большевиков оба участка пути действовали самостоятельно друг от друга. Западный участок Северного морского пути, от Енисея до Белого моря, использовали для вывоза хлеба из Сибири в европейскую часть страны. С началом индустриализации по нему стали вывозить лес из Игарки, а затем никелевую руду Норильска и Талнаха. Освоение же Чукотки и Восточной Сибири потребовали организации регулярных рейсов из Владивостока.

В Москве были серьёзные планы по освоению Севера. По Северному морскому пути должны были двигаться караваны судов на Дальний Восток. Но для этого нужны были ледоколы, соответствующая инфраструктура – порты, населенные пункты и метео- и радиостанции. Стране нужен был путь, который свяжет европейскую часть России с Сибирью и Дальним Востоком. В 1932 году впервые за одну навигацию по Севморпути смог пробиться ледокол «Сибиряков» под командованием капитана Владимира Воронина. Начальником экспедиции был Отто Шмидт. Однако таких кораблей у СССР было мало. К тому же и «Сибиряков» получил значительные повреждения.

Необходимо было доказать возможность прохода через Севморпуть обычных судов, которые могли перевозить значительные грузы. Ледокольные суда возили в основном уголь, который был необходим им самим. 11 марта 1933 года на воду был спущен «усиленный для навигации во льдах» пароход «Лена» (он был предназначен для плавания между устьем Лены и Владивостоком), будущий «Челюскин». Его построили по советскому заказу в Дании. Судно имело водоизмещение 7,5 тысяч тонн. В Ленинград пароход прибыл 5 июня 1933 года. Там его переименовали в «Челюскин», в честь русского исследователя Севера XVIII столетия С. И. Челюскина.

Хотя судно не совершило ни одного испытательного плавания, в этом же году оно было отправлено в сложную экспедицию. 16 июля пароход вышел из Ленинграда и, обогнув Скандинавский полуостров, прибыл в Мурманск. 2 августа 1933 года, взяв на борт 112 человек, «Челюскин» вышел из Мурманска во Владивосток. Командиром парохода был опытный капитан В. И. Воронин, начальником экспедиции член-корреспондент АН СССР О. Ю. Шмидт. Собственно экипаж судна составлял 52 человека, члены экспедиции - 29 человек, остальные полярники и рабочие, которые направлялись на остров Врангеля. Костяк экипажа составляли 19 моряков и научных работников во главе с капитаном В. Ворониным и штурманом М. Марковым, которые участвовали в экспедиции «Сибирякова». Самым опытным полярником, не считая капитана Воронина, был радист Э. Кренкель (он был специалистом радиосвязи в арктических условиях). Кренкель уже зимовал на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа и участвовал в походе на ледоколе «Сибиряков». Кроме того, на борту судна было 9 женщин. В том числе беременная жена геодезиста В. Васильева, семья направлялась на остров Врангеля. Начальник зимовки на острове Врангеля П. Буйко также отправился с женой и маленькой дочерью.

Надо отметить, что работа на Севере тогда была столь же престижной и почётной, как в будущем космонавтика. Арктические достижения стали одной из героических страниц молодого советского государства. Подвиги и достижения полярников тогда не сходили со страниц газет и книг. Возвышенное и прагматичное сочетались в освоении Севера.

Одной из задач экспедиции была смена зимовщиков на острове Врангеля (его обитатели уже 4 года были без связи с Большой землёй). Также хотели закрепить опыт предыдущей экспедиции. Для проводки в тяжелых льдах экспедиции выделили ледокол «Красин». Кроме того, «Челюскину» придали для разведки самолет-амфибию Ш-2 с опытным пилотом М.С. Бабушкиным.

Математик Отто Юльевич Шмидт стал тем человеком, который смог сделать решающий вклад в развитие Северного пути. Блестящий математик, принявший активное участие в создании советской системы образования, Шмидт был основателем и главным редактором Большой Советской Энциклопедии. Учёный увлекался альпинизмом и должен был принять участие в Таджикско-Памирской экспедиции. Однако экспедиция не состоялась и Шмидту предложили принять участие в исследовании другого малоисследованного района – Земли Франца-Иосифа. Острова находились в пределах русских полярных владений. О правах на них Россия заявила ещё в 1916 году, и СССР через десять лет подтвердил заявку. Все известные и неизвестные земли между меридианами Берингова пролива — на востоке и полуострова Рыбачий — на западе были объявлены русскими (позднее советскими) владениями. Но для практического узаконивания этого объявления необходимо было начать хозяйственное освоение этих территорий.

В ходе экспедиции на Землю Франца-Иосифа в 1929 году Отто Шмидт, который имел полномочия правительственного комиссара, впервые в жизни получил полярный опыт. Это новое направление деятельности целиком захватило его. Через год Шмидт исследовал Северную Землю. Затем в качестве директора Всесоюзного арктического института Севера он на судне «Сибиряков» впервые в истории одолел Севморпуть без зимовки. Это был большой успех, который отметил лично Сталин. Было учреждено Главное управление Северного Морского пути (ГУ СМП). Шмидт возглавил его. Его задачей окончательно проложить путь и оборудовать его от Белого моря до Берингова пролива.

Переход через Карское море сопровождался несколькими событиями. «Челюскин», хоть и следовал за ледоколом, получил несколько небольших повреждений (потеря заклепок, вмятины и деформации шпангоутов и т. д.). Было уточнено расположение острова Уединение. 21 августа пришлось расстаться с «Красиным», ледокол должен был сопровождать суда, шедшие к Лене. Теперь экипаж мог рассчитывать только на себя.

Поначалу ледовая обстановка в целом благоприятствовала экспедиции, но при входе Восточно-Сибирское море ледовая обстановка ухудшилась. Капитан Воронин отметил в дневнике: «Как трудно идти среди льдов на слабом «Челюскине», к тому же плохо слушающемся руля…». Однако самые сложные испытания ждали экспедицию в Чукотском море, куда судно вошло в середине сентября. Воздушная разведка показала невозможность посещения острова Врангеля, путь был плотно закрыт тяжелыми льдами. К тому же вскоре судно оказалось зажатым льдами. 23 сентября судно было полностью блокировано. С берега к нему на собачьих упряжках пробрались чукчи. С ними было отправлено на Большую землю 8 человек – больных и тех, кому необходимо было вернуться домой до конца года.

«Челюскин» стал дрейфовать вместе со льдом. 4 ноября благодаря удачному дрейфу вместе со льдами судно вошло в Берингов пролив. До чистой воды оставалось три четверти мили. В этот же день ледорез «Литке» (флагман Северо-Восточной полярной экспедиции Наркомвода), который был рядом, предложил помощь. Однако руководство экспедиции, зная о повреждениях ледореза, экипаж которого еле успевал откачивать воду, отказалось. Вечером «Челюскин» поволокло обратно в Чукотское море. Через 10 дней судно было у мыса Хоп на Аляске. Тогда у «Литке» попросили о помощи. Моряки ледореза, которым самим в любую минуту грозила гибель, сделали всё возможное, и подошли к «Челюскину» на 25 км, но были остановлены непроходимым многолетним льдом – паком. Шмидт и Воронин, опасаясь гибели «Литке», отпустили ледорез.

Челюскинская эпопея


Зимовка и эвакуация

13 февраля 1934 года «Челюскин» был раздавлен льдами и затонул. Эвакуация прошла быстро и чётко, поэтому удалось выгрузить несколько тонн продовольствия, снаряжения, топлива и различных вещей, необходимых для выживания. При перекличке выяснилось, что погиб завхоз Б. Могилевич, его сбила бочка, покатившаяся по палубе, и он ушёл вместе с судном в ледяную пучину.

Москва придала спасению экипажа «Челюскина» большое значение. Уже через два дня после крушения судна была учреждена специальная комиссия, которую возглавил Валериан Куйбышев. Комиссия действовала сразу по нескольким направлениям. По железной дороге во Владивосток были отправлены разобранные дирижабли, их планировали перебросить на Чукотку морем. Из Ленинграда через Атлантику, Панамский канал и далее пошёл ледокол «Красин», экипаж которого имел большой опыт спасения людей на Севере. Однако основные надежды возлагали на авиацию.

В это время челюскинцы проходили суровую школу выживания. Люди не пали духом, они верили, что их спасут и делали всё, чтобы дождаться помощи. Первые дни были самые тяжелые. Но затем даже в Арктике наладили суровый быт. Из спасенных материалов соорудили барак, поселив туда до половины экипажа. Остальные жили в палатках. Построили камбуз и сигнальную вышку. Большие работы постоянно проводили на ледовом аэродроме. Его постоянно разрушали подвижки льда, приходилось проводить новые работы.

Берег располагался примерно в 150 км от лагеря, но Шмидт запретил пеший переход. Женщины и дети, да и многие мужчины, не смогли бы дойти до берега. Слишком много опасностей таил такой переход, особенно в условиях отсутствия нужного снаряжения. Недовольных жестко смирили. Шмидт прямо сказал, что откроет огонь. Ростки сомнений и паники надо было подавить в самом начале. Руководство экспедиции, по богатому опыту прежних полярных экспедиций, знало, что переход по дрейфующим льдам крайне опасен. Причём даже для хорошо подготовленных, имеющих продовольствие и специальное снаряжение людей. В их условиях такой переход грозил смертью многим, если не всем. Решили ждать помощи с материка.

Решение было правильным. На мысе Олюторка с кораблей выгрузили и собрали самолеты для полетов в лагерь челюскинцев. Оттуда они своим ходом добрались до селения Ванкарем. Уже 5 марта (около 3 недель после катастрофы) лётчик Анатолий Ляпидевский на тяжелом двухмоторном самолёте АНТ-4 (ТБ-1) вывез с льдины первую партию челюскинцев (десять женщин и двоих детей). Ляпидевский совершил настоящий подвиг. По его словам, посадочная площадка была маленькая – примерно 450 на 150 метров, а требовалось 650 метров на 150. Однако все обошлось. Полет Ляпидевского на тяжелом АТН-4 был единственным, затем использовали более легкие самолёты.

Следующий рейс смог прибыть только 7 апреля. Это был Слепнёв на американском моноплане «Флейстер». Самолёт при посадке был поврежден. За ним сели Василий Молоков, Николай Каманин на одномоторных советских самолетах Р-5. Советские машины не могли увезти много людей. Они строились как разведчики и легкие бомбардировщики. Молоков и Каманин забрали 5 человек (пятого – «лишнего», машиниста Мартисова запихали в парашютный ящик под фюзеляжем). Слепнёв остался ждать запасных частей.

В дальнейшем «воздушный мост работал безостановочно. За неделю советские летчики на легких самолетах вывезли всех. Летчики Василий Молоков, Николай Каманин, Михаил Водопьянов вывозили людей на одномоторных самолетах Р-5, а Иван Доронин - на «Юнкерсе» W-34. Шмидт хотел покинуть лагерь одним из последних, категорически отказываясь покинуть лагерь. Однако у него начала прогрессировать застарелая легочная болезнь, возникла угроза гибели руководителя экспедиции. Поэтому приказом из Москвы ему пришлось передать руководство своему заместителю Боброву. Шмидта вывезли на Аляску, чтобы как можно быстрее оказать врачебную помомщь.

13 апреля был сделан последний рейс. Последними лагерь покинули капитан Воронин, Бобров, радист Кренкель и комендант посадочной площадки Погосов. Всего было сделано 24 рейса. Молоков и Каманин, совершили по 9 рейсов (Молоков вывез 39 человек, Каманин — 34), Водопьянов - 3 рейса (эвакуировав 10 человек). Остальных спасли Слепнев и Доронин. Людей перевозили в чукотское становище Ванкарем, которое располагалось в 140—160 км от ледовой стоянки. Лётчик М. С. Бабушкин и бортмеханик Георгий Валавин 2 апреля самостоятельно отбыли с льдины в Ванкарем на самолёте Ш-2, который удалось спасти с утонувшего «Челюскина». Спасли всех.

Судьба челюскинцев, подвиг моряков, полярников и летчиков сделали единой всю страну. Сейчас в это трудно поверить, но с февраля по апрель 1934 года весь Советский Союз начинал день с вопроса, что происходит на льдине. Все жадно ловили информацию по радио, читали и перечитывали газеты. Возвращение челюскинцев стало триумфом всего СССР. Их путь из Владивостока в Москву буквально засыпали цветами. Все члены экспедиции и летчики стали настоящими героями и не сходили с передовиц газет и радиопередач. Советский народ ликовал. Это было ни с чем несравнимое, единение народа. Его победа. Высшей точкой ликования людей стал парад на Красной площади, когда челюскинцев привезли с вокзала по затопленным торжествующими людьми улицам столицы.

Практический опыт экспедиции не забыли и учли. Стали строить новые грузовые суда типа «Дежнев» и линейные ледоколы типа «Сталин». Кроме того, стала понятна необходимость создания отряда особой полярной авиации. Вскоре его создали. Одновременно возникла идея создания особой дрейфующей станции. В 1937 году такая станция появилась («Северный полюс»). Это была первая в мире полярная научно-исследовательская дрейфующая станция. В её создании приняли участие и челюскинцы.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 12
  1. svp67 13 апреля 2014 06:35
    Да ЛЕГЕНДАРНЫЕ времена, ЛЕГЕНДАРНЫЕ люди...Ну неужто мы хуже предков...
    1. svp67 13 апреля 2014 06:41
      ______________________
    2. avt 13 апреля 2014 09:53
      Цитата: svp67
      Да ЛЕГЕНДАРНЫЕ времена, ЛЕГЕНДАРНЫЕ люди...

      И ведь даже этот Подвиг , который ну вроде никак не вывернешь , млечино сваниды либероидные грязью пытались измазать .Помните как в 90е верещали - плыл де сзади пароход с зеками и их никто спасать не стал ? Вот же упыри !
      avt
      1. Сергей С. 13 апреля 2014 10:46
        ...Врали, что зеков американцы спасли...

        Сейчас такого разгула сволочи уже нет, но успокаиваться рано, пятая колонна гадить продолжает.
        События на Украине - подтверждение.
    3. RoTTor 13 апреля 2014 12:22
      Таки да! Не заметили?
  2. mamont5 13 апреля 2014 07:01
    Помню в детстве читал книгу Л.Хват "В дальних плаваниях и полетах"
    Автор журналист, участник всех тогдашних экспедиций: Спасение "челюскинцев", Дальние перелеты экипажей Чкалова и Громова, Станция Северный полюс 1 и др. Очень интересно.
  3. ЗУ-23 13 апреля 2014 09:41
    Да, действительно герои. Считай шансы были не велики самим то выжить, а они ещё и людей спасли.
  4. parus2nik 13 апреля 2014 11:04
    Были люди,были подвиги..артист который играет Саню в фильме "Два капитана" вспоминает, как-то ко мне подошёл лётчик, и сказал,что благодаря этому фильму и главному герою,пошёл в полярные лётчики..
    parus2nik
  5. RoTTor 13 апреля 2014 12:26
    Великая страна - великие дела. Кто не понял - наша Родина СССР!
    1. densh 13 апреля 2014 12:52
      Цитата: RoTTor
      Великая страна - великие дела.

      Самое главное-великие Люди.И ничего ведь не боялись-и работа в глухих,опасных местах ,дальние экспедиции.И не ради денег или орденов-ради Родины.Низкий поклон!
  6. krokodil_gena71 13 апреля 2014 14:04
    ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ, ВЕЛИКИЕ СВЕРШЕНИЯ. Ну хотя бы в наше время вспомнили про Север. И учения, и восстановление, и разработка. А то только Норильский Никель своими судами бороздил его просторы. Но у "НН" была выгода, им не до освоения.
    krokodil_gena71
  7. Artem1967 14 апреля 2014 09:57
    Спасли всех.

    Это главное! Люди верили и их не подвели. Велико практическое значение экспедиции. Во многом благодаря этому опыту в 1942 году по Севморпути с Тихоокеанского на Северный флот были переброшены боевые корабли в одну навигацию.
    Один вопрос неясен. Судя по карте, "Челюскин" в Карском море (там ледовая обстановка была нормальная) выписывал замысловатые петли, теряя драгоценное время навигации. Нужно ли было это делать? Ведь главную цель - пройти Севморпутем из Мурманска во Владивосток - никто не отменял, а потеря времени резко снижала шансы на успех предприятия.
    Artem1967

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня