Людские потери как интегрирующий показатель защищённости


Жизнь — это высшая ценность, которой подчинены все прочие ценности.
А. Эйнштейн



Пролог

Согласно данным Еврокомиссии, человеческая жизнь в среднем оценена в 3 млн. евро. Наибольшую ценность представляет жизнь ребенка мужского пола — вырастая, маленький человечек сможет произвести большое количество материальных благ, необходимых для воспроизводства следующих поколений. Разумеется, число 3 млн. условно. Человеческая жизнь не является рыночным товаром, и представление о её стоимости необходимо лишь при расчете сумм страховых компенсаций и при оценке необходимости принятия дополнительных мер по обеспечению безопасности.

К сожалению, жизнь не является бесценной: вся наша история — это череда сплошных войн. И все же, каждый солдат и моряк, отправляющийся к далеким берегам, верит, что ему повезет и он сможет вернуться домой живым.

Наибольший интерес представляет защищенность боевых кораблей — мест массового скопления людей, где на ограниченном пространстве сосредоточено большое количество горючих и взрывоопасных веществ, перемеженных критически важным оборудованием. Выход его из строя может стать причиной гибели всего экипажа.

В унисон с требованием о сохранении человеческих жизней звучит проблема защищенности самого корабля: ведь там, где смогло уцелеть хрупкое человеческое тело, сохранятся все дорогостоящие приборы и механизмы. Как следствие — радикальное снижение стоимости последующего ремонта и повышение боевой устойчивости корабля. Даже получив серьезные боевые повреждения, он сможет продолжить выполнение поставленной задачи. В зависимости от обстановки, это спасет еще большее число человеческих жизней и, возможно, обеспечит победу в войне.

Цусимский феномен

По данным корабельного инженера В.П. Костенко, эскадренный броненосец «Орел» получил во время боя 150 попаданий японскими снарядами разных калибров. Здесь стоит учесть, что инженер Костенко (автор замечательных воспоминаний "На «Орле» в Цусиме") вряд ли имел возможность за одну ночь перед сдачей броненосца тщательно осмотреть каждый отсек — его данные, по большей части, записаны в плену со слов других членов экипажа. В результате в мемуарах Костенко фигурирует ряд ужасных сцен, описывающих результаты попаданий в различные части корабля, но отсутствует точная схема повреждений с указанием мест попадания каждого из 150 упомянутых снарядов.

Людские потери как интегрирующий показатель защищённости


Зарубежные источники дают более реалистичные оценки повреждений. Так непосредственный участник Цусимского боя, британский офицер Уильям Пэкинхэм (находился наблюдателем на борту броненосца «Асахи»), позже насчитал 76 попаданий в «Орел», в т.ч. пять попаданий 12-дюймовыми снарядами; одиннадцать 8- и 10 дюймовыми снарядами; тридцать девять попаданий 6-дюймовыми снарядами и 21 попадание снарядами малого калибра. По этим данным и сделанным фотографиям был позже составлен атлас повреждений «Орла» для британских ВМС.

Мир был впечатлен результатами Цусимского боя — одного из крупнейшего морских сражений эпохи брони и пара. На практике была подтверждена правильность (или ошибочность) тех или иных концепций и технических решений. Особенно поражал «Орел» — единственный из пяти новейших ЭБРов 2-ой Тихоокеанской эскадры, сумевший пережить разгром. Подобные «раритеты» еще никогда не попадали в руки военно-морских специалистов. «Орел» стал уникальным экспонатом, вживую продемонстрировавшим колоссальную живучесть крупных бронированных кораблей, предвестников эры дредноутов.



Три часа под ураганным огнем! На корабле не осталось живого места.


На спардеке и на надводных палубах образовался хаос из обломков стали, сорванных легких переборок и разбитых предметов оборудования. Межпалубные трапы почти всюду были снесены, так как их сметало и скручивало взрывами фугасных снарядов. Для сообщения между палубами приходилось пользоваться образовавшимися в палубах пробоинами, спуская в них тросовые концы и заранее приготовленные стремянки.


А вот ужасные свидетельства о «встречах» со 113-кг «болванками», летевших на двух скоростях звука:

8-дюймовый снаряд ударил в броню выше орудийного порта кормового каземата. Его осколки разбили крышку порта, а броня в месте удара моментально раскалилась и расплавилась, образовав стальные сосульки.

В кормовом каземате по левому борту взрывом 8-дюймового снаряда, влетевшего в полупортик и разорвавшегося при ударе в тумбу орудия, выброшено из станины переднее орудие. Вся при слуга орудия выведена из строя, а командир каземата прапорщик Калмыков исчез бесследно. Видимо, его выкинуло за борт через орудийный порт.




Еще больший ущерб причиняли 12-дюймовые японские «чемоданы» с шимозой (масса снаряда — 386 кг).

12-дюймовый снаряд попал в передний угол казематной брони левого борта, разворотил тонкую обшивку и проделал громадную брешь в кают-компании вровень с батарейной палубой. Но броня каземата толщиной 3 дюйма и 2-дюймовая палуба выдержали взрыв без повреждений.


Еще один удар!

От сотрясения слетели все закрепленные на переборках предметы, а инструменты вылетели из шкафов и рассыпались по палубе. Находившийся в мастерской человек дважды перекувырнулся через голову.


Два 12-дюймовых снаряда попали в носовой отсек на батарейной палубе, где помещалась кают-компания кондукторов. Был вырван весь правый передний клюз, он со всеми креплениями вывалился за борт.


(Проверить данную информацию затруднительно — возможно описанные повреждения были вызваны попаданиями 8-ми или 10-дюймовых снарядов).

Несмотря на столь яростный огонь, броненосец продолжал вести бой с полным напряжением сил. Разрушения на спардеке никак не сказывались на работоспособности машин, котлов и рулевых устройств. ЭБР в полной мере сохранил ход и управляемость. Отсутствовали серьезные повреждения в подводной части: был сведен до минимума риск опрокидывания в связи с потерей остойчивости. По-прежнему действовало правое орудие носовой башни ГК, используя ручную подачу боезапаса. По правому борту действовала одна из 6-дюймовых башен, еще одна кормовая 6-дюймовая башня левого борта сохранила ограниченную функциональность.



И все же «Орел» не был бессмертным героем.

К концу дня он практически полностью исчерпал свои возможности к сопротивлению: броневые плиты были расшатаны многочисленными попаданиями снарядов. Вся корма была охвачена пламенем: от сильного нагрева деформировались переборки, густой дым застилал ют броненосца, заставив прислугу орудий покинуть кормовую башню ГК. К тому времени кормовая башня полностью расстреляла свой боекомплект, а стекла приборов управления огнем были закопчены настолько, что система вышла из строя. В нижних помещениях возникло сильное задымление, затруднившее работу машинной команды. По палубам «гуляло» 300 тонн воды, скопившейся там во время тушения пожаров.

Второй такой бой ЭБР выдержать уже не мог. Но он по-прежнему держал курс на Владивосток, уверенно двигаясь своим ходом! Потери среди его экипажа составляли 25 человек убитыми...

Всего 25 человек? Но каким образом? Ведь «Орел» был буквально изрешечен вражескими снарядами!

В предсмертных мученьях трепещут тела,
Гром пушек, и шум, и стенанья,
И судно охвачено морем огня,
Настали минуты прощанья.

Такие отчаянные картины морского боя рисует воображение при звучании песни «Варяг»! Как это соответствует истории с избитым «Орлом»?

Никак не соответствует. «Орел» — броненосец, «Варяг» — бронепалубный крейсер, на котором палубная команда и канониры работали на открытой палубе под огнем противника (кстати, в том бою при Чемульпо безвозвратные потери «Варяга» составили 37 человек. Менее чем за один час и при гораздо меньшей плотности вражеского огня).

25 ЧЕЛОВЕК... Немыслимо!

Какова была численность экипажа броненосца?

На борту «Орла» находилось порядка 900 моряков. Таким образом безвозвратные потери составляли менее 3% от численности экипажа! И это при тогдашнем уровне развития медицины. В наши дни многие из тех 25-ти несчастных наверняка могли быть спасены.

А каково было число раненых? В. Кофман называет в своей монографии число 98 человек, получивших ранения различной степени тяжести.

Несмотря на десятки попаданий и жестокие повреждения броненосца, основная часть команды ЭБР «Орел» отделалась после боя сильным испугом. Причина понятна: они находились ПОД ЗАЩИТОЙ БРОНИ.

...благодаря работе трюмно-пожарного дивизиона, которым командовал мичман Карпов. Он укрывал людей под броневой палубой, а сам выбегал на разведку и вызывал дивизион только при серьезных пожарах.


Мичман Карпов все делал верно. Людям незачем лишний раз высовываться из-под брони. Риск — благородное дело, но только не в морском бою, где идет «обмен» сверхзвуковыми болванками массой в несколько центнеров.

Почему же тогда погибли остальные систершипы «Орла»?



ЭБР «Князь Суворов»: из его экипажа не спасся ни один человек (кроме штаба эскадры; старшие офицеры заранее покинули пылающий броненосец и перебрались на миноносец "Буйный").
ЭБР «Александр III»: погиб вместе со своим экипажем.
ЭБР «Бородино»: из 866 человек его команды был поднят из воды всего один матрос — марсовый Семён Ющин.

Ответ прост — эти корабли получили еще больше попаданий японскими снарядами (оценочно — более 200). В результате они полностью утратили остойчивость, опрокинулись и затонули. Впрочем, истерзанный взрывчаткой «Князь Суворов» упрямо не хотел тонуть и до последнего отбивался из кормовой трехдюймовки. Японцам пришлось всадить в него еще четыре торпеды, вызвавшие критические разрушения в подводной части броненосца.

Как показала практика морских сражений первой половины ХХ века, в тот момент, когда бронированный монстр в изнеможении ложился на борт, а помещения на его верхних палубах превращались в сплошные руины, как правило, 2/3 команды все еще были живы и здоровы. Броневая защита до конца выполняла свое предназначение.

Большая часть моряков из экипажей потопленных броненосцев не погибла под градом японских снарядов. Герои утонули в холодных волнах Цусимского пролива, когда их корабли ушли на дно.

Другие русские броненосцы, уцелевшие в Цусимском разгроме, подверглись меньшему огневому воздействию со стороны противника, но также продемонстрировали удивительную защищенность:

Старый ЭБР «Император Николай I» (1891 г.): пятеро погибших, 35 раненых (из экипажа 600+ человек!).
ЭБР «Сисой Великий» (1896 г.): 13 погибших, 53 раненых.
Маленький броненосец «Генерал-адмирал Апраксин» (1899 г.): 2 погибших, 10 раненых.


Флагман адмирала Того броненосец "Микаса", Йокосука.





"Микаса", батарейная палуба с 3'' орудиями

Эти выводы в точности подтверждаются данными противоположной стороны. Японцы честно признались, что их флагманский броненосец «Микаса» был нещадно избит в Цусимском бою — в него попало 40 русских снарядов, в т.ч. десять 12-дюймовых болванок. Разумеется, этого оказалось слишком мало, чтобы потопить столь мощный корабль. Безвозвратные потери экипажа «Микасы» составили 8 человек. Еще 105 моряков получили ранения.

Защищенность этих монстров просто поражает воображение.

Герои нашего времени

Пролетело столетие. Каких же высот добились кораблестроители в наши дни? Новейшие технологии позволили превратить корабли в непотопляемые крепости, чьей защищенности могут позавидовать герои былых эпох!



Эсминец с управляемым ракетным оружием «Шеффилд». Выгорел и затонул от застрявшей в нем неразорвавшейся ракеты. Жертвами огня стали 20 человек (при численности экипажа 287 чел. и наличии современных средств пожаротушения и индивидуальной защиты — жаропрочных костюмов из материала Nomex).



Фрегат с управляемым ракетным оружием «Старк». Подвергся атаке двух малогабаритных ПКР, одна из которых не взорвалась. Ракеты «прошили» жестяной борт фрегата и с триумфом влетели в кубрик личного состава. Результат — 37 погибших, 31 раненый. Моряки броненосца «Орел» были бы сильно удивлены таким положением вещей.

Если все вышеперечисленные гробы как-то оправдывались несовершенством своей конструкции (синтетическая отделка помещений, надстройка из алюминиево-магниевых сплавов), то наш следующий герой изо всех сил храбрился своей наилучшей защищенностью среди всех современных кораблей. Основной конструкционный материал корпуса и надстройки — сталь. Локальное бронирование с использованием 130 тонн кевлара. Алюминиевые «броневые» плиты толщиной 25 мм, прикрывающие погреба боезапаса и боевой информационный центр эсминца. Автоматизированные системы борьбы за живучесть, защита от оружия массового поражения... Не корабль, а сказка!



Реальную защищенность эсминцев типа «Орли Берк» продемонстрировал инцидент с эсминцем «Коул». Пара арабских оборванцев на фелюге стоимостью $300 запросто вывели из строя новейший суперкорабль стоимостью $1,5 миллиарда. Близкий НАДВОДНЫЙ взрыв 200 кг взрывчатки разнес машинное отделение, в одночасье превратив эсминец в неподвижную мишень. Взрывная волна буквально «прожгла» Коул по диагонали, уничтожив на своем пути все механизмы и помещения личного состава. Эсминец полностью утратил боеспособность, жертвами атаки стали 17 американских моряков. Еще 39 были срочно эвакуированы в военный госпиталь в Германии. Единственный взрыв вывел из строя 1/6 часть команды!

Вот таких «высот» добились современные корабелы, превратив свои шедевры в братские могилы. В случае первого же огневого контакта с противником эти жутко дорогие, но хлипкие кораблики гарантированно унесут на дно большую часть своего экипажа.

Эпилог

Дискуссия о необходимости брони уже неоднократно поднималась на страницах "Военного обозрения". Позволю себе процитировать лишь три общих тезиса:

1. В наши дни не требуется установка слишком толстой брони, что применялась на броненосцах и дредноутах в начале ХХ века. Наиболее распространенные из современных противокорабельных средств (Экзосет, Гарпун) имеют ничтожную бронепробиваемость по сравнению с крупнокалиберными снарядами времен Русско-японской войны.

2. Путём дополнительных затрат возможно создание противокорабельного оружия, способного преодолеть любую броню. Но размеры и стоимость такого оружия негативно скажутся на его массовости — сократится число ракет и число их возможных носителей, уменьшится их количество в одном залпе. Что значительно облегчит жизнь зенитчикам корабля, повысив их шансы отбиться с использованием активных средств самообороны.

3. Пробитие брони еще не гарантирует успеха. Система изолированных отсеков с броневыми переборками, дублирование и рассредоточение оборудования вкупе с современными системами борьбы за живучесть помогут избежать одновременного выхода из строя всех важных систем. Тем самым сохранив боеспособность корабля в полном или частичном объеме.

И конечно же, броня сохранит человеческие жизни. Которые бесценны.

По материалам:
«На "Орле" в Цусиме», В.П. Костенко.
«Цусима: анализ против фактов», В. Кофман.
http://tsushima.su
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

95 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти